POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Nocturne No. 8 in D-Flat Major


Nocturne No. 8 in D-Flat Major

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1871/570512.jpg   http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1871/55933.jpg   http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1871/933924.jpg

Здесь тихо и светло. Смотри, я подойду
И в этих камышах увижу всё, что мило.
Осиротел мой пруд. Но сердце не остыло.
В нем всё отражено — и возвращений жду.
Качаются и зеленеют травы.
Люблю без слов колеблемый камыш.
Всё, что ты знал, веселый и кудрявый,
Одной мечтой найдешь и возвратишь.
Дождусь ли здесь условленного знака,
Или уйду в ласкающую тень, —
Заря не перейдет, и не погаснет день.
Здесь тихо и светло, В душе не будет мрака.
Она перенесла — и смотрит сквозь листву
В иные времена — к иному торжеству.

Пекин, 2021
Lan Wangji // Jin Ling // Wei Wuxian

Отредактировано Wei Wuxian (2021-04-25 23:06:20)

+3

2

Очередной день, а точнее поздний вечер – очередной бар или клуб. Это заведение Лину посоветовали новые приятели. Мол, там нетривиальная музыка и интересные живые выступления начинающих групп около-роковой направленности.

«Что ж, посмотрим и послушаем, так ли хороша эта забегаловка, как мне ее описали», - ухмыльнувшись своим мыслям, молодой человек нырнул под неоновую вывеску, внутрь бара. Атмосфера увеселительного места мало чем отличалась от прочих, но была достаточно уютной. Возможно, этому способствовал аромат крафтового пива, чем также гордилось данное заведение, и свежеприготовленных закусок к нему.
Приглушенный свет и множество плакатов рок-групп на стенах, небольшая барная стойка и столы вдоль стен, часть из которых умещалась в специальные ниши. Жулань пришел довольно рано, даже раньше своих новообретенных приятелей, а потому большинство мест было свободно. Он занял столик недалеко от сцены, который оказался даже незабронированным. И, как чуть позже паренек узнал у официанта, броней этот бар не держал. Хочешь сесть – приходи заранее. Заказав себе, для начала, кружку темного пива, юный нувориш принялся ждать свою компанию.

В принципе, Цзинь Лин не отличался особой пунктуальностью. Но если он не хотел пересекаться с дядей и выслушивать несколько часов нравоучений по поводу своего испортившегося поведения, ему надо было улизнуть пораньше. В итоге он с часок пошатался по парку, недалеко от этого района, а затем пешком дошел до места сегодняшнего сбора. В противном случае он рисковал оказаться запертым в собственной комнате вместо того, чтобы отправиться постигать прелести ночной жизни молодежи. Запертая дверь его, конечно, не остановила бы, благо, на окнах решетки сердобольный опекун еще не догадался поставить. Усмехнувшись это идее, он допил свой напиток и велел официанту повторить.

Тем временем вокруг начиналась жизнь и движение. Зал заметно быстро стал наполняться людьми – в основном это были шумные молодежные компании, но были люди и постарше. Жулань даже отметил какого-то жутко серьезного типа в светлой одежде, что странно сочеталась с окружающей обстановкой. Юноша даже пару раз моргнул, но «белый человек» никуда не исчез. От дальнейших созерцаний Лина оторвали подоспевшие приятели, шумной толпой подвалившие к столу и начавшие рассаживаться по свободным местам.
Юноша прохладно наблюдал за этими телодвижениями. Он видел этих людей кого в третий, а кого во второй раз в жизни, и они не вызывали у него особой симпатии. Зато с ними было весело шататься по клубам и барам, они не особо не лезли к новичку, и тем самым устраивали Лина. Если бы общения было больше, скорее всего, они бы уже давно поругались друг с другом и расстались не то что врагами, но неприятелями точно. Уже много раз эта ситуация повторялась в жизни Жуланя. А одиночество, он, как на зло, не любил. И буквально пару месяцев назад его озарило до новой схемы времяпровождения в малознакомых компаниях с обильными возлияниями и кутежом. За всей этой круговертью остальное просто не успевалось или казалось ничтожным и незначительным.  Единственным минусом оставалась реакция дяди Цзяна на изменившийся образ жизни его дражайшего племянника. Но, с этим тоже можно было жить.

Отредактировано Jin Ling (2021-04-27 13:27:18)

+2

3

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1869/757835.jpg[/icon]
Лань Чжаню не нравилась музыка, которую играл Вэй Ин. Слишком громко, не особо мелодично, чересчур надрывный на его вкус текст. Он бы предпочитал, чтобы на его концертах была возможность делать так же, как с видео на ютубе - просто выключить звук и смотреть. Тем более он отлично знал, как Усянь может играть - со времен консерватории и с отдельных воспоминаний об их прошлых жизнях. Но несмотря на непонимание этого стиля музыки, Ванцзи все равно присутствовал на всех его концертах. Иначе быть не могло, он даже не допускал мысли, что может его пропустить. Это было важно Вэй Ину, а значит, это было важно и ему самому, так что едва тот скидывал в мессенджере афишу очередного мероприятия для его группы, Лань Чжань переносил все планы, чтобы освободить этот вечер.
В этом заведении уже были выступления, так что на несколько выделяющегося среди остального контингента посетителей Ванцзи персонал не обращал внимания - они уже видели его с Вэй Усянем. Не удивился никто и заказанному соку, когда все остальные хлестали пиво и прочий алкоголь. Конечно, посетителям ничто не мешало нет-нет, да глазеть на него и его слишком светлую одежду, слишком прямую спину, слишком безэмоциональный вид, слишком безалкогольный напиток. Однако Лань Чжаня излишнее внимание к своей персоне не волновало.
Как ему не нравилась музыка, столь же сильно он любил смотреть на Вэй Ина в момент его выступлений. Он весь отдавался своей музыке, он словно был огнем, что пылал изнутри, и не смотреть было невозможно. Ванцзи наблюдал за плавными движениями, активной мимикой, тем, как порой он пел и играл с закрытыми глазами, пребывая целиком и полностью в песне, что исполнял, словно не было ни единого человека вокруг, а иногда наоборот широко и счастливо улыбался, восторженно глядя на зрителей. Он купался в чужом внимании, он обожал то, что делал, и это еще сильнее манило. Если не обращать внимания на громкие немелодичные звуки, то Лань Чжань был готов наблюдать за его выступлениями вечность.
В баре было людно, люди не только занимали все столики и барную стойку, но и просто стояли там и тут по залу, танцевали, кричали, пили и бесновались. Ванцзи сам себе казался единственным островком спокойствия в этом море бесстыдства, пошлости и хаоса. Однако его внимание было слишком приковано к тому, что происходило на сцене, чтобы думать об этом.
Выступление подошло к концу, и Лань Чжань заказал теперь уже алкоголь - для Усяня. Он знал, что тот, как всегда, выйдет к нему в зал, глядя блестящими от счастья глазами и болтая так, что слово было бы невозможно вставить, даже если бы его собеседнику хотелось. А Ванцзи не хотелось - ему просто нравилось слушать.
Вэй Ин появился вскоре после того, как на столе появился заказ, и Лань Чжань посмотрел на друга, жадно впитывая каждую его эмоцию. Он ничего не стал говорить, лишь кивнул приветственно, когда тот плюхнулся напротив.

+2

4

Его часто спрашивают, почему он играет только кавера на зарубежных исполнителей и никогда не выступает со своей собственной музыкой. На это Вэй Ин часто и вдохновенно врёт о том, что сказать ему своим творчеством нечего и ничего нового добавить к уже существующему он не в состоянии.
- Все, что я (и вы все, кстати, тоже) мог бы подумать или сказать - уже сказали до меня The Cramps и Misfits, - многозначительно поднимал указательный палец Вэй Ин, - Зачем изобретать колесо, если мастера жанра уже давным-давно высказались в полной мере? Я лишь отдаю дань уважения тому, что считаю важным. Но если бы я родился в другое время, то непременно стал бы в этом первым, будьте уверены.
О том, что свою музыку еще как пишет и на серьёзных щах изобретает переосмысления старых жанров, он, конечно, не говорил. О том, что пытается комбинировать классический рокабилли, хоррор-панк и готику с традиционным китайским инструментом, мучая ночами флейту и соседей за тонкими стенами съемной квартиры, тоже умалчивает. Не делится и тем, как ломает голову, перестраивая лирику о народных сказаниях, древних фольклёрных пугалках и национальных легендах на английский язык, краснеет от стыда за нелепость результатов и удаляет километры текста, обещая себе, что в следующий раз придумает что-то получше.
Не делится и не рассказывает, да. Никому, кроме Лань Чжаня, конечно.
Ещё Вэй Ина спрашивают, по какой причине он выбирает такие странные, кричащие и сугубо американские песни для исполнения. На что он, не кривя душой, терпеливо поясняет:
- Потому, что музыка - это культурный феномен! Все знают, что Sex Pistols - родоночальники жанра(наряду с Ramones, но не суть), и вот они являются важнейшим звеном в истории развития огромного количества художественных направлений, не только панк-рока и даже не только музыки. Все их знают, все на них росли, все пытались повторить успех, но знаете, в чём самая мякотка? Их просто невозможно слушать! - Вэй Ин потрясает руками, пучит глаза и с трудом вспоминает, каким образом собирался отвечать на изначально заданный вопрос на столько издалека, - Так вот, это моя социальная позиция, друже! Я не играю музыку, а выражаю протест против прокисших ценностей и устаревших догм, которые мешают славному китайскому народу двигаться в ногу со временем и со всем миром! Вы видели, как мексиканцы празднуют Дни Смерти? О, это настоящее сокровище, то, как они воспринимают смерть! Я имею ввиду, чувак, сам посуди. Все знают, что жизнь имеет пределы, так? Это не теория, а установленный факт, как и то, что солнце встаёт на востоке, садится на западе, вода мокрая, а у меня - потрясающая задница.
Вэй Ин подмигивает собеседнику, улыбается гаденько, выжидая, когда слушатель обработает мысль, смутится или сконфуженно сдвинет брови, после чего - продолжает объяснять.
- Я имею ввиду, что попытка делать вид, что мы все бессмертные и избегать определённых символов в современном кино, компьютерных играх и так далее - это, как пытаться накрывать объективную реальность индийским пледом. Авось, никто не заметит, хаха, - Вэй Ин рассеяно чешет в затылке, посмеиваясь, - Я так не хочу. Не поддерживаю, порицаю и осуждаю, вот так вот.
За ожесточённую попытку ежедневно доказывать, что музыка является в первую очередь феноменом, а потом уже гармонией, Вэй Ин получил пинка под зад из консерватории. Старый учитель дрожал от гнева, пока Вэй Ин бил его пяткой в грудь, требуя, если не изменить учебную программу, то, по меньшей мере, признать, как факт, что классика называется классикой потому, что проходит проверку временем, а не потому, что построена на золотом сечении на уровне нот.
- Ты! ТЫ! Как ты можешь так бездарно, - на слове "бездарно" учитель переходил с ядовитого шипения на пугающее, драматическое сопрано, - Тратить свой талант на ЭТО. Я ТЕБЯ СПРАШИВАЮ, ГЛУПЫЙ МАЛЬЧИШКА, КУДА ТЫ ЛЕЗЕШЬ?!
Вэй Ин смеялся и подначивал учителями предсказаниями: выходец из престижнейшей консерватории в стране, ни много, ни мало, бюджетник, будет обречен всю жить играть кавера на The Doors в паршивых барах, и над всем этим, непременно, будет нависать его, старого учителя, фамилия. О таком будущем  учитель даже думать не намеревался, и уже на следующий день Вэй Ина попросили вон. Он хохотал перед Лань Чжанем, злился дома в одиночестве, дул губы и морщился, вспоминая об этом спустя годы.
Сейчас Вэй Ин подкручивает колки, проверяет крепление ремня на гитаре и обращает напудренное рисовой пудрой лицо к зеркалу. Ярко-розовые пятна вокруг глаз делают его похожим на мертвеца, но ему, в общем-то, только того и нужно. Он благодарит девушку барабанщика за то, что та поделилась косметикой - это дева никогда не пропускает выступлений своего бойфрэнда, в связи с чем Вэй Ин полноправно относит её к категории верных фанатов.
На сцену они выходят без объявлений и громких аплодисментов. Просто выкатываются из гримёрки вместе, занимают рабочие места. Вэй Ин оправляет лацканы кожаной куртки, щелкает по микрофону, сверяя звук, и даёт знак барабанщику и бас-гитаристу, чтобы те зачали ритм. Они даже не объявляют название - кто помнит имена кавер-групп? Музыка просто сменяет собой хаотичный галдёж толпы, на которую музыканты едва ли обращают внимание, и Вэй Ин тут же принимается пританцовывать на месте, подхватывая мелодию. Щипая струны, он в сотый раз думает о том, что уже давно бы позвал в группу человека с контрабасом вместо обычной бас-гитары, если бы в тайне не мечтал заменить этот инструмент гуцинем.
- Известны всем мои дела -
Ночами их веду
Всегда считал, то праведным
И правильным зову!
Плевал я на мораль
На совесть как-то тоже
Могу себе позволить
Адвоката подороже
Не существует в мире силы,
Что мне не даст
Обкрадывать могилы!

Посетили, как и должно, живо реагируют на бойкую мелодию и весёленький ритм, напрочь игнорируя английскую лирику, но Вэй Ину и без того вполне отрадно проводить время этим вечером. Музыка льётся легко, ничто не мешает петь, ребята за спиной отлично справляются со своими партиями, а в толпе уже замечен Лань Чжань. Вэй Ин, как обычно, выбирает его своей точкой для созерцания, и крайне редко отводит взгляд, чтобы поулыбаться другим гостям, подмигнуть вон той симпатичной студентке или покривляться на сцене. Лань Чжань со своим стаканчиком сока выглядит на столько же уместно, на сколько Вэй Ин со своими напомаженным лицом.
Отыграв пяток песен об упырях, зомби, вампирах и прочих героях американских ужастиков категории Б из начала 50ых, банда отправляется на перекур, а Вэй Ин, презрев их страсть к табаку, спрыгивает со сцены и юркой ящерицей пробирается между людьми в толпе, чтобы удовлетворить свою пагубную страсть к спиртному.
- Ты взял, ты взял? - щебечет он, устраиваясь рядом с Лань Чжанем за крохотный и очень тесный столик, и тут же влюблённо стонет, - О-о-о, Лань Чжань, ты святой! Я так тебя обожаю!
Святой Лань Чжань, добрый и внимательный, щедрый Лань Чжань, конечно же, уже заказал ему мексиканскую кровавую Мэри с дополнительной порцией табаско, щедро сдорбенную солью и специями. Вэй Ин жадно загребает обеими руками стакан и торопливо тащит из него палочку сельдерея. С довольным мурчанием слизывает со стебелька красные томатные капли и жмурится от удовольствия.
- Какие у тебя планы на вечер, мм? - интересуется Вэй Ин, продолжая увлеченно облизывать сельдерей и заглядывая Лань Чжаню в глаза.
[icon]https://i.pinimg.com/564x/cb/af/2f/cbaf2fc36cfb97fdd9fa96b48e96c8fd.jpg[/icon]

Отредактировано Wei Wuxian (2021-04-30 01:32:19)

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Nocturne No. 8 in D-Flat Major