POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



remains

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/K4nmSyk.png

Joseph Oda x Stefano Valentini
Such relief
Every time
Taking life, to take what's mine
At the end
Here we lie
Here we're killers or we die

[nick]Stefano Valentini[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1808/314136.gif[/icon][sign] [/sign][fandom]the evil within[/fandom][char]стефано валентини[/char][lz]paint your scene, taking this to the extreme. masterpiece. dark design: <a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1802">your</a> last moments only mine.[/lz]

Отредактировано Jackie Welles (2021-02-23 01:09:39)

+3

2

[nick]Joseph Oda[/nick][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/06/29/35-1553896913.gif[/icon][fandom]The Evil Within[/fandom][char]Джозеф Ода;[/char][lz]What's up, danger?[/lz]

[indent]  [indent] Не умер и спасибо, да? Как-то так он себя и ощущал, как только пришёл в себя.
Восторг от происходящего не приходил ни через день, ни через неделю после того как его вытащили из «Маяка», Кидман не особо тянуло на разговоры, Джозеф же в лёгкой степени ощущал раздражение и чувство вины. Пусть и контролировать в СТЭМе он себя не мог – помнил всё до последней детали. Досадно, весьма.

[indent]  [indent]Если бы существовали аппараты для измерения скептицизма – рядом с Джозефом он был, взорвался с громким и неприятным свистом. Только вот, выбор не то чтобы был, верно?
[indent]  [indent]Он либо сотрудничает, либо сотрудничает, ах, простите и, конечно же, третий вариант – сотрудничает. Потому что перспектива отправиться на тот свет из-за собственных принципов не грела вовсе. Он привык наступать своим принципам на горло, так какая же здесь разница, что поменялось?

[indent]  [indent][indent]  [indent]Всё.
[indent]  [indent][indent]  [indent]Буквально.
[indent]  [indent][indent]  [indent]И он в первую очередь.

[indent]  [indent]Лучше работать с Кидман и быть живым, чем мёртвым, но настоявшим на своём. Да, весьма прагматичное решение -  продолжать сотрудничество с Мёбиусом. Пусть всё ещё вынужденное.

[indent]  [indent]А потом с ним постепенно начинают общаться, идти на контакт «весёлые и дружелюбные» от которых тянет радугой блевать. Видимо, работа с напарником повлияла на него сильнее, чем Ода хотел бы признавать даже самому себе. И всё было бы сносно, потому что «неплохо» это не про это место, только его имя на кой-то ляд коверкают, чем доводят до нервного тика.

[indent]  [indent]Что ещё за «Джо»? В его имени не так много букв, чтобы сокращать их в половину – всего шесть. Шесть сраных букв, которые ленятся произнести вслух. Каждый третий сотрудник, как несчастный калека, ушибленный на голову, боится потратить на одну секунду дольше, чтобы произнести его имя. Вот уж действительно в тёмные времена приходиться жить.

[indent]  [indent]Кривит губы, выражая невербально своё недовольство, потому что вслух говорить ничего не хочет. К чему ему тут выяснения отношений? С кем? Если с тем же Себастьяном был смысл вести диалог, даже спор, то «эти» не вызывали никакого желания кроме как слинять подальше от Мёбиуса.

[indent]  [indent]Только уйти, увы, он не может. Спасибо Кидман и за то, что его не вписали в списки без вести пропавших, дали работу; своеобразный способ «выделить» кредит доверия и попытаться переманить на свою сторону. Ода не питал любви к утопическом миру, где все живут в гармонии с собой и окружающим миром – слишком хорошо знает человеческую природу. Сам на ты с внутренними демонами после «Маяка».

[indent]  [indent]С ним проработал психолог: миллион бесполезных тестирований, бесед, просто, чтобы убедиться в том, что никаких фокусов детектив не устроит. А потом пихнули какие-то папки с делами, мол, на смотри и изучай, а если увидишь что-то подозрительное, то обязательно сообщи тем, кто занимается отбором людей в новую версию СТЭМа.

[indent]  [indent]Разговор на повышенных тонах – совсем несвойственная ему манера речи. Только вот и Кидман заслужила, столько времени работать с ними, стать частью команды, смотреть Себастьяну в глаза и так нагло врать о том, что на самом деле произошло с его семьёй.  И всё бы правда ничего, ну повздорили, ну поорали друг на друга, не люди что ли?

[indent]  [indent]Только Джозеф в силу профессиональной деформации навыков своих не утратил – заметил, как за ними кто-то наблюдал. А потом понял – за ним, а не за ними.
«Пора заканчивать с этим детским садом» твёрдо решает Джозеф, в очередной раз краем глаза замечая наблюдающего, но ничего не предпринимающего мужчину. Это как минимум жутко, а как максимум – очень и очень невежливо.

[indent]  [indent]Сотрудником тот не являлся, как немногим позже выяснил Ода, а значит, был одним из тех, кто действительно верил в программу Мёбиуса. Что уже как минимум странно, но довольно любопытно.

Любопытство сгубило кошку

[indent]  [indent]Можно ли считать безопасным для разговора небольшую библиотеку, где из людей только он и тот неизвестный наблюдатель? Вряд ли, но Джозеф рисковый, а ещё фортовый, так что испытает судьбу. Да и ко всему прочему, что он ему сделает? Словесно оскорбит? Смешно. Тот факт, что он вынужденно сотрудничает с недругами, автоматически не обнуляет его знаний и умений. Да, оружия при нём, но скрутить если что, он его успеет. Хотелось бы в это верить.

[indent]  [indent][indent]  — Не мог не заметить, что уже несколько дней ловлю на себя внимательный взгляд, — Джозеф особо не распыляется на вежливые «простите, извините, а можно тут сесть», начиная задавать интересующее вопросы прямо сходу, пытаясь задать тон разговора. Не выясняет отношения, не говорит с каким-то пренебрежением или претензией, мол, кем это ты себя возомнил дружочек, мне такое не нравится.

[indent]  [indent]Такая грубая тактика поведение не его тактика. Он лучше попытается выяснить всё при разговоре, а ещё лучше, не будет пытаться выяснять и просто поговорит. С кем-то, кто не сотрудник организации, которая чуть его не убила. Пальцы в перчатках постукивают по поверхности стола, а взгляд внимательно изучает собеседника напротив.

[indent]  [indent][indent]  — Могу ли я узнать причину?

+3

3

В: Почему для Вас важно это фото?
О: Это моя последняя работа в качестве военного фотографа. Этот снимок едва не стоил мне жизни… но он-то и стал толчком для моего творческого перерождения. Он открыл мне глаза на тот факт, что даже в ужасе и унижении может быть внутренняя красота. Возможно, мне никогда больше не удастся сделать столь значительного снимка…
В: Вы сказали, что он едва не стоил Вам жизни. Можете рассказать об этом подробнее?
О: Ну, вряд ли Вы не заметили, что у меня с глазом. [Смеётся] Внутри остался осколок, который врачи так и не смогли вытащить. Они говорят, он чудом не прошёл в мозг. До сих пор иногда болит, но я не обращаю внимания; это помогает мне сосредоточиться на том, что действительно важно: на красоте жизни и страдании. Это и есть основы моего творчества.

Перед Стефано на столе тринадцать фотографий. Поверхность ещё только подсыхает после проявителя, но на фотобумаге отчетливо видны кадры, которые успели зафиксироваться камерой. На пяти фотографиях из тринадцати солдаты ещё могли бы жить. Ещё на трёх — могло бы казаться, что никакой войны и вовсе не было. На шести или семи вообще не разобрать, где, что и как: все сумбурно, хаотично, смазано, отвратительно.

Стефано уже держит в левой руке объемную серебряную зажигалку [ладони, покрытые мелкими шрамами от осколков разовравшейся гранаты, сейчас не скрыты кожей перчаток]. Зажигалку обвивает даже не травление, а самая натуральная фигурка китайского дракона. Обнимает всеми лапами, укладывает голову ближе к щели, визуально обозначающей отделение крышки от основы. Словно ближе тянется к огню, которого не имеет.

На столе остаются едва ли две фотографии, остальные одиннадцать сожжены до едкого дыма в прозрачной пепельнице. Стефано, не глядя, берёт ближайшую к себе. На ней изображён парень, молодой, беспечно улыбающийся парень. Фотограф застал его в тот момент, когда он оборачивался, возможно, на зов, и, помимо улыбки на открытом лице, которое обрамляют непослушные, взлохмаченные каштановые вихры, можно заметить тень вопросительного изумления. Из-под рукавов кителя высовываются по-мальчишечьи узкие запястья, туго перемотанные бинтами. Край точно таких же бинтов торчит и над воротником. Стефано помнит этого парня. Он славился тем, что ловко выхватывал у товарищей ножи. Заодно научил и самого Стефано, как ловчее эти самые ножи метать.

И даже этот снимок попадает в лижущие объятия огня. Кончиками пальцев, перемазанных проявителем, Стефано чувствует колкое тепло, которое, кажется, расползается вместе с темной венозной кровью выше, прямиком к самому сердцу, которое размеренно перекачивает отравленную опьяняющую эйфорию по всему организму. Вместе с дымом под потолок взмётывается всё то гнетущее, что делало Стефано непохожим на себя самого.

Безымянный солдат ещё толком не успевает истлеть, а льдисто-голубой взгляд останавливается на одном-единственном снимке. Стефано медленно передвигает его ближе. Осторожно. Завороженно. Как величайшую драгоценность.

Тёмный веер дыхания смерти, который, кажется, вот-вот вырвется наружу из-за рамок фотобумаги. В самом центре композиции одинокая фигура солдата, застывшая в вечности ровно за секунду до неминуемой гибели. Именно этот взрыв унес жизнь улыбчивого солдата. И едва не убил самого Стефано. За секунду до. Настоящий шедевр. Все последующие фотографии – может, штук тридцать, не считал – солдатские казни. Каждая запечатлённая жизнь – не вспышка фотокамеры, а нажатие на спусковой крючок.

Это всё, что он помнит о войне. До сих пор иногда касается правой стороны лица, скрытой под неровно остриженной темной чёлкой. Чёртов осколок, он всё ещё там, где-то в глубине. Врос в плоть и мышцы, напоминает о себе колкой болью.

КОМУ: Претендент С.В.
Поздравляю Вас, искатель правды! Спасибо, что прошли наш тест на уровень духовности. Мы с радостью приглашаем Вас на следующий уровень Знания. Обратитесь в ближайший МЮ-центр, предъявите это письмо и перейдите с уровня кандидата на уровень МЮ-зелота. Это письмо гарантирует вам исключительное место на следующей церемонии очищения.

Прочитав это письмо, Стефано складывает его обратно в конверт и пишет на обороте:
ЛОЖЬ! СПЛОШНАЯ ЛОЖЬ!

Стефано запивает скуку чуть подостывшей черной жидкостью с ощущением слегка немеющего нёба и крепким кофейным запахом. Внимание, вопрос: сколько в этой кружке кофе или что это вообще за дрянь? Он согласился на предложение МЮ-центра не потому что они обещают заоблачное просветление и новые возможности. Он согласился… потому что ему нравилось спорить с Отцом Теодором. Наблюдать за тем, как у Отца [и кто зовёт его Отцом?] заканчиваются связные аргументы и начинается бессловесная пантомима, как два слова «за» разбиваются о десять «против». Юкико в этом плане лучше, но она – холодная рыба, которая предпочитает не вступать в конфронтации, а наблюдать и делать выводы. Скука, скука. Скука.

Единственный человек в этом Муравейнике не похож на штатного сотрудника, пусть и, вроде как, работает наравне с другими, теми, у кого на одежде можно заметить вытянутые красные значки. Держится обособленно, больше напоминает посетителя террариума, случайно забрёвшего в помещение с перебитыми стёклами и ползающими среди обломков чешуйчатыми гадами. Пренебрежение и неприязнь на лице, замешанные на коктейле из профессиональной отчуждённости.

В библиотеке тихо, прохладно и – что совсем неплохо – безлюдно. Все зелоты имеют право передвигаться по комплексу беспрепятственно, но эта свобода – лишь мнимая. Большинство коридоров перекрыты стерильно-белыми дверями с электронными замками-пропусками, кое-где стоят охранники [ненавязчиво, но на видном месте], а персонал общается с тобой как с пятилетним ребёнком – рассказывая обо всём «от» и «до», но при этом не объясняя совершенно ничего.

Пальцы в чёрных перчатках постукивают по поверхности стола. Стефано поднимает взгляд единственного уцелевшего глаза и с вежливым немым «а что не так?» едва пожимает плечами.

- Ловил удачный кадр, - флорентийский акцент отзвуком ложится на достаточно чистую американскую речь. – Профессиональное. Не переставать видеть. Не прекращать кадрирование. Не выключаться и включаться. Это непрерывно.

Нет, не выгорание. Профессиональное желание увидеть настоящие эмоции, которые у кукольных моделей всегда одни и те же – пластиковые, поддельные, до отвратительного сладкие. У невольного собеседника всё читается с лица – недоверие, чуточку непонимания, и что-то ещё.

А, может быть, профессиональное чутьё на тех, кто может принести неприятности.

- Или тебя интересует что-то другое?

Вряд ли дело только во взгляде.

[nick]Stefano Valentini[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1808/314136.gif[/icon][sign] [/sign][fandom]the evil within[/fandom][char]стефано валентини[/char][lz]paint your scene, taking this to the extreme. masterpiece. dark design: <a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1802">your</a> last moments only mine.[/lz]

Отредактировано Jackie Welles (2021-02-26 23:55:13)

+3

4

[indent]  [indent] Никто не любит умников. Особенно таких, которые пытаются спрятаться то ли за своей «уникальностью» то ли в какой-то странной попытке, попросту оградиться от остальных. Зачем? Зачем социальному существу поступать так с собой?
Намеренная изоляция может означать что-то очень серьёзное, а может быть простой особенностью.
[indent]  [indent] Рубить с плеча нет смысла. То, что ему не нравится чужое внимание, не делает человека плохим.
Хотя бы по той причине, что личные границы незнакомец не нарушил. Смотреть не равно трогать или лезть с неприятными и раздражающими вопросами, Джозеф может такое пережить.

[indent]  [indent] Чего он точно не может пережить, точнее, чего не может пережить его задетое эго – вот это дурацкое отношение, словно у него отрицательный iq. Что само собой, правдой не являлось. В конце концов, работу в полиции он получил не за свои красивые глаза.

[indent]  [indent][indent]  — Не переставая видеть что? — долго не думая, спрашивает Ода. Конечно же, каждый может видеть в меру своих знаний, опыта и т.д. И то, что сейчас делает Джозеф, а именно проецирует «свою» проблему на чужую голову, крайне глупая затея.
Никто не может видеть твою тёмную сторону. Он не может знать, что она у тебя есть. Во всей организации от силы человека три знают о твоих «особенностях» и им нет до тебя дела. Ему есть?

[indent]  [indent] Понятное дело, что так же, как мужчина наблюдал за Джозефом, тот наблюдал за ним. Считается ли это чем-то дурным с его стороны? Такое же нарушение личного, или это только у него такой пунктик на пристальные взгляды? Очень сильно хочется недовольно фыркнуть и скривить недовольно губы.

[indent]  [indent] Когда это все было просто? Видимо, он просто отвык от своей обычной работы, где порой приходилось по нескольку суток проводить с подозреваемым, чтобы тот раскололся. Ну ещё попутно следить за тем, чтобы Себастьян «случайно» не поколотил задержанного.

[indent]  [indent] От воспоминаний о прошлой жизни внутри все холодеет. Сможет ли он когда-то вернуться домой? Поговорить с родными и друзьями? Вернуться на работу и делать вид, что всё сейчас происходящее какой-то сюрреалистичный сон? Вряд ли.

[indent]  [indent][indent]  [indent]Человек напротив не вызывает доверия.
[indent]  [indent][indent]  [indent]Человек напротив вызывает ужас всех инстинктов нажитых годами.
[indent]  [indent][indent]  [indent]Человек напротив вызывает довольное и утробное рычание внутреннего монстра.

[indent]  [indent][indent]  — Что-то другое? Глухо повторяет, словно от этого появиться хотя бы один ответ. Недовольно хмурится, позволяя маске идеального равнодушия треснуть. Как быстро от «просто спросить» до «что-то не так, надо копнуть глубже» он позволяет себе пропустить мимо ушей переход на «ты»; как такового и не было, тон разговора почему-то перехватили прямо у него перед носом.

[indent]  [indent][indent]  [indent]Почему?
[indent]  [indent][indent]  [indent]Почему.
[indent]  [indent][indent]  [indent]П о ч е м у?..

[indent]  [indent] Джозеф мог бы с лёгкостью соврать. Мол, его попросили провести дополнительные интервью с добровольцами, чтобы окончательно решить. Решить что? Все его инстинкты и нутро кричат о том, что проблема не в том, как говорит незнакомец, не в том, как себя преподносит в этом муравейнике. Взгляд. Тот, что проникает глубоко под кожу и отравляет. Если немного помочь воображению, то можно ощутить движение ядовитой змеи, что сдавливает лёгкие, впивается острыми и ядовитыми зубами прямо в сердце, не давая шанса на побег.

[indent]  [indent] Он видел такой же взгляд у Викториано. Ничем хорошим это не закончилось для них. Каждый в каком-то смысле вышел живой, но сломанный. И у всех своя причина об этом молчать. Не то чтобы у Джозефа была возможность узнать мнение Себастьяна, ему хватило разговоров с Кидман.
[indent]  [indent] Которая так отчаянно пыталась бороться. Но есть ли смысл?

[indent]  [indent][indent]  — Раз уж мы сразу на ты, я – Джозеф, — не тянется с рукопожатием, не потому что брезгует чужим обществом. Личное пространство всё ещё готов ревностно охранять, а учитывая, что он и без того вылез из выстроенной зоны комфорта для данного разговора. . .

[indent]  [indent] В общем-то, руки убирает со стола, скрещивая на груди, наклоняя голову немного в сторону. Жест который, пожалуй, раздражал всех в участке. Потому что означал одно единственное – Ода включился настолько сильно в работу, что не пока не получит удолитворяющего его ответа – будет сидеть хоть до самого утра.

[indent]  [indent][indent]  — Да. Что-то другое. Как думаешь, что они на самом деле, «увидели» в тебе? Почему позвали принять участие в программе? Попытка ли это прощупать почву и понять где то самое «больное» место? Вероятнее всего, потому что Ода смотрит, но не понимает.
[indent]  [indent] Понимает, но почему-то не признает самому себе кого видит перед собой.

[indent]  [indent] Потому что Джозеф знает опасно мало про собеседника. Потому что ему не позволили узнать больше. Очередная идиотская проверка? Докажи, что тебе можно доверять и мы позволим тебе чувствовать себя немного лучше, чем грязь на ботинках, так это дерьмо здесь работает?

[indent]  [indent] Джозеф кусает себя за губу, погружаясь в размышления о том, какова на самом деле, цель всего этого дурдома. Как они отбирают людей? Почему позволили остаться ему в живых?
[indent]  [indent][indent]  — Зачем тебе это?

[nick]Joseph Oda[/nick][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/06/29/35-1553896913.gif[/icon][lz]What's up, danger?[/lz][fandom]The Evil Within[/fandom][char]Джозеф Ода;[/char][sign][/sign]

+2

5

«Не переставая видеть что

Стефано едва улыбается уголком губ:

- Перспективу.

Ответ весьма очевидный, по крайней мере для него самого. Столь пристальное внимание к собственной персоне нисколько не удивляет [сколько восхищённых и отвратительных слов было высказано о его искусстве – не перечесть], удивляет скорее пристальный взгляд, полный если не недоверия, то подозрительности. Валентини ещё не сделал ничего, что могло бы вызвать подобную реакцию, но даже отрицательные эмоции – лучше, чем их полное отсутствие.

Когда одна из тех девушек, не оставивших о себе иной памяти, кроме картин, захлёбывалась собственной кровью перед тем, как пасть с отсечённой верхней половиной головы, в её глазах читалась смесь животного ужаса и ненависти.

Ладонь для рукопожатия не предложена, да и сам фотограф не стремится к физическому контакту вот так сразу.

- Стефано.

Представляется, хотя наверняка все сотрудники – а это ведь, вроде как, тоже сотрудник? – знают всех если не по именам, так хотя бы по порядковым номерам. Порядковый номер. Одно эта мысль претит настолько, что на языке появляется фантомный привкус крови. Стефано не намерен оставаться даже в частице своей биографии чьим-то «порядковым номером».

Очередной вопрос напоминает сеанс у психолога. Или у психиатра, как повезёт. Юкико тоже такая – вечно о чём-то спрашивает, записывает в своём блокноте. Но по ней, по крайней мере, можно прочитать, какие выводы она может сделать, и как правильно ответить, чтобы эти самые выводы были нужными. Большинство человеческих эмоций и переживаний – уже давно ненужный рудимент, которым человечество отчего-то продолжает пользоваться. Стефано этого не понимает [не чувствует], но научился очень правдоподобно имитировать. Если хочешь, чтобы стадо считало тебя «своим», умей сливаться.

- Наверняка где-то у вас есть моё личное дело, - произносит почти лениво, - вот вы и скажите мне, что увидели и почему позвали.

Банальное предположение. Столько людей, постоянные проверки, отказ в просьбах выпустить из четырёх стен, и никакого контакта с окружающим миром. Если МОБIUS думает, что это не подозрительно – тогда он ещё больший дебил, чем можно предположить. Впрочем, если и вариант того, что глава организации на самом деле представляет, как всё это выглядит со стороны, и умело манипулирует естественными людскими инстинктами, держит в страхе. Ведь как известно: в момент ужаса кролики застывают на месте и не могут сопротивляться хищнику.

Банальные законы природы, как ни крути.

Беседа всё больше начинает напоминать «вопрос - ответ». Стефано замечает этот жест – склонённую в сторону плеча голову, - думает о том, что у всех у них есть привычки, заложенные на уровень неосознанности. Будь у него в руках балисонг или привычный охотничий с кольцом-навершием, со скуки крутил бы в ладони, перехватывая только на краткий миг.

Зачем его позвали в программу? Говоря начистоту, он согласился из банального любопытства. Или, скорее, из желания понять, к чему это может привести. Широкий спектр эмоций давно не вызывает никто и ничто, кроме процесса создания очередной работы.

Зачем ему это?

- Что – «это»? Участие в программе? – фотограф делает вид, что задумывается, хотя ответ всегда был буквально на виду. - Мне нравится ставить людей на их место. Отец Теодор, - слово «отец» буквально сочится ядом, настолько Стефано не признаёт МЮ-центры хоть сколько-нибудь на одной позиции с привычными людям церквями, - один из таких. Мне всего лишь интересно, к чему приведут наши с ним… разногласия.

Вот так всё просто и ничего криминального, не правда ли?

- А зачем тебе это всё?

[nick]Stefano Valentini[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1808/314136.gif[/icon][sign] [/sign][fandom]the evil within[/fandom][char]стефано валентини[/char][lz]paint your scene, taking this to the extreme. masterpiece. dark design: <a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1802">your</a> last moments only mine.[/lz]

+1