POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Полынь FM


Полынь FM

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.pinimg.com/originals/da/e3/6a/dae36a74337de05e249ce5afcec907c1.gif

...а я, намазанный мазью от чесотки, уговариваю бомжа встать с тротуара,
найти место потеплее. В этот момент в воздухе смешиваются два перегара
и где-то на высоте взрываются звезды. Не заходите ко мне в гости
с пивом, иначе мне не написать этого безумного романа,
чтоб человечество покончило с собой, не выдержав моего совершенства.
Хотя мне и этого будет мало

timeline: XXI век, Пекин

Xie Lian // Wei Wuxian
[icon]https://i.pinimg.com/564x/cb/af/2f/cbaf2fc36cfb97fdd9fa96b48e96c8fd.jpg[/icon]

Отредактировано Wei Wuxian (2021-04-10 17:21:50)

+2

2

День выдался ненастным, пасмурным. Редкие прохожие торопливо бежали по улицам, прячась от непогоды под зонтами, в глубоких капюшонах, под которыми не видно лица. Дождь, моросящий, холодный и противный, лил всю ночь, не прекращаясь ни на минуту, да и сейчас на низком сером небе не видно было ни одного просвета.
"Бесполезный день". Се Лянь вздохнул. Даже если бы у него все еще была гитара, которая в прошлом месяце погибла в неравной битве за территорию с местными бандитами, он не смог бы сегодня привлечь ничье внимание. Люди слишком были заняты, выискивая брод между блестящих черных луж или хотя бы выбирая среди них самые мелкие. Значит сегодня из заработков оставался только мусор.
"Вот и хорошо", подбодрил себя он. В выходной, после оживленного праздничного вечера, под ногами должно быть полным-полно помятых жестяных банок, и если поспешить, можно набрать огромный пакет. И не один. За жесть всегда хорошо платят - главное, снова не столкнуться с какими-нибудь местными конкурентами. Заживает на нем, конечно, быстро, но фингал на лице не особенно располагает к себе людей. Да и вообще... он не хотел драться.
Не любил он этого, хотя и хорошо справлялся. В детстве, когда все еще было иначе, когда их семья жила в большом красивом доме в престижном районе, отец каждый день уезжал на работу в машине с водителем, а вечером они с мамой смотрели по телевизору репортажи с его дипломатических встреч, у Се Ляня были медали с соревнований по кунг-фу и собственный красный пояс. Это не приносило большой радости, ему не особенно нравилось бить людей тогда, как и сейчас, но он послушно посещал тренировки, стараясь делать все хорошо - быть лучшим во всем. Чтобы отец в своих интервью с гордостью рассказывал о идеальной семье.
Все изменилось в одночасье. Ужасные обвинения против отца, судебная тяжба на несколько лет, во время которой они лишились сначала денег, потом и дома. Они до последнего старались держаться, даже когда совсем обнищали и стали изгоями - прежний круг не принимал их, потому что они были бедны, равные не могли простить, что когда-то они были богаты. Се Лянь не любил драться, но в новой школе ему приходилось это делать почти каждый день - он побеждал обычно, и не сразу понял, что это не отваживает, а только усиливает ненависть одноклассников. Они становились злее и злее, и однажды, пытаясь отбиться, он сломал одному из них ногу.
Разумеется, его выгнали из школы - тогда он еще ужасно об этом переживал: как же, выпускной класс, а у него даже справки не будет? Он пытался защищаться, оправдываться, искал свидетелей, объяснял... пока не понял, что всем наплевать. Дело не в том, что люди не знают, что их было восемь, а он один, что он защищался, а они нападали. Что они стащили и растоптали в грязи шапку, которую мама неумело связала ему своими руками, украли его рюкзак и утопили тетради и пытались шантажировать какими-то дурацкими фотографиями... Дело было не в том, что они не знали. Они просто не хотели признавать его невиновность. Они мечтали избавиться от него, только и всего.
А хуже всего было разочарование в глазах родителей, когда они узнали о случившемся.
Се Лянь вздохнул и запрокинул голову к дождливому небу. Холодные дождевые капли шлепали по щекам и сбегали влажными, похожими на слезы, дорожками. Не стоило об этом вспоминать. Родителей не было в живых давно, он успел смириться с этим. Так же, как с отсутствием образования, дома, постоянной работы. Первое время, когда ему еще было, где жить, он подрабатывал в приличных местах: уборщиком в кинотеатрах, мойщиком посуды в кафе. Но лишившись дома он лишился и права на нормальную работу. Никто не хотел нанимать бродягу, мало ли какая зараза прилипнет.
Се Лянь не обижался, он все понимал. И новое положение свое принимал стойко. Были бы руки и ноги, а работа найдется, думал он, и поскольку руки и ноги его пока были в порядке, то и на пропитание заработать до сих пор удавалось.
Сегодня его выбор - жестянки.
- Приступим? - сам себя спросил он, поправил за затылке узел, в который завязал грязные, отросшие до неприличия волосы, повыше подтянул воротник свитера, так, чтобы спрятать под ним несвежие бинты на шее и направился вдоль по торговой аллее, останавливаясь у каждой урны и с интересом изучая ее содержимое: в одной руке большой полиэтиленовый пакет, другая в кармане, бережно поглаживает недоеденную половинку маньтоу в промасленной бумаге.
Дождь и не думал прекращаться. Прохожие, все такие же безразличные к происходящему, бежали, не сбавляя скорости. И поэтому, наверное, Се Ляню так бросился в глаза один. Бредущий в такой ранний час медленной, развязной походкой, словно спешить ему было совсем некуда. Спортивная куртка, веселый, блуждающий взгляд. Жестянка в руке, которой он болтает так свободно, словно она уже почти пустая.
- Простите! - окликнул Се Лянь. И когда прохожий посмотрел на него, быстро поклонился. - Извините. Это ведь пустая банка? Она вам больше не нужна?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/372437.jpg[/icon][fandom]modern!au[/fandom][lz]немного холодно в кедах, но это фигня[/lz]

Отредактировано Xie Lian (2021-04-11 13:17:26)

+2

3

Городской, индустриальный шум за приоткрытым окном сходит на нет, когда часы показывают 04:43.
Ночная мгла, разбавленная неоновыми отсветами рекламных вывесок, постепенно отступает и сквозь полосатые жалюзи в помещение студии начинает проникать рассеянный свет, хмурого от дождя и тумана, нового дня. Мягкие стены, обитые черным поролоном, поглощают свет вместе со звуком. Глухой бубнеж монотонного рекламного сэмпла доносится из наушников, которые Вэй Ин подбирает со стола двумя пальцами. Он хрустит позвонками, разминая шею, тихо, почти робко откашливается и причмокивает губами. Нацепив наушники на голову, он переключает треки, мягко сдвигая клавиши на микшере, и наклоняется к микрофону почти вплотную.
- Дамы и господа, время в Пекине: четыре - сорок пять. Уже совсем скоро ваш самый ненавистный и презираемый враг, под видом будильника, начнет свою богомерзкую трель. Вам понадобится вся сила воли, чтобы противостоять зову внутренних демонов и не поддаться искушению отключить мерзавца, перевернуться на другой бок и продолжить сладко дремать. Кто-то мужественно справится, а кто-то обязательно проиграет в этой неравной битве. В прочем, ваш покорный слуга ни за что не станет вас винить.
Вэй Ин прерывается всего на секунду, чтобы поднести к губам холодный край жестяной банки и сделать беззвучный, но решительный глоток энергетика.
- Вниманию же тех, кто спать еще даже не собирался, предлагаю самые подходящие, для такого туманного утра, психоделические мотивы молодых ребят из Оксфорда, задающихся извечным вопросом - How to Be a Human Being? И в самом деле, как же это делается... Три года назад Animal Glass со своим вторым студийным альбомом заняли одно из призовых мест в шорт-листе Nationwide Mercury Prize, а уже сегодня они помогут пережить омерзительную погоду каждому из вас лично, нежно коснувшись ваших трепетных ушек... Да прибудет с вами сила, дамы и господа. С вами был DJ Илин, оставайтесь с нами на волнах Полынь FM. Добрейшего утра.
Вступает музыка
Крутанув бегунки на микшере, Вэй Ин повышает громкость следующего в порядке, выстроенной заранее очереди, трека, и выключает микрофон. Наушники он небрежно бросает на стол и порывисто поднимается с кресла,  на ходу подхватывая куртку со скрипнувшей спинки. Повинуясь плавному темпу, доносящемуся из наушников на столе, Вэй Ин скользит в выходу из студии, двигаясь словно в пьяном танце . В его руке зажата банка и энергетик ритмично плещется о жестяные стенки.

***
Вэй Ин спрыгивает с лестницы, минуя три ступеньки за раз. Пинает носком кеда замеченный на дороге камешек, ухмыляется, когда тот стукается о бордюр. Тянет носом воздух и подставляет лицо прохладной мороси, задрав до неприличия голову, когда его окликает голос.
— Простите! Извините. Это ведь пустая банка? Она вам больше не нужна?
Вэй Ин замирает на месте, поворачивается к незнакомцу сначала лишь головой, потом и всем корпусом. Он смотрит на юношу перед собой, на банку в своей руке, снова на юношу. Промаргивается пару раз и поднимает в воздух указательный палец, призывая к терпению. Он в два глотка приканчивает остатки энергетика и делает шаг на встречу человеку.
- Прошу, - произносит он, с улыбкой протягивая юноше пустую жестянку, - Но тебе понадобится гораздо больше таких, чтобы наскрести на приличный завтрак.
Он с прищуром оглядывает молодого человека с головы до ног. Одежда не первой свежести, спутанные длинные космы, и при том, удивительно приятное лицо. Лицо, не смотря на все признаки полнейшей бездомности, старательно умывающегося человека.
Вэй Ин хлопает себя по карманам куртки, вынимает смартфон и смотрит на часы.
- Купить тебе завтрак сейчас не могу, но дома у меня точно найдется что-нибудь съестное.
Цзян Чэн бы сейчас, конечно же, сделал квадратные глаза и смешно раскричался, размахивая руками. Обвинил бы брата в глупости, безрассудности и детской наивности за очевидно неуместную и безумную идею накормить первого встречного с улицы. Едва представив себе эту картину, Вэй Ин усмехается и беззаботно пожимает плечами. Кто угодно бы назвал его дураком. Да он и сам знает, что дурак.
- Пойдем? - снова улыбается Вэй Ин и кивает юноше, указывая на дорогу.
Он разворачивается, скользнув на подошвах кед, сует руки в карманы и неспешно следует дальше, позволяя молодому человеку себя догнать. Конечно, он не стал бы предлагать помощь кому попало так легко. Ему было прекрасно известно о том, какими могут быть люди, живущие на улице, знал об их озлобленности, носорожьей тупости, одержимости наркотиками и алкоголем, лени, праздности и откровенной хитрожопости. А еще он знал, что его никогда не обманывало предчувствие и свет в глазах тех, кого он встречал на своем жизненном пути. Он видел свет в глазах Вэнь Нина и его сестры, видел это сияние в глазах каждого представителя семьи Лань. Он доверял этому свету и его обладателям по умолчанию, не задавая вопросов, и еще ни разу не ошибся.
- Как тебя зовут?
[icon]https://i.pinimg.com/564x/cb/af/2f/cbaf2fc36cfb97fdd9fa96b48e96c8fd.jpg[/icon]

Отредактировано Wei Wuxian (2021-04-11 14:53:24)

+2

4

Он кажется приветливым, этот беззаботный утренний прохожий, и протянутая банка поблескивает в лучах утреннего солнца серебряным боком. Он принимает ее обеими руками, так, как учили принимать подарки от старших: по возрасту или социальному положению, все равно - и с легким поклоном.
- Спасибо! - жестянка отправляется в пакет, и Се Лянь поднимает взгляд на незнакомца. Это тоже необычно - как можно быть таким приветливым в столь ранний час? А когда тот продолжает, словно ни в чем не бывало, у него даже челюсть слегка ползет вниз. - Что?
Глаза у Се Ляня, наверное, такие же круглые, как и рот, который поспешно захлопывает, прежде чем энергично мотнуть головой - как можно убедительнее. - Не стоит.
Есть такие добрые люди. Бывают, он встречал. Заговорят на улице с нищим, а потом считают, что обязаны ему чем-то: накормить, поддержать. На самом деле, думает Се Лянь, люди все такие. Ну, почти все. Многие. Поэтому так часто и бегут мимо, сделав вид, что не замечают, ведь остановишься, и неловко будет отказать, не помочь.
- То есть не стоит беспокойства. Я уже позавтракал, - оправдывается он. На молодом, открытом лице без труда читается недоверие. Веселое такое, лукавое, которое у него самого вызывает смешок, и Се Лянь поспешно прячет его за воротом свитера, лезет в карман. - Нет, правда. Еще на обед осталось!
Рука застревает, он путается в бумажной обертке, но в конце концов, извлекает ее на свет - ту самую половинку маньтоу. А там даже и не половинка, а две трети. Всего пару раз откусил - с утра и есть не очень хочется... Но когда протягивает ее показать, выясняется, что показывать некому: никто на него уже не смотрит.
И что теперь? Попрощаться? Извиниться? Пожелать вслед здоровья и процветания роду и многочисленного потомства? Нет, последнее, наверное, уже слишком, хотя...
- Пойдем? - спрашивает молодой человек, пока он гадает, но почему-то в голосе нет и тени вопроса. А тот добавляет просто:
- Как тебя зовут?
Тут уж идти на попятный становится вовсе невежливо.
"Ну да ладно, - успокаивает себя Се Лянь. - Провожу его немного, по дороге объясню, что ничего не нужно, а банки после праздника везде валяются".
- Хуа Се. Можно звать меня Хуа Се, - отвечает он после мгновенной заминки.
Это невежливо, врать человеку, который только что тебе помог, да только правда может оказаться неприятной. А ему ужасно не хочется видеть брезгливое выражение на лице этого приветливого юноши. А именно так на него смотрят те, кто помнит его отца и все, что было после.
Да и настроение человеку с утра пораньше портить ни к чему.

Хуа Се - хорошее имя. Он когда-то уже представлялся им уже, и теперь оно всплывает в памяти само собой, хотя неловкость от вранья, конечно, никуда не девается. Он отводит глаза - и с облегчением вырывается на несколько шагов вперед, чтобы выловить из-под скамейки еще пару жестянок.
- Извините, - улыбается виновато, сам не уверенный, извиняется ли за свою неуместную жажду наживы или за то, что вынужден врать.
Набрякшая от дождя влажная прядь падает на глаза, он быстро заправляет ее за ухо и тянет из другого кармана тонкую шерстяную шапку. Надо было сразу надеть, но потрепанная и старая, она имеет свою историю, Се Лянь даже на улице тщательно следит, чтобы она всегда была чистой. Пожалел - и вот вымок. Если натянуть сейчас - намокнет и она, и неизвестно, когда удастся просушить. Нет, не стоит - он прячет шапку обратно.
- Я хочу сказать... Вам не обязательно спрашивать мое имя. То есть все в порядке. Со мной. Я сыт и в полном... - "Ну да, порядке, повтори еще раз." - А банки это... мне все равно нечем заняться.
Ему хватает ума не добавлять "я же нигде не работаю".
Уместно было бы спросить имя в ответ, узнать, чем спутник занимается, но Се Лянь все еще не уверен, что имеет право на светскую беседу.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/372437.jpg[/icon][fandom]modern!au[/fandom][lz]немного холодно в кедах, но это фигня[/lz]

+2

5

[icon]https://i.pinimg.com/564x/cb/af/2f/cbaf2fc36cfb97fdd9fa96b48e96c8fd.jpg[/icon]
- Хуа Се - хорошее имя, - произносит Вэй Ин, неспешно ступая по тротуару и поглядывая на догнавшего его собеседника.
Он улыбается, наблюдая за тем, как забавно оправдывается и неловко пытается мазаться его новый знакомый. Мнет застенчиво в руках подуставшую шапчонку, хмурится, поджимая тонкие губы и тут же, опомнившись, тянет их в вежливой улыбке. Какой хорошенький.
- Да не парься, друже, - Вэй Ин закладывает руки за голову, будто ничто не мешает ему праздно отдыхать прямо в пути, - Я и сам на улице жил, было дело. Ребенком родителей потерял, поскитался...Но повезло, меня подобрали хорошие люди. Если бы я тогда из вежливости отказался, как ты сейчас, то так бы и прокис где-нибудь в реке под Балицяо. Или бродячие псы бы сожрали.
Воспоминания о собаках вызывают крупную дрожь в теле Вэй Ина. Он морщится кисло, напряженно пялится перед собой, но тут же сбрасывает наваждение, тряхнув длинными, собранными в высокий хвост волосами, и вновь обращается к Хуа Се.
- Меня зовут Вэй Ин. Второе имя Вэй Усянь, - просто сообщает он, как ни в чем не бывало, - Я тут не далеко живу. Квартира не очень большая...Да что там, крохотная, но за то! Там есть душ, горячая вода и электричество. А еще крыша! И плита. И холодильник. И интернет. Боги, да я настоящий буржуй.
Пока он смеется беззаботно, мимо них с Хуа Се проплывают еще закрытые забегаловки с дешевым пойлом, вывески пельменных и мастерских по починке обуви и изготовлению ключей. За магазинчиком электроники с треснувшей стеклянной витриной, Вэй Ин резко сворачивает во двор и идет мимо детской площадки с покареженной одинокой качелей и полупустой песочницей, заваленной пустыми бутылками из-под пива.
- У тебя есть что-нибудь? - бросает Вэй Ин и пинает с дороги вялый капустный лист, по свинки брошенный кем-то на асфальт, - Документы, паспорт? Ты зарегистрирован хоть где-нибудь?
На подходе к одной из парадных древнего, не симпатичного жилого дома, он вынимает из кармана куртки ключи и прикладывает пластиковую кнопку к магнитному замку - на связке звякает металлический колокольчик с резным орнаментом в виде девятилепесткового лотоса.
- Бумажки можно восстановить, если они пропали, - Вэй Ин галантно пропускает Хуа Се за дверь подъезда вперед себя, ведет его к проемам с лифтами и тычет пальцем по вызженной окурками кнопке, вызывая кабину, - А с документами и чистой одеждой тебя, как пить дать, возьмут на работу. С такой-то мордашкой.
Вэй Ин улыбается Хуа Се лукаво и подмигивает ему, когда двери лифта с глухим с скрипом распахиваются.
Квартира, в которую они поднимаются, расположена в самом конце длинного, плохо освещенного коридора на последнем этаже дома. Не смотря на то, что подъезд выглядит не приветливо и дурно пахнет, само жилище Вэй Ина оказывается вполне себе чистеньким, даже опрятным, и наполнено ароматом традиционных благовоний. Вэй Ин проскакивает внутрь, скидывает кеды у порога и ставит перед Хуа Се пару тапочек из искусственной, крашеной овчины.
- Проходи, не стесняйся, - бросает он и шмыгает вглубь единственной комнаты, из которой состоит вся квартира.
Помимо входной двери, оставшейся за спиной Хуа Се, по его правую руку имеется еще одна дверь, приоткрытая, - за ней виднеется край душевой кабины, раковина и прочие удобства. Верхняя одежда - летняя и зимняя вперемешку - свисает прямо с потолка, прицепленная на крючья-вешалки. Вэй Ин исчезает за высоким, черным стеллажом из Икеи, делящим комнату на две зоны: кухню и спальню-кабинет. Зона для работы и отдыха включает в себя постель, состоящую из широкого низкого матраса и подушек с одеялом, упакованных в черное постельное белье, и компьютерного стола с приставленным к нему игровым креслом. Компьютер Вэй Ина, очевидно, является самым дорогим предметом во всей квартире - оказывается не выключенным. От легкого прикосновения к мышке роскошный монитор мгновенно загорается, демонстрируя не закрытое окно приложения для сведения звука. Вэй Ин шустро сворачивает программу, щелкает пару раз по кнопкам, открывает браузер. Он подкручивает колонки, параллельно выбирая один из десятка плейлистов в аудио-приложении, жмет Play и, проверив, не слишком ли громко орет музыка, отрывается от компьютера.
- Полотенце в ванной на крючке, - кричит Вэй Ин, словно Хуа Се находится не в паре метров, а по меньшей мере в другой комнате, и бросается к окну, где подоконник, уставленный коробками и ящиками заменяет ему гардероб, - Сейчас я тебе дам что-нибудь перелезть, а шмотки твои в машинку закинем. Пока плещишься, я пожевать замучу. Ты там где? А, вот ты где!
Вэй Ин оборачивается и с широкой улыбкой протягивает Хуа Се, добытые из коробки, чистые, пахнущие кондиционером, вещи - футболку с принтом, приглашающим посетить Вудсток 1979ого года, и мягкие пижамные штаны.
- В красном кране холодная вода, в синем - горячая, будь внимателен, мой юный подаван.

Отредактировано Wei Wuxian (2021-04-17 17:10:13)

+2

6

Как забавно, думает Се Лянь. Один из них жил на улице в детстве, другой теперь. Оба знают, что это такое - наверное, в какой-то степени это роднит. И хотя "забавно", наверное, неправильное слово, совпадение поражает, и задумчивая улыбка Се Ляня становится шире, когда он смотрит, как они шагают рядом по кирпичной плитке - его стоптанные кеды рядом со стоптанными кедами Вэй Ина.
- Я неплохо лажу... с бродячими псами, - зачем-то вставляет он. Это далеко не самое важное в длинном монологе Вэй Ина, но единственное, на что он осмеливается ответить. К счастью, тот, кажется, привык разговаривать как радио, и не слишком нуждается в поддержке собеседника.
Наверное, поэтому Се Лянь не сразу отслеживает момент, когда вопрос адресуют ему.
- Документы? - повторяет он эхом. Морщится, потому что не может решить, лгать или говорить правду. И пожимает плечами со вздохом, так и не решив. - С ними сложно.
Они уже свернули с центральной улицы, Вэй Ин вот-вот окажется дома, выдаст ему какой-нибудь рисовый пирожок из упомянутого холодильника, выслушает подходящие к случаю благодарности, и хочется верить, забудет о его существовании. Это не повод для сожалений, наоборот, случай порадоваться за хорошего человека, которого не придется втягивать в свои неприятности. Се Лянь не хочет вызывать жалость. Не хочет объяснять Вэй Ину, что бродяжничество - его собственный выбор, легкий способ стать невидимкой для тех, кто мечтает, чтобы его не было, а главное - самому не вспоминать о том, кем он когда-то был. Он не смог бы это объяснить, даже такому понимающему, как Вэй Ин, поэтому нужно просто взять предложенную еду и уйти. Вэй Ин добр, конечно, но он же не ста...
Даже ахнуть он не успевает, как оказывается в квартире. Чужой обжитой квартире, в многоэтажке с лифтом, и дверь закрыта, и хозяин, которому нужно объяснить, что это какая-то ошибка и он случайно притащил домой бездомного, уже исчез где-то в глубине своего жилья.
- Я... - начинает Се Лянь. Запинается и продолжает: - Извините!
Никто не отзывается, зато по ушам ударяет музыка. Хотя нет, не ударяет, а мягко вливается, словно аккуратно напоминая, что сейчас весна и раннее утро и впереди долгий, возможно хороший, день. Бодрит. И пока Се Лянь переживает первый шок, оглядываясь по сторонам - здесь так много всего на такой маленькой площади! - Вэй Ин появляется снова. И на руки падает чистая, застиранная до уютной мягкости одежда.
- Не нужно этого, - шепотом выдыхает он, но даже сам себя с трудом слышит - вовсе не из-за музыки. Просто Вэй Ин такой деловой и целеустремленный - ему очень трудно отказать. И кажется, он прекрасно об этом осведомлен. - Мне нужно идти...
Банки в пакете тихонько звякают друг о друга, когда он глубоко, отчаянно вздыхает, но Вэй Ин этого, конечно, не слышит. Приходится выставить их за дверь - мусору здесь не место. Се Ляню по правде тоже, но не твердить же это снова и снова?

Теплая вода льется в ладонь широкой струей, приятно согревает кожу. В зеркале над умывальником он видит свое отражение: осунувшееся лицо, царапина на подбородке, высокий воротник толстого свитера. Документы, о которых говорит Вэй Ин, бережно уложены в водонепроницаемую сумку на шнурке и спрятаны под одежду.
Насколько жалким он должен выглядеть, чтобы Вэй Ин не побоялся притащить его домой? Плохо. Нельзя так. И дав себе слово не киснуть, Се Лянь поспешно стягивает свитер. Не хватало только попусту лить в чужом доме горячую воду!
Кабину душа он за собой, разумеется, тщательно чистит найденным тут же средством. И банки с шампунем и мыльницы, протирает краны, которые трогал руками. Одежду загружает в стиральную машину, но полотенце с ней кидать не решается и стирает вручную, чуть задержавшись перед выходом. Но кажется, даже теперь, когда сделал все, чтобы не оставить следов своего пребывания здесь, что-то остается. Словно запах помойки въевшийся не в одежду, так в память.
Когда он снова заглядывает в зеркало перед выходом, синяки под глазами кажутся не такими глубокими, мокрые волосы, собранные на затылке в хвост, выглядят гораздо аккуратнее, и только вид дурацкий и вызывающий теперь, когда из коротких рукавов футболки торчат обмотанные бинтами руки. И на шее неизменный, правда теперь чистый и мокрый "воротник". Но странные бинты лучше, чем безобразные шрамы, так что, немного поколебавшись, Се Лянь оставляет все, как есть.
- Я включил режим "быстрая стирка", - поясняет он, заглядывая в комнату, пусть знает, что он не собирается злоупотреблять гостеприимством.
Местонахождение Вэй Ина определить несложно: от плиты тянет едой, и даже не определив, чем именно, Се Лянь радуется музыке, заглушающей бурчание его живота.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/372437.jpg[/icon][fandom]modern!au[/fandom][lz]немного холодно в кедах, но это фигня[/lz]

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Полынь FM