Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » are you shivering?


are you shivering?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/0f/2/636847.jpg

*
AMONG MY PEOPLE

asha
ONLY THE DEAD
theon

HAVE HUMAN FACES

*

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/0f/2/639843.jpg

+5

2

Здесь, в Пайке, что от войны его отделяло?

Крики чаек, шум пристани, тень маяка. Тишина — совсем как та, что однажды ему удалось услышать в клинике Болтонов: засыхающая на губах пациента после лоботомии. Лоботомия их успокаивала, говорил Русе, делала мягкими, будто червивое яблоко, только бессмысленность торчала из глаза вылезшей нитками — Теону тогда очень захотелось дёрнуть. Или поджечь. Смех злел в горле.

Всё внутри злело.

Здесь, в тишине, злеет громче — Теон забавляется, то открывая, то укрывая угли ладонью. Угли оставались серыми. В углях завелись черви — Робб оттолкнул его, оттолкнул отец.

У него не было дома.

— Ну? Чего тебе? — Теон поднимает голову. — Долго будешь стоять?

Аша — как всегда — будто рубанок топора. Тоже серая. Заветрилась, словно выброшенная беднякам краюха хлеба — Теон не помнит, всегда ли была в ней эта усталость. Усталость так просто спутать с гневом, что ему кажется, будто он возвращается в тот же отряд. На волосах — земля из окопа и шум сирены: может быть, эту пыль, что приносит сюда ветер с моря, давно носит по миру, а они на Севере только узнали об этом (они; на Севере; совсем, конечно, отвык от дома).

— Посмеяться пришла? — голос не такой, как он задумывал: обиженный, как у ребёнка, которым его с Пайка забрали. Вы совсем не скучали, пока меня не было?

Почему ты не радуешься моему возвращению?

Когда-то Теон мог сказать, о чём она думает, и не проспорить — у Аши всё выступало на лице некрасивыми пятнами. Следами от оспин. Достаточно было только протянуть руку: гнев, восторг, интерес — всё липло к пальцам, выходил, будто измазанный в перьях и саже. Зато никаких секретов у них друг от друга не оставалось — Аша тоже самое говорила о нём: у тебя, Теон, такое лицо, что всегда ясно, когда кухарка пересолила бульон.

Столько лет прошло, что уже и не вспомнить, какой её гнев на ощупь. Не спутать со смехом и гордостью. Теон выдавливает улыбку — получается росчерк, тот же удар топора, только поперёк лица.

Получается не очень.

— Или за ответом?

Там, на Севере, Грейджоем быть проще: достаточно рассказать байку про морских жён и жестокость набегов — Арья закатывала глаза, Бран сдержанно отворачивался, леди Кейтилин уводила его за руку в сторону — не пугай детей. Здесь нужно платить железную цену — железной ценой оказался Робб; Теон этого не хотел. Лучше было бы остаться в лагере — сделать вид, что выбора нет: он остаётся пленником Старков, дом — неопрятный обрезок воспоминаний.

Лучше бы отца не было. Лучше бы Аша здесь не стояла.

Может быть, наоборот — отец оттолкнул его, Робб оттолкнул, но Робб оттолкнул первым. Резать спящего — трусость, конечно. Резать спящего и самому больно.

— Сомневаешься в моей смелости?[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/e6/8d/2/277405.jpg[/icon]

Отредактировано Theon Greyjoy (2021-02-07 01:21:10)

+6

3

Сон жадно вгрызается в воспоминания, вываливает сентиментальную требуху, прокручивает ножичек по часовой стрелке и обратно — и просыпается Аша с ватной злобой. У него, наверное, и зубы ещё выпадают, а тело не привыкло ни к морской качке, ни к автомобильной тряске — не пришить ни здесь, ни там — а гонора хватит на весь Пайк. Злоба нерешительная, будто родился не здесь, а в мягкой земле, что они с тобой сделали на суше, Теон?

Сейчас он окликнет её, и придётся в сотый раз поверить, что теперь это всё — Теон, его голос, манеры; она никак его себе не представляла, потому что однажды Бейлон сказал «представь, что он просто умер», что-то внутри противилось, но недолго, и Аша представила. Перед ней стоит человек, потерявший десять лет жизни, его вины в этом, наверное, нет. С отцовским презрением слиться всегда было просто — чтобы вырасти, пришлось много чего у него украсть — с самого утра она пытается счистить его, чтобы понять, что сама думает.

— Ребёнок в утробе покоя не даёт, — Аша довольно ухмыляется, выгибаясь в спине и оглаживая руками живот.

Дурак дураком. Бейлон такому Пайк не отдаст — да и сам Пайк не отдастся. И пахнет от него ничем — ничем знакомым — слепое пятно на суше. Куда такому королём? Даже принцем не остался. Хочется поддеть чем-нибудь и разглядеть, насколько внутри рыхло. Тем, кто не переварит даже рыбной похлёбки, и восьми кораблей много.

— На тебя поглядеть. Может, на Севере кровь важнее всего, но здесь не так.

Аша говорит тихо, будто ветер может поднять слова и унести не в те уши.

— Бейлону нет дела до твоих баек, и никогда не было. Или ты забыл, какие здесь порядки? Справишься на Каменном береге — отец, глядишь, и начнёт проникаться. Но ты сильно не надейся.

Аша говорит себе то же самое каждый день.

— Восемь кораблей это на восемь больше, чем заслуживает тот, кто не вёл за собой ни одного. Гордость утопи где-нибудь по пути, мой тебе совет.

+5

4

Теон и не помнит уже: наверное, злоба была когда-то другой. Десять лет назад он забыл забрать её вместе с собой — тогда было не до сборов: набивай карманы, чем можешь — он выбрал воспоминания. Так торопился, что не заметил дырке в кармане — они рассыпались по дороге.

Теон потом долго искал. Белые камни в зелёной траве, чаячьи крики, корабельная тряска. Долго искал, но ничего не нашлось — снег украл всё.

Ничего не осталось.

— Если здесь корабли доверяют беременным женщинам, — сплёвывает Теон, — значит, дела идут совсем плохо. Думаешь, обойти тебя будет так сложно?

На севере снег жрёт даже железо — злоба родилась ржавой и бесполезной. Бесплодной. Вместо улыбки по лицу ползёт маленькая медянка — обыкновенный ужик: Кейтилин такая не нравилась, но Аша и десять лет назад шла на змей с голыми руками. Подбрасывала Теону под подушку сброшенную чешую: он пугался — она смеялась. Злобы и тогда не было. Теон родился со страхом в левом глазу, и он страха этого не избавился.

— Каменный берег, — он поднимается, брезгливо отряхиваясь от пыли. Брезгливое выражение как зацепилось, так и не отдерёшь — пусть Аша видит, что ему всё равно. Снег по дороге растаял — превратился в гнилую воду: Теон боится, что она будет смеяться над ним, и она смеётся. — Кому он сдался? Если хотите атаковать Старков, нужно брать Винтерфелл.

Теон не меняется в лице, представляя реакцию Робба: если север и учит чему-то, то терпеть боль. Змеи умеют сбрасывать кожу — ему тоже пора. Вырасти в глазах Аши из десятилетнего мальчика в кого-то другого. Теон и не помнит уже, почему это важно.

Когда-то ей не нужно было ничего доказывать. Тогда они были вдвоём против братьев. Против Бейлона.

— Я возьму это на себя, если вы все испугались, — Теон подходит вплотную, клонит голову набок. Ищет на её лице следы улыбки, и не находит. — Тогда отец поймёт, что зря оттолкнул меня. [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/e6/8d/2/277405.jpg[/icon]

+5

5

Размяк. Море капризное и злое, его нельзя ни подчинить, ни задобрить — укротить можно, наверное, но ненадолго; а что нужно для того, чтобы выжить на суше? Твёрдо стоять двумя ногами. Теон, конечно, всё правильно сделал: приноровился к Старкам, северным обычаям, даже пахнет как-то неестественно, но ошибся он в одном — вернулся зря.

— Не обидишься, что тебя обгонит беременная?

Она уже это видела, и не так давно, кстати — всего лет десять назад: острова затягивает гордыней и яростью, будто на карте не нищий бесплодный кусок земли, одни братья умирают, других отдают в знак того, что подобное не повторится, дочки становятся наследниками. На севере Теон должен был понять хотя бы это. У мужчин плохая память.

— И как ты удержишь Винтерфелл? Запачкаться ты боишься, а смотреть в глаза бывшим друзьям, выходит, нет?

Аша щурится, качает головой: не думаю.

— Отцу никогда не были нужны красивые жесты. Ему нужна только покорность.

Глядя на корабль, безразлично тянущий Теона к волкам, Аша хотела спросить у отца: будь я мальчиком, ты бы отправил меня? Просили бы этого Старки? Но Бейлон уже тогда смотрел на неё по-другому — не пойми она этого сразу и не заткни рот ещё до того, как в него спустилась мысль, сейчас бы вообще здесь не стояла.

Хорошо было в детстве, пока ты никому не нужен, пока ты не старший и не единственный, можно быть собой и ничем кроме себя — Теон подходит всё ближе, наверное, чтобы Аша получше разглядела, что он из себя строит. Сложно винить его за желание угодить отцу — Аша такая же или была такой, пока не стала той, кем нужно, теперь уже хуй разберёшь.

+6


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » are you shivering?