POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » Сансара


Сансара

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1869/976660.jpg
timeline: после наказания Лань Ванцзи, А-Юаню примерно восемь лет
Lan Sizhui // Lan Wangji
Когда меня не станет — я буду петь голосами
Моих детей и голосами их детей

+1

2

Сегодня - особенный день. И с самого утра Лань Юань был сам не свой: то чашку с чаем чуть не опрокинул на стол за завтраком, то ленту повязал не так опрятно, как следовало, то запнулся о порог комнаты для занятий, то... впрочем, мелкие неприятности не огорчали, а лишь отвлекали от взбудораженного волнения, от которого немного слабели колени и чесалось где-то у затылка. И чуть неприятно щекотало в животе.
А все потому, что Цзэу-цзюнь обещал, что вернувшийся на днях Ханьгуан-цзюнь уже сможет встать и провести с Юанем хотя бы часть дня. Конечно же, он все понимал, особенно то, что после столь долгого, не каждому, даже очень сильному заклинателю подвластному уединения Ханьгуан-цзюнь будет вынужден отдыхать и не один день. Но также А-Юань прекрасно помнил, как тепло, спокойно и уютно было на руках у Лань Ванцзи, и что именно он выхаживал его в дни тяжелой болезни Лань Юаня, события жизни до которой он напрочь забыл. И это не казалось важным, потому что очнувшись, он увидел в невероятно светлых глазах напротив заботу, тревогу за него и... обещание? Тогда он не слишком понял, что это значит, но сейчас был уверен, что это было обещание быть всегда рядом.
Разглаживая на себе вроде бы идеально сидевший пояс и поправляя и без того безупречно теперь повязанную ленту на голове, Лань Юань беспокоился, насколько он достоин быть приёмным сыном Второго Нефрита Гу Су Лань. Он настолько ровно сидел за столом, что уже через полчаса и сам понял - долго он так не выдержит. Зато, кажется, те иероглифы, что задал ему накануне Цзэу-цзюнь, получались ровными, красивыми и... спокойными. Видимо, совет главы клана Лань на счет спокойного дыхания во время любых упражнений, даже в каллиграфии, действительно был хорош. Да и мысли о том, чтобы написанное понравилось Ханьгуан-цзюню, помогала сосредоточиться на результате. Он пока еще не слишком умело набирал тушь на кисть, с большим трудом размалывал палочку туши для новых строк, но ведь он и правда тренируется - за последний год, говорят, он стал сильнее и даже вытянулся немного. Снова пришлось дышать правильно, как учил Цзэу-цз.нь, чтобы не ляпнуть кляксу прямо посреди уже наполовину исписанного листа.
Спина нещадно ныла, но Юань продолжал упорно заниматься, очень надеясь, что приёмный отец придет поскорее, оценит его старания и не будет разочарован. Он очень, очень-очень хотел порадовать того, кому был, как говаривали (несмотря на запрет обсуждать других) окружающие, его спасителем. Он услышал шаги на грани слышимости, столь легкие и спокойные, что даже не сразу сообразил, что это не ветер. Обернулся резко ко входу в комнату и спешно отложив кисть на подставку, вскочил на ноги, тут же забывая обо всем, чему его учил Цзэу-цзюнь - бросился навстречу Лань Ванцзи, улыбаясь счастливо и ощущая где-то в груди разливающееся, необъяснимое тепло при виде этого человека. Словно теперь ему и вовсе ничего на свете не страшно.
- Ханьгуан-цзюнь! - невесть откуда взявшаяся старая привычка сама собой вылезла в столь ответственный момент, и он почти уже повис на ноге у Лань Ванцзи, столь безупречного, идеального и красивого в своих белых одеждах, что у Юаня дух перехватило на подлете к нему. И все же, в последний момент он вспомнил главные правила ордена Лань, которые зубрил, как только научился читать и еще раньше этого даже, охнул и встал, как вкопанный прямо перед отцом. Смущенно почесал нос, тут же сложил руки в подобающем жесте перед собой и поклонился, приветствуя. - Доброе утро, Ханьгуан-цзюнь! Этот адепт виноват, что... что... - как он мог забыть формальные извинения? Стало до слез обидно, он ведь учил специально на такой случай, разве нет? И точно помнил все в точности еще вчера! даже еще ранним утром помнил! Подняв виноватый взгляд на Ланб Ванзци, он тяжко вздохнул и выпрямился. - Я... Лань Юань забыл, как принято приносить извинения.
Оставшийся возле носа и на его крыле след от чернил с пальцев, случайно измазанных в туши, служил доказательством вины не хуже свидетельских показаний.
[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1872/195441.png[/icon][nick]Lan Yuan[/nick][char]Лань Юань, 7[/char]

+2

3

- Тебе стоит увидеться с мальчиком.
- Хм?
- А-Юань. Он ждал тебя.
- Мгм.
Лань Сичэнь улыбнулся, явно без труда понимая, что на душе у младшего брата. Какое-то время он молчал, а затем кивнул и встал.
- Отдыхай.
Лань Чжаню оставалось лишь кивнуть. Он хотел было привстать, чтобы попрощаться, но был остановлен мягким жестом руки. Цзэу-цзюнь понимал его лучше многих.
Оставшись один, Ванцзи сидел, задумчиво глядя в пространство перед собой. Он вспоминал круглощекого мальчишку, что цеплялся за его ногу и радовался простой игрушке так, словно это было пределом его мечтаний. Наверное, это и было пределом мечтаний для ребенка, живущего с остатками выживших на горе Луаньцзан.
Ханьгуан-цзюн задумчиво перевел взгляд на окно. Он вовсе не планировал привязываться к этому ребенку, когда забирал его из пещеры. Да и вообще не думал, что это будет иметь далеко идущие последствия. Но Сичэнь прав, мальчику требовалось дать фамилию Лань. Не просто ученик, а тот, кто будет носить налобную ленту с изображением облаков.
Мужчина прикрыл глаза, вспоминая, а затем решительно встал. Привычно заложив правую руку за спину, он направился на улицу. Слабость еще одолевала его, но брат… Он снова прав. Как всегда. Ненадолго можно заглянуть. Просто посмотреть.
Мальчишка едва не снес его, едва Лань Чжань переступил через порог. Впрочем, воспитание Гусу Лань уже начинает давать свои плоды, похоже. Он несдержан - импульсивнее того же Ванцзи в его возрасте. Сколько ему сейчас? Семь? Восемь? И все же он смог совладать с порывом. В конце концов, сам Второй Нефрит рос в этой атмосфере с рождения и не имел в крови горячести Вэнь.
Он кивнул, принимая приветствие.
- Необходимо назвать свою провинность, - подсказал он. - Ты здорово вырос, А-Юань.
Ванцзи заметил испачканный в туши нос и тут же опустил взгляд на руки мальчика, затем посмотрел на низкий столик за его спиной, где, очевидно, юный ученик практиковал каллиграфию. С такого расстояния было сложно разглядеть его успехи, но над усидчивостью и аккуратностью, очевидно, еще следует работать. По губам Ханьгуан-цзюна скользнула слабая тень улыбки.
- Покажи, что ты успел написать сегодня, - попросил он, проходя вглубь комнаты. Лань Чжань, сидя в своем павильоне, пытался представить встречу с А-Юанем, но в голову ничего не шло. Однако непонятных смущения и неловкости, кои владели им при первом знакомстве, не было. Да и ребенок, хотя и напоминал о Вэй Ине, но не причинял этим напоминанием боли. Быть может, все дело во времени, что прошло с тех пор. А быть может, дело было в том, что Вэнь Юань подрос и получил фамилию Лань, белые одежды и налобную ленту.
Ванцзи прошел к столику и, откинув в стороны полы ханьфу, сел напротив того места, что недавно занимал мальчик. Он протянул руку к листу, но не сразу взял, а предварительно посмотрел на своего приемного сына.
- Можно?
И лишь дождавшись кивка, мужчина подтянул записи к себе. Он разглядывал иероглифы объективно, не желая давать ложную оценку лишь из личных побуждений. Потому Ханьгуан-цзюн вглядывался в каждую черточку, в каждый штрих и точку. Изучив все, он положил лист перед собой и, взяв в руки кисть, аккуратно убрал излишки туши, а затем поманил А-Юаня к себе.
- Гляди, - произнес он, делая для него образец. - Попробуй сам, - заклинатель передал кисть ребенку, неотрывно следя за каждым его движением.

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » Сансара