POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » disconnected lines


disconnected lines

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/TjDSoe1.png
[x]
Yet it seems even more incomplete
When we were there in person.
Half the day in half the room.
[icon]https://i.imgur.com/vAv4L5N.png[/icon][nick]Alex[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]Алекс[/char][lz]<a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1645">She</a> is lying on her stomach with one eye closed, driving a toy truck along the road she has cleared with her fingers.[/lz][sign][indent]ONCE IT WAS CIRCULAR AND THAT SHAPE CAN STILL BE SEEN FROM THE AIR[/sign][status]for better or worse[/status]

Отредактировано Ygritte (2021-03-17 16:40:08)

+6

2

сорок третий, пятьдесят первый, шестидесятый. наши атомы так по тебе скучали. не ищи нас. мы тебя-я
сами.

ее родители так быстро разбежались, вы знаете. кларисса смеется. да у меня сиськи медленнее растут, чем эта дрянь находит себе новых братьев. кларисса злится. вы не замечали, как много у нее общего с маргарет? анна плачет. анна, закрой свой рот! кларисса заканчивается там, где начинается ее скорбь. не могу поверить: алекс ведь убила майкла, как она может оставаться такой спокойной? мертвые офицеры садятся на краю этой скорби, делают ее глубже и кидают вниз камень. анна, мы устали от твоих выходок и сейчас же избавимся от тебя!

---------япривет, дорогая. что ты знаешь об этом месте?

алекс у костра итерацию за итерацией говорила ребятам, что женилась бы на клариссе или переспала бы с ней, но вместо этого в конце убивала. когда-то это травмировало, а потом перестало; умереть здесь - это ведь почти как вернуться домой. кларисса с каждым разом говорит что-либо все реже и реже - те слова и проклятия, которыми раньше ее рвало, сейчас, кажется, уже не имеют никакого значения. убивает алекс она теперь тоже молча. первую бесконечность раз это травмировало, а теперь вот, надо же, перестало; убить здесь - все равно что проснуться за пять минут до будильника. изменила что-то по-настоящему только смерть майкла.

восемьдесят девятый, девяносто пятый, девяносто седьмой. нам так холодно без тебя. мы так тебя-я
любим.

что мне делать? у клариссы дрожат губы. ее смерть ничего не меняет. анна тянется к ней, чтобы ее обнять. убери свои руки, анна! у клариссы болит голова. ее родители так быстро разбежались, вы знаете. кларисса слизывает с дрожащих губ кровь из носа. не могу поверить: она ведь убила меня, как она может оставаться такой спокойной? мертвые офицеры обступают клариссу со всех сторон. как анна может простить маргарет? мертвые офицеры толкают ее к краю скорби и просят бросить вниз камень. как я могу простить алекс?

---------ядо скорой встречи, родная. что ты помнишь о своей смерти?

раньше кларисса убивала алекс грубо и нервно, вся измазывалась в крови, а теперь, похоже, приноровилась. движения получаются плавные и четкие, а вот глаза у алекс, кажется, все менее и менее удивленные - это бы пугало клариссу, если бы она помнила предыдущий опыт убийства в деталях, но кларисса, конечно, не помнит. сначала ее перепачканные руки обмывали в соленой воде офицеры, а теперь и обмывать почти нечего. в прошлый раз кларисса, вроде бы, вытерла их о синие волосы алекс и сняла с ее трупа куртку своего бывшего. в этот раз она просит ее снять куртку заранее, и алекс, надо же, просто снимает. все сегодня дается проще.

- кажется, ты что-то, наконец, понимаешь. не так ли?

от убийства клариссу отделяют только сомнения и два метра дистанции. она берет в руки нож и знает: куртка больше не пахнет майклом, как если бы его никогда не существовало - мертвые офицеры делают ее скорбь глубже, и следующий цикл кларисса начнет еще более искалеченная.

сотый, сто семнадцатый, сто сорок шестой. ты не справляешься. не будь бесполезной. не будь анной. камень-я
не достигает дна.

[icon]https://i.imgur.com/p7dst1x.png[/icon][nick]Clarissa[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]кларисса[/char][status]child's play[/status][lz]тело, звонкое как телефон, и мобильное в той же мере, завтра станет бессловесным, как звери, как люди - обступит со всех сторон.[/lz]

+4

3

это майкл научил ее такому трюку: если повторить что-нибудь несколько раз, это потеряет свой смысл. домашка, домашка, домашка. видишь? уже не так страшно. если сложить листок вчетверо десять раз, на одиннадцатый он потеряет свою форму и перестанет быть листком бумаги. он станет плоским камешком - алекс выбирает его из кучи абсолютно таких же камней и швыряет в океан. швыряет, швыряет, швыряет - сколько раз это уже произошло? камни теряют свой смысл. но по воде расходятся круги, а алекс помнит гладкую тяжесть камня в ладони. но волна набегает на берег (набегает набегает набегает) и стирает оставленные камнем круги - алекс не успевает додумать свою мысль. следующий камешек становится запиской с именем: кларисса. женюсь на клариссе. трахну клариссу. (убью клариссу.)
убью клариссу.
убью клариссу.
убью клариссу,
исход всегда один и тот же. убью клариссу?

это майкл научил ее такому трюку. алекс пользовалась им слишком часто, и трюк потерял всякий смысл (алекс оборачивается через плечо, только чтобы поймать обрывок предыдущего повторения: майкла больше нет. майкла больше нет?) алекс оборачивается, чтобы увидеть отблеск ножа в чьей-то руке, но это не имеет никакого смысла, потому что рука ведет дальше, выше, а выше остается только багровый закат, он расползается влажным пятном по рубашке и неприятно липнет к телу. алекс слишком часто видела такой закат. окна ее спальни выходят на запад, и закат стал всего лишь определением шести часов пополудни. мысль о смерти оказывается совсем спокойной и отстраненной. алекс смотрит на закат, густой и горячий, родившийся у нее из живота с острой болью. собирает боль в ладонях - тяжелая, как камни. алекс подбрасывает в ладони плоский камешек: похож на предыдущий как две капли воды, как две слезы. обе слезы скатываются по щекам - не ее щекам, чьим-то чужим. она забывает, что ей нужно сделать.

take up arms, take my hand,
let us waltz for the dead

осознание становится чем-то бесформенным, и сначала алекс путает его со знанием об осах - в детстве в энциклопедии она читала статью об осах, так что она точно знала о них кое-что. но потом буквы встают на места, и на долю секунды она вспоминает. мысли давно стали похожи на радио - белый шум и редкие проблески хрипловатого бесполого голоса. этот голос повторяет, бесконечно зацикленный, одни и те же слова, которые, алекс готова поспорить, давно потеряли всякий смысл - для всех.

вместе с курткой алекс будто снимает со своих плеч еще что-то, утомительно давившее к земле. понимание - маленькая оса, путается в волосах и назойливо жужжит. а может быть, это просто радио. может быть, это бесполый хриплый голос по радио нашептал ей. алекс протягивает руку к клариссе. они недостаточно близко, чтобы она действительно могла к ней прикоснуться, и раскрытая ладонь так и повисает в воздухе - слишком белая, слишком маленькая. кларисса бросает на нее взгляд - тяжелый, но не тяжелее камешков, которые алекс швыряла в океан. камень снова становится запиской - сложенной вчетверо двенадцать раз. в записке всего пара слов, но алекс узнает их, как будто уже читала их прежде. она снова складывает листок вчетверо и кивает.

- мне тоже его не хватает, - говорит алекс так, будто все понимает. ей всегда было интересно, успел ли майкл подумать о ней. или о клариссе. внутри нет злости, только усталость и печаль - она понимает, и от этого становится грустно. - только ты его так не вернешь. [nick]Alex[/nick][status]for better or worse[/status][icon]https://i.imgur.com/vAv4L5N.png[/icon][sign][indent]ONCE IT WAS CIRCULAR AND THAT SHAPE CAN STILL BE SEEN FROM THE AIR[/sign][fandom]oxenfree[/fandom][char]Алекс[/char][lz]She is lying on her stomach with one eye closed, driving a toy truck along the road she has cleared with her fingers.[/lz]

Отредактировано Ygritte (2021-03-21 20:32:17)

+3

4

двести двадцатый,

кларисса пытается понять, кто бы плакал, если бы алекс сдохла — загибает палец за пальцем, а когда тех перестает хватать, пожимает плечами и вдруг понимает, что ей, в общем-то, все равно. тех, кто этого не заслуживает, почему-то любят всегда, но кто, в конце концов, плакал бы по атомам офицеров. сухая усмешка скрывает чужие истерические вопли; кларисса никогда не могла сказать этим воплям «хватит».

— это так утомительно.
у клариссы в этот раз хриплый голос,
— почему идиоты считают, что знают все лучше всех?
но говорит им сейчас не она.
— что за дрянная девчонка.

двести сорок седьмой,

алекс не удивлена, и это отбивает свой ритм тревожности; кларисса хватает куртку, как грабитель нервозно хватает под нож первого попавшегося заложника: дайте мне уйти, или я убью его! в этом сценарии, конечно, убивать было некого (кроме алекс - ну разумеется, куда без нее, куда без этой маленькой дряни), да и заложник здесь - только слепая память о человеке. в сухом остатке оказывалось, что и грабить ей тоже нечего: мертвые офицеры хватают клариссу за глотку и требуют, чтобы она их любила, - и кларисса, конечно, их любит.

двести девяносто де-

- о, родная, - микрофон передается клариссе, как только ее глотку перестают сжимать, - знала бы ты, сколько мертвецов я вынуждена любить, - куртка не пахнет майклом, - дело уже давно не только в нем, - но его атомы все еще запрятаны в изношенных карманах, в потертых швах и пуговичных дырках.

кларисса,

любовь к мертвецам - ей так кажется - чувство особенное и самое честное; от мертвецов, как известно, взаимности ждать не приходится, так что и любить их можно разве что вопреки. маргарет, наверное, была бы с ней солидарна, если бы не откинулась раньше времени. маргарет, впрочем, даже умерла через задницу - толку ни от нее, ни от анны, нет никакого.

любовь к мертвецам - самое честное чувство, но она не находит его в том, что у клариссы осталось от сердца, когда алекс раз за разом прекращает дышать. это кажется ей издевательством - но и ненависти ей найти тоже не удается; когда алекс прекращает дышать, внутри клариссы живут только чужие атомы - и с каждой новым убийством они все меньше и меньше довольны клариссой.

ТУПАЯ ТЫ СУКА!

у клариссы от майкла ничего полезного не осталось - у клариссы от майкла только злость и боязнь воды. алекс носит на себе его куртку, играюче переключает радиочастоты, наобум меняет чужое прошлое. я - говорит она - по нему тоже скучаю, но кларисса даже не понимает, кто ей майкл и какое он имеет теперь для нее значение, если алекс изменяла все целую бесконечность раз. майкл ли, офицеры ли. любить мертвецов - все равно что самой быть мертвой.

ПЕРЕСТАНЬ УБИВАТЬ

переспать с трагедией, жениться на памяти, убить свободу.
дело не в майкле, конечно. дело не в майкле.

И ЗАЙМИСЬ, НАКОНЕЦ, ВОСКРЕШЕНИЕМ!

[icon]https://i.imgur.com/p7dst1x.png[/icon][nick]Clarissa[/nick][fandom]oxenfree[/fandom][char]кларисса[/char][status]child's play[/status][lz]тело, звонкое как телефон, и мобильное в той же мере, завтра станет бессловесным, как звери, как люди — обступит со всех сторон.[/lz]

Отредактировано Kaeya (2021-04-14 20:44:47)

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » disconnected lines