гостевая книга роли и фандомы нужные персонажи хочу к вам

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Прожитое » banana pancakes


banana pancakes

Сообщений 31 страница 35 из 35

1

Alt & Johnny
— мне кофе чёрный как моя душа
— сейчас будет клубничный фраппучино

"Лучшее за всю историю любовной лирики!"
— Э. Л. Джеймс

https://i.imgur.com/6EQj54I.jpg

Отредактировано Johnny Silverhand (2021-01-28 03:46:17)

+3

31

- Они-то нормальные, просто я отдавала тебе самые старые и черствые, - признание вылетает так легко и непринужденно, что смех возникает следом сам собой.
В доказательство Альт встает, сетуя на старческое, и удаляется из подсобки - нужно же показать. Справедливость обязана торжествовать, чтобы мир не летел в тартарары, и начинать с макарон выглядит хорошей идей. Не дай бог Джонни начнет распускать слухи, а люди перестанут тратить непомерные деньги на такие крошечные печеньки. Что потом? Бутылка воды на заправке дешевле, чем в супермаркете?
Картонная коробочка из четырех уже не сомнительных макарон приземляется к сэндвичам на столе. Альт всем своим видом говорит о том, что не уйдет и не отпустит Джонни на свободу, пока тот не попробует. И пока не согласится - тоже. Не то чтобы ей хочется его отпускать.
- За счет заведения, - за счет ее зарплаты, конечно же, но представление стоит каждого цента.
Теплый сэндвич отдается утробным урчанием живота: за всей злостью, тянущейся с вечера пятницы, Альт забывает, что нужно есть. И та может поклясться, что ничего более потрясающего в жизни не пробовала: чего стоит один только сыр, паутинками отлипающий от обертки.
- А ты знаешь такой стишок? Я бы послушала, - отвлекается всего на пару секунд от лучшего в мире ужина, протягивая руку в сторону Джонни. - На, подержи.
Если перемирие и подписано, то явно без условия следить за сказанным - работает в обе стороны, и Альт не стесняется об этом напоминать. Пусть уже и без привычной злобности и невозможности выразить симпатию как-либо, кроме попыток вывести из себя.
- Черт, всего лишь десять? Я ставила на пятнадцать детей и четыре развода. И какую-нибудь психологическую травму с отцом. Он тебя не замечал? Должно же быть разумное объяснение каждой из двадцати семи, - Альт говорит абсолютно беззлобно: его внимание к барышням внезапно перестает быть обидным.
Думает всего полминуты, выбирая из памяти историю по запросу напротив.
- Например, как я сбежала из дома в шестнадцать за мечтой в большом городе? Хотела стать актрисой, но оказалось здесь и зависла на пару лет, - Альт тянет слова так же, как сыр из сэндвича. - И потом оказалось, что городу насрать, а мне теперь приходится сводить концы с концами и молиться, чтобы босс не урезал зарплату. А там, дома, есть моя старшая копия, которая всю жизнь радовала родителей отличными оценками и не оставила мне и шанса переплюнуть ее поступление в Калифорнийский технологический. И я скорее выйду в окно, чем вернусь обратно, чтобы выслушивать «мы же тебе говорили». Но такую историю может рассказать каждая третья.

+3

32

Он должен был догадаться, на самом деле. Это было настолько очевидно, что теперь собственный комментарий по поводу отвратности печенья выглядит какой-то глупостью вселенских масштабов. Смеяться это, впрочем, не мешает нисколько.
Я должен был понять. — фыркает, провожая взглядом фигурку Альт, улыбка с лица не сходит, появляется желание аплодировать чужой находчивости. Впрочем, вместе с этим зарождается мысль и фейспалм залепить, спросить её, как не стала очевидной его собственная симпатия, если он с нескрываемым упорством продолжал приходить, несмотря на  зачерствевшие печеньки и вечно перепутанные заказы.
Абсолютно же ясно, что посещать кофейню он продолжает совершенно не из-за желания полакомиться. Во всяком случае, не тем, что представлено в меню.
А вот картонная коробочка на поверхности стола становится неожиданностью. Брови поднимаются в удивлении, он не успевает себя остановить, потому что настолько непосредственно вручённый…подарок (?) сбивает с толку.
Вскрывает коробку мгновенно и тащит одно пирожное, ломает на несколько частей и отправляет один кусочек в рот. Да, разница поразительная, конечно.
Вкусно. — другие слова излишни совершенно, он не в состоянии оценить истинный вкус, потому что успел перебить всё куском сэндвича, но всё равно готов признать: глупо сравнивать старые пирожные, которыми его пичкали до этого дня, с тем, что аккуратно лежит в коробочке.
Руку чужую берёт по инерции. Знает, прекрасно, что речь шла о сэндвиче, но какая разница?
Отца вообще не было. — выходит серьёзнее, чем планировалось. Он вообще не должен был на этот вопрос реагировать, свести всё к шутке или отмолчаться. — Был, технически, конечно, но в моей жизни он решил не участвовать.
Хмыкает весело, давая понять, что на этой теме зацикливаться не стоит. Что было, то было. Искать этого ублюдка, который оставил мать, он никогда не собирался, потому что знал — точно слетит с катушек и постарается заставить его пожалеть обо всём.
И как, симпатичная эта твоя старшая копия? — дразнит, делает несколько больших глотков из бутылки и отламывает от сэндвича ощутимый кусок. Ещё тёплый сыр тянется тонкими нитями.
Карьера актрисы — та ещё шляпа, ты ещё порадуешься, что ничего не вышло, отвечаю. — ещё один глоток холодного пива. Руку чужую пора отпустить. — Значит, ты в семье за плохую девчонку?

+3

33

- А стишок о любви? - руки, скрещенные в немом согласии, приятно отдаются теплом.
Альт смотрит на него неотрывно, всем своим видом доказывая серьезность сказанного; переводит взгляд всего на секунду на свои пальцы поверх его, кивает практически незаметно - вот это вот самое. Дает шанс спрятать симпатию за глупой шуткой, проверяя и его, и себя. Не знает, чего хочет больше: услышать стишок или понять, что и так хорошо.
Переход от ссоры до обволакивающего спокойствия все еще дребезжит своей резкость, но вроде как все равно? Словно нет ничего странного в том, что сидят вдвоем в подсобке за разговорами и пикником - Альт не нравится сладость названия, но не знает, как иначе это все описать - и поднимают темы, которые не для всех.
Из ее подруг едва ли найдется одна, которая слышала то, о чем Альт сейчас говорит в хладнокровном спокойствии. Эффект незнакомца работает? Не потому ли, что часть - крошечная и практически молчаливая - верит в мимолетность мгновения.
- Он многое потерял, - Альт заминает свое смятение короткой усмешкой - не давит, да и зачем.
Пиво холодное и сочетается с сэндвичем в миксе запретности и полнейшей наглости.
- За лучшего работника месяца! - подносит свою бутылку к его, чтобы стукнуться, и делает пару глотков. В театральной манере обижается на вопрос про сестру перед тем, как парировать: - Уже хочешь познакомиться с моими родственниками?
Альт поворачивается боком - смотреть на Джонни, не пытаясь скрывать интерес, отдается легким налетом нервозности. Чем-то куда серьезнее, чем глупым подглядыванием, присущим какой-нибудь пятикласснице.
- Я в семье за тупую, наверное, - смеется, потому что не обидно ни разу.
Пусть думают там, что хотят, и подпишут каждую висящую фотографию - Альт достаточно взрослая, чтобы подсчитывать свои провалы самостоятельно. Новый - в особенности; сидящий напротив с целой кучей сигналящих знаков по сторонам. Альт убирает руку нехотя и жалеет с первой секунды образовавшейся пропасти, но серьезность рожденного в голове вопроса не отпускает из лап.
- Это ведь не еще одна банальная история, где я действительно окажусь просто двадцать восьмой?
Сэндвич в руках забирает на себя все беспокойство, пока пальцы ковыряют обертку и сыр.

+2

34

Стишок останется на другое свидание.
Подкат выходит достойным уровня какого-нибудь пятиклассника, не иначе. Остаётся только улыбнуться, мол, так с самого начала и планировалось всё, никакой нервозности внутри он не ощущает, как и подобает человеку, сменившему двадцать семь пассий за последнее время.
Другого свидания может не быть по многим причинам: в этот вечер ещё всё имеет шансы пойти не так, на следующий день очарование проведённого вечера исчезнет, он сам в очередной раз найдёт сотни отговорок и никогда больше не перезвонит, например.
Другого свидания может не быть хотя бы потому, что и эти посиделки в подсобном помещении после порыва разорвать друг друга в клочья вряд ли можно рассматривать в качестве чего-то мало-мальски серьёзного.
От мысли о «серьёзном», даже такой мимолётной и лёгкой, тянет рассмеяться.
Шутка. — чужая короткая усмешка становится причиной замять тему, пойти на попятную и сделать вид, что что-то несуразное в своей откровенности не вылезло пару минут назад внезапно. Без пальцев поверх ладони как-то неуютно и пусто сразу. Об этом он тоже не хочет думать. — Не, обойдёмся без твоей родни. Хотя, пожалуй, отношения со мной подняли бы тебя с уровня последнего лузера.
Ей каким-то образом удаётся сметать легко и играючи всю выстроенную тактику поведения, что работала годами. Не подпускать невозможно. Игнорировать не выходит. Привычных грубоватых фраз становится недостаточно. Всё кажется каким-то угловатым и блеклым, когда она бросает один взгляд за другим якобы украдкой.
Для двадцать восьмой есть грустная история о сбежавшей в детстве собаке и срочном утешении, которое мне так необходимо. — такое говно срабатывает как правило, — Ничто так не лечит детские раны, как быстрый перепихон.

+2

35

Перепихон, кстати, действительно лечит. Не только травму от сбежавшей собаки, но и все проблемы с неумной энергией - помимо той что в штанах.
Логично предположить, что общего находится много: город, в котором живут, воздух, которым дышат, и кофе, который связывает похлеще, чем клей ПВА. Слухи о том, что любимое число Джонни - двадцать восемь, все еще ходят по улицам города; Альт больше не работает в кофейне, потому что это место абсолютно убогое без любимого клиента.
Вместо хуев в кружке - хуи из яичницы и сосиски на завтрак.
Вместо макарон - три спиногрыза (не два, потому что у лучшего друга Джонни их два, а подражать - для слабаков).
Вместо попыток задеть - попытки задеть.
Что-то должно оставаться вечным, в конце-то концов.

+2


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Прожитое » banana pancakes