POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » сa vous met au coeur


сa vous met au coeur

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

alina & nikolai; keramzin orphanage
https://i.imgur.com/O6fHldY.jpg https://i.imgur.com/dZnvv2i.jpg https://i.imgur.com/4mB5bD6.jpg https://i.imgur.com/fWH4UQ5.jpg


a life that the king never knew; the life that the saint chose; children's laughter, rays of sunlight, endless sea of a rye field; conversations about the past and dreams of the future that turned into a farewell

Отредактировано Nikolai Lantsov (2021-05-07 16:48:39)

+5

2

[indent] Женя красит волосы царя в рыжий - но они всё равно переливаются золотом в весенних лучах, - обращает охру глаз в болотный зелёный. Новый облик напоминает о годах свободы: в бытность корсаром можно было позволить себе всё, что угодно, например, видеться с друзьями каждый день, а не раз в столетие.
[indent] Близится первое празднество в честь победы над Дарклингом - Николай не видел Алину уже почти год.
[indent] Он помнит их последний разговор отчётливо: неловкость фраз, обрывистость речи, желание (как минимум с его стороны) вложить в короткие слова смысл десятков, если не сотен несказанных. Они тогда даже толком не попрощались, оставили за кадром слишком много того, что нужно было озвучить, - и она уехала в свою новую беззаботную жизнь, где нет ни войны, ни страха, только детский смех и руки Мала вокруг плечей, оставив его одного - разумеется, это лукавство, но в мыслях своих он всегда определял её уход именно так - вновь привыкать к жизни в человеческом облике и поднимать страну из руин.
[indent] Николай так и не смог простить ей отказа: уязвлённая гордость паразитом устроилась где-то под рёбрами, нашёптывая всякие гадости, от которых то и дело приходилось отмахиваться. Не простил, но и зла держать оказался не в силах: слишком много она для него сделала, чтобы он на неё обижался как глупый мальчишка, которому щёлкнули по́ носу. Тем более сейчас, когда их связывали только воспоминания.
[indent] Николай настаивает на поездке в одиночестве; Зоя, конечно, ещё долго причитает о том, что это небезопасно, что по стране до сих пор рыщут мародёрские банды - хотя очевидно, что их количество теперь, после окончания войны, близится к нулю, - что достаточно будет лишь статуса дворянина, чтобы привлечь к себе лишнее внимание бандитов с большой дороги. Николай отнекивается, на то были причины: он знает, как себя защитить. Даже близнецы соглашаются не сопровождать его до самого Керамзина и следуют лишь до ответвления тракта на юг, после чего Николай окончательно превращается в обычного путника в сером плаще, отказавшись от дорогих одежд и прочих атрибутов, свидетельствующих о его происхождении.
now we're under the covers [indent] Гроза застаёт его почти на пороге: он уже видит каменные стены в конце ведущей к приюту тропы, укутанной дубовым бором по обе стороны, когда ливень, хлынув совершенно неожиданно, застилает путнику глаза. Картина мира становится рваной, дождь льётся за шиворот, рубашка, мокрая насквозь, липнет к холодному телу.
[indent] Он входит в здание, лишь привязав коня в стойле - в детском приюте нет конюха, приходится справляться самим. На пороге, где Николай уже успел оставить после себя длинные мокрые следы, его встречает воспитательница - седая, но всё ещё гордо держущая спину женщина смотрит на нежданного гостя с недоумением.
[indent] - Здравствуйте, - Николай кивает, проводя рукой в перчатке по мокрым волосам, не давая дождевой воде стекать на лицо, - не подскажите, где мне отыскать хозяйку? Я её старый друг.
[indent] Недоверие читается в глазах отчётливо, но здравый смысл берёт верх: пришелец не выглядит бандитом, ведь одет он, пусть и скромно, но отнюдь не бедно, а сиротский дом едва ли представляет собой место, где мошеннику, вору или авантюристу найдётся, чем полакомиться. Так и не назвавшая своего имени, воспитательница указывает на комнату в дальнем конце коридора.
[indent] Алина сидит за столом, когда Николай притворяет дверь.
[indent] - Доброе утро, страна, - арка улыбки озаряет его лицо, - вы не ждали, а к вам гости.

Отредактировано Nikolai Lantsov (2021-05-07 22:44:32)

+8

3

[indent] За окном собирается гроза: все небо застило нагромождение тяжких иссиня-черных туч. Алина, Яна Светлова, сидит за столом, буйствующий низовик грубо треплет ее волосы и теребит складки жесткой холодной ткани, из которой пошита ее синяя накидка. Алина, Яна, не спешит закрывать окно, хотя слышит, как в других комнатах захлопывают ставни. Ей нравится дышать промозглым воздухом, исполненным напряжением и обещанием грядущего очищения. У нее в голове толпится столько разных мыслей — одна другой унывнее и мрачнее — доверить которые некому: единственный, кто мог ее понять, кому не требовалось объяснять причину подавленного настроения в преддверии светлого праздника святой, уничтожившей Тенистый Каньон, уехал в город еще пару часов назад, когда погода только начала портиться. Ждать нестерпимо сложно. Долго долго долго…
[indent] Чтобы отвлечься она снова и снова рисует Каньон. Четыре рисунка углем и белым мелом, где запечатлено одно и то же: свет, разгоняющий мрак. Белый почти неразличимый свет на беловатой бумаге, белесый, как ее волосы или кожа покойника.
[indent] Раскаты грома становятся все громче. Вдруг взрыв — над самой крышей — и ослепительная вспышка молнии, разрубившей полнеба до земли. Дождь; барабанит, как осколки. И громыхает без перерыва. Ана Куя про удары грома говорила, что он гремит, когда святые у себя, наверху, двигают мебель.
[indent] Знакомый голос тоже, как громовой раскат. Алина, Яна, оборачивается раньше, чем успевает себя остановить: это ведь немыслимо, неосуществимо, чтобы Он да вдруг приехал в их глушь. Оборачивается и ахает. Он!
[indent] — Как? — только и может вымолвить она. — Как!
[indent] Уже даже не пытаясь восстановить прерванную цепочку логических рассуждений, Алина вскакивает с места. Штурмхонд, Николай, король Равки, стоит посреди ее небольшого кабинета. Она подбегает, раскрывая объятия, и обнимает его что есть силы за плечи. Ей нужно убедиться, почувствовать, чтобы окончательно поверить.
[indent] Одежда у него мокрая насквозь, особенно воротник, и волосы мокрые, и лицо, даже на ресницах поблескивают дождевые капли. Алина смеется. Николай — не призрак, не тень воспоминания — настоящий Николай Ланцов навестил ее в Керамзине.
[indent] Гулко хлопает ставня — ветер. Алина вздрагивает. Холодные ручейки, стекающие с одежды Николая, холодят ее босые ступни.
[indent] — Не знаю, захочешь ли ты переодеться, — тянет Алина, отстраняясь. Глаза смущенные и смеющиеся. — Не хочу быть повинной в твоей смерти от простуды, но ведь у тебя есть целители, и Женя, и…
[indent] — С кем ты приехал? — спрашивает она после секундной заминки. — И зачем?

Отредактировано Alina Starkov (2021-05-10 18:25:01)

+9

4

[indent] Радость рвётся наружу: сияет в глазах, освещает улыбку. Когда Алина подлетает к нему, - вся такая мягкая, нежная, лёгкая - Николай подхватывает её на руки и крутит, оторвав от земли. Эта секунда кажется бесконечной; счастье, искреннее, неподдельное, продлевает её, растягивает. Даже солнце проглядывает сквозь грозовые тучи в это мгновение и озаряет комнату светом сквозь широкое окно. Николай ставит Алину на ноги, но рук с её талии не убирает - не хочется.
[indent] - А вот так, - подмигивает Старковой, смотрит ровно в глаза; щёки от широкой улыбки начинают даже побаливать. От такого становится даже смешно - и Николай не сдерживается, позволяет себе радоваться сколько угодно. В конце концов, они заслужили.
[indent] - Ты же помнишь, Алина, - короткая заминка, - кхм, Яна, что вы разговариваете не с простым человеком.
[indent] Отрываться от неё взглядом совсем не хочется; святые, как же он скучал. Осознание приходит к нему только сейчас, и от этого в сердце что-то надламывается. Будь он чуть более сентиментален, наверное, проронил бы слезу.
[indent] - Ну-ка, дай на тебя посмотреть, - берет её за руку и мягко заставляет девушку прокрутиться, будто бы в вальсе. А она ведь почти не изменилась - только если в лучшую сторону. Распрощавшись с тяготами войны, как и многие в этой стране, она позволила себе, наконец, быть счастливой и не стесняться этого. Видимо, по этой причине лицо её словно сияло изнутри. Как будто бы её солнце никогда не уходило за горизонт.
[indent] - Ты прости меня, я всю тебя намочил, - губы вновь складываются в полумесяц улыбки, - но у меня есть оправдание! Я спешил! Кобыле своей стёр все копыта! Скакал без остановки и днём и ночью!
[indent] Это, конечно, лукавство: ночами он спал в придорожных трактирах, но то нисколь не умаляло его желания наконец-то добраться до Керамзина.
[indent] - Да, было бы неплохо переодеться. У меня есть с собой вещи, но они остались в сумке, которая, должно быть, тоже вымокла по дороге, - рука скользит к волосам; с рыжих кудрей дождевая вода продолжает водопадом литься на мокрую до последней нитки рубашку и на пол. Только сейчас Николай замечает, что Алина стоит на дощатом паркете совершенно босая.
[indent] - Эй, смотри, аккуратно, сама ноги не застуди, - указывает на огромную лужу, образовавшуюся вокруг него, - и Женя все заботы скинула на тебя, потому что я приехал один. Так что если я заболею, ответственная за будущее страны будешь ты... одна.
[indent] В памяти невольно возникает образ Мала. Меньше всего Николай хотел бы сейчас, чтобы следопыт расстроил эту минуту между ними с Алиной, поэтому невзначай продолжает:
[indent] - Как это - зачем? Разве нужна причина для того чтобы навестить друга? - последнее слово говорит в единственном числе невольно, что, впрочем, не отменяет правды. Другом ему была здесь, в Керамзине, только одна Алина.
  [indent] - А где Мальен? Неплохо было бы поздороваться и с твоим мужем.

Отредактировано Nikolai Lantsov (2021-05-10 12:02:45)

+5

5

[indent] Сквозь окно льется расплавленное золото, подобревшее рыжее солнце пляшет в волосах короля-пирата. Алина глупо, довольно хихикает, млея от непривычного необычного для нее чувства легкости, словно ее сила вернулась и заструилась по телу, выжигая черноту, оставшуюся после событий в Каньоне. Мимолетное ощущение, но такое приятное.
[indent] «Яна». Алина вздрагивает, услышав это имя — чужое чужое чужое… — из его уст.
[indent] — Алина, — поправляет она, не задумываясь, — для тебя — всегда Алина.
[indent] Она позволяет Николаю закружить себя, надеясь, что тогда невесомое чувство вернется и вновь наполнит ее светом, но ничего подобного не происходит. Солнечный зайчик, танцевавший под ее ногами мгновение назад, пропадает, и комнату сотрясает очередной удар грома.
[indent] — И на ком же ты скакал ночью? Прямо без остановки? — Не может не уточнить Алина, конечно же, весело. Глядя на лукавую улыбку Николая, она на миг видит перед собой ухмыляющегося принца, готового насмехаться над чем и кем угодно, особенно над собой. Она так не могла и сразу заливалась краской, но, кажется, это осталось в прошлом, как и многое другое. Сейчас она не чувствует будто щеки горят и становятся красными — по ним текут слезы.
[indent] Алина касается ладонью щеки — и правда текут. Она качает головой и тычет кулаком Николаю в плечо:
[indent] — Да, намочил.
[indent] Она переступает с ноги на ногу. Ее огромная грубо сшитая накидка, даже отдаленно не похожая на мантии гришей, была почти сухой, но ноги действительно подмерзли. Она цепляется за эту мысль, как за спасательный круг, иначе придется изображать натужный смех, а смеяться совсем не хочется. Алина размышляет: если она скажет Николаю, что он ничего не делает без причины, обидит или позабавит его ее прямота? Год назад она знала ответ на этот вопрос, а теперь сомневалась.
[indent] Его вопрос про Мала она тоже понимает превратно и отмахивается:
[indent] — Дмитрий уехал еще утром. Не переживай, он не будет против одолжить одежду его царю.
[indent] — Идем, — она протягивает ему руку, и ее взгляд замирает на его перчатках. Подобрать слова для вопроса — все равно что призвать свет. Невозможная задача. Ей хочется верить, что это просто вопрос времени и удобства — или привычки, или доверия, или терпения. Рано или поздно он снимет их сам, и все станет совсем как прежде.
[indent] — Это все благодаря твоему кольцу, — говорит она, ведя Николая по широким коридорам восстановленного приюта, — и моему потрясающему вкусу. — Потом она, правда, вздыхает, скользя взглядом по незаконченному белому дракону, обвивающему балясины лестницы:
[indent] — Многое еще предстоит доделать… Но кое-что уже готово. Я тебе покажу. Позже.
[indent] Их с Малом спальня находится на третьем этаже в самом отдаленном уголке дома, чтобы никто не мог им помешать и они никому не мешали. Это маленькая угловая комната с тремя большими окнами, выходящими в сад. Значительную долю помещения занимает широкая двуспальная кровать, защищенная светлой сеткой от мошкары. Оставшееся место занимает дубовый гардероб и туалетный столик, по которому раскиданы предметы для рисования.
[indent] Кровать не заправлена, и вот теперь Алина смущается.
[indent] Идя к шкафу, она украдкой бросает взгляд в зеркало туалетного столика — не проступило ли на лице провинившееся выражение.
[indent] — Держи, — она вручает Николаю простую длинную рубаху с косым воротом и штаны из крашенины. Алина подозревает, что последние могут оказаться ему коротки, но так он будет даже больше походить на пирата.
[indent] — Переодевайся, — Алина едва заметно кивает на небольшую темную дверь, ведущую в закуток с ванной, — а потом я познакомлю тебя с воспитанниками или ты хочешь сначала поесть?
[indent] «Скажи мне, чего ты хочешь».
[indent] Она слегка растеряна. Возвращать к жизни дружеские отношения с человеком, ходившим с ней по дорогам смерти, оказывается не так легко, как ей хотелось бы.

Отредактировано Alina Starkov (2021-05-10 21:47:57)

+4

6

[indent] Война искажала течение жизни: ставила всё с ног на голову, меняла местами приоритеты, заставляла жертвовать тем, чем не хочется. В двадцать с лишком ужасно хотелось жить - и ни тогда царевич, ни теперь царь не были исключением из этого правила. И вот, наконец, сейчас, когда жизнь, кажется, стала такой как надо, Николай позволяет себе делать, что хочет, думать, что хочет. Жалеть не приходится - а если и придётся, то разве есть разница? Ведь лучше мучиться о содеянном, чем сожалеть об упущенном.
[indent] Так думал Николай на пути в Керамзин. Несколько дней в дороге в одиночестве оказали хорошую услугу - широкое пространство для мысли. За это время было придумано многое, многое отринуто, но больше всего Николай в эти дни переживал о том, примет ли она его так, как раньше. Он не знал, чего ожидать, и очень боялся, что минута встречи будет неловкой, разговор - натянутым. Ведь Алина пошла своей дорогой - выбрала не его - и теперь живёт той мечтой, которую лелеяла с детства, и в этой мечте ни принцу, ни королю никогда места заготовлено не было. От этих мыслей зависть гнездится там, где ей её не ждут, и, как её не топчи, крепнет. Все после войны стали думать лишь о себе и своих стремлениях. Николай же лишил себя этой возможности навсегда, решив отнять трон у брата.
[indent] Алина радуется - искренне, неподдельно - и будто бы сама не хочет его отпускать. Николай позволяет себе без зазрения совести насладиться этим моментом, ведь не ради этого ли он приехал в Керамзин? Деньги в приют он отправлял исправно, даже чаще, чем нужно, и, вероятно, больше, чем требовалось, тратясь не столько из казны, сколько из собственных средств, которые тоже были весьма потрёпаны привычкой его родных жить на широкую ногу. Женя и Зоя навещали Алину так часто, как только могли, да они и имели на то право - они были Алине подругами, даже Назяленская, даже она стала ей из-за всех пройденных бок о бок невзгод близка. А кем Алине приходился Николай? Несостоявшимся любовником? Неудачливым женихом? Всё, что не приходило в голову, обязательно имело негативную коннотацию, что не могло не расстраивать. Впрочем, сегодня на этот вопрос Николай планировал получить ответ - в той или иной форме.
[indent] Слова о Мале слышать, в общем-то, не особо приятно, и Николаю плевать, что он сам завёл этот разговор. Но лучше разобраться с этим в начале, чем оказаться застигнутым врасплох неудачными обстоятельствами.
[indent] Алина ведёт его по коридорам приюта: стены расписаны яркими красками, деревянный пол, совсем новый, от этой новизны скрипит под ногами; с кухни тянет ароматом свежеиспечённого хлеба, из комнат слышится смех ребятишек или их весёлая болтовня. Николай рос во дворце, где всему этому не было места, но провёл не мало время в деревне Доминика, чтобы понять, каким должен быть дом, в котором будет счастлив всякий ребёнок. Алина его построила.
[indent] - Ты продала кольцо? - неожиданная ремарка Старковой делает больнее, чем Николай ожидал. Конечно, он говорил ей, что она вольна делать с семейной реликвией королевского рода - на это тоже делался акцент в той его речи - всё, что угодно, но Николай, разумеется, предпочёл бы, чтобы она оставила его себе. На память. «Чтобы вспоминала и декларировала отвратительные стихи». Его собственные слова, сказанные уже так давно, неожиданно приходят на ум - Николай усмехается. Это единственное, что в результате скрывает его досаду.
[indent] Когда Алина проводит его в их с Малом спальню, становится не по себе. Не то что бы Николай никогда не бывал в чужих комнатах, охваченных беспорядком, но та картина, которая предстала перед его глазами, красноречивей любых слов свидетельствовала о том, что у Мала с Алиной было, а у него с ней никогда уже - теперь точно - не будет. Николай невольно думает, что было бы лучше, если бы Оретцев не покидал приюта сегодня вовсе - не было бы нужды для подобных сцен, а Ланцов не тешил бы себя мечтами.
[indent] Натягивая на себя одежду Мала (мокрую рубашку со штанами он выжал от дождевой воды и вывесил на небольшое окно в ванной сушиться), Николай думает о превратностях судьбы. Ироничность ситуации потрясающа в своей степени; что показательно, фортуна в этих условиях стебёт исключительно равкианского короля.
[indent] - Я бы не отказался от еды, потому что я не успел даже позавтракать - хотел побыстрее приехать и провести как можно больше времени у вас... - пауза, - с тобой. Я же только на день. Завтра утром мне нужно выдвигаться обратно.
[indent] Произнося эти слова, Николай нехотя вспомнает Зою; её голосом в голове звучит что-то вроде: «дурачьё, столько дней проскакал ради пары часов с ней, и ради чего? Разве она оценила?». Ответа на этот вопрос у Николая не было.
[indent] Алина отводит их в столовую - чистую, светлую, с длинными рядами широких столов. Детей на обед ещё не звали, но еда, благодаря усилиям кухарок, была уже на подходе. Дородная, пышная женщина в накрахмаленном фартуке и с руками в муке протянула ему плошку с супом - рассольником. Николай поймал себя на мысли, что не ел такую стряпню с самой войны, когда выбирать особенно не приходилось.
[indent] - Ну давай, рассказывай, как твоя жизнь, - спрашивает, уплетая обед за обе щеки. - Чем вы тут живёте? Какие у вас проблемы? Я, в конце концов, не черт знает кто, могу помочь решить вопросы с губернатором.
[indent] Шутка звучит так себе. Поэтому Николай продолжает:
[indent] - У нас в Ос Альте всё своим чередом. Все так мечтали о мирной жизни, столько о ней грезили, а она оказалась вереницей рутинных мелочей, которыми заниматься-то, честно, не очень хочется, - отодвигает пустую лохань и берётся за чай. - Скажи мне, а ты не скучаешь?

Отредактировано Nikolai Lantsov (2021-05-11 03:25:42)

+3

7

[indent] Алина встречает возвращение Николая торжествующей улыбкой художника, который, завершив работу, осознал, что создал шедевр. Он похож на пирата. Больше, чем в день их знакомства, когда на нем был вычурный сюртук, похожий на театральный костюм. Ей кажется, что он немного задумчив — немного чересчур для Штурмхонда — но в остальном… он выглядит именно так, как тот, кого ей недоставало в конце войны и все последующие месяцы мира: уверенный в себе и исполненный царственного величия корсар, слишком потрясающий, чтобы описать его словами. Друг.
[indent] Гроза успокаивается: все реже вспыхивают молнии, смолкает гром и сквозь громоздкие низкие тучи, медленно ползущие на север, пробиваются первые робкие лучи солнца. Они жидким золотом брызжут на стекла и озаряют Николая с его ярко-рыжими, как горящая медь, волосами ореолом неправдоподобной красоты. Алина не то чтобы завидует, скорее ревнует к его возможностям. Ведь он может видеть Женю — и остальных тоже — каждый день, когда пожелает. Она не понаслышке знает, какая непомерная ответственность лежит на Николае, но сообщение о том, что он собирается уехать так скоро, омрачает ее настроение: тень грядущего неизбежного расставания затмевает радость от его внезапного приезда. Это все равно что смотреть прекрасный сон, зная, что он прервется с минуты на минуту.
[indent] Она отвечает улыбкой и кивком, опасаясь, что голос выдаст ее подавленность, и возится с рукавами всю дорогу вниз.
[indent] — Ну какие проблемы, — усмехается Алина, подражая дружескому легкомысленному тону Николая, — у нас теперь есть даже сахар, а если бы мы знали, что ты приедешь, то заказали бы еще и селедку. — Она не кривит душой. Дела у приюта идут хорошо, это видно даже по этой столовой, которая, хоть и не сверкает позолотой, как залы Большого дворца, и обставлена по-простому, чиста и уютна: скатерти белые, посуда блестящая, еда горячая и сытная.
[indent] — Когда ты так говоришь, я почти готова поверить, что свои кор… корсарские обязанности ты воспринимаешь как бремя, а не веселое развлечение, — говорит Алина, улыбаясь через силу. Она так и не притронулась к супу и, опустив голову, может наблюдать свое мутное отражение в коричневом бульоне.
[indent] Скучала ли она? По войне — нет. По своим силам — очень. По Дарклингу и его детищу, по тому, какой особенной и важной они делали ее одним фактом своего существования…
[indent] — Нет.  — не задумываясь, твердо. Алина поднимает взгляд. Необходимость пояснения звенит в застывшем воздухе и у нее в ушах. — То есть да, иногда тут скука смертная, но, пожалуй, смерть от скуки прельщает меня больше, чем смерть от клыков ничегой.
[indent] «Нет». 
[indent] Алина решает сменить тему:
[indent] — Ты что-то говорил что-то о вещах. Привез подарки? — На самом деле у нее нет ни желания, ни намерения превращаться в объект благотворительности Николая, но откровенничать при слугах она тоже не хочет. А еще она тянет время, чтобы сформулировать правильный ответ. Хотя бы для себя самой.
[indent] Скучала ли она по прошлому?
[indent] Дождь идет уже где-то вдали, на многочисленных окнах столовой пеленой светятся мелкие капли.
[indent] — Я рада, что ты нас не забыл, — говорит Алина очень тихо. До этого она держала ладони сложенными между коленями, а теперь накрывает ими затянутую в перчатку руку Николая. — И рада, что приехал, даже если никаких подарков нет.

Отредактировано Alina Starkov (2021-05-16 18:31:38)

+5


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » сa vous met au coeur