POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » shadows of the dying sun


shadows of the dying sun

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/JIwEiPh.jpg https://i.imgur.com/PeAViw9.jpg https://i.imgur.com/ztKSU9e.jpg https://i.imgur.com/czXKS6l.jpg https://i.imgur.com/DDQS8qT.jpg

▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼  shadows of the dying sun   ▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼
timeline: XXI век

gamers: A-Qing, Xue Yang

когда ты хотел бы загладить вину - а не перед кем, когда хотел бы просить прощения - а не у кого... если и встретишь кого - будь осторожен. не убей снова
не повтори ошибки.

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1897/183127.jpg[/icon][nick]Xue Yang[/nick][fandom]mo dao zu shi[/fandom][char]Ли Бейфен, 27[/char][lz]бывший безумец, бывший убийца, бывший героиновый нарик в попытках стать человеком[/lz]

Отредактировано Xie Lian (2021-04-05 18:29:16)

0

2

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1869/858893.gif[/icon][status]Слепышка[/status][nick]A-Qing[/nick][char]Дун Тинг[/char][lz]Когда смотришь в прошлое, зрение всегда сто процентов.[/lz]
— Стой! Куда! А черт!
— Девушка, осторожнее!
— Остановите ее кто-нибудь!
Крики людей смешивались между собой в единую какофонию, так что Тинг растерянно вертела головой во все стороны. Опять это происходит. Секундой назад она спокойно шла по переходу, и вдруг внезапная пелена на глаза. Девушка нервно облизнула пересохшие губы и вновь повертела головой.
— Помогите мне, — слабо произнесла она. — Я ничего не вижу.
Она ощутила чьи-то руки на своих руках, кто-то еще что-то говорил, но при этом тянул ее куда-то. Тинг не стала сопротивляться. Она вслушивалась до рези в ушах. Шум двигателей, резкий визг тормозов, сигналы. Девушка похолодевшими пальцами вцепилась в человека, что вел ее. Она ощутила ткань его одежды, сжала ее изо всех сил, нарушая всяческие возможные нормы приличия. Но ей было сейчас слишком страшно.
— С вами все в порядке, девушка? — голос был мужской, взрослый, но не старый. Тинг подняла голову, поскольку говоривший был выше ее на голову точно. Они остановились где-то, и ее слух улавливал разговоры. А еще теперь она слышала, как машины спокойно ехали дальше.
— Да, спасибо вам, господин, — отцепившись от рукава своего спасителя, девушка поклонилась. — Все в порядке.
— Может быть, я могу вас куда-нибудь проводить? — неуверенно спросил мужчина.
— Нет, благодарю вас. Так бывает. Скоро все наладится.
Ее собеседник, похоже, согласен с ней не был, но настаивать не смел, лишь убедил Тинг хотя бы проводить ее до ближайшей скамьи. На это она согласилась. Уже по дороге к безопасному месту зрение начало возвращаться. Она моргнула несколько раз, прекрасно зная, что какое-то время все будет как в плотном белом тумане, но это уже лучше, чем полная непроглядная темнота.

Авария, что сильно подпортила ее жизнь, случилась лет пять назад. Тогда она ударилась головой, и уже после полного выздоровления у нее случались нестерпимые головные боли и ухудшение зрение, но врачи не видели ничего плохого. Точнее врач — у Тинг не было слишком много денег, чтобы бегать на бесконечные консультации к разным специалистам. Ее заверили, что это всего лишь последствие травмы, которое нужно пережить, пройдет само. И девушка постаралась выполнить указание.
А полгода спустя у нее впервые полностью пропало зрение.
Сказать, что она испугалась тогда, это не сказать ничего. Хорошо, что все произошло дома, в ее собственной комнате, да и длилось это “затмение”, как Тинг сама звала эти приступы, всего пару минут, однако вдруг будто по щелчку пальцев оказаться в абсолютнейшей черной тьме было жутко. А потом все повторилось еще раз, и еще, и еще. Приступы повторялись, но не слишком часто, так девушка продолжала жить с этим, не наводя особой паники. Вот только в последний год все ухудшилось. Все чаще и чаще, все на более долгий срок. И вот уже дважды за неделю. Это пугало до дрожи, признаться.

Распрощавшись с приятным незнакомцем, что оставил ей свою визитку, Тинг еще какое-то время сидела на скамейке, давая возможность своим глазам вновь функционировать на полную. Пелена постепенно спадала, предметы приобретали четкость. И чем лучше она видела, тем мрачнее становилась. Похоже, пора что-то с этим делать, если, конечно, она не хочет ослепнуть окончательно. Не сводя взгляда с фонтана, у которого сидела, девушка стянула с плеч рюкзак и полезла в него. В кошельке было все довольно печально, баланс карты также оставлял желать лучшего. Тинг оставалось лишь тяжело вздохнуть. Что ж, делать нечего. Придется, похоже, просить денег у родителей. Девушка поморщилась.
Карандашные штрихи ложились один на другой, преображаясь в человеческую фигуру. Тинг по-птичьи склонила голову набок, разглядывая свое творение, затем чуть потерла безымянным пальцем, растушевывая линии, и вновь продолжила рисовать. Еще один человек из ее снов. Сны ей снились часто, очень яркие и насыщенные. Ей снились разные события, разные люди, целый огромный и неизвестный ей мир. Вроде бы тот же знакомый с рождения Китай, разве что давным-давно, но все же какой-то другой. Эти видения были разные. Были хорошие, были плохие, но она любила каждый. В снах все было так удивительно, что не хотелось после них просыпаться.
На лицо человека легла карандашная тень, которую девушка тут же умело растушевала. Вот только лиц она не видела никогда. Даже когда ей снилась девчонка, в которой она абсолютно точно узнавала саму себя, ее лицо Тинг не видела. В итоге она имела целый альбом фигур без лиц.
— Дун Тинг?
— Я здесь! — девушка подняла руку с зажатым в ней карандашом.
— Подождите, пожалуйста, еще минут десять, доктор немного задерживается с предыдущим пациентом.
— Конечно, спасибо.
Тинг улыбнулась женщине-администратору и вернулась к своей работе. Она сидела, беспечно болтая ногами и мурлыкая себе под нос какую-то песенку, и рисовала, пачкая пальцы в карандаше. По девушке нельзя было понять, что она, признаться, сильно нервничает. От того, что скажет доктор, зависело многое. Ей итак пришлось переступить через себя, чтобы одолжить денег у родителей на эту консультацию и обследование, а если понадобится какое-то лечение… Она вздохнула. Что ж, об этом она подумает позже.
Размышляя о своем, Тинг подняла голову, бездумно разглядывая все вокруг. Она совершенно случайно встретилась взглядом с каким-то молодым мужчиной и мило улыбнулась ему, прежде чем вновь вернуться к своему рисунку. Стоит пририсовать этому человеку меч, как на других ее работах. И хотя она делала свои работы простым карандашом, девушка знала наверняка, что этот меч белого цвета.

+1

3

Все было для него в новинку теперь. Он словно заново родился, но уже в сознательном возрасте, и все вокруг казалось чудом, даже самые простые вещи - наступление весны, солнечные зайчики на стене, мирные, спокойные голоса людей. Наверное, так чувствуют себя неожиданно очнувшись после долгой-долгой тяжелой болезни, от которой уже не ждал исцеления. И мир, когда-то невзрачный и серый, раскрашивается новыми красками, наполняется звуками и в каждом шаге мерещится чудо. Ведь это и есть настоящее чудо - что он жив, что он в своем уме.
Говорят, не бывает бывших наркоманов, и он, наверное, вполне с этим согласен. Он чист меньше года - почти год. Для кого-то ничтожный срок, но он, Ли Бейфен помнит, кажется, каждый день, когда раз за разом говорил "нет" болезненной, голодной тяге. Она манила, ломала, она сулила утешение и блаженную темноту беспамятства. И он сорвался бы, в первую неделю, на второй же день, чтобы сбежать от тех ужасных кошмаров, он предпочел бы выйти в окно и встретить головой асфальт, лишь бы только не видеть... не слышать, не помнить. Он сорвался бы... если бы не человек рядом с ним.
Теперь в его голове на удивление ясно. Кошмары больше не пугают - не больше, чем собственное прошлое, и раз уж он способен жить и дышать, зная, что совершил, он в состоянии встретиться лицом к лицу с парочкой голодных призраков. Подумаешь, взбешенные мертвецы. Призраки или воспоминания - не имеет значения, они ведь только и могут, что скалиться и угрожать.
Он настолько владеет собой, что наверное, мог бы уже жить один - нет, он совершенно точно может. Но медлит почему-то, все откладывая и откладывая переезд. Чжао Суекин - так зовут его спасителя - на удивление не торопит, хотя терпеть не может, своего нечаянного подопечного. Он не скрывает это, никогда не скрывал, и во взгляде, которым он встречает Бейфена каждое утро читается все то же привычное недовольство, разве что теперь к нему примешивается доля какого-то мрачноватого веселья.
"Тебе просто нравится думать, что после всего дерьма, которое совершил, ты еще способен кого-то спасти", думает Бейфен и мысль эта, острая, как игла, вонзается в память особенно сильно. Они оба наворотили столько дерьма - за несколько жизней не расхлебать. У Суекина, правда, есть оправдание - благие намерения. Но если это ему и помогает - по роже не скажешь. Бухает-то по-черному он тоже не по старой привычке.
- Алкоголик лечит наркомана. Звучит как анекдот, - смеется Сюэ Ян.
- Алкоголик наркомана может и покалечить, если не заткнется, - хмыкает Вэй У Сянь, выпуская в воздух облачко сигаретного дыма.
И он ведь может, мелькает в голове. Так что больше они эту больную тему в тот день не трогают.

Иногда он ходит к Чжао Суекину на работу - вот настолько близкая не-дружба, ага. Чаще по делу - если тот забудет что-то дома, или захочет устроить подопечному очередную серию тестов, все-то ему кажется, что от него тайком ширяться начнут, но бывает и просто так. По доброй воле. Ему, в отличие от многих нравятся больницы. И не потому что сам врач. Наверное, просто приятно бывать в месте, где одни люди помогают другим. Чувствовать себя причастным. Вину... ту, давящую, которая не проходит, меньше это не делает, но тереться где-то рядом просто приятно.
Он даже подумывает устроиться туда уборщиком. Но Чжао Суекин против. Не верит в его талант. Ли Бейфен еще надеется его переубедить. Тот не сдается - и это повторяется из раза в раз, сегодня как раз такой день.

- Объявление о найме уборщика все еще висит, - хмыкает он, протягивая Чжао забытый телефон.
- Все еще не оставил эту затею? У тебя денег куры не клюют.
- Я считаюсь пропавшим без вести.
- И как долго ты планируешь это продолжать?
- Сколько бы не продолжалось, работа не помешает.
- Уборщика? Не смеши.

Он не смеется, но старается не раздражаться, шагая по широким, заполненным людьми, больничным коридорам. Ему нельзя раздражаться. Он - наркоман в завязке. И чтобы как-то отвлечься от мыслей о вредном соседе, цепляет взглядом лица в очередях - одно за другим.
Подросток на костылях с ногой, обернутой в гипс. Пара стариков, поддерживающих друг друга. Очкастая, приземистая женщина с сердитым лицом - ах да, это же доктор! Девчонка, склонившаяся над альбомом для рисования...
Он заглядывает в альбом почти непроизвольно - наверное, так сделали все в этой очереди. Линии ложатся идеально, пальцем художница растушевывает тень на картинке - и палец и кончик носа у нее серые от графита. Он улыбается, собираясь сказать ей об этом, но тут в поле зрения попадает фигура на картинке - и улыбка на губах превращается в жесткую, болезненную гримасу.
- Кто это? - спрашивает он хрипло, опускаясь на колени перед девушкой, хватает край альбома и тянет на себя - убедиться, что не показалось, что это и правда он. Пугает ее, наверное. - Откуда ты...
И тут он встречается с ней взглядом снова - и в этот раз по-настоящему видит.
- Ты знаешь, кто это? - осторожно спрашивает Ли Бейфен глядя в ясные, чистые глаза без всяких следов мутно-белой поволоки.

[nick]Xue Yang[/nick][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1897/183127.jpg[/icon][fandom]mo dao zu shi[/fandom][char]Ли Бейфен, 27[/char][lz]бывший безумец, бывший убийца, бывший героиновый нарик в попытках стать человеком[/lz]

Отредактировано Xie Lian (2021-04-05 19:27:40)

+1

4

Штрих, и Тинг растушевывает линии, что ложатся в тени от складок одеяний - такие носили в древности, она слушала на лекциях по истории. Одеяние непременно белого цвета. Конечно, какого же еще - и хотя ее работа выполнена в карандаше, перед глазами она обретает цвета.
Еще штрих, и за спиной этого мужчины появляется рукоять меча. Красивый меч, девушке хотелось бы взглянуть на него в жизни.
Следующий штрих резко скользит по бумаге, так что оставляет длинную дырку, а грифель карандаша ломается - альбом кто-то выхватывает у нее из рук. Тинг вскрикивает от неожиданности и резко вскидывает голову, возмущенно глядя на помешавшего ей человека.
- Эй, ты испортил мой рисунок! - кричит она, резко вскакивая со своего места. Попытка, конечно, достойная, вот только мужчина напротив выше ее минимум на голову, и она нервно закусывает губу, продолжая глядеть снизу вверх.
- Какое твое дело! Что хочу, то и рисую! Разве прилично вырывать у человека его альбом. Отдай! - она тянет руку, глядя на нахала. Страшно, признаться, до дрожи. Отчего-то этот человек внушает ужас. Тинг сама не знает почему, но если бы не ее наглость, что защитной реакцией вырвалась на первое место, она бы уже тряслась как осиновый лист.
Она слышит шепотки за спиной, люди в очереди обсуждают то, что только произошло. Очевидно, не все видели, с чего начался их конфликт, а потому мнения разделились между “наглой девицей” и “хамоватым парнем”.
- Дун Тинг?
Тинг вздрагивает и, моргнув пару раз, делает шаг назад. Она поспешно отводит взгляд от мужчины и, подхватив свой рюкзак, проходит мимо, лишь буркнув напоследок:
- Ну и оставь себе.
Да наплевать, у нее таких рисунков и альбомов много. Жалко, конечно, этот был уже почти весь изрисован, и там было пара работ, что ей самой очень нравились, но настаивать на своем девушка, откровенно говоря, побаивалась. Да и зачем, консультация сейчас много важнее. Уже заходя в кабинет, она оборачивается и, бросив взгляд на наглеца, вздрагивает. Что-то в его позе…
Что-то показалось ей знакомым. Она поспешно закрывает за собой дверь, надеясь, что тип сейчас уйдет.

Тинг смежила веки, стараясь совладать со своими эмоциями. Глаза жгло, так хотелось по-детски расплакаться, в горле тоже сдавило, и легкие будто сжала невидимая рука. Поверхностно вздохнув, она сглотнула.
- И сколько… - голос звучал хрипло, так что девушка кашлянула. - Сколько у меня еще есть?
- Учитывая участившиеся случаи, я бы максимум дал пару месяцев, - немного подумав, откликнулся врач, сверяясь с результатами анализов. - Но может и меньше. Я бы не откладывал на вашем месте, потому что если вы окончательно лишитесь зрения, боюсь, сделать уже ничего будет нельзя.
- А операция… Она точно поможет?
- Не буду вам лгать, стопроцентной гарантии я дать не могу. В Китае нет таких специалистов. Я могу записать вас к тому, кто занимается подобным, но это Европа.
Тинг кивнула и опустила голову, разглядывая колени. Что ж, похоже, придется привыкать к мысли, что скоро она перестанет видеть. У нее просто нет таких денег.
Жаль, что рисовать больше она не сможет. Девушка сжала руку в кулак, а заметив карандашные следы на пальцах, зажмурилась.
- Мне записать вас?
- Нет, - качнула головой она и, вздохнув, спрыгнула с кушетки. - Нет нужды. Спасибо… спасибо вам, - Тинг кивнула так, словно склонила голову в старомодном поклоне. Кажется, врач говорил что-то ей вслед, но она не слушала. Не слышала просто. Придерживаясь за стену рукой, словно уже ослепла, она вышла в коридор и, нащупав сиденье рядом с кабинетом, опустилась на него, не замечая никого и ничего вокруг.
[nick]A-Qing[/nick][status]Слепышка[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1869/858893.gif[/icon][char]Дун Тинг[/char][lz]Когда смотришь в прошлое, зрение всегда сто процентов.[/lz]

+1

5

Он не ошибся. Ни в ней, ни в рисунке - ни в чем. Она исчезла за дверью - тонкая, все еще невысокая фигурка, лицо взрослее и в то же время все еще узнаваемое. "Такой ты была бы, если бы я позволил тебе повзрослеть".
Шумно выдохнув, он прижимается спиной к стене: еще недавно у нее не было свободного места, но после их небольшого конфликта, толпа моментально отхлынула и жмется подальше. Он один на пару метров вокруг - словно только что объявил свой смертельный диагноз. В другой раз, при других обстоятельствах, Ли Бейфен посчитал бы это хорошей шуткой.
Он выдыхает и прикрывает глаза. Сердце ухает в груди тяжело и часто, но он уже знает, как действовать - спасибо Чжао Суекину - и заставляет отступить близкое, бьющееся под сводами черепа безумие. Вдох, задержать дыхание, медленный выдох, пауза, снова вдох.
Ты - Ли Бейфен, ты в муниципальной больнице Пекина номер один, тебе двадцать восемь, ты наркоман в завязке в поисках работы. Никаких убийств, никакой крови, никаких мертвых девочек.
Девушку, у которой ты отнял альбом, ты никогда прежде не встречал. Вы не знакомы. Она не знает тебя.
"Но это неправда! - думает он, - Ты же видел ее глаза".
Дыхание больше не сбивается, он не чувствует этого болезненного возбуждения, от которого рука сама тянется нашарить шприц, только тяжелую, давящую усталость.
- Она знает, - произносит он едва слышно.
Люди в очереди, наверное, утверждаются в мысли о его ненормальности, но он не слишком об этом заботится. И наконец отрывает от груди альбом, что судорожно сжимает в руках. Она знает - звучит в его ушах собственный голос, и отзывается в ушах - ее голосом, льющимся с каждой новой страницы, которые он медленно, не спеша, перелистывает. Его заполняют сцены - драматичные, веселые, страшные. Трогательные и щемящие, трагические и невыносимо, болезненно знакомые. Фигуры без лиц - но ему не нужны такие банальные подсказки. Он может описать их - до мелочей, до ямочек на щеках у него и ее обиженно поджатых губ. Он помнит их, и теперь они помнят вместе.
Рука, сжимающая альбом, падает вниз безвольной плетью. Он отлепляется от стены и бредет к лестнице, медленно, нога за ногу. Не хочется, но нужно. Нужно убраться отсюда, пока не пришла пора ей выходить. Что-то подсказывает, что не надо встречать ее под дверью. Если он так оглушен узнаванием, что будет с ней? Что с ней уже происходит?!
Он невольно косится на альбом в своей руке - ее воспоминания уже просыпаются - кто это сделал? Кто мог это сделать, когда в ее сознательной жизни почти никого и не было, кроме тех двоих с картинок. С Ли Бейфеном они никогда прежде не встречались, а тот... а второй мертв.
Да какая разница, обрывает он себя и останавливается у входа. Тут, рядом с больницей, где много людей и есть охрана, вполне безопасно. И может быть, она согласится поговорить. Он... он хотя бы извинится и вернет ей альбом. И может, заодно избавит ее от кошмаров.

Он проводит на скамейке у больницы не меньше получаса, пока она, наконец, не появляется в дверях. Несколько мгновений он наблюдает, не решаясь встать - может, не стоит беспокоить? Но потом настороженный, тревожный взгляд находит его, и он понимает, что колебаться бессмысленно.
- Эй, ты! Дуй Тинг, так? Постой! Я только альбом твой вернуть, - он почти бежит навстречу, но замирает, как вкопанный, глядя в ее заплаканное лицо. - Не плачь. Я ничего тебе не сделаю.

[nick]Xue Yang[/nick][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1897/183127.jpg[/icon][fandom]mo dao zu shi[/fandom][char]Ли Бейфен, 27[/char][lz]бывший безумец, бывший убийца, бывший героиновый нарик в попытках стать человеком[/lz]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » shadows of the dying sun