POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » сослагательное наклонение


сослагательное наклонение

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

это то, что могло бы быть
это то, что могло бы иметь значение
это то, что стало бы - возможно - бытом и жизнью;
это то, что обесценила месть
изничтожив, заменив собой

это то, чего никогда не будет


// какое-то селение где-то в стране огня
// незадолго до смерти итачи
// капля пейринга в 2021

https://i.pinimg.com/474x/ae/01/10/ae011030332975a259f3ea1dba572963.jpg

+1

2

Убийство Орочимару - это не желание и не личная прихоть, а техническая необходимость. Живой Орочимару - преграда мести. Вот и всё. Что бы Саске не делал - это всё сводилось лишь к мести: вредно, полезно, индифферентно. Больше никаких критериев и меры значимости у Учиха не осталось. Не после тех ужасных, унизительных, разрывающих изнутри встреч с братом; не после того, как он каждый раз не оставлял ему выбора, сжимая тиски всё сильнее, дабы Саске шёл - и не сопротивлялся; совсем - по выстроенной для него дороги. К Тому Самому Дню. Ради которого он не умер когда-то и ради которого продолжал просыпаться каждое утро, преодолевая всё возрастающие в своем отсутствии причины жить.

Саннин был больным ублюдком - это правда. Он совершил множество преступлений, искал ответы на вопросы способами, что выходили за грань и прочее, и прочее, и прочее, что делало его убийство в целом делом благим, может даже благородным. Иронично, что рукой Саске, и иронично, что на самом деле вовсе не из-за личной неприязни; по большей части, на Саннина Учиха было плевать. Он не лучше и не хуже Конохи, имея свои причины, чтобы стать на сомнительный путь: Орочимару мало понимали, не давали ответов на вопросы, продолжали выстраивать не работавшую систему, продолжали воевать; Саннин радикальными путями делал то же самое, что и Коноха, и другие деревни - что мог. Пускай оно и чуждо Саске, пускай сам он по такому пути не последовал бы.

Орочимару мёртв. Итачи ждал, Саске искал. Однако знал, что неизменно оставался слабым; силы недостаточно, её никогда не хватит. У него было мало шансов одолеть брата даже - или особенно - силами Орочимару, что Итачи демонстрировал каждый раз, убеждая брата в этом. Теперь же, когда Саске остался сам по себе, когда сохранил всё, что мог взять у Саннина, ему стоило собрать ещё немного силы, укрепить себя и потренироваться самую малость перед тем, как наступит Тот Самый День. Итачи знал это, Саске знал это, а потому брат давал знаки и наводки, но не показывался напрямую: пройди этот путь, справься со всеми преградами, потому что если нет - ты слишком слаб для меня. А Саске, будучи послушным мальчиком, с самого начала лишенный выбора, следовал этому указанию. Иных путей не осталось. Иные не имели значения, выгорели. В конце-то концов, он Учиха; и должен отомстить. Другому Учиха - недостойному - за смерть иных Учиха. За свою смерть; так им и не заслуженную, отобранную. Ничего, Саске и это порешает. Всё, что он делал, всё, через что он проходил, всё, кого он переступал, всё, что терял и упускал - всё это неслось на алтарь ненависти, становилось мотивацией и придавало сил. Это всё из-за Итачи. И в этом месте, в очередном мирном городишке, Саске также оказался из-за него.

Акацки - это шайка исключительная. Сильная, организованная, опасная и так далее. У них свои цели, высокая стоимость услуг и исключительная сила, как и вес. Они же имели своё влияние и связи, как и не лишены конкуренции в своей нише: многие искали силу, многие охотились на исключительных существ и тому подобное. Не одним Саннином и Акацки мир больных ублюдков выстроен. Саске на них всех плевать, технический этап Орочимару пройден, а Акацки - это технический путь к ненавистному брату. Вот и всё. Сюда его привела преступность: Акацки, информация, не-конкуренты-но-не-совсем. Другая шайка весьма выдающихся шиноби, даже имевших мозг и способных принести проблемы. Местным, себе, в каком-то смысле даже Саске, если вмешаются в дела Акацки и отсрочат Тот День. Короче, таких надо убирать, хоть нукэнин и не любил убийства; особенно редки убивал с применением шарингана, потому что к чёрту ему все эти отпечатки навечно, их не стереть. Да и он по сути не самый плохой человек, которому просто не повезло, хах, родиться шиноби. Бывает. Идеальный убийца - это Итачи; младший же просто мститель. Вот и всё.

За шайкой он следовал уже какое-то время, неплохо их изучив и дожидаясь момента, когда их будет лучше всего не просто потрясти - может и ликвидировать, - но и заполучить кое-что из того, что они искали. Пригодится. Потому, договорившись с несколькими ниннеко [это казалось невозможным, если вы сами в прошлой жизни не были котами, но Учиха, похоже, был им не одну предыдущую жизнь подряд], Саске ждал подходящего момента. Как это часто бывало - ждал не один.

Разумеется, Коноха полезла и сюда; ничего удивительного, наемничеством и выживали. Если бы не собственные планы на шайку, то Саске бы вовсе в это не лез, никак не интересуясь. Но "если бы якобы", как известно. Планы имелись, коноховцы в нём - нет. Совсем иронично стало, когда он посредством нехитрых действий выяснил, кого именно направили на, очевидно, задание. Задание, очевидно, недооцененное; шайка серьезней и чуть умнее, чем казалось ему самому, и уж тем более куда более, чем знали те, кого отправили. Это могло принести некоторые проблемы. Значит, надо разобраться за коноховцев.

Они бы ни о чём вовсе не узнали, найдя своё задание - чем бы оно не являлось, хах - "порешенным", но. Ироничный момент про "кто", вы помните? Сакура. Опять. Снова. Это правда иронично. Коноха в самом деле страдала от недостатка кадров.

Сначала - недолго - Саске не понимал, почему решил провернуть всё... так. Вмешаться. Дать о себе знать. Он понял это лишь потом. Спонтанная мысль, нуждавшаяся ни то в опровержении, ни то в выжимке из неё пользы - это сделало принятое полу-спонтанно решение единственно правильным. Отчего-то Саске знал, что оно приведёт нукэнина к тому, что ему нужно. Нет, не к Акацки, но к поводам ненавидеть; ещё сильнее, ещё больше.

- Не суйся, нарвешься на проблемы. Они знают, что вы за ними следите, - резким движением куноичи оказалась утянута за руку, что пережата в одной из точек у запястья - это больно и ограничивало движения, никуда не смыться и не дёрнуться, в то время как меч перекрыл путь, ограничивая ещё больше. Ниннеко делали свое дело, позволив быть незаметнее. Саске где-то совсем рядом, его присутствие сейчас тяжело спутать с чем бы то ни было, тепло буквально можно почувствовать, если не само дыхание. Нет, не имелось намерения убить или покалечить: иначе бы это уже случилось. Как и "отключать" тоже, иначе Сакура бы уже была "не здесь". Стоило бы её это сообразить, желательно без тормозов. - Здесь я разберусь, возвращайтесь в Коноху.

Пока городишко готовился к какому-то местному празднеству, более людный и заполоненный незнакомыми здешним обитателям лицами, по "ту" его сторону разворачивалось многое: шайка, коноховцы на задании, Учиха Саске, сам вышедший на контакт.

+1

3

Шаг за шагом - можно только идти вперёд. Миссия за миссией - можно только набираться опыта, в надежде продолжать, казалось бы, бесконечный бой. Когда-то, много дней назад, Цунаде сказала, что никогда нельзя закрывать глаза, пока враг перед тобой. Вот Сакура и не закрывала. Возможно, она просто… боялась, что может пропустить среди врагов одно до боли знакомое лицо. Если бы… у неё тогда хватило сил. Но тот момент упущен, ушёл безвозвратно. Осталось надеяться, что такое больше не повторится. Ведь все заслуживают тот самый необходимый второй шанс.

Дни шли тягуче, медленно. Один за другим, давя своей обыденностью. Времена года сменяли друг друга, неспешно даря яркие всполохи событий: ведь судьбу шиноби никогда нельзя было назвать скучной. Там, где любая миссия могла стать последней, новый шаг измерялся ударом сердца. Когда мышцы перестанут сокращаться, когда взгляд померкнет, то путь будет завершен. Но покуда воля Огня и тёплое, отравляющее сердце, чувство горели внутри, Сакура была готова идти вперёд. Новый шаг, новый глухой удар, эхом отражённый в ушах.

В этот раз группе из Конохи, куда входила Харуно, поручили слежку за опасными элементами, чья угроза чуть ли не была сравнима с Акацки. Правда, ранг опасности никогда не мог достоверно отразить всей готовящейся бури. Сакура была единственным медиком в отряде, поэтому к основной слежке её не допускали, что же – куноичи умела работать в команде, держась отведённой роли. По крайней мере, на какое-то время, по крайней мере, пока взрывной характер не укажет иное, по крайней мере, пока не возникнут особые обстоятельства. А они возникли.

Его появление было настолько же внезапным, сколько и сбивающим с толку. Тонкий аромат, который сначала казался выдернутым из снов, резко ударил в нос, когда Учиха оказался близко. Захват отдался небольшой болью в области у запястья, что в каком-то смысле дало возможность отличить сон от реальности. Саске, а это действительно был он, появился как снег летом, неожиданно и головокружительно унося все мысли прочь, заставляя дыхание замереть. Какое-то время куноичи просто смотрела на него, погружаясь в глубину его тёмных глаз, не в силах что-то предпринять, губы беззвучно произнесли имя шиноби, заставляющего сердечную мышцу сжиматься раз за разом без всякой надежды на избавление от тягостного чувства.

- Нарвусь на проблемы? - голос Сакуры прозвучал чуть тише, чем обычно, и виной тому было не беззащитное положение, а жгучие дыхание парня, что заставляло пойти мелкой дрожью, - Ты всё никак не поймёшь, что я не стеклянная.

Последнее слово прозвучало с особым нажимом. Сакуре надоело быть хрупкой, она никогда такой не была. Теперь уже не была. Теперь она была готова дать отпор. Другое дело, был ли он нужен? Если Саске хотел действовать, то его рука бы не замерла в напряжении, обнажая напряжённые мускулы. Харуно смотрела на него с вызовом, но не с тем холодным, с которым она смотрела на врагов, этот взгляд был полон угасающей надежды. Её дыхание стало чуть тяжелее, а слова чуть глубже:

- Ты переживаешь за меня, - Сакура произнесла эти слова резко и чётко, словно хотела уколоть Саске, прекрасно понимая, что холодное самообладание Учиха так просто не пронять, - Я никогда не отступлю, ты прекрасно знаешь… ведь… ты… всё то время был рядом.
Сакура сделала попытку освободиться, ожидая реакции своего пленителя. Был ли у неё запасной план? Конечно. Хоть сейчас Сакура не какое-то время потеряла голову, но здравый рассудок её не покинул. Она прекрасно была осведомлена о силе Саске, которой она так восхищалась. Харуно – отнюдь не дура, и уж точно не простушка, которую можно провести дешёвым представлением, но она слаба перед «родными» изгибами лица, перед тёплыми руками и согревающим дыханием. 

Харуно внимательно посмотрела на Саске, пытаясь прочитать какие-то эмоции на его лице, и, возможно, впервые его ледяная маска была полна трещин, словно что-то силилось пробиться наружу. Свободная рука сама потянулась к его лицу, словно хотела почувствовать непривычное странное тепло, неестественный снег летом, который появился так внезапно, разрывая цепь повторяющихся событий. Лицо, которое Сакура так часто искала в толпе, теперь было совсем рядом, поэтому - шаг, удар сердечной мышцы и капля крови…

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » сослагательное наклонение