Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » в августе комаров знать не желаю


в августе комаров знать не желаю

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[html]<center><img src="http://forumupload.ru/uploads/0019/fc/6e/6/55264.png" width="475"></center>[/html]

Хоккайдо, Отару - Асахикава, август 1906 года.

История о том, как Цуруми выкуривал вредителей, а Огата был и не против. Цукишима был рад, что его мнения никто не спрашивал; а Огата спросил.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1455/651914.gif[/icon]

Отредактировано Hajime Tsukishima (2021-05-30 06:23:56)

+9

2

Не все гениальное - просто, но и не все непростое - гениально; гений Цуруми Цукишима отказывался признавать наотрез - но не подавал виду, конечно, хотя Цуруми его всячески на это поощрял. Огата же, наоборот, веселился и реагировал на происходящее с необычным для него энтузиазмом: иронично, как прямолинейность сконструированного лейтенантом нарратива замечательно отвлекала от настоящей цели их деятельности, дословно совпадающей с целью фиктивной: любой, кто сможет произнести вслух "Цуруми ищет вредителей, говоря метафорически, и объявляет об этом" и объяснить это без того, чтобы выставить себя параноиком, достоин какого-нибудь знака отличия.

О том, что Цуруми догадывался, что под его носом водятся грызуны и тараканы, догадывался и Вада, и сами насекомые; о том, что он догадывался об этом со слов Огаты, который без зазрения сдал абсолютно всех (начиная с себя), знал в основном только Цукишима. О том, как это Цуруми собирался использовать, не знал никто; ровно до того момента, как он начал суетиться:
- Лето, - говорил он, - выдалось жаркое, влажное. Нехарактерное для Хоккайдо. Напоминает, - и тут он мрачнел, вздыхал, выпрямлял спину, - Китай. Вы знаете, что погубило нас на нашей тайваньской земле? Нет, нет, совсем не китайская агрессия, что вы, - он усмехался, а потом снова - мрачнел:
- Кровопийцы. Комары.

Весь месяц все только и делали, что переворачивали футоны, притворяющиеся матрацами, кипятили простыни, конопатили щели в стенах столовой, проверяли тару с крупой на наличие признаков жизни; и больше всего внимания уделялось москитным сеткам, постепенно натянутым на все окна и даже некоторые дверные проемы.

- Эзо, Формоза, - говорил Цуруми, важно расхаживая с тлеющей ароматной палочкой, - обязаны своим существованием человеческой ошибке, а точнее - невнимательности. Каждый раз, как кто-то решает, что маленькая проблема не может разрастись до большой - все выходит из-под контроля, гибнут люди.

Тут он смотрел Тамаю прямо в лицо: в такие моменты Огата не мог не признать - выдержка у того была стальная. Кремень, а не капрал. Даже не моргает.

- Таким образом, - заключал Цуруми, дирижируя репеллентом, - необычайно важно уделить должное и экстренное внимание, - тут он смотрел на Цукишиму, который был вынужден из всей этого вдохновляющей речи выводить канцелярское прошение, - стоящей перед нашими войсками проблеме бесконтрольного распространения вредителей, и главное - обнаружение и устранение возможных очагов разносимой ими инфекции.

Дальше он всех отпускал, просил Цукишиму подкрепить обращение рапортом о количестве покусанного личного состава, обнаруженных и ликвидированных осиных гнездах, заново побритых налысо рядовых, и тому подобном; потом бумага бегло проверялась, он ставил свою печать.

Потом Цуруми отправлялся спать. А рапорт отправлялся в штаб в Асахикаве. И так каждый день.[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1600/49060.gif[/icon]

Отредактировано Hyakunosuke Ogata (2021-05-30 06:58:16)

+7

3

Старший лейтенант Цуруми

Водевиль с танцами и маршировкой

Действующие лица:
Цуруми Токуширо — старший лейтенант с белоснежной фарфоровой пластиной, скрывающей ранение на лбу. Укладка, усы, мундир и прочее.
Вада Коджи — капитан, не скрывающий своей неприязни к лейтенанту. На вид очень свиреп, длинные усы.
Цукишима Хаджиме — сержант, незаменимый помощник лейтенанта. Малого роста, незаметен.
Огата Хякуноске — старший рядовой, любитель авантюр, меткий стрелок. Смеётся не к месту.
Солдаты части N: рядовые, сержанты, капралы, прапорщики и т.д.

Действие происходит на острове Хоккайдо, некогда известном как Эзо. Лето.


АКТ N-НЫЙ

Офицерский кабинет части N с широким окном по французскому типу, на которое натягивают москитную сетку солдаты. Стоит жаркий и солнечный полдень. В углу кабинета — узкий стол, заваленный стопками бумаг; за ними виднеется голова сержанта Цукишимы, заполняющего бланки. Начиная с центра, выразительно жестикулируя с газетой в руке, по кабинету нарезает круги лейтенант Цуруми; на него постоянно падает солнечный свет. Иногда солдаты замирают, чтобы подсмотреть или подслушать. Периодически слышно жужжание мухи.

Цуруми. Цукишима, помнишь ли ты сержанта Кикуту?
Цукишима. Уже прапорщика, лейтенант.
Цуруми. Прапорщика. Как забыть. Разве его младший брат не умер от болезни в Китае?
Цукишима. Многие умерли, лейтенант.
Цуруми (нарочито громко). Лихорадка?
Цукишима. Или какке.
Цуруми. Или какке. (Ходит по комнате). Вспухшие ноги. Поражение мозга. До сих пор не всем известно, что вызывает эту болезнь: винят сырость, неизменную спутницу моряка и даже порой сухопутного солдата. Или заключённого. Стоит, пожалуй, отметить другое название какке — столичная болезнь. Страдают не только военные и бедняки, но и люди зажиточные и персоны более высокопоставленные: почившая принцесса Казу, приходившаяся Императору Муцухито тётушкой, яркий тому пример. Многие уверены, что какке заразно.
Солдат (шёпотом). Разве нет?
Цуруми (не оглядываясь, поднимает указательный палец). Отнюдь. Контр-адмирал Който как-то поделился со мной одной занятной историей о враче, собирающем средства для смены питания экипажа корабля с риса на мясо и хлеб...
Солдат (с чувством). Фу, хлеб.
Цуруми (продолжая). … убеждённого в том, что болезнь вызывается отсутствием в диете моряков важного компонента. Великие умы Токийского университета в открытую над ним потешались: винить во всём белый рис, неотъемлемую часть нашей, японской, кухни! Уму непостижимо! (Смеётся).

Солдаты отпускают солидарные смешки.

Цуруми (резко перестаёт смеяться). Довольно.

Муха громко жужжит. Цуруми следит за траекторией её полёта.

Цуруми. Врач, несмотря на неодобрительные мнения коллег, не отказался от своей теории. Выбранный для эксперимента корабль отбывает в плавание, доктор клянётся: если опыт провалится, обязательно покончит жизнь самоубийством! И кто бы мог подумать! Он прав. Количество заболевших на судне сократилось в десятки раз, до какой-то дюжины человек. Ни одного летального случая.

Солдаты недоверительно охают.

Старший рядовой У. (громко шикает). Заткнитесь!
Рядовой второго класса. Да многие в армию только за рисом и пошли.
Рядовой первого класса. Позвольте, господин старший лейтенант, но мы всё ещё… Я не замечаю хлеба в нашем рационе. Если бы это было правдой, разве центральное командование позволило бы…
Цуруми (обрывая чужую речь). Я оперирую только известными мне фактами, рядовой: этому врачу в итоге присвоили титул барона. В прошлом году. Я не даю оценок. То, что я пытаюсь сказать… (Следит за мухой). То, что я пытаюсь сказать: те вещи, которые кажутся привычными и даже безопасными, порой становятся предательски смертоносными.

Муха продолжает жужжать. Один из солдат поворачивается к происходящему, показывая своё лицо. Это Огата Хякуноске.

Огата (выразительно, пока другие молчат). Ха-ха.

Цуруми. Близкие, бытовые вещи. Малые вещи. Незначительные вещи. Одно маленькое насекомое — треть потерь на войне. Мир воистину удивителен и полон сюрпризов. (Внезапно разворачивается и бьёт свёрнутой газетой прямо по бланку, который заполнял Цукишима). Попалась, зараза!

Цукишима, не меняясь в лице, долго молчит и затем достаёт новый бланк.

Цуруми. Не переписывай. Оставь. Так и отправь. Так даже лучше. Кстати, что насчёт прошения о поставке ячменной муки?
Цукишима. Отклонено.
Цуруми. Замечательно. Великолепно. (Хватаясь за голову). Разболелась. Быть ливню! (Солдатам). Поторапливайтесь! Цукишима, я буду у себя. Приму лекарство.

Цуруми бросает газету и уходит.

Огата (поднимает и разворачивает газету). «Далматская ромашка. Персидский порошок. Недорого». Ха-ха.

Цукишима выразительно на него смотрит.

Огата кладёт газету на стол, проскальзывает неожиданным вопросом в зрительный контакт, пока другие заняты наведённой Цуруми суетой.

— Как спалось, сержант? — глаза в прищуре, в неуместном любопытстве, в зудящем озорстве.

Цукишима почёсывает шею.

— Так же, как и вчера. Так же, как неделю назад, — неотёсанные слова на неожиданно неповоротливом языке, непрошенное осознание собственного тела: голова (тяжёлая, пустая), руки (ноющие запястья от долгого письма), пальцы, сжимающие перьевую ручку, занесённую над трупом мухи. Глаза, уставшие.

— Я имею в виду — сейчас.

Вы просыпаетесь.

Прямо сейчас.

Цукишима смотрит в бланк и не разбирает больше написанного.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1455/651914.gif[/icon]

Отредактировано Hajime Tsukishima (2021-09-03 10:10:21)

+5

4

Спустя месяц настойчивого проявления деятельности, из штаба пришел положительный ответ: обращения рассмотрены, предложение изучить положение в Асахикаве за счет своих ресурсов одобрено, в предложении продолжать слать ежедневные рапорты о количестве и масштабе принятых мер на вверенной территории отказано, ежемесячно будет вполне достаточно.

Даже такая смена обстановки была вполне желанна.[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1600/49060.gif[/icon]

+4

5

Спит Цукишима плохо, вещи снятся невнятные и выматывающие. Цветок перемалывается в порошок — тот застывает тонкой линией ароматической палки — линия сворачивается в спираль фумигатора.

Минувшие дни обращаются в дорожную пыль, дорога — в зелёную, вымоченную в поту ленту, та утекает во временной водоворот: Цукишима совершенно не запоминает путь из Отару, будто не уезжал.

В руках те же бланки, специально составленные под присмотром лейтенанта для вымуштрованных наизусть процедур. Во рту наготове те же слова, произнесённые столько раз, что совершенно потеряли и вкус, и смысл — но им это только на руку.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1455/651914.gif[/icon]

+4

6

В Асахикаве не поменялось абсолютно ничего с последнего раза как Огата был там: те же западного типа постройки, те же родные постылые рожи: рядовые на постах изнывали от жары, рядовые в бараках истекали жалобами и бормотанием, офицеры прятались в своих каморках. Цукишима ходил, периодически отдавал честь, что-то записывал - как будто и правда пришел проверять, кто и как кусает простого солдата в жопу.

Иногда он поглядывал на Огату, но Огата милосердно молчал, заглядывал по темным углам, лениво катал подушки, ласково водил пальцем по хризантемам на стоящих строем арисаках, пребывая в приподнятом настроении - возможно, причина крылась в его нескрываемом желании перемен, даже крохотных, локальных; возможно, причиной была его почти детская тяга к совершению преступлений: так, выслушав предположение Цуруми о том, что Вада обязательно прячет у себя за пазухой не только крыс, но и американское ("без сомнений, американское," - очень уверенно водил ногтем по плану базы Цуруми) оружие - наворовал или купил, продав ворованное - Огата не выждал и секундной паузы:

- Я знаю.
- Вот как, - отвечал сухо Цуруми, и Огате пришлось пояснять, что под "знаю" он подразумевал "легко найти", а под "я" осторожно предполагал "разведгруппа", и тут напрячься уже пришлось Цукишиме - такая происходила тревожная эстафета - потому что Цуруми в этот момент смотрел уже на него - то есть, как бы на него, а так-то - сквозь, а Огата уже смотрел на карту базы - но на деле, конечно, внутрь себя, куда-то так глубоко уйдя за бумажную ширму этого "я знаю", что Цукишима оставался с Цуруми вроде как один на один, и атмосфера брифинга разлагалась до духоты борделя, с аккомпанементом стука бабочек о лампу и мелодичным задумчивым мычанием Огаты.

- Ты нравишься Ваде, - говорил тогда Цуруми, - ты - хороший сержант, и ты нравишься офицерам, а ты, Огата, не очень хороший, - Огата хмыкал, в комментарий, как будто не был участником разговора, - но от того нравишься им еще больше. Я им, и хоть это и трагично, но тут уж ничего не поделать, - он приближался к лампе, отбрасывая тень на стену, - не нравлюсь совсем.

Возможно, если бы не назойливый стук выписывающих в воздухе падеде три на четыре мотыльков, стук ногтя Огаты по столу, Цуруми бы не загорелся этой насекомой идеей. Огате же она озвученно понравилась - он, вообще, любил каламбуры и другие всякие смешные фокусы, а воровать у вора и предавать предателя подходило в обе эти категории. В какую из категорий попадал план "убедить Ваду в том, что сержант, который прошел с Цуруми две войны, настолько сильно им недоволен, что готов сменить лояльность и прыгнуть через его голову" Огата не отвечал, да его и не спрашивали, хотя определенно эта идея находилась где-то неподалеку.[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1600/49060.gif[/icon]

Отредактировано Hyakunosuke Ogata (2021-05-30 07:21:41)

+4

7

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1455/985413.jpg
ma rio:
смотри есть шапка в эпизод комарам
можеш  вместо поста своего следующего положить

hobo certified boogers:
кладу прямо сейчас

ma rio:
го
Добавлено спустя 1 час 12 минут 37 секунд:
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1455/682539.jpg

Отредактировано Hajime Tsukishima (2021-06-01 05:02:40)

+3


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » в августе комаров знать не желаю