POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » sometimes we have to move on


sometimes we have to move on

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1903/374513.gif http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1903/651562.gif http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1903/357014.gif

Нина Зенник и Инеж Гафа

Не прощай же навсегда

+4

2

Весло Ротти размеренно бьется о водную гладь, вдалеке слышится тихое сопение шуханца - Кювей пережил за сегодня слишком много и заслужил свои минуты отдыха. А сердце, которое Нина щекой согревает, не издаёт ни стука, замерло оно во времени, как и жизнь того, кому оно принадлежит. Изгоревалась девушка сполна от пустоты необъятной, по сердцебиениям чужим, которых она больше не ощущает после парема, но потеря Матиаса - это траур, который Нина будет нести до конца своих дней.

Ещё прошлой ночью они лежали также, горячее дыхание дрюскеля чувствовалось на ее волосах, руки сильные обнимали ее плечи, даря спокойствие и безопасность, такую зыбкую, но девушка-гриш хваталась за нее, как за свою последнюю надежду.

Пожалуйста, верни то время, когда я была твоей.

О Равке были все ее мечты последние полтора года. Фьерда, Керчь - все такое чужое, неправильное. Хитростью и речами своими сладкими без малейшего намёка на акцент брюнетка может выдать себя за местную в любом уголке земного шара, но дом ее, как думала Нина тогда, это Малый дворец. Дом - это смех ее друзей за ужином, это голубцы со сметаной и пироги со смородиной, это кафтан алый, который стал Зеник второй кожей за годы обучения. Но сейчас девушка-гриш осознаёт, что ее дом - это мальчишка, который неподвижно лежит под ней и не откликается на ее объятья, кожа которого, такая холодная и твёрдая, отливает синевой.

Убаюкивающие покачивания лодки прекращаются, глухой удар слышит Нина в полудреме и понимает, что они причалили. Значит, пора прощаться с местом, которое ее уничтожило.

Тело девушки ощущается неподъемным, встать для неё - огромный труд, силы приходится собрать все свои последние, мистера Колма обходить неуклюже, стараться Кювея, видевшего ни первый сон, не разбудить. Мечтами кажутся сновидения спокойные: стоит девушке-гришу закрыть глаза, как лицо родное, но такое далекое и пустое, мерещится ей.

Думается Нине, что оправиться не сможет от потери любви, которую ей не удалось удержать, которая подобно песку сквозь пальцы утекла, столь же мимолетно. «Но ярко», - подмечает Зеник, любуясь, запоминая вычурные здания Восточного Обруча, всей душой ненавидимые. Ветер обдувает холодом морским, пронизывает насквозь, но девушку, ведьмой прозванной, не заботит буйство стихии. Холод и смерть - теперь друзья ее навек самые близкие. И какая ирония, смертью управляющая от неё же уберечь не смогла.

Вереница гришей мимо неё пробегает и в лодку садится, платками и мантиями лица укрывая, мечтая с землей родной равкианской встретиться вновь. Последние минуты в этой стране для Зеник настают, прощаться нужно с временем таким тяжелым, но счастливым. Опасности поджидали группу беспризорных подростков на каждом шагу, лица их были развешаны на каждом углу Кеттердама, но воспринимали они это все как игру беззаботную, смеялись смерти они в лицо, за что и поплатились. Нина щеку изнутри кусает, не поддаваясь потоку новых слез, так и норовивших политься из глаз. Запомнит она все ребячества их шестерки на всю жизнь.

Рука мягкая на ее плече от мыслей тяжелых отвлекает, и в позу боевую девушка-гриш встаёт моментально - руки свои из карманов достаёт, пальцы разминая. И не сразу приходит понимание, что ничем живым она теперь повелевать не в силах. Оборачивается Зеник резко, словно удар предугадывая, но встречается с лицом знакомым, таким родным, и слез поток берет над ней верх.

- Ох, Инеж! - на выдохе тяжелом удается выдавить Нине, подругу в объятия заключая слишком крепкие. - Я думала, что Каз уже успел найти тебе работенку на эту ночь.

Отредактировано Nina Zenik (2021-05-06 02:06:56)

+6

3

Одинокий ворон тихо опустился на крышу, и лишь постукивание его когтей о шифер выдавало его присутствие. Девушка, бесстрашно сидящая на самом краю, не удостоила его взглядом. Эти птицы запоминают лица. Возможно он был одним из тех, кому удавалось получить от Инеж крохи хлеба, которыми она кормила залетавших товарищей.

Но сегодня у нее в запасе были лишь отчаяние и скорбь. Вряд ли чернокрылый хотел нечто подобное на ужин. Или завтрак. Сулийка давно потеряла счет времени, но, скорее всего, через пару часов небо озарит яркая полоса восходящего солнца.

Только взойдет оно не для всех.

Стоит ей закрыть глаза, как в сознание врезается картина, запомнившаяся на всю оставшуюся жизнь. Нина как раз смогла их спасти. Снова. Они должны были дождаться дрюскеля, и дождались. Пара шагов навстречу, эта странная блаженная улыбка на суровом лице, раскрытые объятья и кровоточащая, смертельная рана.

Никакие слова утешения не смогут достичь своего назначения, ни в тот момент, ни в следующий, ни даже сейчас, когда хладное тело Матиаса находится в непосредственной близости от сердцебитки. Его сердцебитки. Инеж не проронила тогда ни слова, оставшись немым изваянием периодически обнимавшим сотрясаемые горем плечи подруги. Вопреки своей воле Гафа представляла на ее месте себя. Себя и Каза. Смогла бы она это пережить?

Знакомая лодка причалила к обозначенному месту. Темная фигура, цепляясь за выступы, стремительно спустилась с крыши. Если до этого она молчала, то сейчас она не станет совершать такую же ошибку.

- Нина, - выдыхает, обнимая темноволосую, вкладывая в этот жест все то сочувствие, на которое была способна, - он и успел, - нехотя отстраняется неловко пожимая плечами, - но я решила, что успею... - слова предательски застревают где-то в центре груди, в которой зияет дыра с именем Матиас Хельвар. Они все там, в этом сердце — Нина, Джеспер, Уайлен, Каз. И каждая внезапно образующаяся пустота ранит намного сильнее, чем Инеж думала может ранить произошедшее.

- ...попрощаться, - выдавливает уже не сдерживая слез, - прости, - вытирает рукавом влажные дорожки с щек, - вместо того, чтобы поддержать упавшего, я ложусь рядом, - очень не вовремя вспоминает сулийскую пословицу, и смотрит на корабль, куда поплыла одна из лодок с гришами, - он уже там?

+4

4

Нине хочется навсегда запечатлеть в своей памяти тепло тела близкого человека. Ещё недавно это было чем-то обыденным: лежать в объятиях Матиаса по ночам и пытаться уснуть под его храп, толкать Джеспера в бок, когда тот в очередной раз выкинет наитупейшую шутку, без лишних слов положить голову на плечо Инеж, чтобы та понимала, что она не одна. За прошедшие несколько часов Зеник забыла это чувство, она успела по нему изголодаться, поэтому отпускает из своих объятий подругу девушка неохотно, с сожалением.

- Чертов ублюдок из бочки... - цокает девушка-гриш языком, вновь возвращая себе былую решимость. - У него нет ничего святого, кроме денег, и ценить тебя он так и не научился. Но, Инеж, я вернусь за ним со своей армией мертвецов и надеру ему его тощий зад.

Нине хочется шутить как раньше, поддразнивать всех Отбросов, в особенности их предводителя за кислую мину и отсутствие каких-либо человеческих чувств. И, лишь на пару мгновений, девушке удалось забыться и даже усмехнуться над очередным своим выпадом в сторону Бреккера, но Инеж спустила гриша с неба на землю одним лишь упоминанием о парне, который не смог пережить этот вечер.

Сулийка тактично не называет имен, не говорит о произошедшем, но даже это не спасает Нину от падения в холодную пустоту скорби. Слёзы подруги не помогают, наоборот, видеть самую отважную девушку, заливающуюся слезами, для Зеник почти физически больно. Девушка-гриш ничего не может с собой поделать - пальцы ее по бронзовым щекам проходят нежно, мокрые дорожки стирая. Сфокусировавшись на чувствах подруги, брюнетка не замечает, как у самой слезы из глаз зелёных покатились по лицу.

- О, Инеж... Я не против, если ты ляжешь рядом со мной, - в шутку пытается перевести разговор Нина, потому что так привычнее, так безопаснее для неё. Ведь отшутиться проще, чем принять жестокую реальность, которая горем только полна, где болью острой сердце откликается. Но гришу уже пора перестать в грезах витать, с достоинством свой траур держать. - Да, он уже там. А я решила попрощаться с Кеттердамом.

Для них с Матиасом мечтой было покинуть Кеттердам раз и навсегда, найти своё место в этом мире, в тишине и покое встретить старость. Последние несколько дней они не могли отделаться от мысли, что эта мечта скоро станет реальностью, они знали, что скоро Равку им предстоит посетить. По планам Каза - чтобы сопровождать Кювея, по планам Нины - показать ее родину, доказать, что гриши не такие, как о них рассказывают дрюскели.

Но судьба-злодейка забрала у них счастливое будущее. Когтистыми лапами украла смысл жизни у юной сердцебитки.

- Но я не хочу прощаться с тобой, Инеж.

+4

5

Она не помнит, улыбнулась ли ее шутке или нет. За последние сутки эта способность растаяла, словно восковая свеча, в то время как Инеж вновь и вновь сталкивалась с неоспоримой, гнетущей, ужасающей действительностью.

Матиаса больше нет.

В тот момент, когда его сердце остановилось, эта свеча погасла навсегда.

Инеж даже не с первого раза понимает, что Нина, подобравшись и осмелев, стоит и порицает Каза. На это она тоже, кажется, улыбнуться не смогла. Юмор и правда спасает в подобных ситуациях, только Гафа не знает, что с этим делать. Не знает, как справиться с потерей, не может так же внешне легко ответить подруге, поддержать беседу, а ведь у нее это получалось и получалось хорошо. Они вдвоем в какой-то момент смогли выплыть на одну волну, даже договаривали фразы друг друга, словно старческая пара, прожившая вместе столько, сколько не живут. За тот малый промежуток времени, что они знакомы, на их долю выпало гораздо больше, чем выпадает на обычных людей.

Снова укол. Прямо в сердце.

Попрощаться.

- Тогда не будем прощаться, - выпаливает, не подумав, неловко пожимая плечами. В голове сразу проносится тысяча мыслей, как это действительно можно осуществить. От того, где расположить Зеник, и до того, как они будут справляться с горем вместе. Была только одна загвоздка.

Взгляд, полный горечи, устремляется в сторону корабля.

Он хотел, чтобы она похоронила его дома. Во Фьерде.

- ... а скажем «до встречи», - слезы бегут по уже проторенной дорожке, и губы, наконец, трогает мимолетная улыбка. Сулийка берет ладони Нины в свои руки, крепко сжимая, в знаке обещания, - мы обязательно встретимся с тобой.

Тугой узел в груди немного ослабевает, и Инеж добавляет:

- Только не нужно сюда армию мертвецов, - слегка передергивает плечами, - Каз все равно найдет способ как с ними не встретиться, - еще улыбка, уже смелее. Как знать, может когда-нибудь, в будущем, они и правда смогут говорить свободно без тени прошлого, что будет тянуться за ними всю жизнь.

+4


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » sometimes we have to move on