POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » disconnected lines


disconnected lines

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/TjDSoe1.png
[x]
Yet it seems even more incomplete
When we were there in person.
Half the day in half the room.
[icon]https://i.imgur.com/vAv4L5N.png[/icon][nick]Alex[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]Алекс[/char][lz]<a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1645">She</a> is lying on her stomach with one eye closed, driving a toy truck along the road she has cleared with her fingers.[/lz][sign][indent]ONCE IT WAS CIRCULAR AND THAT SHAPE CAN STILL BE SEEN FROM THE AIR[/sign][status]for better or worse[/status]

Отредактировано Ygritte (2021-03-17 16:40:08)

+8

2

сорок третий, пятьдесят первый, шестидесятый. наши атомы так по тебе скучали. не ищи нас. мы тебя-я
сами.

ее родители так быстро разбежались, вы знаете. кларисса смеется. да у меня сиськи медленнее растут, чем эта дрянь находит себе новых братьев. кларисса злится. вы не замечали, как много у нее общего с маргарет? анна плачет. анна, закрой свой рот! кларисса заканчивается там, где начинается ее скорбь. не могу поверить: алекс ведь убила майкла, как она может оставаться такой спокойной? мертвые офицеры садятся на краю этой скорби, делают ее глубже и кидают вниз камень. анна, мы устали от твоих выходок и сейчас же избавимся от тебя!

---------япривет, дорогая. что ты знаешь об этом месте?

алекс у костра итерацию за итерацией говорила ребятам, что женилась бы на клариссе или переспала бы с ней, но вместо этого в конце убивала. когда-то это травмировало, а потом перестало; умереть здесь - это ведь почти как вернуться домой. кларисса с каждым разом говорит что-либо все реже и реже - те слова и проклятия, которыми раньше ее рвало, сейчас, кажется, уже не имеют никакого значения. убивает алекс она теперь тоже молча. первую бесконечность раз это травмировало, а теперь вот, надо же, перестало; убить здесь - все равно что проснуться за пять минут до будильника. изменила что-то по-настоящему только смерть майкла.

восемьдесят девятый, девяносто пятый, девяносто седьмой. нам так холодно без тебя. мы так тебя-я
любим.

что мне делать? у клариссы дрожат губы. ее смерть ничего не меняет. анна тянется к ней, чтобы ее обнять. убери свои руки, анна! у клариссы болит голова. ее родители так быстро разбежались, вы знаете. кларисса слизывает с дрожащих губ кровь из носа. не могу поверить: она ведь убила меня, как она может оставаться такой спокойной? мертвые офицеры обступают клариссу со всех сторон. как анна может простить маргарет? мертвые офицеры толкают ее к краю скорби и просят бросить вниз камень. как я могу простить алекс?

---------ядо скорой встречи, родная. что ты помнишь о своей смерти?

раньше кларисса убивала алекс грубо и нервно, вся измазывалась в крови, а теперь, похоже, приноровилась. движения получаются плавные и четкие, а вот глаза у алекс, кажется, все менее и менее удивленные - это бы пугало клариссу, если бы она помнила предыдущий опыт убийства в деталях, но кларисса, конечно, не помнит. сначала ее перепачканные руки обмывали в соленой воде офицеры, а теперь и обмывать почти нечего. в прошлый раз кларисса, вроде бы, вытерла их о синие волосы алекс и сняла с ее трупа куртку своего бывшего. в этот раз она просит ее снять куртку заранее, и алекс, надо же, просто снимает. все сегодня дается проще.

- кажется, ты что-то, наконец, понимаешь. не так ли?

от убийства клариссу отделяют только сомнения и два метра дистанции. она берет в руки нож и знает: куртка больше не пахнет майклом, как если бы его никогда не существовало - мертвые офицеры делают ее скорбь глубже, и следующий цикл кларисса начнет еще более искалеченная.

сотый, сто семнадцатый, сто сорок шестой. ты не справляешься. не будь бесполезной. не будь анной. камень-я
не достигает дна.

[icon]https://i.imgur.com/p7dst1x.png[/icon][nick]Clarissa[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]кларисса[/char][status]child's play[/status][lz]тело, звонкое как телефон, и мобильное в той же мере, завтра станет бессловесным, как звери, как люди - обступит со всех сторон.[/lz]

+6

3

это майкл научил ее такому трюку: если повторить что-нибудь несколько раз, это потеряет свой смысл. домашка, домашка, домашка. видишь? уже не так страшно. если сложить листок вчетверо десять раз, на одиннадцатый он потеряет свою форму и перестанет быть листком бумаги. он станет плоским камешком - алекс выбирает его из кучи абсолютно таких же камней и швыряет в океан. швыряет, швыряет, швыряет - сколько раз это уже произошло? камни теряют свой смысл. но по воде расходятся круги, а алекс помнит гладкую тяжесть камня в ладони. но волна набегает на берег (набегает набегает набегает) и стирает оставленные камнем круги - алекс не успевает додумать свою мысль. следующий камешек становится запиской с именем: кларисса. женюсь на клариссе. трахну клариссу. (убью клариссу.)
убью клариссу.
убью клариссу.
убью клариссу,
исход всегда один и тот же. убью клариссу?

это майкл научил ее такому трюку. алекс пользовалась им слишком часто, и трюк потерял всякий смысл (алекс оборачивается через плечо, только чтобы поймать обрывок предыдущего повторения: майкла больше нет. майкла больше нет?) алекс оборачивается, чтобы увидеть отблеск ножа в чьей-то руке, но это не имеет никакого смысла, потому что рука ведет дальше, выше, а выше остается только багровый закат, он расползается влажным пятном по рубашке и неприятно липнет к телу. алекс слишком часто видела такой закат. окна ее спальни выходят на запад, и закат стал всего лишь определением шести часов пополудни. мысль о смерти оказывается совсем спокойной и отстраненной. алекс смотрит на закат, густой и горячий, родившийся у нее из живота с острой болью. собирает боль в ладонях - тяжелая, как камни. алекс подбрасывает в ладони плоский камешек: похож на предыдущий как две капли воды, как две слезы. обе слезы скатываются по щекам - не ее щекам, чьим-то чужим. она забывает, что ей нужно сделать.

take up arms, take my hand,
let us waltz for the dead

осознание становится чем-то бесформенным, и сначала алекс путает его со знанием об осах - в детстве в энциклопедии она читала статью об осах, так что она точно знала о них кое-что. но потом буквы встают на места, и на долю секунды она вспоминает. мысли давно стали похожи на радио - белый шум и редкие проблески хрипловатого бесполого голоса. этот голос повторяет, бесконечно зацикленный, одни и те же слова, которые, алекс готова поспорить, давно потеряли всякий смысл - для всех.

вместе с курткой алекс будто снимает со своих плеч еще что-то, утомительно давившее к земле. понимание - маленькая оса, путается в волосах и назойливо жужжит. а может быть, это просто радио. может быть, это бесполый хриплый голос по радио нашептал ей. алекс протягивает руку к клариссе. они недостаточно близко, чтобы она действительно могла к ней прикоснуться, и раскрытая ладонь так и повисает в воздухе - слишком белая, слишком маленькая. кларисса бросает на нее взгляд - тяжелый, но не тяжелее камешков, которые алекс швыряла в океан. камень снова становится запиской - сложенной вчетверо двенадцать раз. в записке всего пара слов, но алекс узнает их, как будто уже читала их прежде. она снова складывает листок вчетверо и кивает.

- мне тоже его не хватает, - говорит алекс так, будто все понимает. ей всегда было интересно, успел ли майкл подумать о ней. или о клариссе. внутри нет злости, только усталость и печаль - она понимает, и от этого становится грустно. - только ты его так не вернешь. [nick]Alex[/nick][status]for better or worse[/status][icon]https://i.imgur.com/vAv4L5N.png[/icon][nick]Alex[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]Алекс[/char][lz]<a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1645">She</a> is lying on her stomach with one eye closed, driving a toy truck along the road she has cleared with her fingers.[/lz][sign][indent]ONCE IT WAS CIRCULAR AND THAT SHAPE CAN STILL BE SEEN FROM THE AIR[/sign][status]for better or worse[/status]

Отредактировано Ygritte (2021-04-25 12:14:06)

+5

4

двести двадцатый,

кларисса пытается понять, кто бы плакал, если бы алекс сдохла — загибает палец за пальцем, а когда тех перестает хватать, пожимает плечами и вдруг понимает, что ей, в общем-то, все равно. тех, кто этого не заслуживает, почему-то любят всегда, но кто, в конце концов, плакал бы по атомам офицеров. сухая усмешка скрывает чужие истерические вопли; кларисса никогда не могла сказать этим воплям «хватит».

— это так утомительно.
у клариссы в этот раз хриплый голос,
— почему идиоты считают, что знают все лучше всех?
но говорит им сейчас не она.
— что за дрянная девчонка.

двести сорок седьмой,

алекс не удивлена, и это отбивает свой ритм тревожности; кларисса хватает куртку, как грабитель нервозно хватает под нож первого попавшегося заложника: дайте мне уйти, или я убью его! в этом сценарии, конечно, убивать было некого (кроме алекс - ну разумеется, куда без нее, куда без этой маленькой дряни), да и заложник здесь - только слепая память о человеке. в сухом остатке оказывалось, что и грабить ей тоже нечего: мертвые офицеры хватают клариссу за глотку и требуют, чтобы она их любила, - и кларисса, конечно, их любит.

двести девяносто де-

- о, родная, - микрофон передается клариссе, как только ее глотку перестают сжимать, - знала бы ты, сколько мертвецов я вынуждена любить, - куртка не пахнет майклом, - дело уже давно не только в нем, - но его атомы все еще запрятаны в изношенных карманах, в потертых швах и пуговичных дырках.

кларисса,

любовь к мертвецам - ей так кажется - чувство особенное и самое честное; от мертвецов, как известно, взаимности ждать не приходится, так что и любить их можно разве что вопреки. маргарет, наверное, была бы с ней солидарна, если бы не откинулась раньше времени. маргарет, впрочем, даже умерла через задницу - толку ни от нее, ни от анны, нет никакого.

любовь к мертвецам - самое честное чувство, но она не находит его в том, что у клариссы осталось от сердца, когда алекс раз за разом прекращает дышать. это кажется ей издевательством - но и ненависти ей найти тоже не удается; когда алекс прекращает дышать, внутри клариссы живут только чужие атомы - и с каждой новым убийством они все меньше и меньше довольны клариссой.

ТУПАЯ ТЫ СУКА!

у клариссы от майкла ничего полезного не осталось - у клариссы от майкла только злость и боязнь воды. алекс носит на себе его куртку, играюче переключает радиочастоты, наобум меняет чужое прошлое. я - говорит она - по нему тоже скучаю, но кларисса даже не понимает, кто ей майкл и какое он имеет теперь для нее значение, если алекс изменяла все целую бесконечность раз. майкл ли, офицеры ли. любить мертвецов - все равно что самой быть мертвой.

ПЕРЕСТАНЬ УБИВАТЬ

переспать с трагедией, жениться на памяти, убить свободу.
дело не в майкле, конечно. дело не в майкле.

И ЗАЙМИСЬ, НАКОНЕЦ, ВОСКРЕШЕНИЕМ!

[icon]https://i.imgur.com/p7dst1x.png[/icon][nick]Clarissa[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]кларисса[/char][status]child's play[/status][lz]тело, звонкое как телефон, и мобильное в той же мере, завтра станет бессловесным, как звери, как люди — обступит со всех сторон.[/lz]

Отредактировано Kaeya (2021-04-14 20:44:47)

+4

5

[indent] TIME, A SHORT SCAR OF A DEEP WOUND
они ведут счет.
алекс не помнит, чей голос звучит в ее голове - тот ли злой и обиженный голос, который бубнит и обзывает ее бесполезной ленивым субботним утром - слишком похожий на ее собственный; или это хриплый бесполый голос, который она слышала прежде по радио - между увлекательными фактами об острове то и дело скрипят числа методичного счета; а может, это кларисса? голос хриплый, считает она давно, и наверняка уже устала. кларисса открывает рот, и кажется, она сейчас скажет алекс прятаться.
[indent] WHO CAN HEAL THE DARKNESS AMONG DARKNESS?
они ведут счет.
кажется, они так и не решили, кто кого пойдет искать - алекс закрывает глаза; алекс открывает глаза. кларисса пропадает, кларисса появляется. ее красные волосы расплескиваются лужей гранатового сока по белой столешнице у них на кухне, и джонас говорит ей не переживать. алекс забыла, что переживала, пока джонас не напомнил ей - но теперь, когда у нее появилась бирка с подходящим словом, сосущая пустота внутри заполнилась тревожным переживанием. теперь она в волнении складывает пальцы в причудливые фигуры - на стене пляшет зайчик, за ним гонится волк волк, и волк пожирает зайчика, и все начинается заново.
[indent] IS ONE EYE OF OUR GREAT “WE DO NOT KNOW” OPEN?
кларисса смотрит на нее, и презрительная усмешка сминает ей лицо, словно это исписанный листок бумаги. алекс отстраненно думает, что если приглядеться повнимательнее, можно разобрать чудила и какжетыменябесишь и этовсетывиновата и маленькаядрянь, написанные размашистыми клариссиным почерком. алекс привыкла. алекс понимает. а иногда алекс забывает - совсем как сейчас, она забывает, кого она выбрала убить, на ком женится, и кого трахнуть. мир превращается в узкий луч солнечного света - он рассекает комнату ранним утром и нагревает узкую полоску на стеганом одеяле; узкая полоска света от пыльного светильника падает сквозь приоткрытую дверь, и алекс слышит приглушенную болтовню из гостиной; узкий острый луч рассекает реальность, и она сворачивается, тлеет, чернеет по краям.
[indent] IN PRECISE MOMENTS OF SUN I CAN HEAR THE ABYSS IN ITS WARMNESS
она ведет счет - сколько раз кларисса смотрит на нее живыми карими глазами (алекс знает, что на солнце можно разглядеть на радужке зеленые крапинки: она узнала об этом в то лето, когда они втроем - вместе с майклом - набивали карманы уютными летними днями, и с тех пор ни с кем не делилась этим знанием, сохранив его для себя). кларисса зовет ее родной и слово горчит обидой - алекс трет глаза, чтобы стало больнее. глаза щиплет, и она замечает, что клариссы снова больше нет, нет ореховых глаз, в которых порой куда меньше злобы и обиды, чем в словах. красное стекает с кончиков ее волос, алеет на ладонях, зарождается где-то в уголках глаз, в слезных каналах - алекс нужно быть готовой -
[indent] THE DELICATE SINGING HIDING IN EVERY QUESTION, THE “I AM WITH YOU” ON THE SKIN INCARNADINED.
никогда не получается; быть может, дело в том, что она отчаянно не хочет терять тепло карих глаз с потайными зелеными крапинками, в которых она находит понятную ей злость и грусть. когда кларисса лает на алекс чужим скрипучим голосом, становится страшно - хочется заорать, сорвав связки, лишь бы заглушить, лишь бы не слышать. вместо этого алекс прикусывает щеку и кидается на клариссу. нож дребезжит по полу где-то в стороне, и алекс сглатывает соленую от крови слюну.
[nick]Alex[/nick][status]for better or worse[/status][icon]https://i.imgur.com/vAv4L5N.png[/icon][nick]Alex[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]Алекс[/char][lz]<a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1645">She</a> is lying on her stomach with one eye closed, driving a toy truck along the road she has cleared with her fingers.[/lz][sign][indent]ONCE IT WAS CIRCULAR AND THAT SHAPE CAN STILL BE SEEN FROM THE AIR[/sign][status]for better or worse[/status]

Отредактировано Ygritte (2021-04-25 19:34:08)

+4

6

МОЛЧАТЬ!                                     
тут что-то происходит.                                     

кровь теплая и противная, и почему-то ей хочется измазать этой кровью свое лицо. если бы кларисса была кэрри из романа стивена кинга, она бы не возвращалась домой, чтобы оказаться зарезанной, потому что у нее уже давно не было никакого дома, зато вот кровь, опрокинутая из ведра ли, вышедшая ли через чужие раны - совсем неважно - ощущалась почему-то как своя собственная. вместо нее на нож прыгает алекс, и это, кажется, первый раз, когда клариссе для этого не приходится ничего делать. от кэрри в клариссе, впрочем, только первая буква имени и близость к нервному срыву. в ее голове это сравнение выглядело интереснее.

- дура, - говорит она равнодушно и отряхивает запачканные рукава.

чужая кровь ощущалась как собственная - боль, к счастью, не ощущалась вообще. офицеры повторяют и повторяют: боль для живых, детка, так что переставай выть как тупая сука. жалости от офицеров не приходилось ждать, а теперь, видно, из клариссы ее тоже хоть выбивай камнями. алекс больно, и это страннее всего: кларисса так часто видела, как она умирает, что совсем перестала воспринимать ее за живую.

- у меня ведь набита рука, ты знаешь, - кровь уходит с пальцев на язык и горчит как перезрелый сыр, - я могла бы сделать это аккуратно, но тебе как всегда нужно чтобы было по-твоему.

сейчас вот куртка пахнет атомами майкла, а в следующий раз о майкле не будет знать никто, кроме алекс. основная проблема была в том, что кларисса понятия не имела, как спасти офицеров. пожертвуй собой! - и она жертвует, люби нас! - и она любит. это, в общем-то, все, что она могла сделать - сраный потолок, вышка, дальше только истории про супергероев. кларисса всегда была ебаной сукой: самая красивая девочка в школе, самая бесталанная дочь в семье - любви хватало только на целых полчаса утром отражению в зеркале и на целых двух человек, где один потом убивает другого и любовь превращает в ненависть.

- ты запорола этот ран? - она садится на корточки рядом с алекс, - хотела побыстрее его закончить? отсюда не будет выхода, алекс. они хотят жить, и знаешь, что меня бесит больше всего? ты дала им на это надежду своими шаловливыми ручками, а носить их в себе приходится мне.

у клариссы любви ложечкой по консервному донышку - шкряб-шкряб - а они говорят ей: люби нас, а она говорит ей: я по нему, блядь, тоже скучаю. удивительно, как часто рядом с океаном хотелось ссать. сейчас, например, от смеха.

[icon]https://i.imgur.com/p7dst1x.png[/icon][nick]Clarissa[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]кларисса[/char][status]child's play[/status][lz]тело, звонкое как телефон, и мобильное в той же мере, завтра станет бессловесным, как звери, как люди — обступит со всех сторон.[/lz]

+3

7

алекс сводит вместе указательный и большой пальцы. руки дрожат, пальцы едва-едва не касаются друг друга. между подушечками остается пол вздоха, пол шага, и целое бесконечное мгновение, которое они с клариссой делят на двоих. какое самое маленькое число во вселенной? если не быть жадной, на сколько можно разделить одно мгновение, чтобы поделиться им со всеми, чтобы всем хватило? алекс вспоминает занудный, хрипловатый голос своего учителя математики - самое малое число во вселенной, его легко можно спутать с нулем, но не дайте себе обмануться, оно имеет совершенно иное физическое значение. все, что алекс может себе позволить - обманываться. что кларисса не сжимает пальцы на рукояти ножа, что она не делала этого прежде дюжину, или сотню, или тысячу раз. что под пальцами не проседает мягким болотным матрацем мох.
[indent] SOMETIMES THE LIGHT TRIES TO BEND AWAY
у них с клариссой осталось всего-то - миллиметр между указательным и большим пальцами. но если не жадничать - если она не будет жадничать - они столько всего могут успеть. сколько ранов успеют запороть, прежде чем пальцы соприкоснутся, прежде чем убежит последняя песчинка?

кларисса самая злая девчонка из всех, с которыми алекс приходилось встречаться. кларисса предлагает поиграть: правда или пощечина? где-то под ребрами поселяется холодное и острое - тревога. дурное предчувствие. какую правду кларисса хочет от нее услышать? - у клариссы красные волосы, красные грязные следы крови на щеках, красные дрожащие губы. и только глаза горят зло, устало - золотом, лимонадом в высоком запотевшем стакане на веранде, двумя монетками, гремящими в ярмарочном автомате. кларисса предложила игру - правда или пощечина, и алекс выбрала молчать.
[indent] SOMETIMES WE’RE THRUST AGAINST THE WALL
в словах им обеим тесно, что хорошего сделают ее глупые речи про тоску и потерю, про то, что они должны майклу что-нибудь, хоть что-то - жить, например. сделать все, на что у него не хватило времени. что хорошего сделают ее признания о том, что она забывает лицо майкла, и что кларисса - самая злая девчонка в мире - для алекс важнее, чем любая из оставшихся вещей майкла. и что она позволила бы клариссе отвесить себе сотню пощечин, если бы только это дало им возможность ненадолго сохранить что-то, что неумолимо ускользает из их пальцев. в словах им обеим тесно, и алекс отдает их все клариссе.

ее пальцы наконец смыкаются, мокрые от крови, и алекс не знает, конец ли это, или новое начало.
[indent] SOMETIMES THE WORLD WANTS TO SEE YOU CRAWL

[nick]Alex[/nick][status]for better or worse[/status][icon]https://i.imgur.com/vAv4L5N.png[/icon][nick]Alex[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]Алекс[/char][lz]<a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1645">She</a> is lying on her stomach with one eye closed, driving a toy truck along the road she has cleared with her fingers.[/lz][sign][indent]ONCE IT WAS CIRCULAR AND THAT SHAPE CAN STILL BE SEEN FROM THE AIR[/sign][status]for better or worse[/status]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » disconnected lines