POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » the last time i lied


the last time i lied

Сообщений 1 страница 2 из 2

1


ястреб & ласточка


https://i.imgur.com/F4nSdd6.png https://i.imgur.com/I0E5XMv.png
https://i.imgur.com/5UL2HKx.png https://i.imgur.com/0kvxyVk.png


who can break you now, ci-ri, when there is nothing left to break?


[icon]https://i.imgur.com/nHYHGKQ.jpg[/icon][lz]<center>what i’ve <a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1651">found</a><br><a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1913">distorted</a> in the bones</center>[/lz][sign][/sign][status]evil is a point of view[/status]

+3

2

[lz]let me suffocate <a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=340">your</a> weakness and the light inside.[/lz][icon]https://i.ibb.co/syGRQ1P/qT0WVTt.jpg[/icon]
Весь внутренний двор покрыт изморозью, каждая травинка замерла, укрытая тонким слоем льда. Посреди безмолвия замерли заледенелые фигуры защитников Цириллы. Замерли так, как их застала мощная волна, распахнувшая последнее препятствие - тяжёлые и огромные двери. Но все их попытки тщетны. Их жалкие фигуры, их рты, сжатые в гневном оскале неподвижны и тихи. А под тяжёлыми фигурами в доспехах трещит лёд, громко и звонко, приветствует, а ему отзываются скрипом железные пластины, образующие фигуры мертвецов. Двор застилает туман, опутывая, убаюкивая каждое живое существо, что пало перед леденящим холодом. Гончие играются друг с другом, посреди этого морозного сада, перерыкиваются, уллюлюкают, спешат вперёд, чтобы найти живых. Оглядываются, пляшут перед своим хозяином, что заходит медленно и гордо последним. Королю Гона некуда больше торопиться, незачем бежать.

Шпили венца сразу видны на шлеме, тёмными иглами укалывая окружение. Из-под заслона-черепа вырывается большой и густой клубок пара: вдохнул полной грудью. Тёмные бездонные глазницы тут же смотрят в сторону, впиваясь в невидимую за низкой стеной фигуру. Он знает, что она здесь, чувствует каждой клеткой тела её чувства, её бурлящую силу, подаётся вперёд, но не торопится. Растягивает удовольствие. Королю хочется, чтобы Цири пришла в себя и осознала, что бежать некуда. Чтобы она испугалась, чтобы кричала, чтобы плакала от отчаянья.

Эредин слишком долго за ней гонялся. Слишком много Цири доставила ему проблем, слишком много времени он тратил на то, чтобы вернуть девушку на место. Ему надоело нежничать, особенно, когда она объединилась с Авалак'хом. Этого он терпеть не собирался, этого мерзкого старого Лиса рядом с тем, что принадлежит ему. Цири не хотела по-хорошему. Она испытывала его терпение. И он сжигал и вырезал деревни. Убивал близких. Сейчас может убить в назидание, чтобы больше не пыталась сбежать и выступать против него. Эредин готов на многое, чтобы усмирить Ласточку. Некоторых надо взнуздывать железом до крови. Рассекать плоть, чтобы свисала ошметками и лоскутами. И повторять, пока не сможет стоять, пока не взмолится, чтобы прекратили. И тогда, возможно, он позволит.

Старик, который тащит Цири за собой, сам приводит в ловушку глупую, сопротивляющуюся девушку, которая всё стремится всем помочь. Эредин делает пару медленных шагов, давая пройти вперёд Имлериху, который откидывает старого ведьмака, как игрушку. Больше до него нет никакого дела: латная перчатка впивается в белые волосы, заставляя Цири завалиться назад. Эредин испытывает небывалую эйфорию от вырывающейся ведьмачки в его руках, которая кричит от боли и отчаянья.

- В этот раз ты от меня не уйдёшь, - с утробным урчанием, искажённым маской, практически любовно произносит Эредин, протаскивая девушку за собой по мёрзлой земле. Его, его, его, она его, она принадлежит ему и он возьмёт то, что ему причитается и ни за что не упустит. Никогда больше он не позволит человечьей девчонке так мешать ему. Она узнает, где её место.

Сзади колышется воздух, камни перекатываются под их шагами, кто-то тяжело дышит, свист стали разрезает тишину. Эредин тут же подставляет клинок под удар, поворачиваясь, парирует один, другой, с видимым раздражением в движениях. Ещё эта девчонка извивается в руках, как бешеная. И этот старик всё атакует, пока его не сметают вновь. Но он успевает оттолкнуть Цири своей жалкой пародией на настоящую магию.

Эредин не двигается с места, ведь просто незачем. Ласточке не упорхнуть, она не бросит старого ведьмака и всех остальных на гибель. Она знает, что они перебьют тут всех. Что так, что так - всё едино. Для Цири настал конец, для Эредина - очередная победа в списке, пусть и далась непросто. Пусть и занимает особое положение в сердце.

Бреакк Гласу не хочется останавливать Имлериха, пусть он превратит лицо этого старика в плотную лепёшку из костей и мяса, плевать. Король только следит за поднимающейся на дрожащие ноги Цири, которую берут в окружение. Смакует выражения злобы и раздражения, смешанных с осознанием собственного бессилия и волнения за ведьмака. Так и быть.
Эредин будет милосерден. В качестве подарка.

- Имлерих, - эльф лениво поднимает руку, прерывая избиение беспомощного человека своим самым свирепым солдатом. Гигант тут же подчиняется, пригвождая жалкую, неказистую фигурку к стене, сжимая стариковскую дряблую шею.

Бреакк Глас хочет, чтобы Цири видела его лицо и каждую эмоцию превосходства на нём, поэтому снимает забрало, открывая бледное, хищное лицо с нечеловеческими, светящимися глазами едва отдающих в зелень, сейчас больше цвета талого льда или острой стали. От выражения отрицания во всей фигуре Цири, но особенно в ядовито-зелёных глазах, приятно тянет в груди.

- Беги! - хрипит ведьмак.
Как трогательно. Они все готовы отдать за неё жизни. Только вот Цири не примет такую жертву, Эредин точно знает. На посиневших от холода губах расцветает усмешка, когда он оборачивается к ведьмаку:

- Она тебя не бросит, - насмешливо и жалостливо тянет, наблюдая за гневом в глазах старика, который, однако, не предпринимает попыток вырваться. Его последний шанс - кинжал - лежит на земле, синевато поблескивая в свете портала. Усмехается ещё более явно, поворачиваясь обратно к Цири. - Вы, люди, так непрактичны.

Протягивает руку, скрипя перчаткой, непокорной Ласточке, оказывая ей милость тем, что не велит убить тут всех, а всего лишь вежливо просит принять приглашение по-хорошему. Хотя так хотелось с выдумкой казнить каждого человека, который здесь есть, который подумал, что может встать между ними. А потом вновь наложить на Авалак'ха ещё более сильное проклятье, чтобы никогда не оклемался. Сдох в одиночестве, отправился к своей драгоценной Ларе, что променяла его на человека. Чтобы даже не думал вновь пытаться помочь Ласточке.
Она не его, не Лара. Знающий упустил свой шанс ещё давно.

- Цири, нет! - нарушает момент. Раздражает, но Эредин не меняет положения, не отводит взгляда от Цири.

"Ну же, Zirael, иди сюда. Спаси своих драгоценных друзей, спаси свою жалкую семейку, чтобы навсегда их оставить. Ты принадлежишь мне".

На лице девушки проступает мука. Рука медленно отпускает меч, что со звоном падает на землю. Эредин наблюдает за всем со спокойным довольством, хотя трудно сдержаться. Надо подождать до Тир на Лиа. Пусть сначала её мучает неизвестность об участи, что её ждёт. Пусть накручивает и надумывает, а Король будет всё смаковать.

- Я запрещаю! - на лице Цири проступает смирение, свет глаз потухает и за этим невероятно приятно наблюдать. Она идёт всё ближе и ближе, ещё немного - и ухватится за протянутую ладонь.

"Ты не властен над ней, старик. Никто из вас. Только я. Теперь я решаю, что будет с ней".

Бледная рука скользит в стальную ладонь. Эредин тут же сжимает руку, притягивает девчонку к себе. Она смотрится такой жалкой, такой беспомощной на его фоне, что на него находит новая волна довольства. Пусть почувствует свою никчёмность, как и нужно. Больше никакого снисхождения. Она хотела, чтобы с ней обращались, как с инструментом, как с мусором - получит то, что хотела.

Эредин возвращает забрало на своё место. Взмахивает рукой, и Имлерих откидывает старого ведьмака, словно мешок с помоями. Старик коротко вскрикивает и замирает, только шипя и что-то шепча. Может, упал на камень спиной и теперь его ждёт много приятных последствий. Он тянет свои руки к Цири, она сама делает шаг навстречу, но её грубо припечатывают в холодный и твердый доспех, стискивая руку до боли. Больше она никогда не сбежит. Никогда.

Цири до последнего смотрит в глаза ведьмаку, но Эредину плевать. Они входят в портал, который отрезает всё, что Цири любит - навсегда. Взгляд застилает белой пеленой пока Ястреб уносит в когтях свою добычу, свою Ласточку, торжествуя. Предвкушая. Сжимая опустошенную девушку, больно впиваясь железом в кожу. Как когтями - такими острыми, что пробивают плоть насквозь.

Единственное, о чём жалеет Король Ольх - что не смог сделать это на глазах Кревана. Это бы доставило ему несравнимое удовольствие. Но старый Лис может и не проснуться. А если проснётся - его ждёт глубокое разочарование и отчаянье. В принципе, неплохо.

Эредин чувствует, как в Цири вскипает сила. Когда они делают шаг на землю близ Тир на Лиа, эта волна усиливается. Но уже ничто не сможет остановить Короля Ольх. Даже сама Старшая Кровь.

Отредактировано Eredin Breacc Glas (2021-04-23 07:49:14)

+3


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » the last time i lied