BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » hunt the bird


hunt the bird

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/L2v7xrO.png
[icon]https://i.imgur.com/ZNC5fPs.png[/icon]

+9

2

Джон вытаскивает из кармана два сгнивших пшеничных зёрнышка, чтобы кинуть их птицам, в надежде, что завтра не окажется, будто эти зёрна были его последней возможностью утолить голод, но в конце-концов в снегу умирать не так страшно, как на висельнице - Джон вздрагивает, думая об отце. Новости принесли тогда в тонких коричневых конвертах, ни один из которых не мог даже дать хотя бы тонкий намёк на содержимое. Джону хотелось бы быть ко всему этому готовым, а не выслушивать замечания о своём возрасте и понимать, что они правдивы. Он думал, что Дозор сделает его взрослым - сделал разве что послушным.

В одиночестве он думает о головах на пиках среди шума Королевской гавани. Вроде бы перестали быть варварами, а взгляд всё равно следит за мухой, которая садится на мёртвый глаз Старка. Джон непременно представляет голову отца с открытыми глазами, потому что знает - Лорд Старк будет продолжать смотреть на всех холодом Севера, даже после смерти.
Джон закрывает глаза, когда ему становится страшно.

Северное небо льётся, льётся, льётся и потом замерзает. Идти нужно осторожно, чтобы не уткнуться лбом в почти прозрачные столпы льда. Мальчики с Юга с этим плохо справляется. За стеной Джону правда кажется, словно и у него в кудрях застряла вонь Королевской Гавани.

сколько из вас упало с раздетых проводов?
сколько из вас осталось на стеклах дома?

Джон чувствует, словно у него спина покрылась длинными языками пламени. Ожоги становятся ледяными и покрываются узорчатой изморозью. Во рту привкус крови, как это бывает, когда он наблюдает за Призраком, вгрызающимся в свежее мясо. Глаза болят от белого цвета, настолько, что он несколько раз ловил себя на страшной мысли - здесь хорошо смотрелся бы красный. Раньше, когда всего казалось слишком много, он любил думать о том, как Арья сейчас, наверняка, громко кричит на каком-нибудь рок концерте, Санса чистит кисти для макияжа, Бран режет пальцы о страницы книги, Рикон пытается отчистить о слюней теннисный мячик, а Робб незаметно учится хмуриться так же, как отец. Теперь Джон совсем не знает о чём думать.

Поэтому он думает о снеге, о тяжёлых серых камнях, о количестве патронов, ноже в сапоге и рыжей девчонке, которую ему нельзя не убить.
Джон оборачивается, скользит взглядом по её огненным прядям и дальше в горизонт - достаточно ли далеко они отошли от отряда. Ружьё тяжелее, чем должно быть, поэтому он снимает его с предохранителя.

Если умереть на Юге, то со временем можно надеяться, что сквозь твои кости прорастут цветы. Если умереть за Стеной, в диких землях, то никто не положит твоё тело в каменный саркофаг - Джону нравилось думать, что, как бастард, он получит своё место, хотя бы под маленьким камешком. 

Свет кажется таким рассеянным, не знает куда упасть - белый снег его отталкивает, поэтому он приземляется ей на волосы. Джон глаза отводит через силу.

- Встань вон к той скале. Спиной ко мне, - ружьё как спасение и проклятье, режет руки сквозь перчатки. Джону даже не стыдно - по нему итак видно, что ему не нравится этот приказ, не нравится, что именно ему приходится его выполнять.

Зачем ему смотреть в чужие глаза перед летальным выстрелом.

- Встань.

Железо в его голосе слишком заметное - не с рождения был таким, а стал по вынужденным причинам. Раньше ему нравилось думать, что пока остальные Старки греются в замке, он делает хоть что-то им недоступное. Где сейчас Арья, Санса, Рикон, Бран ? В какой именно битве Робб погибнет или одержит победу ? У Джона есть клеймо Ночного Дозора, дающее ему безопасность. Что даёт клеймо детей изменщика ?

Даже здесь и сейчас он считал себя особенным, но обознался. Верный солдат, сражающийся за безопасность родных земель - взглянув на Дикарей, он понял, что просто смотрит в зеркало. Глаза в глаза. Поэтому, чтобы спустить курок, этот взгляд нужно разорвать. [icon]https://i.imgur.com/bdF8c7V.png[/icon]

Отредактировано Jon Snow (2021-03-27 19:32:26)

+4

3

Из неба, с высоты, они, должно быть, выглядят как два одиноких плевка на снегу. Великаны ходили по этой земле - низины стали отпечатками их ступней. Теперь они двое - два сгнивших зернышка, оброненных на снег, две капли крови из разбитого носа. У вороны нос кривоватый - видно, уже ломали. Кожаная перчатка скрипит, когда Игритт стискивает кулаки. Самой ударить тоже хочется - посмотреть потом, как красные капли засверкают на иссиня-белом насте.

Наст ломается с оглушительным треском, когда она делает шаг назад. Кажется, с тем же звуком обычно ломается воля к борьбе у загнанных в угол, взятых на мушку ворон. Этот смотрит - брови сведены, челюсти сжаты чуть не до скрипа. На мгновение становится смешно на него смотреть - перепуганный мальчишка. Потом Игритт вспоминает, что это она сейчас загнана в угол. Наст ломается, вместе с ним надламывается смешок где-то в груди - смешно все равно.

Скала возвышается над ними, готовая обнять их с материнской нежностью. Они умрут - рано или поздно они все умрут - и скалы и снег станут им надгробными камнями. Боится ли вороненок безвестности под шершавым холодным языком северного ветра?

тут пока не промёрзнешь — не станешь солью земли
от сердца до сердца мёртвым грузом холмы залегли

- Думаешь, я буду облегчать тебе задачу, вороненок?

Выходит громко, надрывно, глупый смех пробивается, ломает наст. Скала смотрит на них с укором. На один шаг назад приходятся два вперед. Игритт, кажется, совсем не страшно. Она не привыкла бояться таких, как Сноу - они всего лишь люди. Отец легко ударял ее по локтю, когда она слишком опускала или слишком задирала его. Учись держать ружье. Учись целиться.

Игритт целится - не ее это роль, быть добычей.

- Смотри, раз уж решил убивать.

Думаешь, олень будет покорно стоять и ждать, пока ты будешь его жалеть? Думаешь, волк будет стоять и показывать тебе свои клыки, пока ты будешь бояться? Думаешь, сила только в твоих руках?

- Что же ты думаешь, - шаги теперь выходят легкими, Игритт почти скользит по насту вперед, - я тебя жалеть буду?

Хочешь жить - борись. Решила убить - убивай.

- Решил убить - убивай.

До него остается всего пара метров. Если рвануться вперед, если выхватить ружье, если. Он может нажать на курок, и тогда это ее кровь заискрится на снегу, и в ее животе будет рваная дыра. Она знает, как выглядят раны от разрывных пуль - с такими ранами не живут. Но Игритт совсем не боится Ворону. Может быть, только чуть-чуть.

Остается только прыгнуть резко вперед, обхватить дуло ружья руками (молиться старым богам, чтобы Ворона и впрямь не осмелился нажать на курок) - ствол проходит у нее под рукой, вдоль тела, Ворона оказывается ближе, чем Игритт могла рассчитывать, и ей удается разглядеть крошечное пятнышко на радужке его глаз. [icon]https://i.imgur.com/ZNC5fPs.png[/icon]

+4

4

what if this storm ends? and i don't see you as you are now ever again.

Пока она находится слишком близко, чтоы прицелиться, Джон мимолётно радуется спрятанному в ботинке ножу, как ребёнок радуется своему первому велосипеду. Скрипящие педали, грязная от слякоти спина. Белый снег плавится, Джону остаётся только вывернуть девчонке руку и нажать на курок. Горизонт скачет пунктиром. Вспышка беды, как прилетевший в затылок снежок.

Сталь отражает снег, её рыжие волосы и бледную кожу. Джон режет торт на день рождения Арьи, каждому по ровному кусочку. Ему говорят, что человека резать не сложнее. Выстрел из ружья делает тебя безучастным ровно на количество шагов между убитым и тобой. Страшнее крика только бесконечная тишина Севера. Джон смотрит как отец убивает дезертира, выстрелом в голову, прислонив дуло к затылку. Игра сломанная.

Джон стреляет в мишени на вылет, а потом отворачивается. Картонки в дырках, Джон спотыкается о порог при выходе из тира. Он учит Сэма держать пистолет правильно, смотря всё в туже уродскую мишень. Обманка. Дважды не стреляют, дважды не убивают. Человек не похож на прямоугольный квадрат. Девчонка в его руках мягкая и тёплая.

- Отдай, - не давая ей дрыгаться, Джон вырывает ружьё из чужих рук.

Стены Чёрного замка корчат ему рожицы, и Джон по-началу боится на них смотреть. Они держат его в заложниках, пистолет приставив сразу ко внутренним органам. Граната вместо сердца, чека зажата в зубах. В Чёрном замке неуместно заклеивать стены подростковыми плакатами, и Джон смотрит в маленькое окошко на ровное чёрное небо. Стены дурачатся и лезут на потолок. Одна лишь Стена улыбается.

Дикарка улыбается похоже.
Её улыбка шумная, мороз тихий, как в божьем храме. Джон подсматривает за леди Старк, молящейся у Древа Старых Богов.
Джон чувствует себя нежным и хрупким. Чёрные скалы режут снег, как дикие ящеры. Джон злится, толкает дикарку от себя.

- Ты так сильно умереть хочешь ? - он не считывает её браваду. Не понимает. Адреналин бьётся об кадык, и Джон срывается на крик. Этот мир его всё равно не услышит. Страх он оставил у ворот Стены. - Твою мать.

Холод начинает пробираться под слои одежды, и Джон не смотрит дикарке в глаза, смотрит на волосы, чтобы согреться.

the perfect halo of red hair and lightning

- Твою мать.

Было бы проще, если бы он злился просто на неё, а злится сразу на всё. Его просто не хватает.

Когда всё совсем заканчивается, сквозь стиснутые зубы он говорит :

- Просто уходи. Я скажу, что убил тебя.

Ломит тело, как после кровавой драки, всё сжимается в рыжую точку, кроме паутины, в которой застревают мысли. Джон хочет научиться убивать врагов без звука, без паузы между вдохом и выдохом. Джон ещё не готов. [icon]https://i.imgur.com/bdF8c7V.png[/icon]

+3


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » hunt the bird