POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » i just let them drown


i just let them drown

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

I just let them drown
https://i.ibb.co/wBKXtFS/tumblr-p25pa6gd-DY1s9p9q6o9-500.gif https://i.ibb.co/kgGMpXm/tumblr-p25pa6gd-DY1s9p9q6o8-500-1.gif https://i.ibb.co/pfKqxPz/tumblr-p25pa6gd-DY1s9p9q6o3-250.gif
Король умер - да здравствует Король!
Так, обычно, говорят, но некоторых не устраивает такая простая поговорка. Надо докопаться, вывернуть всё наизнанку, вытряхнуть грязное бельё. Ну или очень сильно попытаться с истинно лисьим коварством.

+3

2

When we our betters see bearing our woes,
We scarcely think our miseries our foes.

За проливным суточным дождём на Острове Яблонь неминуемо следует сиреневый закат, тающий в жерле слепяще рыжей линии горизонта. День сгорает, оставляя после себя пепел прожитых воспоминаний на прикроватном столике или у подушки вместо слов о доброй ночи, что таит в себе, помимо чужого сна, чужую зависть, чужую жадность, чужую злость, чужую ревность - чужую жажду; с ночным воздухом пепел оседает в лёгких и не даёт уснуть, заставляя откашляться, побуждая непрошенные мысли явится вместо призраков прошлого и полуночного бреда или непереваренной пищи; бессонница - следствие опрометчивых решений и чужеродного коварства, - не худшее, что должно было случиться, всего-то неприятная оказия. Сгорающий заживо день на этот раз отличается, потому как забирает с собой слишком многое: почти что эпоху в лице бездыханного, “фарфорового” тела и утраченной маленькой надежды, воплотившейся в одной несчастной девочке - Ласточке. Аваллак’х смотрит за тающей полоской без явного выражения сожаления и печали, без скорби, свойственной в такие минуты его собратьям, потому как обречен знать - так было предначертано. Впрочем, многие детали до сих пор оставались неявными, затёртыми участниками событий и обстоятельствами. Аваллак’х держит в руке, перехваченной другой за запястье, маленькую коробочку с нефритовой крышкой.

- Va faill, Ard Heroux…

Почему он это сделал?
Мысль напрашивалась и терзала не хуже единорожьего рога в подмышку. Едва ли из-за терзания памяти - правитель Ольх всегда знал цену долгу; кто бы что ни говорил, но вечность была подвластна Ауберону - правитель Острова Яблонь сносно с ней справлялся. Предназначение не чертило ему такой судьбы - эти неизвестные переменные в уравнении появились из-за альтернативного решения. И едва ли оно в конечном счёте имеет положительный ответ - слишком велика потеря, слишком сильны изменения, которые, подобно водовороту, закрутятся, сметут, затопят под собой неготовых и недовольных. Правитель Народа Ольх по нелепой случайности оказался среди первых, но, возможно, предполагал Лис, ему не предстоит увидеть страшное. Такая смерть может быть и избавлением, в том числе от того тяжелого долга, который на него возложили обстоятельства и сухой - “лисий”, - просчёт. Быть может, он знал что-то большее, чем его верный советник, - о грядущем конце и начале нового неизбежного витка, пред которым даже вечные Aen Elle были бессильны. С другой стороны, Аваллак’х был уверен, что без сторонней помощи не обошлось, точнее - он хотел в это верить.

День догорал - и оставлял за собой полупрозрачные песчинки горьковатого привкуса. Часы были перевернуты. Время не будет вечно - ничто поныне не будет вечно перед Белым Хладом. 

Дорога в Эред Горгорот - цитадель Знающих, - давно не бывала столь напряженной: нападки единорогов участились, и связано это было не только с прибытием Zireael в этот мир, а чем-то иным, вполне вероятно новой волной бунтов; поэтому вместо исхоженных, коротких троп, приходилось плутать, оставлять лишние следы и тупики. Покидать Тир на Лиа в столь уязвимый для Предназначения час Аваллак’ху не хотелось, но споров с Илуватаром никто и никогда не вёл, в том числе и его ученик. Aen Saevherne вошел в полумрачную залу последним - к исходу назначенного дня. Лис хотел избежать лишних разговоров, которые напрашивались в связи с событиями уходящей недели и длинным языкам, что цокают в тёмных углах да подворотнях, однако, к его сожалению, этого не произошло: хорошо бы, если бы речи только велись о проходящих во дворце полуритуальных таинствах - всего лишь пару нелестных слов, всего ли пару выражений опасения за Zireael, всего лишь пару пик в сторону неторопливости Ауберона, - сотрясание воздуха, не более; хуже - разговоры про лабораторию и научный подход к столь сокровенному вопросу - владению геном Старшей Крови. Кто бы что ни думал да не шептал за спиной у Лиса, тот не был сторонником искусственного выведения плода [особенно магического]: на словах - слишком уж рискованно для нужного результата; на мыслях - слишком жестокая, крайняя мера; эта шкура слишком давно была знакома, и Аваллак’х знал и запах, и вес этого едкого бремени. Илуватар, к удивлению собравшихся, заговорил спустя пятиминутный пересуд совсем не о том, обесценивая столь долгожданный для всех Aen Elle момент, так легко и высокопарно отодвигая его на второй план.

- Ветер переменился. Созвездие Туора сместилось. Белый Хлад грозит и Острову Яблонь.
- Это невозможно.
- В предсказаниях об этом нет и слова…

Аваллак’х молча и хищно наблюдал и немного вздрогнул, когда Ортанс коснулась его руки и как-то блаженно посмотрела. Во взгляде эльфийки читалась какая-то ирония или насмешка, на губах её уже были слова, которые должны были растопить бесстрастное лицо Лиса своей едкой точностью, подчёркивая ограниченность взглядов собравшихся глупцов, верящих, что Предназначение вырублено в камне, а не течёт подобно горной реке, однако Илуватар снова взял слово.

- Предназначение изменило свое русло. Нам необходимо обучить девочку. Ей и предстоит решить, выживем мы все или погибнем.

Делькур вступил с присущим ему горячим расчётом: “нет ли возможности открыть портал и отыскать новый мир” - начались новые пересуды [в ходе которых, впрочем, ни один не поднял ни тона, ни издал возгласа], новые просчёты, новые толкования, и всё же знаменатель сходился в одной точке: если ранее Белый Хлад угрожал лишь части Спирали, то теперь снедал её всю. Рожденное дитя не будет способно защитить хотя бы Остров Яблонь, а его мать значительно уменьшит свою силу сразу после его рождения; о портальной системе и вовсе говорить не приходилось. Более суток длилось собрание, и в результате Аваллак’ху было поручено подготовить Zireael и известить о новостях Ауберона и его приближенных. Трое из семерых попытались оспорить это решение, считая выбранную кандидатуру неподходящей; Аваллак’х и сам бы охотно присоединился к ним, если бы не обращенный на него взгляд учителя, которому эльф не смел перечить. Перед отбытием Илуватар сказал своему ученику:

- Защити девочку, если потребуется... защити даже от того, что покажется тебе совсем неопасным или привычным.

Кревану [утратившему это имя после долгих столетий обучения] было не привыкать к пространственным формулировкам мастера, однако в этот раз они несколько его смутили, что даже задело его застывшее выражение лица легкой тревогой.

Начавшаяся буря встретила Лиса на середине пути; разнёсшийся, словно чумная зараза, шум не предвещал ничего хорошего, ведь по мере приближения к Тир на Лиа, Знающий слышал его всё отчетливее, словно бы приближался к его сердцу; к шуму у черт города прибавилась и паника, подобная натянутой, наэлектризованной проволоке. Аваллак’x застал Ге’эльса в покоях Ауберона; правителя Ольх - бездыханного и хладного, как вершины горного хребта, - к тому моменту уложили на ложе; снующие, приземистые, взволнованные слуги наводили больше шороха, нежели порядка; этот поток пришлось остановить, ведь Знающий сам хотел осмотреться. Ге’эльс пересказывал Знающему то, что узнал сам - прямым участником событий он не был. Вся суть его рассказа сводилась к одной большой катастрофе - Ласточка сбежала и, более того, покинула Остров Яблонь. О том, что она и убила их правителя, эльф остался глух. Нефритовая коробочка попалась Лису на взгляд случайно, и, когда он поднял её, показывая Ге’эльсу, советник мотнул головой. К вечеру, после целой волокиты вопросов о предстоящих похоронах и серии разговоров с преследующими Ласточку, Аваллак’х наконец уличил момент, чтобы переговорить с раненым Эредином Бреакк Гласом.

Утомленное солнце наконец сгорело дотла. На Тир на Лиа спустились сумерки. Аваллак’х выжидал. С этой залы открывался прекрасный вид на реку, ту самую, которая давала брешь в обставленной всевозможными заклинаниями земле. Помимо тяжелых мыслях о своем правителе, Знающего терзала мысль, не догадалась ли Цири о проходе с его помощью, не самостоятельно ли он нарушил предначертанное и усложнил себе задачу. Впрочем, когда в зале появился предводитель Дикой Охоты, он с легкостью откинул эти мысли на задворки.

- Рад видеть в добром здравии. Мне сказали, Zireael смогла отбиться, нанеся тебе ранение.

Лису не нужно было оборачиваться, зная, какую гримасу ярости эти слова вызвали на лице Ястреба и какая реакция должна за ними последовать. И тем не менее, он продолжил:

- Я хочу знать, что произошло. Ты ведь последний, кто её видел.

Коробочка с нефритовой крышкой к тому моменту покоилась в правом боковом кармане.

Отредактировано Avallac'h (2021-05-29 16:01:16)

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » i just let them drown