POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » 9999999999999999 км


9999999999999999 км

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

спросили, как пройти к домам
какие дома, когда из дыма уже вся страна
http://forumuploads.ru/uploads/0019/84/7a/2/763678.png
считать облака оказалось опасно для горла
беженец бежал от крови и видел ветер, выходящий из волка

[icon]https://i.imgur.com/1C2Komk.png[/icon][nick]Peter Glenn[/nick][status]bring me back my 2012[/status][fandom]the final station[/fandom][char]питер глин[/char][lz]бью злодея увлеченно, спасаю город. плечо тихо трогает сайдкик, говорит: что, скажи, тяжелее - сердце или смайлик?[/lz]

+9

2

От усталости, которую они вместе с собой приносят, чешется изнутри живот. Ветер шуршит пакетами лёгких. В щели между домами исчезает мышиный хвостик, за ним, привязанные, глаза Брэндона — спать не получается, голос скрипит сухими дверными петлями. Питер спал ещё меньше, это видно по дрожащим пальцам. Куртка пахнет землёй. Ещё немного — бензином и чужим телом. Хорошая куртка, они сняли её с мертвеца. Изнутри ещё можно найти едва затёртые чёрные пятна; Брэндону она нужна ещё меньше, чем тому бедняге, наверное. Какой смысл двигаться. Было бы смешно простудиться прямо в разгар конца света, но снаружи действительно стало холодать, тучи принесли за собой северный ветер, брызги дождя. Конечно, то убежище было для военных, но именно тогда уверенность Питера стала постепенно гаснуть — в машине стало заметно темнее, его голос зазвучал суше, будто бы постарел, и Брэндон ощутил странное для человека в его положении чувство — чувство потери. Зато теперь тепло. Можно сжимать кулаки в карманах, и Питер ничего не заметит.

— Не могу поверить, — Брэндон молчал так долго, что нащупать собственный голос оказалось заметно труднее. — Что у нас кончился ебучий бензин.

Машина, покашляв, замирает посреди поля. Город можно угадать только по мёртвому мерцанию вдалеке — все эти огни уже никому не принадлежат, это просто слепые пятна, пуговицы вместо глаз. От этой мысли Брэндону становится ещё неуютнее, чем раньше. Виски наливаются свинцовый тяжестью, он растирает их пятнами, прикусив уголок рта.

— Для человека, всю жизнь готовившегося ко Второму Посещению, ты на редкость сильно хочешь умереть. Не могу, блять, поверить.

Все верили, что они снова придут, но никто не готовился. Брэндон долго просидел без еды и воды, но не мог выйти из кабинета, даже чтобы просто поссать; в музее кроме него в живых никого не осталось. Заражённые оказались очень тихими — до него доносился лишь шорох шагов. Они скреблись в дверь неуверенно и бессмысленно, но от этого оказалось ещё сложнее заснуть. Потом появился Питер. Питер забрал его. Разделил воду и еду на двоих, но ничего больше не доверял. Казалось, чужое присутствие ему было довольно сложно переносить. Брэндон — наоборот, цеплялся за него изо всех сил; было страшно заснуть, казалось, что сон заберёт его, заберёт машину, вернёт зассанный угол, шёпот шагов, чёрных капель.

Смерть трусливая и неприятная.

— Ты мог бы хоть раз взять меня с собой.

Брэндон аккуратно закрывает за собой дверь (если бы хлопнул — Питер бы отшиб ему яйца). Воздух липкий и влажный, лижет щёку, как приставучая шавка. Кажется, они одни — нигде не видно ни людей, ни заражённых, ни этих ебучих капсул.

— Ну? И какой у нас план?[nick]Brandon Reed[/nick][icon]https://i.imgur.com/gxbrszF.png[/icon][fandom]the final station[/fandom][char]брэндон рид[/char][status]a light that i can't save[/status][lz]всё ещё считают гвозди в тесных желудках собак.[/lz]

+6

3

Великолепный был план, просто охуенный, надежный, блядь, как швейцарские часы: сын переселенца по невероятному везению находит приличную работу и увольняется с нее, как только у него получается скопить денег на Тачку Для Конца Света. Конца света, вероятность которого была меньше, чем его же собственный член. Питер бы не знал, что ему делать, если бы второго Посещения так и не произошло. Питер, в общем-то, не знает, что ему делать и с раскладами, которые он имеет сейчас. История о двух стульях, с которыми лучше бы постоять, но он ведь и здесь обосрался - сесть в итоге пришлось на тот, что с пиками. И ехать на нем от убежища до убежища, переводя патроны, бензин, спутников и нервные клетки.

- Закрой рот, Брэндон. Просто завали ебало.

Когда брат был жив, он все пиздел и пиздел на него, что тот полный кретин. Питер попрекал его судьбой отца и посылал брата нахуй, а потом, когда им уже почти нечего было жрать, потому что Питер всю жизнь сложил к идее о романтических поездках по умирающей стране, вдруг начал нащупывать в своем сознании что-то очень похожее на опухоль. Опухоль росла и росла, имела форму слова «долбоеб» и рассосалась, когда они все же соизволили вернуться и поцеловать Питера в макушку, как бы обозначив, что все его усилия были не зря, и что вот - садись в свою тачку с сабвуферами вместо печки и выживай.

Прикол, в общем, в том, что сейчас Питеру стыдно.
А еще очень, до боли в животе и тремора в руках, страшно.

- Сука! БЛЯДЬ! План? Брэндон, ты прикалываешься? Какой тут нахуй может быть план?!

К моменту, когда Питер нашел Брэндона в здании музея, он был уже третьим его спутником. Кореш, поехавший с ним в самом начале вместо брата, умер где-то на третьей или четвертой остановке, а бывший начальник, которого он подобрал с завода, в котором работал раньше, заебал его через три тысячи километров и полетел из машины нахуй на трассу. Брэндон третий, и Питер понятия не имел, что с ним делать, потому что тот ничего не умел: раны латал хуево, бегал и того хуже. Но зато всегда вовремя затыкался и подозрительно дохуя знал - Питер порой думал выкинуть его вслед за начальником, чтобы только не чувствовать себя на его фоне тупым. Чтобы чувствовать себя идиотом ему, в самом деле, было достаточно просто вспомнить о брате.

- Надо как-то дотолкать ее до Ристоля. Наверняка там будет бензин и еда. - Питер смотрит на Брэндона и думает: какой же ты тощий, блядь, ну нахуя ты такой? - Нужно, чтобы кто-то сел за руль, а кто-то толкал. - Думает: это тухлая тема, дотолкать не получится, мы потратим здесь двести лет и точно никуда не успеем. - Но поскольку ты бесполезный, а я рассчитывал на спутника, в котором больше трех килограмм, до Ристоля мы не докатимся.

Брат, если совсем коротко, был на его счет абсолютно прав. Осознание его смерти чешет Питеру затылок и почти накрывает собой липкие, дрожащие мысли о том, что, ему, блядь, делать дальше, но он до последнего держится фазы отрицания. Брэндон занимает второе сидение, и порой Питер, забываясь, обращается к нему по чужому имени («Кем он был? Друг?» — «Не твое дело») - сжимает потом зубы и долго играет желваками. Старается думать о чем-то хорошем, но с каждой сотней километров это дается хуже; Брэндон, конечно, не помогает и с этим.

- Собирай манатки, - кивает Питер и сам лезет в машину за курткой, битой с гвоздями, пистолетом и рюкзаком, - Если сейчас метнемся к Ристолю, то через час будем там. Найдем бензин и вернемся.

Сдохнешь, - думает Питер которые сутки подряд, - сам виноват. Но из тачки не выгоняет.

[icon]https://i.imgur.com/1C2Komk.png[/icon][nick]Peter Glenn[/nick][status]bring me back my 2012[/status][fandom]the final station[/fandom][char]питер глин[/char][lz]бью злодея увлеченно, спасаю город. плечо тихо трогает сайдкик, говорит: что, скажи, тяжелее - сердце или смайлик?[/lz]

Отредактировано Kaeya (2021-03-17 07:33:18)

+6

4

Наконец-то Брэндон понимает, что произошло. Так бывает, когда сосед наконец выключает слишком назойливую мелодию — удивляешься тишине, пытаешься вспомнить, что тебе мешало всё это время. Мотив исчезает из головы, напеваешь его — сбиваешься. Ничего не выходит. Так и здесь: кто-то спрятал его тревогу, пока он спал. Что-то случилось — нет, наоборот: что-то случалось, случалось уже слишком долго, и теперь, перед смертью, он чувствует себя спокойнее, чем когда-либо.

Брэндон никогда не умел рассказывать свою собственную историю. Рядом с теми, про кого он читал, история как-то съёживалась, казалось маленькой и неприглядной. Это длилось долго, а потом, в один день, она обиделась, что на неё никто не обращает внимание, и ушла. Брэндон так её и не рассказал. Ощупывал пустоту, оставшуюся после неё, пытался вспомнить, какой она была раньше. Сейчас это всё неважно. История Брэндона кончилась. Эмоция Питера шагает в него, расправляет руки и ноги, вдевает голову в его голову. Его историю отследить проще — она переживается ярче, чем своя собственная: Брэндон вновь становится наблюдателем, но на этот раз эта мысль не отзывается жалостью к себе.

Может быть, его подобрали только для того, чтобы он стал свидетелем происходящего. У Питера жизнь яркая — это видно по его глазам: Брэндон помнит, как вздрагивал, когда наталкивался на такой взгляд в автобусе. От него тепла больше, чем от костра, и если раньше хотелось отвернуться, сейчас он не боялся потрогать, протянуть руку. Огонь обращался в солнечного зайчика, ел у него с ладони, Питер был полной противоположностью того, чем был Брэндон, и лучше всего — то, что он этого даже не замечал.

— Хорошо. Как скажешь, — он вежливо улыбается. — Может, дашь мне что-нибудь? Правда, я не умею стрелять.

Если попробовать шагнуть в этот животный страх, от него ничего не останется. Брэндон не умрёт. Не может умереть. Ему даже терять нечего. Где-то под языком разливается горечь. Пахнет дождём. Это могла бы быть очень хорошая осень. Брэндон закрывает глаза, прячет руки в карманы, этот парень таскал вместе с собой жёлуди и каштаны. Был настолько привязан к миру, что стремился отломить себе от него кусочек, разворовывал его по частям. Его смерть отзывается большей горечью. Питер не поймёт. Не надо ему рассказывать.

— Ты всегда собирался путешествовать один?

Брэндон пинает камешек, лежащий перед ним на дороге, тот отскакивает в темноту. Их не разглядишь — они легко сольются с тьмой, укрывающей поле, растворятся в тумане.

— Я пытаюсь понять, почему ты так мне не доверяешь.
[nick]Brandon Reed[/nick][icon]https://i.imgur.com/gxbrszF.png[/icon][fandom]the final station[/fandom][char]брэндон рид[/char][status]a light that i can't save[/status][lz]всё ещё считают гвозди в тесных желудках собак.[/lz]

+3


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » 9999999999999999 км