POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » this is not my grief


this is not my grief

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/0f/2/55171.jpg[/icon]

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/0f/2/520826.jpg


gojō satoru x getō suguru; this is not my grief but a terrible a particular a small hole deep beyond belief deeper deep enough to own its depth to be depth alone.

+6

2

Смотреть на Годжо вновь — как оборачиваться на прошлое: даже злость внутри затихает. Становится солью. Это всего одно мгновение пустоты — фотография, на которой стираются границы неба и моря, — но Гето кладёт его под язык, чтобы не забыть. Пахнет лисьей мочой, волчьим горем, собственной слабостью. Руки — связанные — становятся мокрыми: Годжо видит его растоптанным. Гримаса ползёт от одного уголка рта до другого — Гето клонит голову набок, прикусывая кончик языка:

— Пришёл попрощаться?

Бессмысленный крик глохнет где-то внутри, будто эхо, брошенное между домами слюнявым окурком от сигареты. Гето привык, что разговаривать с Годжо так, словно проводишь слова через три языка в переводчике: пусть смысл доходит до него скомканным оригами, неясной тенью, погасшим свечным огарком. Чувства лучше держать в стороне, пока они не превратятся в камень: дать Годжо пустить их лягушкой по заспанной глади пруда, пусть развлекается.

Годжо никогда не просил о большем. Почему просит сейчас, почему дотрагивается до больного. Оставь смерть мне, отойди, не трогай.

Обида дрожит в уголке рта — делает его мягче. Улыбка гаснет, лицо преображается:

— Уходи. Уверен, кто-то ещё способен казнить меня... кроме тебя.

Гето глядит устало — это единственная злость, которая способна вырасти на этой земле: от неё после смерти не останется ни мстительного духа, ни тени, ни камня. Проклятье и то выйдет слабенькое: подуй на него — и развалится. Годжо делает его таким. Если бы он остановил тогда, всё было бы иначе, но теперь он привык быть собственной тенью.

— Оккоцу... справился, — Гето ищет в себе ненависть к мальчику, но не находит. Даже вздохнуть без боли не получается. Раньше бы Сёко его подлатала, а теперь что? — А я — нет.

Годжо так и не рассказал, за что он боролся. Ради чего становился сильнее. Гето, привыкший к его улыбкам, не спрашивал. Может быть, стоило.

Быть проигравшим — страшно, но Гето не проигрывает — Гето забывает, что удерживало его злость до сих пор.

— Почему ты здесь? — во второй раз выходит жалобно; Гето роняет голову.[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/0f/2/921107.jpg[/icon]

+4

3

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/0f/2/55171.jpg[/icon]Спасибо Оккоцу? Если бы Годжо пришлось убивать самому—
Он не разрешает себе додумывать эту мысль, выходить за её пределы, Гето не похож на человека, готового сражаться — это и хорошо, и плохо, будто Годжо вызвали его добивать, от этого слова пахнет так же, как от старейшин: слабостью, презрением, детской присыпкой, Годжо сам в этом виноват, наверное, потому что на полноценную битву у него был не один год, и каждый раз он отмахивался — от новостей, от взглядов Сёко, от каждого убитого Гето человека, Годжо не плевать на их смерти, но он был готов наплевать, будто Гето — играющий ребёнок. Детям прощают многое.

Не со зла — так, недоразумение.

— И попрощаться тоже.

В прошлый раз он не справился — сегодня вызвался сам, может, за ними послали кого-нибудь ещё, но Годжо никого не ощущает: только он, всё больше слабеющий Гето и безразличное трепыхание людей за завесой. В этот раз всё по правилам.

— Оккоцу хорош, правда? Он быстро учится. Тебе стоило прийти раньше — и не недооценивать моих учеников.

Годжо смотрит на воображаемые часы на запястье, подмигивает Гето, шумно вздыхает:

— Убить тебя, — едва заметно морщится, — думаю, у нас есть что-то около получаса — потом придётся делить территорию с кем-нибудь ещё.

Он усаживается у стены в метре от Гето (ближе подойдёт только к трупу), пытается стянуть с лица привычную браваду, вспомнить, как выглядит лицо Годжо-друга — оно наверняка чем-то отличалось от нынешнего; с ним разговаривали, чем-то делились, интересно, сколько он не видел Сёко, наверное, он скучает.

— Ну, ты знаешь, какие слова они используют. Устранить.

Он не тупой — мысленно он похоронил Гето ещё несколько месяцев назад, в тот же день, в который встретил Оккоцу: может, что-то почувствовал, может, не почувствовал ничего, и сделал логический вывод, вместе с Рикой обязательно появилось бы что-нибудь ещё, воздух гудит с каждым днём всё громче. Старейшины не слышат — им же хуже.

— Если хочешь знать — мне жаль. Речь заготовил?

+4


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » this is not my grief


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно