POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » banana pancakes


banana pancakes

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Alt & Johnny
— мне кофе чёрный как моя душа
— сейчас будет клубничный фраппучино

"Лучшее за всю историю любовной лирики!"
— Э. Л. Джеймс

https://i.imgur.com/6EQj54I.jpg

Отредактировано Johnny Silverhand (2021-01-28 03:46:17)

+3

2

Детка, ёбни мне капучино и побыстрее.
Музыка здесь какая-то приторная, интерьер и атмосфера вызывают желание выбежать поскорее, лишь бы только не блевануть радугой прямо в очереди к кассе. Таких мест по городу – хоть жопой жуй, но он каждый раз прётся именно сюда, потому что потому.
И, конечно же, он бы никогда не, если бы только не одно весомое но.
Бариста здесь такая, что отвал всего и сразу, а стояком можно голову прошибить к чертям. Хочется сказать что-то совсем иное, вместе с наличкой протянуть номер телефона, но каждый раз в мозгу сбоит всё нахер.
Переминается с ноги на ногу и посматривает на часы на экране телефона с таким видом, будто бы в следующую секунду ему нужно быть где-то вообще в другом месте, подписывать новый контракт и голышом купаться в баснословном бабле.
После него ещё целая очередь таких же сонных морд, которые торопятся по своим скучным делам. Пока девчонка принимается за выполнение заказа, он переключает внимание на до тошноты счастливых ванильных девах на постерах, улыбающихся кружкам с кофе так одухотворённо, что хочется пойти и спросить того умника, который этот фотосет замутил, не дрочит ли он в ночи на котят.
Взгляд скользит по уютным диванчикам, по надутым пухом подушкам, возвращается куда-то по ту сторону кассы, останавливается на аппетитном силуэте той, чей бейджик приветливо сдаёт её имя всем извращенцам округи.
Постукивает пальцами по деревянной поверхности стойки, а хотелось бы, конечно, по упругой заднице Альт.
Хороша чертовка, онбывдул.

+3

3

Ебнуть ему стоило все-таки по лицу.
Можно даже тем самым капучино, который заказывает который день к ряду. Приходит, расточая феромоны своей охуенности (абсолютно субъективной и по его же мнению), смотрит на все так, словно биг босс мироздания и каждой встречной задницы. Требует кофе - не просит, как все адекватные люди - и явно не находится в поисках такого слова, как «уважение». Альт в этот имидж бэд боя не верит ни капельки: кофейня посредственная, в ТЦ, который даже под тремя косяками не сойдет за какой-нибудь глянцевый бизнес-центр. Да и футболка не от Армани, небось кроме картонки в палатке ноги ничего и не видывали.
- Заказали? Очередь не задерживаем, я Вас позову, - Альт огрызается уже по привычке.
По привычке путает заказы его и какой-то пафосной барышни, заливает дно стаканчика клубничным сиропом вместо суровой маскулинной прогорклости кофейных зерен, рисует крошечный хуй молоком вместо расползающегося сердечка. Пока не плюет. Все последствия его вовсе не джентельменских повадок имеют место быть на следующий день.
- Дженни? Джеки? Джо? - маркер повисает в паре сантиметров от будущей надписи, повторяться в неправильности его имени Альт не хочется, но чем больше тот появляется на пороге кофейни, тем меньше вариантов остается свободных. Пусть будет Jehnny сегодня.
Стаканчик приземляется на стойку с готовыми заказами, Альт расплывается в широчайшей улыбке всего человечества и, глядя на карточку постоянного покупателя, нехотя протягивает самый черствый макарон из всех.
- С десятым кофе бесплатно. Новую карточку давать или найдете место поприличнее? - Альт смотрит на помятую футболку, брови уползают в немом удивлении при виде мордашек всех из BTS. - So I'ma light it up like dynamite?
Радио выжигает некоторые песни прямо в мозгу.

+3

4

Подождут.
И не думает двигаться с места, спиной чувствует общее возмущение толпы где-то вне поля зрения. Они прекрасно всё слышат, а он и не пытается говорить тише.
Потому что и правда подождут, слова не скажут, так как у большинства яиц хватает только для того, чтобы потом за глаза покрыть его дерьмом перед друзьями и коллегами, но никак не выступить в открытую со своим недовольством.
Протянутое печенье нисколько не заинтересовывает. Бросает его тут же в мусорное ведро с уже приличной кучей пластиковых стаканчиков для этого не то чтобы очень раннего утра.
Чужое раздражение в голосе не остаётся без внимания. Собственное желание продлить короткий контакт любым способом никуда не исчезает.
С десятым кофе возьму тебя бесплатно. — взгляд прослеживает чужое удивление касательно футболки, бровь приподнимается. — А что, нравится? Отдать? — пальцы цепляют край легко, тянут футболку прочь, оставляют на стойке. Кто-то из толпы грозится позвать охрану. Максимально похуй.
Стаканчик с кофе уже стоит на стойке, он отсюда чувствует приторный запах сиропа. Слова не скажет по этому поводу, конечно, потому что смысл же совсем не в этом.

+3

5

- Дети в Африке голодают, вообще-то, - печенька улетает в мусорку быстрее, чем терпение любого из здесь собравшихся.
Альт смотрит на очередь с немой надеждой - добровольцев на отметеливание почек раздражающей личности не находится ни сейчас, ни через пару секунд. Она почти готова вызваться самостоятельно, но работа главным приоритетом повисает в воздухе: хозяйка квартиры недвусмысленно намекает каждый месяц, что плата за аренду будет расти.
Вымученный вздох теряется вместе с выпуском пара кофемашины.
- Почту за честь. Поехали к тебе или, - Альт театрально задумывается, - например, никогда?
Улыбается стоящему сбоку клиенту максимально доброжелательно и сразу же отправляет Джонни взгляд, полный ненависти. Футболка оказывается на стойке слишком быстро, чтобы успеть остановить ненормального - Альт проводит тканью по всей длине столешницы, вытирая крошки и мелкую грязь, и старается скрыть заинтересованность к оголенному торсу.
- Никто из твоего гарема не согласился сегодня, и ты пришел посамоутверждаться? - Альт их не считает. Считает. Невольно (намеренно) каждый раз подмечает очередное новое лицо, закатывая глаза. И невольно (действительно невольно) раздражаясь от их количества. Как будто ее ебет.
Почему он вообще их сюда водит?

Отредактировано Alt (2021-01-19 20:08:09)

+3

6

Это дерьмо и они жрать бы не стали. — пожимает плечами и бросает взгляд на стоящего сразу за ним следующего клиента. Выражение лица у чувака максимально отрешённое, с ноткой того недовольства, которое вроде бы считывается, но недостаточно. Чтобы не доебались.
Серьёзно, чувак, ну ты бы тоже не стал травиться этой сранью. — тот только плечами пожимает, мол, не надо у него ничего спрашивать, он тут не при чём и просто хочет свой заказ получить когда-нибудь. Не в этой жизни.
Стрёмно жить, пожалуй, если у тебя по жизни язык где-то в заднице застрял. Ни мнение высказать, ни заказ получить не выйдет, потому что боишься и слово сказать, чтобы кто чего не подумал. Пиздец самый настоящий, а потом ещё жалуются на то, что их жизнь имеет во все дыры.
А, тебе дело есть до того, прихожу я один или нет. — деваха палится безбожно, когда заводит эту тему, и самодовольная усмешка вырывается сама собой. Замечает, наблюдает и подсчитывает каждый раз? А потом ещё в недотрогу играет. Серьёзно?
Знаешь, что? Я, пожалуй, напишу на тебя жалобу в отзыве. — делает паузу, внимательно считывая реакцию на чужом лице напротив. — Отмечу, что ты и заказы запомнить не в состоянии, и просроченным печеньем накормить пытаешься. Как думаешь, понравится это твоему управляющему?
Долгая пауза в ожидании чужой реакции.
Или ты перестанешь сучиться, извинишься и дашь мне свой номер. Тогда я обо всём просто забуду.

+3

7

Альт возмущенно надувается: мало того, что стоит полуголый посреди кофейни и распугивает каждого заходящего, так и маркетолог из него на троечку. Макароны рискуют остаться на блюдечке черствыми и некупленными, зарплата - без премии, и ее это абсолютно не устраивает.
- Если я дам тебе номер, ты оденешься? - Альт расправляет футболку и скептически осматривает многочисленные складки на ткани. Одна - прямо посреди лица Юнги Мина. - А ты бы сошел за одного из них, если бы был моложе. И имел бы какое-нибудь чувство стиля.
Менеджер вряд ли ее уволит, даже если Джонни пожалуется. Сделает выговор, впаяет штраф, погрозит пальцем и попросит себя больше так не вести, но дать номер Альт хотелось еще с первой встречи. И даже несмотря на гарем. Есть что-то в нем притягательное, что заставляет ее следить краем глаза за каждым движением и прокручивать в голове выдуманные диалоги. И по-хорошему стоило написать номер на салфетке еще в первый раз, подмигнуть и улыбнуться, но страдать и воздыхать по неразделенной симпатии было куда романтичнее.
А с каждой новой пассией и его прилепленной к их задницам руке эта самая романтика истончалась, как и ирония. К концу первой недели Альт удостоверилась, что он настоящий козел. А что еще делать с козлами, как не влюбляться.

+3

8

Можно было бы стоять так целый день только для того, чтобы препираться без конца. Покупать одну чашку кофе за другой только для того, чтобы иметь возможность вновь бросить какую-нибудь откровенную тупую колкость в попытке провоцировать и вызывать на разговор. Пусть даже и такой как сейчас.
Гарем, который её так беспокоит, на самом деле не имеет ни веса, ни смысла. Каждая в его составе — очередная кукла с красивым телом и пустотой вместо мозга. Мимолётное увлечение на несколько часов, максимум — на сутки, чтобы сразу после двинуться дальше. Без привязанностей, долгосрочных обещаний и планов. Он ничего не должен им. Они — ему.
Эта кофейня — единственная константа по многим причинам: он приходит сюда из раза в раз ради неё, проделывает дополнительную петлю по городу, потому как откровенно не по пути, но начать день или закончить его без порции спутанного заказа и её взгляда попросту невозможно.
Да брось гнать, тебе такие как они не нравятся.  В отличие от меня.
Продолжает стоять на своём, смотрит выжидательно, мол, давай, не тормози. Получит номер, который жаждет получить с первого же случайного сюда захода. Будто бы целую вечность назад.
Забирать футболку он не спешит. Всем своим видом демонстрирует, что сначала обещанный номер, а уж потом всё остальное.
Если обманет – придёт снова и снова, но так или иначе своё получит.
Кому ещё ты рисуешь хуйцы на кофе?
Ответ легко предугадать, и, даже если эти рисунки — обыкновенный способ подъебать, то пусть так. Главное, что этот подъёб предназначается только для него одного.

+3

9

- Пока я не запуталась: мы о BTS или о твоих девочках? - Альт не нравятся ни те, ни те. Вкус в вещах, к сожалению, достается только избранным, а Джонни больше смахивает на забаганного NPC. Ходит себе по вытоптанной дорожке почти в одно время, лезет на рожон каждым своим действием и фразочкой и норовит нарваться на проверку его убиваемости.
Альт футболку, конечно, не отдает: за всей притворной ненавистью и раздражительностью маленькая часть души вовсе не против его полуголого возле стойки и каждый день. Изваять из мрамора, поставить поближе и желательно в тактильной досягаемости. Только рот залепить: у некоторых людей есть потрясающая возможность факапить все, стоит только заговорить.
Вопрос о хуйцах застает Альт врасплох не столько своей неожиданностью, сколько внутренним осознанием: а ведь и правда не рисует их никому, кроме него. Что за избранность? В следующий раз точно плюнет по обыкновению. Не дай бог еще решит, что она в него втюрилась.
- Такие маленькие - только тебе, - Альт облокачивается на стойку напротив него. - Не хватало еще развить в тебе комплекс неполноценности. Хотя куда больше.
Номер Альт все же начинает черкать ручкой на салфетке. Намеренно медленно и по одной циферке, чтобы тот задержался еще на пару лишних минут. Футболку не отдает, закидывая ее на плечо, а потом внезапно поднимает взгляд на Джонни и улыбается, рассасывая в голове идею. Ручка летит обратно на стол, из ящика достается маркер - перманентный и черный (как его душа, офк) - и Альт хватает руку Джонни, укладывая на стойку. Не иероглифы, не птички, не тату, но цифры на запястье выглядят довольно ванильно и симпатично.

Отредактировано Alt (2021-01-20 16:30:32)

+3

10

Брови в удивлении взлетают, стоит ей только опять заговорить про этих злоебучих корейцев. Китайцев? Он в душе ебёт, что за чуваки изображены на футболке.
Детка, я говорил про то, что эти уродцы явно не в твоём вкусе. Или нет? — в очереди кто-то издаёт возмущённое «эй» и тут же получает красноречивый средний палец в ответ. Эти сраные фанаты к-попа заполонили абсолютно всё, кто-то де должен был рано или поздно указать им на их место.
Серьёзный чужой вид с закинутой на плечо футболкой веселит неимоверно. Упоминание девочек только подтверждает все зародившиеся теории. Посмеивается и хмыкает весело, мол, тайна раскрыта — всё-таки ревнуешь, хоть и пытаешься скрывать.
Маркер по коже проходится легко. Не так медленно, как до этого выводились цифры на поверхности салфетки. Жаль, он бы с удовольствием задержался ещё, чувствуя крепкую хватку изящных пальцев, от которых сейчас и взгляд оторвать не в состоянии.
Во рту пересыхает мгновенно. Замолкает всего на несколько секунд, пользуясь возможность рассмотреть поближе, почувствовать не только свежий аромат духов, но и подобраться намного ближе, уцепить обонянием приятную мягкость чужого шампуня.
При личной встрече убедишься, что лучше и больше у тебя никогда и не было.
Маркер вырисовывает последнюю цифру, он забирает свой кофе, кивает на футболку на чужом плече.
Дарю.

+3

11

От «детки» корежит ровно до момента, когда все внутри начинает порхать сраными бабочками. Альт отправляет все ресурсы, чтобы злиться по-настоящему, но выходит только беззвучный цок.
- Почему же? Люблю штампованных, - Альт безбожно врет, но чем больше смотрит на Джонни, тем больше понимает, что выдает чистейшую правду на каком-то бессознательном уровне. Он ходячая энциклопедия, с кем не нужно водиться от слова совсем.
Отпускать его руку не хочется, не хочется краснеть от этого понимания и, тем более, не хочется слышать его самодовольную усмешку где-то над головой. Держать себя в адекватном состоянии на таком маленьком расстоянии выходит с трудом: кроме вкусов в музыке - идеальнейший индивид. Источает тут феромоны своей напускной мужественности, головокружительный парфюм и звуки победы в сегодняшней схватке разумов. Альт невольно тянется в его сторону, дорисовывая последнюю цифру своего номера - написать фейковый даже не приходит в голову.
- Я и до встречи могу сказать, что большего разочарования в жизни у меня не было, - футболку, кстати, заберет домой и завтра скажет, что отправила на тряпку для пола.
Альт провожает его взглядом до выхода и расслабленно выдыхает: выдержать такой близкий контакт требует немалой силищи. Не хватало еще признаться, что уже думает о том, как он ей позвонит. 

А он, сука, и не звонит.
Ни сегодня, ни завтра, Альт кажется, что не позвонит и через два дня. Выходные проходят в дурацком ожидании и постоянной разблокировке своего телефона, в готовности по щелчку вылететь из квартиры на другой конец города. Нихуя.
Рабочие смены - два через два - начинаются в настроении, готовым к любым разрушениям. Альт обещает себе, если этот мудак смеет сегодня здесь появиться - получит не только хуец, но и худший кофе в лицо.
И он появляется. Не один.
Блядь.

Отредактировано Alt (2021-01-20 17:23:34)

+3

12

Номер, выведенный на запястье, взгляд приковывает постоянно, въедается будто бы под кожу, выжигается в памяти. За несколько дней уже наизусть выучил, несмотря на то, что до самого звонка дело так и не дошло. Зато приятно пальцами по красивым и простым линиям проводит, думать о том, что, наверное, как-нибудь нужно всё-таки взять и набрать, но, пожалуй, в другой раз. Ага, завтра обязательно. Или послезавтра. Или на следующей неделе. Чтобы она не думала и не смела даже догадываться, насколько на самом деле внутри всё обмирает на одной только попытке набрать первые цифры.
Оставляет до лучших времён.
Прокручивает все совершённые диалоги в голове до мельчайших деталей, придумывает новые и раз за разом приходит к тому, что шерстит сеть в поисках того самого места, куда на самом деле хотелось бы позвать.
Картинки в голове яркие и желанные, но пальцы вновь замирают над экранной клавиатурой, потому что не в силах нажать кнопку «вызов».

Зато с Кристи таких проблем нет. Или Рейчел. Или Тиной. Память отказывается предоставлять имя очередной девахи, которая увивается следом. Он пользуется подвернувшейся возможностью отвлечься, заполучить очередной трофей в свой бесконечный список перед тем, как решиться и нажать уже сраную кнопку. Даже если и плана никакого не будет, а все места в городе недостаточно идеальны, чтобы пригласить Альт.
Кристи/Рейчел/Тина охотно отзывается на «эй, ты» и несёт своё перекачанное силиконом тело за столик, пока он направляется прямиком к стойке, чтобы сделать заказ.
Разумеется, сегодня её смена. Он идеально знает расписание.
Не поверишь, кому сегодня перепал охренительный минет. — ложь, пиздёж и провокация, но выражение лица хочется увидеть неимоверно, считать откровенную ревность. Хочется, чтобы ей было не плевать, потому что из мира и пространства куклы за столиком он исчез моментально и вернётся, когда вернётся.
Протягивает карточку для отметки очередного заказа, кивает на вывеску с каким-то там напитком дня.
Сделай вот эту приторную дрянь и капучино, как обычно.

+3

13

Что?
Стратегия оставаться непричастной трещит по швам в той же степени, что и декольте силиконовой особы. Альт до последнего надеялась, что этот бурундук потерял или сломал свой телефон; что лишился руки с ее номером, что его сбил грузовик, что все мобильные операторы разом перестали существовать - что угодно, только не так.
Альт смотрит на знакомое нахальное лицо с максимальным безразличием, которое только может родить человек. Улыбается во все тридцать два, как и любому пришедшему посетителю, забирая карточку для штампика очередной порции кофе. Склоняется над стойкой поближе, отправляя каждую оставшуюся клетку мозга на мастерство актерской игры, и шепотом поддерживает разговор:
- Да ладно? Мистеру Дэвису наконец-то перепало от той секретарши? Он увивался за ней недели две!
Альт выуживает интонацию настоящей сплетницы, прикрывает рот ладошкой, хихикая мерзким писклявым голосом, и толкает Джонни в плечо совсем легонько.
- Да брось ты, не увижу - не поверю.
Эта приторная дрянь получается сегодня максимально приторной: и кофе, и ситуация, и шлюха, оставленная им за столом. Альт же смотрит на свое размытое отражение в металлических пластинах кофемашины, пока все лицезрят ее спину, и на короткий промежуток времени расслабляется, позволяя грусти стереть улыбку. Думает, что ей, провинциальной девчушке из маленького городка, соперничать с львицами этого города нет ни малейшего смысла. Чем она может похвастаться? Натуральным цветом волос? Умением делать потрясающий капучино?
Две чашки с кофе, приготовленным строго по запросу и с сердечками, приземляются на стойку возле Джонни.
- Может, хотите десерт? Макароны, если честно, отвратительные, но я Вам этого не говорила. А вот чизкейк хорош, - Альт снова натягивает улыбку, пока зубы стесывают друг друга в порыве ярости.

Отредактировано Alt (2021-01-20 21:28:01)

+3

14

Всю дорогу сюда потратил в мыслях, что демонстрация чужой ревности станет лучшим подарком и любимым из всех призов. Плевать абсолютно на то, какой кофе любит эта Кристи/Рейчел/Тина, потому что с ней скучно до зубовного скрежета каждый грёбаный раз, когда она не голая и под какой-нибудь дрянью, чтобы стирать вообще все границы и понятия о реальности.
Она рот открывает, выдаёт какую-то очередную вычитанную из сети тупость, а он сдерживается из последних сил, чтобы не врезать. Зато даже не пытается нежничать, посылая нахуй вербально при любом удобном случае.
Думал, что чужое расстроенное лицо станет трофеем. Сигналом, что нужно и хочется двигаться дальше, а теперь в солнечном сплетении от холода не выходит отделаться.
Мистеру Дэвису перепало бы разве что очередной болячкой. — подыгрывает, напрочь игнорирует предложенный чизкейк поначалу и специально выбирает парочку пирожных, что «если честно, отвратительные», зато замечает одну деталь, выбивающуюся из привычной картины.
Это не мой кофе, вы опять всё перепутали. — голос не становится мягким, не выдаёт с головой кислое сожаление о собственных действиях и бездействиях. Смотрит на девушку внимательно, отмечает поддёрнутую официозной вежливостью печаль. — На моём другой рисунок. Вы должны знать.
Бросает взгляд на куклу за столиком, занятую рассматриванием красочных картинок на экране своего телефона. Раздумывает всего несколько секунд. — Чизкейк тоже посчитайте. Для себя.
В его руках один из самых желанных за последнее время трофеев. Только довольство граничит с ощущением, что всё слишком неправильно.

+3

15

Альт толком не знает, к чему это все ведет: до этого была на сто процентов уверена, что ему она нравится. Иначе зачем?
Она может поверить в то, что кофейня на самом деле по пути на работу и к дому, что не пишет на нее жалобу, потому что это просто весело получать не свой кофе и читать вариации своего имени. Может поверить даже в то, что достает ее исключительно до момента с записью номера - трофей на столе, очередная простушка куплена парой улыбочек и непомерным нахальством. И на этом все.
Но детали не сходятся - штампы на карточке, которые заполняются исключительно ее рукой и игнорируются в дни, когда она не работает. Основание вроде достаточное, чтобы напридумать в голове всякого и назвать по именам всех будущих, но воображаемых ею детей. Достаточное, чтобы сейчас стоять расстроенной, словно увидела, как топят котят.
- Простите, на выходных было столько дел, голова кругом, - ударением на нужное слово, между строк впаяно «ты козел». Альт берет деревянную палочку для размешивания и превращает сердечко в месиво кофе и молока. Пикассо бы позавидовал.
Чизкейк, к слову, не игнорирует. Достает с витрины один кусок и сразу же максимально показушными действиями выбрасывает его в мусорку. Прищур отправляется сразу перед тем, как терминал довольно пищит подтвержденной транзакцией. Макароны приземляются на блюдечка возле каждой разгоряченной чашки.
- Помочь донести или сами справитесь? Руки вроде на месте, - еще одно ударение.
Проверка на интеллект, портабл версия.

Отредактировано Alt (2021-01-20 22:30:54)

+3

16

Обойдусь.
Око за око. Зуб за зуб. Весь мир так ослепнет, а его веселит улетевший в помойное ведро чизкейк.
Никаких подсказок о том, какая она вне своей работы и его попыток доебаться, но так только занятнее: можно тратить хренову кучу времени на то, чтобы представлять, воображать и конструировать в собственной голове картинки и ситуации, где она совсем другая. Домашняя после рабочей смены, уставшая, потому что он далеко не единственный, кто наверняка за сутки успевает мозги вынести, но хочется верить, что один, про кого она хотя бы изредка думает; улыбчивая и дерзкая — со своими друзьями, с которыми «было столько дел, голова кругом» обязательно, ведь иначе и нельзя.
Во взгляде — вечный вызов всему окружающему её миру, и это именно то, на что запал безбожно. Каждое слово — защита или нападение, острый выпад и шальная пуля. Альт хочет дёргать, провоцировать, чтобы если и злилась, то только на него, стреляла едкой колкостью, стараясь задеть его побольнее.
И, пожалуй, в личные победы отправляется и чизкейк.
Мир вокруг тебя не вертится.
Вероятно, нет необходимости в том, чтобы всё превращать в противостояние, но поделать с собой ничего не может. Всё внутри буквально трепещет каждый раз, когда в его сторону летят чёткие фразы, приправленные гневом.
И что-то подсказывает, что это имеет все шансы на взаимность, иначе бы давно прогнала, вызвала охрану, ведь поводов он давал предостаточно.
Может, следующий уикэнд будет свободнее.

+3

17

Почему Джонни вообще стоит тут довольный? Он должен страдать и быть грустным хотя бы из-за чизкейка - так выстраивается стратегия в голове изначально. С таким помыслом она претворяется в жизнь, но оставляет после себя разве что урчащий от голода живот и горчащий провал на этапе планирования. Альт хмурится: маска доброжелательности не работает. На него вообще ничего не работает: медом намазано, и летит сюда, как надоедливая муха.
- Почаще говори это своему отражению, - искра высекается слишком внезапно даже для Альт.
Мир возвращается в привычное русло то ли из-за правдивости его слов, то ли потому что она дура несчастная. Обида начинает штопаться одним (одним, блядь!) десертом в подарок, и ей даже страшно представить, что будет за большее. И все вроде бы возвращается к привычному и правильному до тех пор, пока взгляд ненароком не падает на оставленное тело за кофейным столиком.
- Понимаю, плотное расписание, - Альт смотрит на рассасывающихся покупателей и благодарит вселенную за отсутствие менеджера сегодня на этом месте. - Забыла взять талончик на электронную очередь.
Начинает усердно тереть стойку от несуществующих разводов и крошек, сталкивая его конечности в свободное падение к телу, и раздражается пуще прежнего: какого, собственно, хера она вообще решила, что он сразу же позвонит? Договоренностей не было. Конкретики тоже. Собственная тупость захватывает внимание, пока Альт расправляется с беспорядком на рабочем месте резкими и отрывистыми движениями. Джонни все еще не уходит, она - упирает руки в бока и, нахмурившись, спрашивает:
- Что-то еще? Кофе остынет, а мне потом выслушивать от нее жалобы?

+3

18

Почаще говори это своему. Я не обязан звонить тебе в ту же секунду, без тебя проблем хватает.
Проблем и правда хватает, так что он практически не врёт, просто не раскрывает всей правды о том, почему на самом деле так и не набрал важный номер.
Плевать уже как-то и на кофе, который стынет на стойке в грустном ожидании того, что, быть может, его сегодня всё же донесут до столика и заказчицы, и на саму заказчицу, которая не особенно и ждёт его возвращения, занятая своими жизненно важными вопросами, конечно же. Новый виток перепалки занимает все мысли и внимание.
Хорошо, пожалуй, что нет её менеджера и других коллег; хорошо, что и гости кофейни расползаются по своим делам потихоньку, освобождая пространство. Плохо, разумеется, то, что до куклы за кофейным столиком так или иначе что-то долетит, заставит (если повезёт) работать хоть одну извилину, и тогда весь план на оставшийся день пойдёт по пизде. Впрочем, сейчас это его волнует примерно никак.
Голос повышает, чувствуя полную безнаказанность, пользуется тем, что на короткий момент кофейня практически пуста.
Это насколько закомплексованной надо быть, чтобы из-за такой херни теперь сучиться? Или ты все выходные провела у телефона, а виноват в этом почему-то я? Никаких обещаний не было.
До куклы доходит. Медленно и верно, наверное, всё же из-за его крика, чем из-за её собственных аналитических способностей. На её лице раздражение: кажется, кофе её и не нужен больше. Планы на вечер рассыпаются в прах.
Надо было подумать и сделать всё иначе. Надо было. А теперь ему остаётся только стоять и смотреть, как Тиффани/Рейчел/Триш уходит, виляя бёдрами, гневно набирая сообщение какой-нибудь своей такой же тупорылой подружке.
На щеке лёгким жжением горит пощёчина.
Ты должна мне компенсацию. За мою сорвавшуюся встречу.
Обидно, но не смертельно. Нужно просто всегда видеть новые перспективы.

+3

19

- А проблемы, как известно, рассасываются, пока ты торчишь полвечера в этой кофейне.
Произнесенная правда режет по швам, усердно сшитым собственными догадками в голове. Думать и слышать - очевидно разные вещи, и если критиковать себя Альт может хоть сутками напролет, то выслушивать чье-то очень важное мнение - нет. Руки съезжают с фартука и приземляются на грудь - в разы меньшую, чем у силиконовой и расфуфыренной за столом; вся Альт щерится (не визуально, конечно же) и стоит готовой принимать форму гоалкипера. Вместо мяча - его внезапно проснувшаяся грубость и желание... Чего он, блядь, вообще от нее хочет?!
- Ага, конечно, сидела весь день и ждала, когда же ты позвонишь, - фыркает так, что дворовые кошки умирают от зависти.
Вообще-то сидела весь день и ждала действительно, но хера с два он когда-нибудь теперь об этом узнает.
Кофейня пустует, и Альт впервые этому радуется - один на один, никаких лишних глаз и требовательных вздохов принять, наконец, заказ. Война разворачивается пряничными солдатиками, а вместо рва - стойка, храбро выдерживающая натиск обеих сторон. Единственный свидетель спешит ретироваться с недовольным выражением лица и намеком, что продолжение вечера только что было проебано. Один - один. Чизкейк на накрывшиеся планы, Альт улыбается довольнее некуда.
Звук ладони, приземляющейся на его щеку, звучит произведением Баха или Чайковского.
- Не думаю, что в моих силах предоставить хоть какую-то компенсацию, достойную этой... женщины. Разве что вторую пощечину.
Альт самодовольно улыбается: неа, это уже вопрос какого-то лютого принципа.

Отредактировано Alt (2021-01-21 00:28:05)

+3

20

Ну да, вторая пощёчина точно решит то, что не смогла первая. И поменяет, разумеется, вообще всё в этом мире.
Из-за кого, по-твоему, я здесь торчу? — вот тот самый поворот, на который не нужно было влетать. Надо было разразиться гневной тирадой, сказать что-то обидное, уйти, вычеркнуть из мыслей (хотя бы попытаться), вытворить какую-нибудь лютую срань, чтобы хоть таким образом остаться в чужих воспоминаниях на какое-то время. Даже если этими воспоминаниями будут злостные пересуды с её подружками. Пусть так.
Отпечаток чужой ладони сотней иголок отдаётся на щеке. Альт улыбается довольно так, будто бы только что войну за независимость в одно лицо вытянула.
Он переворачивает поднос с заказом — всё равно теперь момент упущен. Хочется что-то сломать, выместить ураган внутри на что-то осязаемое, увидеть результат своих действий.
Приторная срань мешается с крепким капучино и расплывается ядрёной лужей по всей стойке, размачивая и в конец засохшие макароны.
Поднимает брови только, мол, не так довольна теперь уже, правда же?
Мне вообще сюда не по пути, но очень уж хочется слушать, каким именно образом ты в очередной раз будешь вытрахивать мне мозг.
Отлично. Подкат, достойный "Оскара". Вырвавшаяся наружу не то правда, не то какая-то больно уж невразумительная ложь. Ему уже всё равно, как она это воспримет. Эмоций слишком много. Сильно желание развернуться и уйти.
И злиться, по факту, нужно только на самого себя. Так и не научился не факапить то, что хоть сколько-нибудь похоже на что-то важное.
Сама-то вообще знаешь, чего хочешь? Или можешь только других поправлять?

+3

21

Нет. Неа. Никаких больше намеков и двусмысленных действий по ту сторону стойки, Альт дает себе слово, что не сдвинется, пока тот не выложит все, как есть. Внутри все трепещет от скопленного раздражения и ожидания момента, когда можно высказаться - шарманка в голове заебывает играть одну и ту же мелодию исключительно для нее. Пусть слушает, раз уж сам этого добивается.
- Давай, расскажи мне о симпатии, недоступность которой затрахиваешь с каждой из двадцати семи только за этот месяц, - Альт несет на какой-то нереальной скорости.
Все эмоции концентрируются в огромный комок из ярости, обид и усталости. Мозг отключается, слова даже не думают выбираться лучшими и тактичными из всей массы, прыгающей в голове. Все как есть. Подносом - перевернутым в очередном порыве невозможности уложить эмоции в предложения. Капучино стекает лужей и падает прямо на пол, макароны впитывают каждую каплю, пока плавают. Альт даже не думает, что ей это потом все убирать; менеджер точно читал гороскоп с утра, когда принимал решение, быть здесь вечером или не быть.
Его откровение о логистической проебанности пути застывает внутри теми кончеными бабочками, о которых так все любят трындеть. И возможно, что этого было бы достаточно, чтобы объяснить многое, но Джонни - то ли в защите, то ли потому что совсем идиот - продолжает предложение, которое обязано было кончиться.
- О, так я вытрахиваю мозг.
Приоритет услышанного смещается на совсем не важное, а ярость подгребает к себе все больше причин не утихать. Альт покоится в состоянии, когда необходимо или убить, или действительно вмазать вторую пощечину - спокойствие горит синим пламенем и не собирается разруливать ситуацию.
- Знаю точно, чего не хочу: опять просидеть выходные в неведении, а потом лицезреть тебя с очередной безымянной шалавой. Да-да, мир вокруг меня не вертится, у тебя куча проблем и бла-бла-бла. Но позвонить ей время нашлось.
Слишком много правды в секунду времени. Альт в панике принимается вытирать разлитое.

Отредактировано Alt (2021-01-21 01:25:48)

+3

22

Так ты всё-таки считаешь.
Собственный довольный тон ничуть не контрастирует с его/её злостью. Ещё одна крупица информации собрана. И ещё какая.
Она считает. Он сам не в состоянии вспомнить, скольких приводил только в это место в попытке совместить приятное с полезным: и организовать себе планы на вечер, и в очередной раз беспалевно залипнуть на девчонку в форме бариста, к которой просто так и не подкатишь. Она сложнее, интереснее, независимее всех, с кем он обычно проводит время, потому и выходит всё так, как выходит, — с криками, воплями и попытками зацепить побольнее, лишь бы только обратить на себя внимание в принципе.
Именно по этой причине их уже двадцать семь (могло бы быть двадцать восемь сегодня), а она такая одна, до которой дотянуться невозможно.
У неё за непробиваемой стеной целый мир, который ему недоступен, а у него — безымянные трофеи, от которых никакой пользы. А она даже не видит, что выиграла эту войну ещё до того, как она была объявлена.
Но она считает, а, значит, план сработал.
И…о, она просидела все выходные у телефона точно так же, как он со своей стороны постоянно буравил тупой аппарат взглядом в несуразной надежде, что слова найдутся как-то сами по себе. Не нашлись.
Да, вытрахиваешь. И делаешь это сейчас, когда я пытался пойти на мировую и купил тебе этот ёбаный пирог. И вечно вся из себя такая «что бы ты ни сделал, я всё равно буду смотреть на тебя как на говно».
Именно после таких выходок и требуется вечность, блядь, чтобы просто набрать твой номер.

Жестикулирует активно и чуть не сносит пиалу с крошечными конфетами, умудряется поймать в последний момент.
Фак. Нужно было просто никогда сюда не приходить. Жил бы спокойно.
Надо бы развернуться и уйти после такой тирады. На самом деле больше не возвращаться и выкинуть из головы весь прошедший месяц и саму Альт, без встречи с которой весь день идёт насмарку.
Это же надо было так вляпаться...

+3

23

- Это моя задача - следить за порядком в кофейне, - тон смещается на одну ступень вниз от неостановимой ярости, попытка уйти на попятную выглядит слишком нелепо, учитывая все уже сказанное.
Капучино, впитывающийся в губку, несет с собой необходимое расслабление и паузу маленькую, но критическую. Поток негатива внутри прерывается на долю секунды - Альт выдыхает, продолжая избегать любого взгляда в его сторону. Говорить, не видя реакцию и не показывая своих раскрасневшихся щек, выходит проще и в разы свободнее. Защита ломается под натиском мнения со стороны, пусть и непрошенного; Альт не может и представить, как ее действия воспринимаются тем, на кого они изначально направлены. Она цепляется за единственное, что очевидно отличает ее от множества его пассий - с ними он не пререкается так, как с ней. И это выглядит правильным планом ему же понравиться. Кто же знал.
Защита и страх - уязвимость блокируется автоматически, потому что кто-то когда-то сказал, что сильных и независимых ценят здесь больше, чем остальных. А под его взглядом она становится уязвимой до безобразия.
- Как будто я знаю, чего ты хочешь. Приходишь сюда весь такой классный и обаятельный, лезешь на рожон специально же и тратишь месяц, чтобы взять мой телефон. Водишь своих силиконовых дур. Мне нужно было прыгнуть на шею еще в первый день и радостно прокричать, что хочу быть двадцать восьмой? - Альт поддерживает конфеты с другой стороны, когда Джонни продолжает разрушать кофейню ураганом эмоций и рук. «Вечность, чтобы набрать» - еще одним разрядом мурашек по телу. Пытался все-таки.
Капучино остатками дотекает на пол, и Альт взвинченной юлой вылетает из-за стойки с тряпкой в руках. Отталкивает эпицентр всех проблем в сторону, чтобы бросить ткань впитывать разлитое на полу, и все еще избегает даже малейшего контакта глаза в глаза. Слишком откровенный разговор для того, чтобы напускать на лицо нужные эмоции.
- Нужно было просто позвонить, - бросает прежде, чем вернуться за спасительную стойку.

+3

24

О, ну да, под твоим присмотром здесь совершенно точно всё в порядке.
Ядом перекрыть глоток искренности не выходит. Голос не звучит уже и вполовину так раздражённо, как был до этого, несмотря на то, что Джонни пытается, давит из себя остатки гнева и ярости, потому что весь цирк зашёл слишком далеко. В этой жизни должны быть какие угодно ещё дела. Можно было развернуться, уйти, забить на Шерил (или как её там), нажраться до потери осязаемости собственного тела, чтобы на утро проснуться с кем угодно ещё и никогда не вспоминать про тот короткий период всепоглощающей слабости, когда обыкновенная и взявшаяся из ниоткуда симпатия взяла верх над привычным ходом вещей.
Нужно было просто позвонить. — передразнивает в очередной раз и наблюдает за тем, как ткань впитывает в себя все остатки его надежды на адекватный вечер. — Так и взяла бы номер первой, раз я такой весь классный и обаятельный, а ты — мисс независимость и самостоятельность.
Невозможно не подколоть, не пройтись язвительным комментарием, потому как становится очевидно: не уйдёт и не забудет, вернётся сюда снова и снова до тех пор, пока точно не будет понятно, что ловить нечего. Но Альт продолжает упрямо терпеть, не выгоняет его, будто бы хочет и не хочет выслушать всё, что у него есть на сегодня.
Конечно, нужно было позвонить. Ему хотелось. До такой степени, что несколько дней тянулись вечностью в невозможности увидеться — в лицо ей выговаривать намного легче, потому что через телефонную сеть не выйдет сделать вид, что наплевать. А когда вокруг полно зрителей — маска натягивается сама собой.
Выходит из кофейни стремительным шагом, сворачивает за угол. Вдох, медленный выдох. Наверняка Альт осталась стоять за своей обожаемой стойкой, не понимая, что происходит. Он и сам не понимает. Достаёт мобильный, жмёт злосчастную кнопку «вызов», притопывает ногой в нетерпении, пока свободной рукой выискивает в кармане пачку сигарет и зажигалку.
Гудки прекращаются. Он по тишине на той стороне может сказать, что она всё ещё злится, хоть и немного растеряна.
Звоню тебе, чтобы предложить позависать вместе. Видел, как какой-то мудак всё у тебя разгромил… — на короткий момент вся ситуация люто отдаёт абсурдом. Нужно продолжать говорить. — Давай помогу убрать, а потом придумаем что-нибудь?

+3

25

Попытки замять откровенность выглядят глупо с обеих сторон, и Альт пропускает мимо ушей очередной укор для своих слов. Пропускает вообще все, что внезапно теряет свою значимость на фоне приятного осознания: нравится. Совершенно точно, пусть и сказано максимально криво и вывернуто - головоломками и шарадами.
Собственная трусость выползает его словами следом за передразниваниями - наблюдать себя со стороны Альт не нравится. Мир не такой розовый, действия - глупые и без той загадочности, в которую упорно старается в его присутствии. Все выглядит по-дурацки настолько, что хочется уточнить, в порядке ли у Джонни все с головой, раз еще стоит здесь и испытывает симпатию.
Очередной укор, из-за которого румянец только сильнее расползается по щекам.
- Тогда бы я не смогла винить тебя, когда стала бы очередной. Все было бы на моей совести, - Альт говорит, не думая. Неуверенность облепляет ее со всех сторон, вырывает из недр многочисленные сомнения и упреки в свою же сторону: куда ей до них. Куда крошечному шансу понравиться до вполне себе вразумительных примеров тех, на кого у того встает. Смысл встречаться с расфуфыренными курицами, если те не отвечают его требованиям. Смысл вообще этого все? Диковинка? Потянуло на что-то простенькое?
Альт Джонни не останавливает, позволяя уйти - кому-то давно пора прекратить эту тираду из откровений и поступить так, как следует по здравой логике. Сжимает в руках тряпку, даже не глядя на его удаляющийся за полупрозрачными окнами силуэт - злость накатывает заново, смешиваясь с приличной порцией горечи. Что и требовалось доказать.
Альт дергается, когда мобильник - тоже залитый - вибрирует незнакомым номером; вздыхает как-то совсем обреченно и надеется, что это менеджер с новостями о ее увольнении. Поделом.
Зависает в каком-то глупом ступоре, когда, наконец, разбирает, чей голос по ту сторону говорит. Хмурится для профилактики, всем своим видом показывая, что не задело ни капельки. Что все еще независимая и сильная, хоть и безбожно лыбится, пока Джонни не видит. Не видит же?
- Занесет на ночь глядя психованных, - язвит тоже для профилактики, но с куда более мягкими интонациями. - Тебе придется проторчать тут со мной полтора часа, пока не закончится смена. Идет?
Губка снова отправляется впитывать остатки капучиновой лужицы.

Отредактировано Alt (2021-01-21 03:10:49)

+3

26

Дышать легче должно было стать ещё в выходные, но отпускает только сейчас. Остаётся стоять за углом ещё несколько долгих минут, выкуривая сигарету и разбираясь с тем, что собственной голове творится. Мог бы порешать всё ещё на прошлой неделе и не пришлось бы цирк с бездарными артистами устраивать, ведь всё равно её таким дешёвым трюком не пронять.
На экран погасший смотрит всё то время, что никотин плавными волнами по телу разливается. После прыжка кажется, что и бояться было нечего, но это ощущение обманчиво от и до. Он всё ещё не уверен, что в очередную ссору они не скатятся через ближайшие минут десять. Впрочем, кого обманывает? Пять, максимум.
Это какая-то нездоровая потребность постоянно спорить и препираться совмещается с покалывающим на кончиках пальцев удовольствием. Нравится, как в чужом голосе прорываются рычащие от ярости ноты. Нравится, как гневно сверкают глаза. Нравится становиться причиной урагана эмоций, с которым не совладать, как бы она ни пыталась.
Поэтому и несёт всякую чушь, выводит из себя, не давая ни на секунду зафиксироваться в каком-то определённом состоянии. Может, потому что опасается разочароваться и увидеть что-то похожее на привычных уже размалёванных дур, которых со временем город пожрал так, что им вообще вокруг себя всё безразлично.
Делает глубокую затяжку, игнорируя лёгкий мандраж.
Возвращается в кофейню и делает лицо максимально удивлённое. Будто бы не он здесь только что весь этот беспорядок и навёл.
У тебя осталась моя футболка, можно её тоже принести в жертву всему этому кошмару. — кивает на остатки кофейных луж, в этот раз не пытается раздраконить или как-то съязвить, шутит практически добродушно. Пользуется возможностью бессовестно и взглядом прослеживает чужие черты лица. Они все очевидно искусственны рядом с ней, пусты и безынтересны.
В кафетерии всё ещё никого и, учитывая ругань и грохот, которые отсюда разносились ещё несколько минут назад, до конца её смены можно никого особо и не ждать.
Обходит стойку и тащит с неё ещё одну побитую жизнью тряпку. Вытирает остатки собственной несдержанности с таким видом, будто бы так и было задумано с самого начала.
О, ты винила бы меня запросто, так что успокой свою совесть. — слова звучат совершенно беззлобно, разлетаются в примирительном тоне, давая понять, что в этот раз нет никакой попытки задеть, но нужно же о чём-то говорить последующие полтора часа.

+3

27

И ведь возвращается.
Альт паникует по-настоящему: в нормальном общении с тем, кто нравится, в табеле оценок стоит двояк. Рассыпать грубости и оскорбления - плевое дело, вопрос в том, как сойти за адекватную в повседневности.
- Нельзя, - Альт усерднее начинает возить губкой по остающимся разводам. - Я ее выкинула.
Ни в какой из всех существующих вселенных нельзя было предугадать, что снова понадобится. У Джонни гордость слишком зашкаливает, чтобы попросить ту вернуть. У Альт - слишком зашкаливает вредность, чтобы просто так по просьбе отдать.
Но признаться в том, что та покоится дома в шкафу? Ни за что.
Джонни по эту сторону стойки выглядит нелогичным, но вписывающимся как-то слишком уж хорошо. Трет губкой, стоит - Альт умирает от осознания, что можно всего лишь протянуть руку и спокойной дотронуться.
От паники из рук все выскальзывает, та выбегает в подсобное помещение всего на пару минут - передохнуть. Прикрывается необходимостью во новой губке, протягивая второй фартук Джонни:
- Чтоб не заляпался.
Беспорядок потихоньку превращается в чистоту, Альт то и дело кидает томные взгляды в Джонни, игнорируя любую встречу глазами. Жест доброты и помощи не остается бесследным, внутри что-то с надрывом ломается, прощая козлистость сегодняшнюю и немного с запасом в будущее.
- Не понимаю: ты меня сейчас отговариваешь? - Альт сдувает выпадающие из хвоста волосы и облокачивается на стойку с другой стороны. Тряпка под ногами впитывает последние остатки кофе. - Сейчас начну жалеть о своем решение еще до его фактической реализации.

+3

28

Серьёзно? Выкинула?
Слова упираются в чужую удаляющуюся в подсобку спину, пока он ловит расползающееся стремительно кофейное озеро.
Верится в такие заявления как-то очень не очень, но если ей так хочется выдать сказанное за правду, то почему бы и нет? Здесь и сейчас вполне можно закрыть на это глаза, только хмыкнуть весело, давая понять, что он, конечно же, «верит» в то, что она пытается ему скормить.
Предложение внёс исключительно для того, чтобы прощупать почву, проверить. Не держит где-то в подсобке, чтобы бросить ему в лицо при первом удобном случае, хранит, наверное, где-то у себя подобно трофею или же и правда (ха!) выбросила.
Если бы кто-то сказал ему пару часов назад, что вечер он проведёт за уборкой в кофейне, которая ему на самом деле не нравится, вместо того, чтобы зажигать с Кристи (или как её там), то обязательно бы посоветовал умнику сходить куда-нибудь и проверить голову. Но он стоит здесь, принимает предложенный фартук и натягивает его, какое-то время возится с завязками.
Поднимает взгляд, когда уверяется, что всё в порядке.
Или мне нужно было сначала всё снять и я только что просрал намёк на что-то интересное? — тон насмешливый от и до, слова призваны поддразнить и вызвать новый смешок. Она красиво смеётся, он слышал отрывки разговора, забирая очередной заказ.
Она взгляд прячет, он смотрит настойчиво и прямо в попытке так или иначе его поймать.
Отговариваю? Тебя? Зачем, твори всё, что в голову придёт, иначе какой смысл?
Дождаться закрытия — задача невыносимо сложная, он всё ещё не придумал, куда можно её позвать, потому что обычные места для развлечений ей не подойдут. Нужно что-то другое. Особенное. Ей нравится это место очевидно, так почему бы не…?
Никуда не уходи. — шутка плоской выходит, она не уйдёт, потому что даже после ликвидации большей части бардака ещё хватает забот. Где-то этажом ниже был супермаркет.
Через полчаса он появляется на входе снова с пакетом, что своим шорохом не способен и музыку перебить.
Нам явно тут ещё долго тусить, а жрать ваше печенье невозможно, так что… — легко и по-хозяйски удаётся обогнуть стойку, двинуться прямиком к подсобке, где на столе удобно можно разложить сэндвичи и напитки.

+3

29

- Почему тебя это так удивляет? - не палиться не получается, хотя Альт старается изо всех сил.
Почти проклинает тот день, когда решила утащить футболку с собой, хотя не отличается особыми фетишами. Вроде бы тогда не сознавалась себе самой в симпатии к этому, усердно трущему разводы от кофе, но каким-то абсолютно бессознательным способом захватила и унесла. В той же бессознательности дома оставила, ни разу не закинув в дальний и темный угол, а кинув темным пятном на спинке дивана.
Ничего странного, в принципе, правда ведь?
Все превращается в какой-то стремный аншлаг с главной задачей не выдать себя. Альт смеется с шутки про фартук, еле сдерживая голову от утвердительного кивка: ему определенно нужно было. Пофиг на камеры и на менеджера, эта кофейня видела достаточно, чтобы воспринимать ненормальность самой обычной будничностью. Да и видела полуголого, каков смысл повторяться, если есть продолжение?
- Когда я намекну, ты поймешь, - Альт все еще улыбается, словно зависшая. - Пока что в борьбе за мое основное внимание ты проигрываешь бардаку.
Лужи потихоньку остаются лишь крохотными воспоминаниями, Альт проводит тряпкой по стойке в последний раз, прежде чем облегченно выдохнуть.
Джонни выпархивает из кофейни, воодушевленный непонятно чем, и Альт ловит момент, чтобы, наконец, расслабиться. Тяжело. Это в разы сложнее, чем строить из себя цепную собаку, огрызающуюся на каждого слово. Быть интересной? Ха. Альт считает до трех, унимая взвинченный пульс. Какая-то часть внутри даже надеется, что Джонни уйдет, захватив с собой весь вечер и произошедшее. И фартук, хер с ним.
Но тот возвращается, и Альт еще думает, насколько стоит этому радоваться.
- Если ты не любишь это печенье, это не значит, что оно ужасное, - надувается так, словно прямой представитель печеньковой страны.
Джонни летит сквозь нее абсолютно наглым образом, и звук шин из Формулы-1 просится побыть главным музыкальным сопровождением. Альт думает всего пару секунд, прежде чем охренеть окончательно и перевернуть табличку на двери на «закрыто»: выговором больше или меньше - все равно попадет. Скатерть на столе - клетчатая и красная - издевается должным образом; для полноты картины не хватает зеленой травы вокруг, выходного с солнечной погодой и свитеров, завязанных рукавами на шее.
- Ого, это что, пикник? - Альт удивляется вперемешку со смехом. - Требую счастливый конец для вечера, иначе зачем это все. Надеюсь, ты не притащил с собой семейные альбомы с фотографиями?
Альт присаживается за стол чуть менее женственно, чем тюлень.

+3

30

Нет, это печенье придумано для того, чтобы люди страдали.
Она дуется смешно с таким видом, будто бы вот этими самыми руками по утрам выпекает целую порцию, а потом по договорённости с менеджером сбывает вместе с кофе посетителям, которые подозревают примерно ничего. Хочется верить, что реальность далека от его смелых догадок, иначе проблем не избежать и он только что в очередной раз за день подписал смертный приговор: все попытки в милоту и компенсацию просранного вечера с Кристи/Триш/Хлои прикроются, а единственное, что разразится — очередная словесная перепалка, после которой, пожалуй, он на самом деле перестанет сюда приходить. Всему есть предел, в конце концов.
Его невозможно есть, я пытался.
Всё происходящее кажется каким-то сном собаки на сене, план с «пикником» попахиваем чем-то до придури приторным и шаблонным, но она кажется довольной, хоть и сомневающейся в чём-то.
Скатерть на столе отсылает прямиком к спутанным воспоминаниям о лучших традициях каких-нибудь низкопробных романтических комедий, поэтому остаётся только выдохнуть, когда с закрытой дверью кофейни не приходит время зажигать свечи.
Пикник? Тебе что, десять? Мне подержать тебя за руку и прочитать стишок о любви? — хмыкает с лёгкой насмешкой, которая нисколько общему состоянию веселья не мешает. Вскрывает обе бутылки сразу — не придётся заморачиваться со стаканами.
Сэндвичи ещё тёплые, сыр прилипает к обёртке и несколько минут он тратит на то, чтобы его отковырять.
Не поверишь, обычно я таскаю с собой все фотки своих десяти детей, но сегодня они остались дома. — посмеивается и продолжает шуршать обёрткой. Желудок очень не вовремя напоминает, что эти сэндвичи — первый приём пищи за сегодня. — Что насчёт какой-нибудь душещипательной и проникновенной истории о тебе? Из тех, что рассказываются в определённых обстоятельствах (как сегодня) в порыве неконтролируемого доверия к незнакомцам (мне)?
Пока Альт раздумывает (или делает вид, что раздумывает) над предложением, тянется к упаковке с сэндвичем для неё и принимается распаковывать и его тоже.

+3


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » banana pancakes