Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » - цель оправдывает средства;


- цель оправдывает средства;

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s5.uploads.ru/S1N2Z.jpg http://s7.uploads.ru/w9FZO.jpg
http://s7.uploads.ru/4lDuh.jpg http://s7.uploads.ru/2Xe9w.jpg

IAMX // no maker made me

человек в чёрном and демон
— Жизнь — видимость, любовь — колдовство. Возможно, мы встретимся вновь, на пустоши в конце тропы.

бывают такие желания, о которых простым смертном дозволено лишь мечтать; лишь сильные ведают способ, которым любую мечту можно обернуть в реальность; и только безумцы готовы пойти на сделку, ибо нет ничего важней их цели

Отредактировано Beelzebub (2018-12-14 16:47:33)

+3

2

Его можно достать. Человек в чёрном знает это наверняка. Синий шар колдовской радуги. Такой синий, каким не бывает небо над Срединным миром. Этот шар за пятьдесят лет до падения Гилеада принадлежал племени мутантов, кочующих по пустыне. И доставать его проще не своими руками, а любым другим подходящим образом.

Существует шесть первородных демонов, по числу Лучей, сходящихся в Башне. Однако, поскольку у шести Лучей двенадцать хранителей, демонических начал тоже двенадцать, потому что каждый первородный демон един в двух лицах: мужском и женском.

Когда Уолтер стоит у говорящего круга, он знает, что здесь только обманчиво тихо. Всё вокруг заросло длинной травой, и чем ближе к большим серым камням, образовывающим круг, тем больше эта трава усыхает. А внутренности, так и вовсе голая земля без намёка на растительность. Здесь слышен только ветер, свистящий сквозь узкие щели в камнях, но Уолтер знает, что так тихо здесь ненадолго. Демон придёт защищать свой круг.

У человека в чёрном нет времени отвлекать этого демона самостоятельно. О, он бы мог, но какой в этом, право дело, толк. Этим демонам нужно только и самый простой способ забыть о них надолго — дать им желаемое. Именно потому позади фигуры, укутанной в тени и чёрные одежды, толпятся несколько рунтов.

Волки только недавно провели жатву по Калье, а потому и рунтов, которых следовало отправить обратно, вновь оказалось сполна. С другой стороны, родители этих несчастных отупевших существ всё равно не будут рады, когда им вернут их дебилов, не способных теперь ни на что, кроме тяжелой работы. Вряд ли они расстроятся, если пару-тройку их них так и не доставят обратно.

Когда Уолтер проходит в круг, он чувствует, как в воздухе повисает напряжение. Поднимается ветер, и где-то на краю периферийного зрения возникает марево. Вот он, демон говорящего круга. Пришёл ревностно защищать от непрошеных гостей.

Человек в чёрном разворачивается и жестом подзывает к себе одного из рунтов. Кажется, первый из них — девушка, но в таком их состоянии сказать не приглядываясь сложно. Они все обнажены, чтобы демон долго не ждал. Так что стоит демону проявиться, как Уолтер подталкивает к нему несчастного рунта, краем глаза следит за тем, чтобы демон точно заинтересовался, а сам приступает к проведению ритуала призыва.

Цель оправдывает средства.

В этом для него нет ничего сложного. Начертить на земле соответствующий символ, так, чтобы каждая линия идеально совпадала с другой. В таких ритуалах иногда правильно начертанные символы куда важнее самих слов. Чуть повернешь линию не туда, и вместо нужного эффекта получишь что-нибудь совершенно противоположное.

Уолтер чертит символ призыва, а позади него раздаётся треск, стук и истошные крики. Это совершенно не похоже на те эстетичные стоны, которые раздаются во всех подобных случаях, но это же рунты, что от них можно ожидать, в конце-то концов. Уолтер морщится, отходит на пару шагов назад, оглядывает ровные и аккуратные линии, переплетающиеся на земле между собой, и вытаскивает из складок одежды узкий нож с волнообразным лезвием.

Такие ножи чаще всего используют в ритуалах по одной простой причине: волнообразное лезвие сильнее режет кожу, оставляет рваные раны в плоти. Такие дольше заживают, в такие проще и быстрее попадает инфекция, их практически невозможно ровно зашить.
Уолтер руководствуется другим.

Одно резкое, точное движение. Кожа расходится под лезвием, волны разрывают аккуратный разрез на лоскуты. Кровь стекает густым ручейком по ладони вниз и капает на символ, отчётливо виднеющийся на земле.

Уолтер знает, что демон придёт на зов крови. Придёт, потому что у него не останется иного выбора, если он не захочет на остаток своего бессмертного существования застрять в Тодэше. Тодэшная тьма – место ужасающее и восхитительное одновременно, но, как и за многих в этом пересечении миров, за ней лучше наблюдать не изнутри, а со стороны.

Демон придёт. Человек в чёрном получит то, что ему необходимо, а что касается расплаты — вряд ли существует что-то, что станет для него непоправимой утратой.

+2

3

[indent] ад весь в огне как и должно быть. Ад жаром своим поглощает всех тех, кому уготованы муки по исходу существования своего в бытие, коль грешны были их действия и помыслы, хоть и были предупреждены они о столь жутких последствиях сразу, как только окрепли разумом и сердцем способны стали творить добро иль зло. Люди глупы и наивны, их мозг скуден и кишит пошлыми развратными мыслями, о чем не стесняются высказываться те, кого создатель обрёк на нестандартность мыслей, а рукам даровал способность творить: вот и выходит из-под пера смертных всякий распутный текст стиха и прозы, кисти художников на полотнах рассказывают о пьяных видениях жутких сцен ада и грешной земли, а скульпторы так тщательно и самозабвенно пальцами округляют формы человеческих тел и их гениталий. Этот мир столь многогранен и противоречив, что быть приверженцем одной лишь сути и строго следовать единому пути - есть неимоверная тупость, которой Вельзевул удивляется всяк раз, когда ему попадается душа подобной породы. Такие смертные, что видят цель и лишь одну дорогу к ней демону представляются лошадьми в упряжке коим шоры надевают на морду, дабы те не видали ничего более вокруг себя.
[indent] - мне хочется подойти к таким жалким существам с заде и прокричать в затылок всей мощью: - «БЕГИ, ОН ТЕБЯ СЪЕСТ!» и ведь побегут в тот же миг, пихнут воздух позади себя и захлебнуться от страха, помчатся без оглядки до тех пор, как не кончатся силы совсем, пока не ослепнут их глаза куриной слепотой от бешеных ударов сердца у висков; а я буду смотреть им в след, сгибаясь вдвое от неудержимой истерики и смеяться буду громко до хрипоты и редких слёз из глаз, но и это... быстро наскучит мне

[indent] - всё одно и то же, нет приделу тоске и утомительной скуки, мой взор находит всё те же предметы, а пальцы лениво отстукивают ритм так, словно я жду чего-то. Жду когда откроется дверь кабинета и позовут - я курящий пациент в очереди на приём ко врачу. Мои нервы - натянутые струны - очень острые и тревожные, не смей их трогать. Иль, постой!.. ты подойди поближе, не бойся, протяни руку, дотронься до струн. Ведь что страшного в том, чтобы пошуметь немного?..

[indent] то, что вытворил человек в черном, начертив призывный знак и пролив свою кровь над ним, застало Вельзевула в тот момент, когда демон только-только уселся за стол с приготовленным ужином. Не успел он взяться за вилку с ножом, как под стулом его вспыхнуло пламя и поглотило в тот же миг. Пламя это за одну секунду охватило демона целиком и поглотило, оставив после себя лишь лёгкую дымку, не опалив при этом стул, на котором демон сидел. Лишь пустота осталась в небольшом зале, где собирался отужинать Вельзевул, изготовив себе сытное мясо и к нему бутылку вина открыть; теперь же это всё останется нетронутым и будет стыть до тех пор, пока слуги не убедятся в том, что князь исчез надолго и трапезу свою не завершит - тогда жалкие черти с жадностью накинутся на мясо, как падальщики накидываются на останки недоеденных костей, коими до того лакомился опасный хищный зверь. Вельзевул исчез из Пандемониума, но это вряд-ли кто заметит...
[indent] пламя же то вспыхивает вновь но уже совсем в другом месте. Место это отличается от привычного: это де земля смертных и не граница пустоты, где застревают потерянные души, обречённые скитаться во тьме без памяти и чёткой цели своей. Это место демон не узнаёт, но признаёт почти сразу, как только замечает причину того, что явило его в сей мир: очерченный круг условного знака, запах ритуальной крови горячей, противные истошные стоны тех, кого принудили участвовать в обряде призыва и плотный воздух... этот воздух полнился злой магией и силой могучей, которую демон ощущал кожей и мог учуять запах, вдыхая полной грудью, прикрывая глаза свои. Вельзевул с наслаждением глотал воздух и улыбался всё шире от ликования, когда в конец убедился тому, что всё происходящее не сон, не чей-то фокус или дурная шутка ради потехи, а самый настоящий призыв Повелителя Мух к тому, кто контракт осмелился с ним заключить и в обмен что-то своё попросить.

[indent] надышавшись так, что голова чуть кругом пошла, а по телу разливаться тепло началось томное, Вельзевул приоткрыл глаза и без стыда оглядел юное тело бестолкового создание, на лице котором гримаса животной похоти и лёгкого стыда с примесью страха.
[indent] - Какой привлекательный вид. - с хищной улыбкой произносит Вельзевул и делает шаг вперед, переступая круг, подходя ближе к своей жертве.
[indent] длинные пальцы подхватывают подбородок существа, о котором более нет смысла говорить в какой-либо уважительной форме, ведь оно обречено лишь на один финал - такой логический и простой. Другого не дано, и демон принимает эту жертву, как античные боги принимают от смертных дары. Указательным пальцем Вельзевул давит на губы и заставляет челюсть раскрыть, погружая в тёплый и влажный рот два своих пальца так глубоко, насколько это возможно. Юное голое тело дёргается конвульсией, но демон не позволяет ускользнуть от себя, он второй рукой резко обнимает жертву за плечи и прижимает к себе, унимая дрожь в теле. Создание перед ним такого низкого роста, что идея приходит сама собой и адский князь не робеет, он лишь ухмыляется и оголяет свой пах. Надавливает рукой голову своей жертвы - своего дара - ртом насаживает на поднявшийся фаллос и следит внимательно какое-то время, руководя процессом, пока не уверяется в том, что его поняли верно. Рука становится чуть легче и даже позволяет себе ласку, оглаживая запутанные волосы создания, которое уже без указки совершает правильные действия и не подаёт признаки к бегству.
[indent] - Чудесно, - тихо шепчет демон и поднимает голову, взгляд переводит на фигуру, что стоит перед ним; то был человек в чёрном, которого Вельзевул приметил сразу же, почуяв от того горячую кровь, но был заинтересован немного другим. Теперь же всё внимание демона были сосредоточенно на том, кто устроил всё это и призвал его из ада: - Смотрю на тебя и вижу, что ты мне сказать что-то хочешь. Не так ли?.. - ухмыляется демон, а взгляд его томный, в удовольствие похоти тонет удовольствие похоти и стыда не выказывает, ибо нет - не стыдно Вельзевулу перед призвавшим его за свою откровенность.
[indent] - смотрю на тебя и вижу, что к подобному ты привык, человек в чёрном

+2

4

Уолтер знал, что у него получится. Не знал только того, что за этим последует.

Он больше ничего не говорит. Делает шаг в сторону и отходит от ритуального круга, когда вспыхивает пламя, отчего-то не обжигающее при этом. Призванный демон выходит из круга, и не обращает внимания на того, кто его призвал. Его взгляд прикован к чему-то в стороне.

Уолтер ничего не говорит и тогда, когда демон хватает рунта за подбородок, разглядывает пристально, но вероятно, очень быстро что-то для себя решает. Уолтер успевает лишь заметить, как полупрозрачная дымка отделяется и устремляется прочь: это демон говорящего круга, дух-оракул испугался явившейся мощи и решил не связываться с тем, кто явился в этот мир.

Человек в чёрном лишь едва вскидывает брови, когда замечает на себе взгляд.

Ему хочется сказать: «не отвлекайтесь, сэй», но он всё ещё молчит, лишь усмехается коротко, когда демон сам обращается к нему.
Возможно, исчадие ада прав как никогда. Возможно, Уолтеру действительно не привыкать видеть нечто подобное, потому что определённые ритуалы требуют определённых ухищрений, а что может быть проще, чем предоставить оракулу чье-то тело для пользования? Они все – и мужские, и женские начала – отчасти суккубы и инкубы. Так зачем тратить собственное время на уничтожение, если можно сделать вот так.

Рунты тупые, но стоит им раз что-то показать, и они это выполняют безропотно. Именно поэтому их собственные семьи предпочитают использовать их как бесплатную рабочую силу: запрягать вместо лошади в плуг, таскать тяжести, банально вместо сторожевых собак. Всё равно из них ничего путного уже не выйдет.

И это неправда, мог бы сказать им человек в чёрном, потому что они уже сделали очень многое: их мозги буквально пошли на то, чтобы стать топливом для Разрушителей в Алгул Сьенто. Разрушителям они нужнее. Разрушители всегда должны быть готовы пошатнуть Луч и обрушить его в дин-та.

Из какого дин-та явился этот демон?

- Если пришлось по вкусу, сэй, там ещё несколько. – Человек в чёрном коротким кивком в сторону показывает на пару других жмущихся к камням рунтов. – Ещё одна девчонка. И мальчишка. Смотря, что больше устроит.

Он так легко говорит «что» о тех, кого уничтожила воля Алого Короля, что становится понятно сразу: ему нет дела ни до них, ни до того, что с ними будет делать демон. Даже если порвёт прямо здесь – Уолтер и бровью не поведет. Он лишь поначалу не ожидал, что демон заинтересуется чем-то таким, отданным даже не в жертву, а просто на отвлечение духа говорящего круга. Впрочем, если ему так хочется – пусть берёт хоть всех.

- Хотя я не слышал, что бы вы брали плату вперёд условий контракта.

Человек в чёрном холодно улыбается. Ладонь дёргает болью, и по пальцам всё ещё лениво стекает кровь. Боль эта не раздражающая. После того, как призыв увенчался успехом, мало что теперь может раздражать в принципе.

- Задача будет, впрочем, всего одна. – Человек в чёрном опускает взгляд и смотрит на ритуальный круг, лениво думает о том, что круг лучше уничтожить. Чтобы отправить демона обратно, проще будет начертить круг новый, чем оставлять эту – не дверь даже, всего лишь щель – открытой, ведь мало ли, кто сможет её найти. – Найти и отдать лично мне Синий шар колдовской радуги. Искать будет, правда, непросто.

И это одна из первых причин, по которым Уолтер не пытается достать Синий самостоятельно. У него попросту нет на это времени. Нет времени, его личное присутствие необходимо в других местах, в других мирах. Столько нужно успеть.

- В последний раз его видели за пятьдесят лет до падения Гилеада. - Гилеад пал. Он уничтожен тысячью нанесенных ему ран. Все началось с матери Рланда, да, но ею все не закончилось. – У племени мутантов, кочующих по пустыне. С тех пор, ни мутантов, ни Синий шар никто не видел.

Уолтер протягивает руку в сторону, ту самую, на которой неровная кровоточащая рана, оставленная ритуальном ножом. Миг – и на ладони вспыхивает пламя. Прижечь рану – не самый плохой выход, и в воздухе, кажется, даже можно уловить едва ощутимый запах подпаленной плоти. Человек в чёрном опрокидывает ладонь внутренней стороной вниз – и пламя с его руки падает тоже, падает на символ, начерченный на земле, и растекается по линиям, вылизывая их жаром.

+2

5

[indent] ленивый мутный взгляд без тени стеснения осматривает человека в чёрном с ног до голову уже более внимательно, пытаясь уловить отдельные детали или мелочи - зацепиться хоть за что-нибудь, но тщетно. В образе мужчины отсутствуют какие-либо ещё цвета кроме чёрного, который напоминает демону чёрные обугленные куски разломанного дерева, над которым хорошенько поиздевалось адское пламя кострищ под котлами, где бесы жарили смертных грешников. Единственное за что можно ухватиться взглядом - это кровь на запястье левой руки и это не удивительно - густая багровая, почти чёрная, кровь выделяется на фоне бледной кожи. К тому же запах... Вельзевул ведёт едва заметно носом по ветру, улавливая характерный и такой узнаваемый запах горячей крови, пролитой над ритуальным кругом во славу его. Именно кровь, отданная добровольно и сознательно, приманивает демона, сущность которого древний зверь. Вечно голодный и жадный, необузданный но мудростью наделённый зверь; его стезя охота, премудрости и уловки которой Повелитель Мух знает и практикует лучше, чем самый набожный священник книгу господа своего. Кем бы не был Вельзевул рожден, с каким либо умыслом иль ради цели определённой, в первую очередь он хищник; и челюсть его грозная будет вгрызаться и ломать чужие кости до самого последнего хрипа, пусть даже те кости крепче любого металла окажутся.

[indent] - не всё ж в шкуре зверя и глазами его этот мир познавать, коли завязан на одном узле с Вечностью и волочиться за ней суждено без какого либо варианта что-то поменять в своей жизни относительно Вечности; эволюция достанет всех и каждого, любое дерево нагнёт и под себя подстроит, и тут нет ничей вины... зверь не исчез, не схлопнулся и не утих в долгой спячке, зверь просто стал умнее, опытнее и вкусы его теперь более специфические

[indent] существо несмышлёное, что в ногах Вельзевула, звуки странные издаёт: то-ли стонет тихо, то-ли скулит как псина голодная; но занятие своего не прерывает. Голова методично двигается, ртом горячим демона ублажая, не подозревая даже, что в этот же момент существо адское - небесами проклятое - все оставшиеся силы из тела в себя вбирает, останки души пожирает. Хоть и ничтожно мала эта жертва, не существенна, и многое с неё не взять, Повелителю Мух так наскучила его обыденная жизнь в пандемониуме, что не стал отказывать самому себе в столь малой шалости; да и на прочность проверить нервы того, кто стоял сейчас перед ним на расстояние. Ему нравится наблюдать за людьми, вглядываться в их эмоции на лице и сравнивать с теми, которые видел когда-то ранее - это своеобразное хобби демона, ведь есть с чем сравнивать; проблема только в том, что крайне мало он мог наблюдать того, что бы удивило его и привнесло хоть чуть разнообразия в бесконечно скучное существование между войной и грехом.

[indent] человек в черном не отворачивается и не выказывает интереса, он смотрит прямо в глаза демона, сохраняя на своем лице скучающее выражение, граничащее с лёгкой усталостью. На мгновение Вельзевулу даже показалось, что он видел этого человека ранее, что это не первая их встреча, но чувство это развеивается серой дымкой в тот же час, когда призвавший демона озвучил свое желание.

[indent] - Плата? Хах, нет-нет, - усмехается Вельзевул, даже не глянув в сторону тех, о ком шла речь - они лишь мелкие создания интерес к которым теряется быстрее, чем к чашке остывшего чая - это даже не аванс.

[indent] губы растягиваются в кривой ухмылке, придавая лицу демона хитроватый и довольный вид; рука его обхватывает чужое горло и начинает сжимать, не позволяя вырваться или отстраниться. Много времени это не отняло, уже спустя пол минуты бездыханное юное тело повалилось на землю, но так и не достигло его - рассыпалось пеплом, а уже его податливый ветер развеял, стирая последние следы существования.
[indent] относительно довольный, но не вполне сытый, повелитель мух лёгким жестом стряхнул с рукава остатки серой пыли, попутно делая шаг вперед, выходя из круга; теперь он полноценно - духом и телом - в этом мире, куда призвали его. Более он уже не отвлекается, не привлекает его более те ничтожества, а вот слова человека в черном более занимательны; его голос заставляет прислушаться и обратиться к своей памяти и знаниям, дабы отыскать в них нечто схожее с тем предметом, о котором шла речь.

[indent] - в пустыне, говоришь? - переспрашивает Вельзевул больше для самого себя, поскольку всё ещё не отозвалось ничего того, что хоть приблизительно было бы близко к синему шару, - и это всё? Только об этом ты меня просишь? Только ради этого и призвал?
[indent] демон успел медленно обойти мага и оказаться за его спиной чуть в стороне, когда обернулся, задав последний вопрос.

+1

6

Человек в чёрном и не такое видел, чтобы отворачиваться и высказывать пренебрежение. В большинстве своём ритуалы, возвращающие к животным началам, вполне привычны для миров, сдвинувшихся с места. Даже если эти миры когда-то были самыми высокотехнологичными, в их истории уже случился тот самый пик, после которого — стремительный упадок на дно самой глубокой впадины. Если хочет демон — пусть, его право, всё равно оракул — хранитель говорящего круга — сбежал куда-то, как только почуял силу, с которой точно не справится. Рунты предназначались оракулу, потому что Уолтер считал себя выше того, чтобы лично отваживать его от круга. Ну, так даже проще.

Естественно это и авансом назвать трудно, да только Уолтер не из тех, кто станет трепетать перед кем-то, пусть даже и перед демоном из самой Преисподней.  Если так прикинуть, то Преисподняя — не более и не менее, чем одна из шестерёнок на спицах стержня миров, и каждую такую шестеренку можно переломить, отправив в ан-тэк. Человек в чёрном и собирается это сделать: методично отправить каждый мир в жернова, работающие без устали и выходных, наблюдая за тем, как очередное существование миллионов обрывается кровавой полосой и брызгами на челюстях механизма.

Порядок через боль. Это высказывание истинно как никогда, если собираешься методично склонить всех и каждого под единый режим. Некоторые существа — да те же кан-тои, почему бы и нет, - буквально созданы для того, чтобы подчиняться. Существа независимо от принадлежности к расе придумывают себе вожаков, лидеров, деятелей и героев, потому что им нужен кто-то, за кем они готовы следовать. Поставь перед стадом овец одни ворота без забора, и каждая овца пробежит через них, потому что стадный инстинкт подсказывает: надо так, а не иначе.

Может быть время, что Уолтер прожил, скитаясь между мирами, наделило его бесстрашием перед теми, кто может оказаться намного сильнее его самого. Чудовищное количество лет, дарующее квази-бессмертие. Он всё же смертен, но не сейчас и не в ближайшее время. Говорят, если гоняться за смертью, то она испугается и убежит. Человек в чёрном часто пользуется этой возможностью, несерьёзно утверждая, что давно подружился с тем, кто доставляет души [если они существуют] на другой конец тропы. Уолтер знает, что это не старуха с косой, гремящая костями на ветру; Уолтер знает, что это вполне молодой парень, которому просто не повезло умереть самым первым с сотворения самого первого мира, и так как до него Смерти не существовало вовсе, то и некому было Смертью стать, кроме него, самой первой жертвы.

А, может быть, Смерть наоборот побежит навстречу с распростёртыми объятиями.

Пламя, опрокинувшееся с ладони наземь, вылизывает и поглощает знаки, призвавшие демона в этот мир. Пламя стирает переход, любое напоминание о том, что здесь проходил ритуал призыва. Человеку в чёрном действительно будет проще новый круг начертить, чтобы отправить демона обратно, чем оставлять открытым этот и предоставить его для пользования кому-то другому. И только выжженная земля сможет подсказать пытливому путнику, что дело нечисто. Выжженная земля и отсутствие духа-хранителя говорящего круга.

Да. Всё, что мне нужно, это Синий шар, — повторяет Уолтер.

Он не двигается с места, когда демон обходит его по дуге. Отслеживает взглядом его перемещения, легким поворотом головы вслед медленным шагам. Во внешности человека в чёрном действительно сейчас нет ничего запоминающегося, кроме, может, неестественно белых зубов и крупноватых для человека клыков, да и те он прячет за тонкой, усталой ухмылкой.

Я бы не стал вызывать тебя, если бы мог достать его сам.

Уолтер разводит руками, одновременно с этим поворачиваясь лицом к демону. Полы чёрного плаща хлопают по голеням и раскрываются подобием чародейской мантии. Рана на левой ладони спеклась, прижжённая огнём, и больше не кровоточит. Только дёргает болью, на которую Уолтер старается не обращать внимания. Впрочем, не обращать внимания на боль невозможно. Чем больше ты стараешься абстрагироваться от неё, тем сильнее чувствуешь. Стоит только принять её, пропустить через себя целиком, и она затихает сама собой ровно настолько, чтобы отойти на второй план.

Пойди туда не знаю куда, принеси то не знаю что, — нараспев говорит он, щурясь на солнце, а затем новь глядя на демона. — Гилеад пал давно, а шар пропал за пятьдесят лет до его падения. Возможно, ни шара, ни племени, что его хранило, и вовсе больше не существует в этом мире.

Чем меньше остаётся цветов в Колдовской Радуге, тем меньше возможностей у того, кто соберёт её всю. Человек в чёрном не считает себя демиургом такого масштаба, что сможет повторить магию Мерлина и воссоздать всю Радугу такой, какой она задумывалась изначально. Двенадцать цветов и чёрный тринадцатый, позволяющий путешествовать между мирами и слышать тодэшные колокольца. Сейчас цветов осталось едва ли половина. Ну, тем быстрее получится собрать.

Что ты скажешь на это? — интересуется Уолтер. — Что, если даже ты не сможешь найти Синий? Какой оборот в таком случае примет контракт?

+2

7

[indent] демон довольно шумно дышал носом, наполняя лёгкие местным кислородом, но не от того, что в этом нуждалось его тела, ведь Князь Ада не нуждался в кислороде как в таковом нуждается всякий живой организм; он от того с такой жадностью глотал воздух, чтобы как можно больше узнать о мире куда его призвали - он жаждал сам пропитаться местными запахами пыли, тлена и ржавчины, дабы слиться с природой. Помимо личной прихоти - это поможет Вельзевулу в дальнейшем стирать собственные следы и оставаться незамеченным там, где потребуется... Он не охотится за славой и признанием, лишние свидетели ему так же не с руки, единственное о чем мог мечтать сейчас демон - это чуть больше ясности относительно Синего шара, о котором толкует этот маг. Однако...
[indent] - ...и это всё, что тебе известно. Хм, да... не густо.
[indent] подошва ботинок шаркает, заставляя мелкие камушки тереться друг о друга и мелкой серой крошкой подыматься над землёй незримым облаком - пыль оседает на обувь и придаёт той «дорожный» облик, словно мужчина оказался здесь, преодолевая несколько миль пешком, а не возник из воздуха благодаря древней магии.
[indent] - Ну, - чуть более оживлённым - деловым, так сказать - тоном начал демон, обернувшись к человеку в чёрном, образ которого Вельзевулу всё так же не удавалось «прочесть» или же сопоставить с чем-либо или кем-либо ради сравнения: - раз уж про шарик тебе рассказать более нечего, так может поделишься иной информацией, что могла бы мне пригодиться? - демон улыбнулся в типичной манере (искривляя рот, приподнимая левый уголок рта так, что посторонний мог разглядеть заострённый клык в верхнем ряду зубов) и продолжил мерить пространство шагами, роя носками ботинок каменистый грунт - Чем торгуют местные, например? Имеет ли смысл мне упоминать тебя, выискивая шар, м?.. Не подумай, что отсутствие таковых знаний или их наличие - это принципиально важно для меня. Хах, не стоит в этом искать скрытого смысла... - пока время шло, а серая пыль от камней покрывала обувь демона уже третьим слоем, сам Вельзевул ощущал всё больше уверенности в себе, привыкая к этому миру; он так же извлёк из кармана чёрных брюк серебристый портсигар и раскурил папиросу собственным огнём, - просто информация такого рода может значительно ускорить поиски, то есть - облегчить мне столь непростую задачку.
[indent] все его ухмылки, ужимки, шарканья и пустословие его изречения - ничто иное как оттягивание времени, ведь он так и не дал ответ на вопрос мага, а ведь выразился хозяин - тот, кто призвал Повелителя Мух - вполне ясно, задав конкретный вопрос, что не было лишено смысла и так же играло не последнюю роль в их контракте...

[indent] « в самом деле: поди туда - незнамо где это, добудь то - чего в помине может и не быть... всё это походит на оду о невыполнимом поручение, что несчастному - кто отважится на подвиг - страшное проклятие и падение в тёмные низы забвения; сколько ж было в истории схожего, когда смелые глупцы, возомнив о себе и возгордившись умениями своими - или же везением судьбы, словно сами боги сопутствуют им от роду - в конечном итоге брались за непосильное, что и губило их души, втаптывало в землю их эго и стирало в пыль всю их сущность, какой бы яркой и величавой та не была... вот и я теперь задаюсь вопросом: не имеет ли этот маг личной выгоды в случае моей неудачи? ведь в противном случае... »

[indent] демон докуривал терпкий табак в молчание, разгуливая чуть поодаль от мага, давая время ему подумать и дать ответ, позволяя и себе ещё чуть потянуть время, обдумывая все возможные варианты. Так или иначе, но табак истлел и тёплым пеплом тлеющей травы зарылся в пыль, оставляя незримый след прибытия Князя на эти земли. После чего высокая фигура в чёрном костюме за пару шагов описала дугу и подступила к человеку в чёрном ближе. На сей раз Вельзевул не кривился в ухмылке и глядел на мужчину без прищура, как это было ранее, словно демон испытывал того на прочность духа или пытался разглядеть в нём изъян, слабость, помехи или же нечто, что могли нарочито утаивать от Повелителя Мух...
[indent] - Признаться, на своём веку ещё не доводилось иметь контракта, выполнения которого с моей стороны оказывалось бы провалом. Как правило наоборот - призывающий, а иными словами - хозяин - нарушал договорённость. Такие жалкие души из последних сил выворачивались и цеплялись за последние нити туманной надежды, лишь бы... хах! - он снова ухмыльнулся как довольный шакал, учуявший дух раненого мангуста - ...это не важно.

[indent] - кажется, я нашёл твой секрет, М-маг... в тебе нет души, тебе нечем будет мне отплатить, даже если я добуду тот Синий шар

[indent] открытие это демона позабавило, но вместе с тем и заинтересовало, а так же - всколыхнуло нутро волнения; единственно-положительное во всём этом - это ответ, простой и очевидный:

[indent] - могу уверить тебя лишь в одном, - ещё шаг вперёд, не прерывая зрительного контакта, и голос его теперь звучал ниже, на тон тише, но это не был шепот: - в случае моей неудачи в охоте за Синим шаром... мне придётся служить тебе; и служба эта продлится до тех пор, пока я трижды не спасу тебя от плахи. - его губы скривились на сей раз в оскале зверя, которого дразнили куском сочного мяса по ту сторону клетки из прутьев, - вот таков расклад, хозяин...

0


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » - цель оправдывает средства;