Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » я хочу чтоб ты стреляла по своим


я хочу чтоб ты стреляла по своим

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[nick]Camille[/nick][status]stand still[/status][fandom]league of legends[/fandom][char]камилла[/char][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1025/14980.png[/icon][lz]<center>all your base are belong to us</center>[/lz]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1025/23556.png
чтобы с головы твоей сорвало нимб,
чтобы знала, как приходится другим

+7

2

[indent] Он кричал. Так громко, так... Натурально. Лезвие всего лишь рассекло кожу, неглубоко, нет, мы ведь не хотим раннего завершения постановки, верно? Небольшой стишок, детский, ионийский, именно его буквы вырисовывались на теле одного из бесчисленного количества агентов семьи Феррос:

«Посмотри!
Вот они - мы
Дети гор и равнин
Ветра, воды и огня
Посмотри!
»

[indent] Игра собеседника завораживала. Выдать такой перфоманс, такую экспрессию, даже не зная основ актерского мастерства. Талант! Пропадает такой глубочайший талант. Как же хорошо, что именно Джин добрался до него первым, он точно поможет огранить этот алмаз, придать ему форму, собрать, наконец-то, воедино и осветить всему миру, поставив самое грандиозное представление в своей жизни.

[indent] Лезвие танцует на тонком полотне плоти, Хада недоволен лишь тем, что орудует столь безвкусным и лишенным грации инструментом. Его пробирает злость, дрожь и негодование. Как он может творить шедевры... Этим?!
Как только последняя буква клеймом ложится на тело собеседника, он отбрасывает нож в сторону, чуть отклоняя туловище - осматривая плоды кропотливой работы.
[indent] Слишком уродливо, недостойно работы мастера. Но. Но! Свои чудесные клинки он оставил давно в прошлом, поэтому стоит чуть позже скрыть данную оплошность.

[indent] - Ты же обещал! - Крик сменился голосом, хриплым, сбившимся, осевшим. Джину захотелось аплодировать такой самоотдаче. Он был в восторге.
[indent] - Нет, нет, нет, нет. Я не могу тебя отпустить, - Говорит как можно настойчивее и мягче, перебирая пальцами на плечах собеседника, - Здесь не я звезда, а ты... И, тем более, какое представление может обойтись без главного действующего лица? - Джин резко встаёт, поправляя плащ, элегантно ведёт протезированной рукой в воздухе, выписывая пируэты, что напоминают ноты, губы вторят, голос сладкой патокой разливается в пустующем зале. Он напивает мелодию, которую увидел несколько десятков лет назад, впервые, заворожённый, неспособный отвести взгляд и закрыть уши.
За безжизненной маской ярко сверкают глаза, именно в них читается радость и горе, грусть и смех, улыбка и слёзы. Его движения выражают лишь плавность граничащую с эстетикой, они не отточены, иногда с фальшью, но мужчина компенсирует всё своим старанием и неуемным желанием. Он танцует, словно повторяя движения ножа несколькими минутами ранее.
Страх в глазах и на лице собеседника вводит в экстаз, Джин ощущает вдохновение, которого не испытывал довольно продолжительное время. Абсолютная эйфория. Он обязательно превратит бедолагу в нечто большее, в нечто совершенно иное, в нечто идеальное...

Акт первый. Вступление.

[indent] - Раз! - Доносится громогласный голос со сцены, оповещающий начало пьесы.
[indent] Правая ладонь ложится на Шёпот, пальцы нежно охватывают рукоять, он вскидывает руку вперёд, вторя собственному голосу, стреляет в сторону агента, который уличил момент и попытался досрочно покинуть представление и зрительский зал. Наотмашь, совершенно не целясь. Пуля ложится чуть левее правого бедра, выбивая щепки из ветхого сиденья.

Акт второй. Поднятие действия.

[indent] - Два! - Джин понимает, что играет сейчас со своей добычей, словно довольная и сытая кошка с запуганным мышонком, но, как герой может обойтись без преодолений? Действом необходимо заполнить середину. Как люди смогут понять его замысел, если все скатится до банального убийства? Второй мазок кистью заставляет изменить курс, направить его по нужному золотому демону, пути.
Спустя ровно четыре шага, из залы доносится треск, вращение шестерней внутри, свет разливающейся магии. Такие знакомые...
Взрыв. По залу разлетаются ошмётки и куски сидений, бренное тело агента метает в сторону, он грузно падает в боковой проход. Только сейчас Джин позволяет себе прицельный выстрел, он припадает лицом вниз, закрывает один глаз, подушечка пальца касается спускового курка.

Акт 3. Перелом.

[indent] - Три, - громко, но ласково вторит голос движению. Палец топит язычок ближе к рукояти, вспышка пороха и магии ненадолго перекрывает взор. Попадание. Не летальное, нет. В сценарии было прописано: «Главный герой получает пулю, превозмогая он покидает залы, чтобы после поквитаться с обидчиком, в финале».
Ранение, вне сомнений, было тяжелым. Живот. Больно, неприятно, но смерть не наступит в мгновение ока, внутренние кровотечения, кишки, что удобно расположись на руках пострадавшего, именно эти факторы закончат его жизнь.
Золотой демон радовался актерской игре, стойкости подопечного, что только недавно визжал от касаний ножа, имитируя реальные пытки, а сейчас... Сейчас он держал на ладонях своё нутро, не выдавая ничего, кроме тяжелого дыхания.
Мелкими шажками, оставляя кровавый след на стене и струи по полу, агент двигался на встречу своей долгожданной свободе, до массивных створок дверей, до спасения. Окровавленными ладонями он касается ручек, отпуская внутренности, что устремляются к земле, он остатками сил мужественно распахивает створки, настежь, грубо и вульгарно, разбрасывает руки по обе стороны, вскидывает их.
Последнее, что он слышит, перед тем, как встретить близнецов...

Акт 4. Финал.

[indent] Джин не без интереса наблюдает за действиями своего визави, провожает взглядом каждое движение мускула. Под маской он улыбается, снисходительно, нежно, любовно. На душе испытывает печаль, потому что пьеса подходит к концу, тоска захватывает сердце, но мозг понимает - финал будет прекрасным.
Золотой демон опускается на колено, выставляя вторую ногу вперёд, своей рукой берётся за длинный ствол от Шепота, присоединяет его к оружию, превращая изящный пистолет в изящное ружье. В запасе был последний, четвёртый выстрел. Вновь ритуал, излишняя деликатность к курку. Но, без подобных мелких деталей, был бы он тем, кем является сейчас? Нет. Однозначно.
            - Четыре! - С его губ срывается последняя фраза, громко, с блаженством, на выдохе. В этот раз он наблюдает за полетом пули, что закручивается в танце магии. Сталь пробивает плоть, входя внутрь тела, точно в сердце, разрывая то изнутри. Магический поток вырывается из нового отверстия большим пламенем покрывая постепенно всю спину. На нем расцветают лепестки ионийской розы, один за одним появляясь, начинают тут же тлеть, испаряться, превращаясь в пепел, пока не расцветает бутон.
Последний вздох агента сопровождается взрывом. Он так и остался стоять в дверях. Точнее то, что от него осталось.
Над распахнутыми дверьми раскинулись ветви из крови и плоти, собирающиеся в рисунок массивных крыльев.
Камерно, как в настоящем представлении, остаток тела агента манерно упал на колени лишь для того, чтобы, со влажным звуком тряпки о пол, завалиться в проход.

[indent] Представление было окончено.
[indent] У этой истории печальный конец, но, отнюдь само представление едва можно назвать провальным.
[indent] Шедевр, феерия чувств и эмоций, завораживающий вальс жизни и смерти, в котором довелось почувствовать золотому демону.
[indent] Он разъединил ствол и Шёпот, вернув приспособление на бедро, а орудие в импровизированную кобуру, не забыв провернуть на пальце четыре раза.

[indent] Выдох после долгой паузы. Сладкий запах металла ударивший в ноздри.

[indent] Хада был полностью удовлетворён постановкой.

[nick]Jhin[/nick][status]romeo is dead[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/964/554636.png[/icon][fandom]league of legends[/fandom][char]Хада Джин[/char][lz]<center>play <b>four</b> me</center>[/lz]

Отредактировано Ethan Winters (2021-05-29 03:51:06)

+3

3

[nick]Camille[/nick][status]stand still[/status][fandom]league of legends[/fandom][char]камилла[/char][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1025/14980.png[/icon][lz]<center>all your base are belong to us</center>[/lz][indent] Амбициозные обещания Стевана постепенно претворялись в реальность. Их фамилия обретала звучание острия, скользящего по глотке врага; хлыста развевающегося на ветру гербового стяга. Влияние, не измеряющееся гонкой за частоту произнесения собственного имени; средства, бесконечно выше ценности любой валюты. С некоторых пор содействие семье Феррос не просто выгодно — любая противоположность содействию крайне не рекомендуется.

[indent] Камилла совладала с властью подобающе человеку, лишённого сердца. Высший свет жадно впивался в неё взглядами, она снисходительно принимала правила игры — на этом поле боя её брат был куда более искусным воином, но из всего арсенала своих орудий вручил ей самое действенное — тайны. И они смаковали. Смаковали красивую легенду о хекстековом франкенштейне, вдавались в упоительные рассуждения о ценности души и неизбежным верхом её над рациональностью — ведь даже в Камилле должно было сохраниться что-то человеческое. Впивались зубами в имя Хакима, будто для них оно имело хоть какое-то значение; будто они и впрямь могли представить личность, скрывающуюся за ним. Камилла не опускалась до едкого злорадства лишь потому, что обнаружила себя слишком занятой ощущением совершенно другого порядка: рано или поздно высокомерие овладевает агентом, имеющим контроль над любым существом в любом уголке Пилтовера. Стеван в такие моменты всегда находился на почтительном расстоянии комнаты; Стеван в такие моменты всегда точно считывал её взгляд и всегда улыбался её мыслям.

— Последнее время совсем худо, — бросает Стеван после долгой паузы.

Камилла, привыкшая к тому, что любое тело можно модифицировать, а смертность излечивается, словно несерьёзная болезнь, к такому признанию оказывается не готова. Её тревожит не его участившийся кашель, не кресло-каталка, которая с недавних пор служит единственным способом передвижения младшего брата. Откровенное признание собственной слабости — вот, что обескураживает по-настоящему. Она не знает подходящего ответа и не утруждается поиском нужного успокоения; Стевану не мешало бы смириться с мыслью, что в понимании Камиллы слабый безапелляционно приравнивается к мёртвый.

— Ты хотел поговорить про пропавших агентов, — напоминает она.

Стеван, картинно лишившись всякой серьёзности, спохватывается, взмахнув рукой.

— С утра доложили, что исчез ещё один. Этот — уже четвёртый за последний месяц. Как ты понимаешь, ситуация весьма тревожная.

— Я переговорила с кланом Арвино, версия с внутренними разбирательствами отметается. Они начали своё расследование, на всякий случай, но результатов это не принесло. Видно, всё сводится к тому, что у нас появился неизвестный неприятель.

— Могу лишь понадеяться, что твои хекстековые цацки, — Стеван неопределённо указывает пальцами в направлении Камиллы, выронив чайную ложечку; та юркает под кресло-каталку, сопровождаемая едва различимым удручённым вздохом, — в состоянии устранить его как можно быстрее. Можешь считать это официальным распоряжением взять расследование в свои руки.

— Разумеется, — отзывается Камилла, аккуратно вернув ложечку обратно на стол. — Береги себя.

[indent] Вокруг театра мерно разрастается толпа. Встревоженные жители, закутанные в халаты и обутые в домашние тапочки, разбуженные звуками выстрелов, выстраиваются неровными цепочками. Людской муравейник продирает отряд Камиллы, готовый войти внутрь; они провожаются любопытными взглядами вперемешку с недовольными вздохами: «Опять какие-то разборки?!» Камилла, сегодня особенно плохо скрывающая раздражение, командует выломать центральную дверь.

[indent] Возможно, ей стоит поубавить в уверенности. В готовности к любому развитию событий. Возможно, ей стоит меньше полагаться на живой щит, осторожными короткими шагами измеряющим центральный холл. Что-то подсказывает — один из преданных семье Феррос находится в концертном зале, и его состояние придётся Камилле не по нраву. Она предельно сосредоточена, но разум неизменно ускользает куда-то сквозь: кем окажутся те самые или тот самый, способный свести на нет жизни сразу стольких проверенных людей? Её проверенных людей. Память о голосе отца презрительно выплёвывает каждое слово: У кого. Хватило. Смелости.

[indent] Это — показательное выступление. Открытая территория; искорёженные сидения зрительного зала, словно приглашающий жест присоединиться к внеплановому представлению. Тело мёртвого агента расползается жалким куском плоти прямо под ногами Камиллы. На секунду в этом месиве ей видится семейный герб. Она думает не о том, как Стеван будет произносить извинения их семьям и спешно выписывать компенсации, не о том, как топот чьих-то торопливых ног неподалёку рискует затихнуть через несколько секунд. Не о том, что они вообще-то — люди, даже если закованы в броню кристаллов и умелой техники щедро подкупленных инженеров. Она способна лишь представлять, как победный стяг окрашивается в цвета позора: погибнуть так жалко, так некрасиво. Лишь тихонько шипеть: «Да кто посмел».

[indent] И до сих пор не слышится ни звука, разве что. «Стоять!» — слишком поздно спохватывается она. Щелчок. Ионийский цветок разливается светом под шагом одного из отряда. Его вопли окрашивают тьму в неподдельный страх. Предсказуемо, верные солдатики начинают паниковать, солдатики начинают совершать ошибки. Что ж, смерть других не такая уж большая плата за ясность. Её глаза окрашиваются жёлтым. Это означает, что все импланты готовы работать на сохранение жизни Камиллы также отлажено, как и на одержание ею победы. Сомнений в том, что с кем бы то ни было они вскоре начнут разговаривать на языке или я, или ты не возникает. На сцене смирно ожидает чей-то силуэт.

[indent] По касательной наверх — едва задев хрустальные камушки люстры и взмахнув через бельэтаж. За спиной мелькают вспышки, кто-то вопит от резкой боли. Камилла обязательно отомстит за их опороченную честь.

[indent] — Покажи себя, трус!

[indent] Голос отца ревёт в голове: заставь его страдать.

+3


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » я хочу чтоб ты стреляла по своим