Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » я тебя нарисовал


я тебя нарисовал

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://s11.favim.com/orig/7/781/7817/78173/captain-america-marvelfamily-avengers-Favim.com-7817347.gif
rogers&rumlow

Отредактировано Brock Rumlow (2021-06-03 22:22:32)

+1

2

Стив положил штангу обратно, поднялся и вытер лицо полотенцем. Стандартный подход с утяжелением в два своих веса - и не больше, чем небольшая мышечная усталость. Эрскин, похоже, хорошо понимал, что делал, когда разрабатывал свою сыворотку. Веса, от которого мог бы надорваться тяжелоатлет, было мало - нужно было что-то еще. Строго говоря, его мышцы не нуждались в регулярных тренировках - ни для тонуса, ни для внешнего вида. Просто без регулярных физических нагрузок Стиву становилось не по себе - как будто тело начинало медленно костенеть, хотя никакого дискомфорта в движении он не испытывал. Проблему составляло только одно - не слишком приспособленный арсенал тренажеров.
Аккуратно сложив полотенце, Стив огляделся. В зале ЩИТа занимались другие агенты, в основном - СТРАЙК. Было б хорошо, может быть, провести спарринг... Впервые он узнал, что это, еще на фронте - не столько ради тренировки, сколько из баловства. Солдатам было интересно, что это за чудо такое, Капитан Америка, да и ему самому было интересно, на что он способен теперь. В первый раз он чуть не сломал человеку ребра - случайно. После чего зарекся выходить против людей, не изучив как следует свои возможности. Сейчас же это было вполне безопасно, Стив уже научился соизмерять свою силу. Спарринги с живыми людьми вносили приятное разнообразие - люди были непредсказуемы, надо было думать, что делаешь, и еще пытаться предугадать действия партнера. Вот Роллинз бы подошел - крупный, наверняка сильный, хотя не факт, что хороший тактик в рукопашной. Хотя всякое бывает. Но тут ему на глаза попался командир СТРАЙКа.
Рамлоу в рукопашной точно был хорош - хотя бы потому, что командир элитного отряда. Стив уже видел его в деле - и "в поле", и на тренировках. Рамлоу уступал Роллинзу комплекцией, но был быстр, умел и... Стив отвел глаза. Было кое-что еще, о чем ему не очень хотелось признаваться и себе. Нет, с собой он был честен и хорошо понимал, что происходит, но не хотел, чтобы это что-то мешало - работе, жизни, всему. Особенно в этом новом мире, к которому еще предстояло по-настоящему привыкнуть.
- Как насчет спарринга? В полуконтакте, разумеется.
Стив подошел к Роллинзу, подтягивающемуся на турнике. Будет жаль, если тот откажется, но Наташа говорила, что ему надо находить общие интересы с людьми. Почему бы и не спортивные?

Отредактировано Steve Rogers (2021-06-04 00:48:55)

+3

3

[indent] Наличие некоторых договоренностей с Фьюри вместе с результатами этих договоренностей немного примиряли Рамлоу с необходимостью не кидаться на одноглазого дьявола с кулаками. Он умел все то, что умеют бывшие коллеги Брока на службу дяде Сэму и еще кое-что сверху. Много чего сверху. Например, парой фраз довести до белого каления, особенно когда озвучивает свои продуманные решения. Например, когда он решил, что надо передать свежеразмороженного Капитана Америку лично в руки Рамлоу, но так как тот национальный герой и вообще не капитан, а званием повыше, то это Рамлоу со своим УДАРОМ переходит в его руки.

[indent] Брок поскрипывал на это зубами. Несмотря на возможность оценить Роджерса, как бойца, а тут включалась максимальная объективность, он все равно скрипел зубами на такие кадровые перестановки, потому что они влекли за собой слишком много побочек. Повышенное внимание, другой тип заданий, необходимость привыкать к новому командованию на тех операциях, которыми должен был руководить кэп, а для сплоченной группы в этом есть некоторые неудобства.

[indent] Но по крайней мере сам Роджерс не вызывал негатива. Спустя два месяца рядом с ним Брок понял, что тот отлично вписывается в интерьер и очень украшает собой пространство, а уж когда додумывается надеть что-то обтягивающее, то и вовсе повышает настроение. Говорил он спокойно, тихо, без высокомерия, всегда транслировал уверенность в себе, хотя Рамлоу не был совсем уж булыжником, чтоб не понимать: прямиком из сорок пятого во второе десятилетие двадцать первого века это вообще не веселая шутка. Особенно, когда для тебя война, бомбы, свистящие пули и остальные ужасы были вот буквально вчера. Брок видел много бойцов, возвращавшихся на гражданку, которые не могли справиться с ПТСР, а им приходилось сталкиваться с куда меньшим отчаяньем, чем во времена Второй Мировой.

[indent] Так что Брок решил проявить дружелюбие, насколько он вообще это мог, тем более погреться в лучах кэпа оказалось довольно приятно, смотреть на него тоже. Правда, когда он стал смотреть в ответ, пришлось себя одернуть и посмеяться - да нет, показалось. На второй, третий и последующие разы, замечая его взгляды, Рамлоу начинал судорожно перебирать варианты, чтобы это еще могло быть. В итоге буквально вчера он принес ему утром кофе со словами: "С сиропом. Сладенький". Чуть было не добавил "как ты", но сдержался. Роджерс не задал ни единого лишнего вопроса, не хмурил брови и никак не выражал собой мнение о том, что мужики мужикам кофе не носят и знаки внимания не оказывают. Может, конечно, и не понял, разбери тех отмороженных.

[indent] К Роллинзу они двинулись одновременно, но тут сработал инстинкт наседки: Брок все еще ревностно относился к команде и старался огородить ее от влияния кэпа, а теперь еще хотел бы огородить кэпа от ее влияния.
[indent] - Вообще-то у него еще кардио и тест Купера, - Брок среагировал первым, а то с Роллинза сталось бы и согласиться. Он посмотрел Роджерсу прямо в глаза, сощурился и взял его за предплечье, потянув за собой, - пойдем-ка в клетку со мной, я покажу тебе, что такое грэпплинг.
На самом деле, он бы не очень хотел кэпу показывать что-то там из боевых искусств на себе: в его жизни бывали серьезные травмы, и это не то, что ты хотел повторять. С другой стороны, он ведь действительно мог что-то показать, если станет совсем тяжело. Медленно и вдумчиво.

+3

4

Но тут в разговор вмешался Рамлоу. Стив перевел на него взгляд, слегка удивленный, что тот решил вмешаться. Так сильно блюдет распорядок занятий бойцов? Так от спарринга Роллинз бы только выиграл - размялся бы еще лучше. Хотя что такое тест Купера Стив не представлял, все шагнуло далеко вперед, включая спорт. Современные люди специально убивались в зале, чтобы играть мышцами на публику без всяких на то причин, - не будучи ни артистами, ни военными, ни полицией. Просто из любви к процессу и результату. И Стиву слегка хотелось заметить, что в 30-х для того же эффекта достаточно было просто найти работу. Например, в порту.
Вообще-то Стив не имел особых возражений насчет смены партнера, кроме одного. Он еще не решил, как ему отнестись к тому, что вчера Рамлоу принес ему кофе. В общем-то, принес и принес, тут не было ничего такого - современные люди имели достаточно средств, чтобы не экономить на еде, и купить кому-то кофе, пончик или что-то подобное было в порядке вещей. Стив правда об этом не просил, но, чисто теоретически, был готов расценить это как обычный дружеский жест коллеги. Если бы это был не Рамлоу. Будь это кто угодно другой - он бы выкинул этот факт из головы уже через десять минут.
Но это был именно Рамлоу. Стив уже все отлично понял про современные взгляды, личную свободу и прочее, но лично для него это ровно ничего не меняло. Будь он обычным человеком - он бы жил так, как ему хочется. Будь он обычным человеком, перенесшимся во времени, - он бы долго присматривался и привыкал, но потом наверное все равно бы начал жить, как ему хочется. Но он не был обычным человеком, он был, фактически, собственностью правительства - и ни о каком "жить как хочется" не могло быть и речи. То есть, ровно в тех пределах, в каких он считал свои действия верными и правильными. Но к личному это не относилось. К тому же, он уже понял, что мало кто видит Стива Роджерса за Капитаном Америкой.
Но когда Рамлоу взял его за руку - ну вот зачем он? - и повел за собой, Стив покорно поплелся следом. Хотя мог бы на ходу изобразить что-то - что, Роллинз, например, больше похож на его весовую категорию. Звучало бы не особо убедительно, но все равно. А вот Рамлоу... Все-таки Стив не был уверен, что стоит выходить против него. И не по причине комплекции, разумеется. Просто этот пресловутый кофе не давал ему покоя. То есть, вообще-то, покоя ему не давал как раз Рамлоу, и уже довольно давно. Но именно кофе все испортило, потому что до него о Рамлоу можно было не думать. И даже получалось, когда он его не видел. Но сложно будет не думать о том, кого собираешься повалять по матам.
- М-м-м, спасибо, - ответил Стив, чтобы что-то сказать, а молчать было невежливо. Что ж, ладно, как есть. Он просто сконцентрируется на том, чтобы контролировать силу - так будет проще не отвлекаться на постороннее. На запах парфюма Рамлоу, например, который нравился Стиву. Запах был слабый, как раз для военного, но Стив его чуял отлично. И даже нашел однажды в магазине, но тот же запах в упаковке пах совсем не так хорошо, как он же на коже Рамлоу... Поэтому надо будет максимально сосредоточится на чем-то еще во время спарринга.

+2

5

[indent] Он там был. В тех павильонах и на улице, когда кэпа наконец-то разморозили и привели в чувство. Никто не знал, как он себя поведет, как заморозка, длинной в семь десятков, повлияла на его разум, реакции и отношение к миру. Никто даже не знал, какой он, кроме нескольких ветеранов, чей трезвый рассудок нельзя было гарантировать. У них были только документаолки и рассказы, а циничная натура подвергала критики этот совершенно ангельский образ: пропаганда. Если бы кэпа не было, его бы стоило придумать, причем как раз таким, как его описывали.
Да, у Брока и его группы тогда был приказ в случае чего стрелять на поражение. "Случай чего" был описан весьма туманно, но в этом и суть отлично подготовленных групп с большим опытом: сами разберутся.

[indent] Случай не наступил: сначала было пару опасных моментов, но Роджерс просто фантастически стойко брал себя в руки. И если бы он среагировал на все с самого начала с каменным лицом и непрошибаемым спокойствием, то Рамлоу посчитал бы это тем самым случаем. Потому что нельзя быть роботом.
[indent] Так что хваленая кэповская выдержка убеждала Брока в том, что ему нечего переживать на случай потенциальных травм в спарринге: во-первых, даже кэп в курсе, что это такое, и почему не нужно бить в полную силу, во-вторых, не всегда важна сила, а уж с техникой у Рамлоу было все отлично, в-третьих, они будут бороться в партере. И пусть Роджерс потом может остаться недовольным, что ему не дали кому-то с оттягом втащить, но для этого есть груша.

[indent] Так вот сейчас этот упертый баран, а про его упертость в ЩИТе уже прошел слушок, который смотрел на всех так, будто к его талантам физически супервыносливого парня добавилось еще умение замораживать взглядом, а в день он больше двух фраз не произносил, спокойно пошел за Броком в дальний угол к матам, принимая предложение, соглашаясь, не имея возражений и чего-либо подобного.
[indent] Насчет его интеллекта Брок ничего пока что сказать не мог, только про слабоумие и отвагу, потому что либо последнее было правдой, либо Роджерс стал одним из самых известных самоубийц, когда направлял самолет во льда. Но одно командир СТРАЙКа знал точно: Капитан Америка был чертовски горяч. В сороковых так себе было с передачей медиа-информации, но вот в настоящее время, если бы его начали транслировать по всей стране, то он быстро стал мокрой мечтой женщин возраста от маленьких девочек до старых перечниц. И мужчин. Но он из сороковых, там с вниманием мужчин к мужчинам было не очень, с другой стороны все равно было и едва ли являлось сокровенной тайной, особенно в тех местах, где Роджерс родился - да, Брок ознакомился с архивами, - к тому же кофе он принял.

[indent] - Все как обычно, кэп: если захочешь прекратить, то постучи ладошкой по матам. Или по мне. Ну... и я буду делать тоже самое.
Это был обыкновенный жест всех современных спортсменов, но Рамлоу не думал, что с ним возникнут проблемы. Не у него: он просто собирался покатать по матам парня с телом идеального греческого бога, чтоб было, что потом вспомнить перед сном и на старости лет, если доживет, а вот у Роджерса. Ну, не мог он не понять. Но они сделали несколько захватов для пробы - Брок успел оглядеть зал суровым взглядом, и на них перестали поглядывать даже украдкой - и теперь Рамлоу навис над кэпом, зажатый его ногами в гарде, притормозил, не торопясь проходить, а его соперник, к свою очередь, не торопился делать хоть что-нибудь. Они просто смотрели друг на друга с несколько секунд, и Брок решился: переместил ладонь на кэповское бедро и слегка сжал пальцами.
[indent] Вот сейчас он точно должен был получить крепкий удар или оказаться лицом в матах. Возможно, Роджерс бы и не сказал ничего, не вспоминал об этом, делал вид, что ничего не произошло, но вряд ли бы еще раз решил спарринговаться с Броком. На домогательства бы точно не заявил: в сороковых так было не принято.
[indent] Но худшие прогнозы не оправдались, Брок видел только какую-то растерянность, потому растянул губы в воистину хищной улыбке:
[indent] - Так что... Может, сходим куда-нибудь?

+2

6

Стив не смог сдержать промелькнувшей улыбки. Ладошкой по матам? Рамлоу заведомо неспособен сделать ничего такого, чтобы Стиву пришлось стучать по матам - вообще в принципе. Ни в скорости, ни в силе, ни в чем. Он-то сам, конечно, будет действовать даже не в четверть силы, а еще меньше, но ему самому очень сложно было причинить вред в обычном спарринге. Но мало кто представлял себе реальное представление о его возможностях.
Правда довольно быстро Стив подумал, что, возможно, стучать по матам все же придется - только по иной причине. Рамлоу был отличным бойцом, хотя это он знал и так, но устраивать спарринг с тем, кто вызывает определенные мысли, оказалось куда сложнее, чем с просто человеком. До сих пор Стиву как-то не приходилось таким заниматься, впрочем, испытывать к людям определенный интерес тоже доводилось нечасто. Интерес возникал сам собой, безотносительно объекта, просто накачанное сывороткой тело вело себя не так, как прежде. И не так, как ожидалось, хотя вот именно этот вопрос Стив не успел обсудить с Эрскиным. И очень сильно жалел, что так вышло, - может быть тот смог бы что-то придумать и подсказать. К тому же, он был мужчиной, ему не было так неловко сообщить, что сыворотка "усовершенствовала" его всего, включая либидо. Которое порой мешало не только работать, но и жить. Разработанный современными врачами препарат был лучше, чем бром, который он пил в 40-х, но и он помогал не слишком сильно. Большая часть работы все равно ложилась на самого Стива и его выдержку, хотя кое-что он, как и любой мужчина, все же, контролировать был не в состоянии.
А теперь он вышел в спарринг с тем, кто вызывал у него непонятный пока, но все же интерес. Хуже того, - подчиненный. Стив честно старался следить за ходом боя, пытаясь предугадать выпады и удары, но это все равно не отвлекало ни от запаха одеколона, ни от выражения лица противника, ни от ощущения горячей кожи под пальцами, когда он успевал перехватить руку или блокировать чужой замах. Пока Рамлоу не свалил их обоих на пол, ухватив ногами поперек туловища.
Стива никогда и никто не хватал - сильно, плотно, но при этом без желания причинить вред. Да, толкали, пинали и били часто, даже спарринги устраивали, но это было не то. Или не так. Или не с теми, кто разберет? Но сначала он медлил выворачиваться из захвата, потом поймал взгляд Рамлоу, а после - почувствовал чужую руку на бедре. Но по-настоящему его добил заданный вопрос.
От неожиданности Стив чуть приоткрыл рот, к такому он как-то не был готов - он полностью сосредоточился на собственных мыслях, не думая о том, что и зачем делает его оппонент. Но ему хватило пары секунд, после чего он резко развернулся, сбрасывая Рамлоу с себя, чтобы сделать ситуацию менее провокационной и дать себе время придумать ответ. Который, впрочем, придумывать уже и не надо было, наверно - тело все ответило за него. Во всяком случае, по одному конкретному поводу. Приняв сидячее положение Стив вдруг понял, что увлекся сильнее, чем думал, - окружающим людям вряд ли было хорошо видно начавшуюся у него эрекцию, а вот Рамлоу - точно да. А может и не только видно.
- Что? - машинально переспросил Стив, тяжело дыша и стараясь скрыть выпуклость, сгибая ноги в коленях. - Что ты сказал?
Хотя отлично расслышал и, кажется, понял вопрос. Вот только дать на него ответ было куда сложнее.

+2

7

[indent] В общем-то, принятый без комментариев кофе можно было списать на банальную вежливость вперемешку с отмороженностью или же на непонимание, что это... знак внимания? Возможно, и так, Брок ведь понятия не имел, как там именно в сороковых было. С одной стороны, принято было открывать женщинам двери и делать комплименты вроде как в принципе без каких-либо подоплек, но в то же время все эти "леди не шевелятся" и в принципе отношение, далекое от феминизма. Успел ли Роджерс уже узнать, что за вставший невовремя член он может получить иск за домогательства? Если да, то он должен был понимать, что никто бы не стал просто так приносить ему кофе. Ну, кроме Фьюри и Колсона. Первый, чтоб отвлечь, а второй... Земля ему пухом.

[indent] Все же Рамлоу надеялся, что рыжая все объяснила этой ожившей легенде, и он хотя бы где-то на подкорку себе это отложил.
Потому что вид он сейчас имел крайне растерянный и максимально суровый, но, насколько Брок успел понять, это была не та суровость, с которой он шел бить грушу или инопланетных захватчиков в центре Нью-Йорка.
[indent] И вроде бы как тут был шанс дать заднюю и отступить, сказать, дескать, ничего, тебе послышалось, или позвать на бои без правил от UFC, потому что ММА новый стиль, и нужно бы познакомиться, или что-то еще про тиры, стрельбища и совместные тренировки, мол, не было тут никакого намека, только вот Брок всегда знал, что нет никакой судьбы, и каждый сам кузнец своего счастья. Удачу надо было хватать за хвост и тащить за собой, просто так она не приходила.

[indent] А Роджерса можно было назвать удачей. Не, Брок не был тем, кто потом бы ходил и хвастался, что завалил в койку Капитана Америку. Во-первых, несмотря на циркулирующие о его персоне слухи, в свою постель посторонних он никогда не тащил и был скрытен, как истинный шпион. Во-вторых, уровень гомофобии в их стране все еще был достаточно высок, чтоб отбиваться от косых взглядов и подначек из-за разовых связей. Но Стив был красив, и это факт. Еще он был кэпом, и это был не менее значимый факт. Удастся ли это использовать, пока что было непонятно. Как, например, и нельзя было спрогнозировать, не бревно ли тот, с которым и секс окажется не в радость. Но все это можно было сказать и про самого Рамлоу и про любого человека: всегда рандом и метод проб и ошибок.

[indent] Набраться наглости оказалось несложно. Держать ее планку тоже. Наглость это то, благодаря чему он выживал не раз. А тут еще было одно веское, существенное и твердое "но", которое Рамлоу успел почувствовать бедром, когда они расцеплялись. И именно оно стало решающим фактором для того, чтоб гнуть свою линию дальше.
[indent] Брок растянул уголок губ в полу-улыбке. Это же получается, что бравый образцовый белый гетеросексуальный мужчина, воплощающий в Америке все мужество и традиционные ценности, вполне себе однозначно реагировал на тесный контакт с мужчинами? На адреналин от спарринга не спишешь: не так уж они тут и дрались, чтоб от этого завестись даже самому заядлому адреналиновому наркоману.

[indent] - Что? - Брок вскинул бровь, поманил его, мол, тренировка продолжается, и сам подвинулся ближе, - в пятницу в восемь. На парковке, минус второй уровень.

[indent] Рамлоу чуть помедлил и решил, что нужно добавить, пока кэп не решил, что его сраз зовут на какой-то перепихон.
[indent] - Сходим поужинать после работы, - пусть не думает, что это какие-то навязчивые обязательства.

+2

8

Стив сглотнул. Перепутать происходящее с чем-то еще не было никаких шансов - его звали на свидание. Мужчина. Подчиненный. И неизвестно, что было хуже. Сам про себя Стив знал все или почти все, себе он не врал никогда. Но знать что-то и действовать в соответствии - разные вещи. Особенно в подобной ситуации, на свидание с женщиной, даже не подчиненной, он бы собирался долго. Но с женщинами все было куда проще - никто из них никуда его не приглашал. В былые времена еще случалось, хотя приглашение касалось обычно только постели, сейчас же ему по умолчанию присвоили некий статус забытой легенды и подобные мысли, видимо, оставались только мыслями. Во всяком случае, ни с чем, кроме взглядов, Стив не сталкивался. До этого момента.
Переспрашивать снова было бы глупо. Изображать непонимание - тем более, он же не маленький. А для изображения оскорбленной добродетели не хватало настроя - он все еще слишком хорошо чувствовал собственное двусмысленное состояние. И взгляд Рамлоу. Таким взглядом на него еще не смотрели.
И здесь их прервали. В тренажерный зал вошло несколько новых сотрудников, переговаривавшихся между собой. Продолжать разговор и объяснять, что все это неуместно, было поздно. Впрочем, он всегда может вызвать Рамлоу к себе в кабинет и, уже в спокойной обстановке, объяснить свою позицию. Только сначала надо было эту самую позицию сформулировать. Потому что, откровенно говоря, совсем откровенно, Стив не возражал. Он уже очень давно - в пересчете на общее время - не сидел просто так в питейном заведении за стаканом чего-либо в хорошей компании. И не важно, что он не пьянел - дело было в компании, а не в напитках. А Рамлоу вполне годился на хорошую компанию - он был свой, ему не нужно было рассказывать о себе, лихорадочно перебирая в уме род занятий, хобби, последние просмотренные фильмы и о чем сейчас говорят люди. О чем принято говорить на свидании. Да и все остальное... От таблеток Стив тоже устал, но такой вариант не рассматривался. В первую очередь по причине подчиненности. Хотя именно такой вариант Стив не рассматривал пока вообще. Ладно, об этом он подумает после того, как штаны придут в приличный вид, и он сможет покинуть зал.

Позвать Рамлоу на разговор до пятницы не вышло. Отчасти потому, что работы меньше не становилось, отчасти потому, что Стив просто медлил. Он мог бы четко и лаконично озвучить, почему нет, признавая при этом, что ориентируется на общие правила, а не на собственные ощущения. Ощущения, напротив, поддерживали идею всеми несуществующими руками. Ему, кажется, все время советовали найти в этом времени друзей...
На парковку он спустился без пяти минут восемь, будучи в не слишком радужном настроении. Его раздражала собственная нервозность - он вдруг поймал себя на том, что полдня поглядывает на часы, дожидаясь восьми. И вовсе не затем, чтобы намеренно пропустить это время. Он мог бы просто не ходить. Мог. Но не мог. Только не он.
Его мотоцикл стоял в другом месте, поэтому Стив просто вышел из лифта и медленно пошел куда-то вперед. Машин сотрудников в это время было мало, все уже разъехались по домам или тем местам, куда ездят в пятницу вечером. И вряд ли бы ему имело смысл брать мотоцикл, изображая самодостаточность - еще успеется. Плохо было то, что он уже пришел на встречу, но еще не решил до конца, как к этому относиться.

+2

9

[indent] Спарринг им пришлось прервать, но Рамлоу был доволен собой: он пригласил кэпа на свидание, а тот не двинул ему в морду, не отказал, а только выглядел очаровательно растерянным с очень внушительным бугром в штанах, хотя тут Брок и не сомневался, что природа не обделила такого большого мальчика, как кэп. Мысль о его размерах с одной стороны возбуждала, а с другой несколько пугала: он все же рассчитывал, что если утянет Стива на романтический ужин, то доведет дело до постели, пусть, может, и не сразу... А как предпочитает кэп - черт его знает, может, потрахивал себе мальчиков в казармах в сороковые, раз так легко и быстро среагировал на близость другого мужика. Сам Брок любил активную позицию, но, чего таить, дать кэпу - вообще не грех, напротив, одно из важных достижений в жизни.

[indent] До пятницы никакого "нет" Рамлоу так и не услышал, потому заранее подготовился: нашел в шкафу свою лучшую рубашку и намыл машину до зеркального блеска. Хорошо, что буквально полгода назад он купил новую ауди и теперь мог похвастаться. Вряд ли парень из сороковых оценит по-максимуму, но по крайней мере он сам будет чувствовать себя в разы лучше. ЩИТ и ГИДРА в нем платили Броку хорошо, только вот свиданка с кэпом, который вроде как с этой организацией боролся, вызывала некоторые противоречия. С другой стороны это ведь была другая многоголовая, которая действительно хотела порядка, снижения преступности, изменения в социальной сфере. Армеец до мозга костей, Рамлоу часто думал, что такое скорее всего в их стране возможно действительно только жесткими методами крепкой руки. Не кровавая революция, это ни к чему, но усиленный контроль не повредит. И опять же, работал он на нее не по своей воле.

[indent] К восьми пунктуальный кэп действительно оказался на парковке: его было трудно не заметить, только выглядел он несколько растеряно. Ничего удивительного, вообще-то в ситуации Стива можно было растеряться от одного прослушивания альбомов Нирваны, потому что после ты узнал, что Курт совершил суицид. И это лишь маленький пример.
[indent] - Роджерс, - Брок вышел из-за машины, когда тот почти приблизился к ней, оказался в каких-то десяти сантиметрах от объекта своего вожделения и улыбнулся, причем улыбка вышла настолько искренней, что он бы сам удивился, посмотри сейчас в зеркало, - не хмурься. Мы едем отдыхать.
[indent] Пока тот не передумал и не сказал лишнего, например, что передумал, Рамлоу подхватил его за плечо и повел к пассажирской двери, которую, как истинный джентльмен, даже открыл. Не то чтоб он считал Роджерса дамочкой, но опять же - пока тот не передумал!

[indent] Они приехали в итальянский ресторан, потому что ни в одной кухне мира Рамлоу, наполовину итальянец по крови, не разбирался лучше, чем в ней. Он не особо давил на кэпа, просто заказал ему сразу несколько блюд, а потом про себя поражался, как же много тот ест. И не особо много говорит, но тут на первый план вышла болтливая коммуникабельность шпиона: он довольно быстро выяснил, что Стив в свое время ходил на бейсбольные матчи, узнал, за какую команду тот болел и выложил приблизительно десяток забавных историй про нее в современности. Все эти трансферы, переходы, скандалы.

[indent] Он думал о том, что Роджерс слишком, просто чертовски красивый, и на него невозможно не капать слюной. И что он уютный и отлично бы смотрелся дома - тоже. И что хочется разгладить морщины между его бровей, когда он хмурится. И что хочется его целовать.
Впрочем, в последнем он себе не отказал, когда отвез того домой, открыл дверь и за руку притянул к себе, сначала просто прижавшись к его губам своими, а следом влажно и напористо поцеловал.

+2

10

Завидев Рамлоу, Стив еще сильнее свел брови к переносице, сжал зубы и зашагал к нему с таким видом, будто не на свидание собирался, а, как минимум, обсуждать план развала других мировых держав. Он же согласился и пришел - значит, будет доводить начатое до конца. То есть, посидит с подчиненным в неформальной остановке, попробует пообщаться не на рабочие темы, выпьет, допустим, пива, и постарается объяснить, почему пришел сегодня и почему больше не надо звать его куда-то подобным образом. И постарается как-то объяснить свое... чересчур бодрое состояние там, на матах. Лучше прекратить все это до того, как дал слабину, так правильнее.
Когда перед ним открыли пассажирскую дверь, Стив, против воли, чуть расслабился и хмыкнул. Надо же, какая предусмотрительность. И непривычность - никто никогда не открывал перед ним дверь, разве что в насмешку. Слова насчет свидания Стив в полном серьезе не воспринял - какое свидание в их положении? Нет, современные мужчины наверняка ходили на свидания друг с другом, раз уж это больше не порицалось, но это был не их случай. В том смысле, что... дальше мозг начинал буксовать, затрудняясь допустить даже в качестве рабочей версии, что Рамлоу пригласил его именно на свидание и на полном серьезе. В подобную храбрость на фоне наглости просто очень слабо верилось.
Но условное свидание как-то сразу не задалось. Точнее, оно-то задалось, а вот планы самого Стива - не очень. Он планировал выпить что-то, поговорить на отвлеченные темы, разобраться с вопросом - и часа через полтора быть дома. Но еда оказалась во-первых незнакомой, во-вторых - очень вкусной. И ее было много, хотя заказ делал не он сам. Но при виде принесенного, Стив вдруг вспомнил, что действительно ел последний раз только в обед. А для него это уже было слишком давно. Привет, в столовой ЩИТа готовили совсем не так вкусно, а то, что он успевал готовить сам или заказывал в готовом виде... Поэтому ел он с удовольствием, наслаждаясь каждым куском и ложкой. Хотя это не мешало периодически зависать, не донеся еду до рта, когда Рамлоу перешел на байки о спорте. У Стива не хватало времени интересоваться планомерно чем-то еще, кроме работы. К тому же, многое поменялось, - команды стали профессиональными, приобрели собственные базы, клубы, еще больше поклонников и скрестили это все с бизнесом. Хотя его любимая команда до сих пор играла, хотя, конечно, полностью сменив состав. Но это все равно было приятно - хоть что-то было старым и знакомым.
Рамлоу рассказывал интересно, эмоционально, и слушать его было стол же интересно, как смотреть на него. За пределом ЩИТа он явственно вел себя свободней - говорил больше, жестикулировал и обращался прямо к Стиву. Без случайно брошенных взглядов и кривых ухмылок, о значении которых Стив даже не собирался начинать думать.
Время летело быстро и незаметно, и когда Стив опомнился, прошло больше отмеренных полутора часов. А он даже не начал говорить о том, о чем собирался. И сейчас прерывать Рамлоу на полуслове очередной байки  заводить свои серьезные темы было... не к месту. Вечер прошел отлично, Стив не мог это не признать. Он действительно несколько часов не говорил и даже не думал о работе. И не хотел думать и говорить и дальше, до следующего рабочего дня, желательно. Поэтому в машине на обратно пути стоически молчал, снова откладывая не очень приятный разговор. Он и сам понимал, что таким финалом испортит все.
Рамлоу был так любезен, что завез его домой, избавив от необходимости вызывать такси и прятать лицо от водителя.
- Спасибо за вечер, - вежливо сказал Стив, выходя из машины. Да, он собирался поблагодарить, - нечасто у него бывали такие вечера. Он действительно отдохнул и отвлекся. И вкусно поел. И постарается, чтобы это больше не повторилось.
- Мне был... - дальше он договорить не успел. Чужое лицо вдруг быстро приблизилось, и случилось то, от чего он давно отвык, так толком и не привыкнув. Рамлоу пах терпким одеколоном, приятным. Губы тоже были приятные - жестче женских, сколько он их помнил, но хорошо знающие, что делают. Он не спрашивал, можно ли так делать - просто делал. Потому что хотел. И даже возразить было нечего - он все сделал правильно, накормил, развлек, и только потом сократил дистанцию. Впрочем, Стив бы не смог возразить, даже если б захотел, - переход был слишком быстрым. К том же, он чувствовал себя расслабленным после комфорта и еды, и Рамлоу попал точно в момент ослабления обороны.
Сив среагировал машинально - прижал Рамлоу к себе прежде, чем понял, что делает. Губы были умелые, обоняние дурманил приятный запах, нагревшийся на коже, которая на ощупь оказалась горячей. СТив это почувствовал даже через одежду. Рамлоу был большой, мускулистый, без приторной сладости ванили или что там обычно добавляют в женский парфюм, запах которого Стив всегда не любил. И не сделавший ни единой попытки вырваться, чтобы сообщить, что Стив сжал его слишком сильно и ему нечем дышать, хотя он и правда прижал его к себе в первую секунду довольно крепко. Но длилось это недолго.
Осознав, наконец, ситуацию в полной мере, Стив ухватил Рамлоу за плечи и отстранил от себя, с сожалением чувствуя, как разрывается поцелуй. Но сразу же затолкал эти сожаления подальше. Ситуация вышла далеко за границы здравого смысла.
- Рамлоу! - Стив постарался сказать это сурово, но и сам понял, что не получилось. Под ладонями ощущались крепкие мышцы плеч, которые Стив много раз видел без покрова одежды. Да он уже все видел без этого самого покрова, и сейчас эти воспоминания были совсем некстати.
- Не надо, - добавил он для пущей убедительности, но прозвучало это скорее просительно. Ему понравился поцелуй. Ему понравилось ощущение крепкого мужского тела в объятиях. Ему понравилось, что впервые в жизни все решили за него, выбрав при этом именно то, что он выбрал бы сам. Если бы вообще имел свободу выбирать.
- Пожалуйста, не надо...
Попытка пресечь позорно провалилась.

+2

11

[indent] У Роджерса были крепкие руки - это Брок понял еще задолго до того, как оказался с ним на татами, потому что это же кэп суперсолдат, о том, что он поднимает машины и швыряет их во врага еще в школе было известно. Но еще его руки были горячими и прижимали к себе крепко, и вот об этом Рамлоу мог только догадываться. Точнее, об этом он фантазировал, представлял, думал целую неделю с того самого дня, когда набрался наглости его куда-то позвать. Наверное, в тот момент сыграл адреналин драки, хотя и так-то он не считал себя робкого десятка.
Но это же кэп.

[indent] Он же благородный, светленький, чистый. Он не про Брока. У них ничего не выйдет. Во всяком случае, это именно так, если руководствоваться банальной логикой и здравым смыслом. Но путь Рамлоу хоть и был тернистым, сложным и не примером для подражания, зато быстрым. И то, как его к себе прижал Стивен, только подтверждало это.

[indent] Вообще-то, если рассуждать, того недавно разморозили, и едва ли за это время он успел найти подходящую дамочку для удовлетворения нормальных мужских потребностей. Как и парня, если учитывать, что вставал на мужиков у кэпа быстро и охотно. Вполне разумно, если ему хотелось секса, и Рамлоу не видел никаких препятствий для этого. Правда, он не был уверен, что если прямо сейчас получит желаемое, то ему этого хватит. И он потом сможет с чистой совестью отпустить эту порно-мечту всей Америки в дальнейшее плаванье. Вряд ли вообще можно было его отпустить в принципе, особенно, когда он с таким жаром целовался, отвечал и сжимал в объятиях. Рамлоу уже и забыл, когда в его постели был действительно сильный мужик, потому что чаще он снимал хорошеньких стройных парней, который и не были тощими, но и явно уступали ему в мускулатуре. Даже тут соображения безопасности не отступали на второй план.

[indent] Поэтому когда Роджерс вдруг решил отстраниться, Рамлоу, разумеется, никуда не отпрянул.
[indent] - Роджерс, - игриво и в тон ответил он и растянул уголок губ. Это было больше похоже на заигрывание, это в общем-то им и было. Может быть стоило быть джентльменом, поцеловать Стива в щеку и укатить в закат до следующего раза, только вот большой жизненный опыт не давал так поступить. Это кэп, а не кисейная барышня. Он не привык к этому времени, а еще он любит изображать из себя ту ледяную глыбу, в которой его нашли. Это ведь вовсе не падение, а самая настоящая мимикрия.
[indent] - Нет-нет, подожди, Стив, - Рамлоу положил ему ладонь на рот, чтоб тот не ляпнул чего-то лишнего, попутно оценив, что Роджерс, конечно, его от себя отстранил, но из рук не выпустил, - я похож на дурака, скажи мне? Если я сейчас сделаю "не надо", то ты потом в жизни не согласишься со мной еще куда-то сходить. А я не дурак, иначе бы не дожил до своих лет. Так что иди-ка сюда, малыш, успокойся, расслабься. Ты такой восхитительный, клянусь, тебе будет со мной хорошо, как ни с кем, я постараюсь. Давай, обними меня еще раз... - во время своей речи он успел пройтись губами по его щекам, по шее, притиснуться обратно и потереться о бедро стояком, чтоб Стив ощутил, что это вообще не шутки.
Хотя Стив и так ощущал: Брок погладил его живот, а затем стиснул ладонью пах, наконец-то ощупывая его твердый уже член. Даже через одежду размеры впечатляли.
[indent] - Какой ты большой парень, - они снова целовались, только теперь Рамлоу не прекращал его гладить и сжимать, наблюдая, как кэпа ведет от этого, - может, нам не стоит вот так стоять на улице? Пойдем-ка от лишних свидетелей.

[indent] Передумать Рамлоу ему не дал и снова навалился прямо в прихожей, как только дверь за ними закрылась. Он еще раз глубоко поцеловал Роджерса и задрал на нем футболку, чтоб ощупать эту большую упругую грудь, попробовать на вкус оба его соска и плавно съехать на колени, расправляясь с ремнем. Да, Стив был большим. Возможно, это тоже были последствия сыворотки, но Броку было по большему счету плевать: кэп был охуенным во всем и везде. Потому он собирался подарить ему самый шикарный отсос в его жизни. Себе в общем-то тоже.

+2

12

Как так вышло? Как его вообще угораздило попасть в такую ситуацию? Видимо, это времена другие, потому что ничего подобного случиться в 40-х просто не могло. То есть, не с участием мужчины. А теперь вот случилось. Стив отлично научился решать проблемы, связанные с безопасностью, войной, и теперь даже инопланетным вторжением. Это требовало логики, подготовки и приложения умственных сил. И он, без ложной скромности, был в этом хорош. Но отношения между людьми... У него не было опыта. Никакого удобоваримого опыта, на который можно было опереться. Все его привычки и взгляды оказались "старомодными", а то, что он успел узнать делилось на две неравные категории: "люди и их отношение к тебе, когда ты хилый бедный шибздик" и "люди и их отношение к тебе, когда ты суперсолдат". И первое настолько сильно перекрывало второе, что он не обращал внимание на текущие восторги - слишком хорошо понимал, что это вызвано только внешним.
Казалось, здесь то же самое - два взрослых человека как-то сошлись и что-то случилось в итоге. Только в привычную модель поведения Рамлоу не влезал как квадратный кубик в круглую прорезь. Его жесты и поступки явно имели физиологическую подоплеку, но говорил и делал он то, что относилось к сфере эмоциональной. Это вот так и проходят у людей свидания? У современных людей, не стесненных предрассудками и общественными запретами?
Никто и никогда так со Стивом не говорил. Может, разве что, в детстве, когда с детьми еще не пытаются говорить как со взрослыми. В его детстве, да и позже тоже, возиться и сюсюкаться с детьми было не принято. Даже обнимать и целовать лишний раз - считалось, что этим можно испортить ребенка. Особенно мальчика, который станет маменькиным сынком. Никаким сынком Стив не стал, даже не смотря на субтильность. Он не помнил, чтобы даже мать говорила с такими интонациями - какими-то успокоительными, как будто расслабляющими. И это вовсе не звучало по-детски, совсем наоборот - Рамлоу был горячий, и Стив видел как у него блестят глаза. А хрипловатый голос стал более мягким.
Его уговаривали. Делали комплименты и предлагали не суетиться, а просто позволить этому быть. Происходить. Он мог бы оттолкнуть Рамлоу и сказать твердое "нет" - мог бы, это не было самообманом. Он проходил километры со сломанными костями и мог поднять мотоцикл. Оттолкнуть человека, который и не думал защищаться, было несложно. Было бы, если бы его так грамотно не... склоняли? Какое-то нехорошее слово, но Стив не чувствовал ни возмущения, ни злости, ни желания поставить Рамлоу на место. Сам виноват, конечно, учитывая, с чего все началось - с того, что у него встал, когда тот же Рамлоу валял его по матам. Но справляться с организмом было сложно - разогнанный организм производил гормоны куда быстрее, чем раньше. Супресанты помогали только отчасти и самоудовлетворение из чего-то постыдного давно превратилось в норму вроде физзарядки. Бездумно, без фантазий, просто сброс накопленного напряжения. Так проще и быстрее, чем искать варианты с участием других людей. Стив не сомневался, что, озвучь он подобную просьбу, ЩИТ нашел бы варианты - их и искать особо не нужно было. Но вот такого Стив не хотел.
Чужая ладонь прижала губы, и хриплый шепот приблизился к уху, щекоча дыханием и поцелуями шею. А потом его так удачно и приятно сжали там, где не трогали уже очень давно. Живой настоящий горячий человек - более того, мужчина - сам проявлял недвусмысленную инициативу. Когда последний раз Стив обнимал кого-то? Хотя бы формально? А целовался? А испытывал желание перестать сопротивляться? Он мог бы оттолкнуть Рамлоу. Только не очень-то хотел этого делать. Ему обещали приятное времяпрепровождение, хотя это и было неправильно со всех точек зрения. Но еще не правильней было задерживаться на улице, даже под прикрытием высоких кустов.
Стив дал увести себя в дом, кое-как сумев открыть дверь. Теперь пути назад не было. И чтобы на самом деле не затевал Рамлоу - придется иметь дело со всем набором последствий. Но именно сейчас думалось не об этом, а о том, что его по-прежнему ни о чем не спрашивают. Рамлоу явно было привычно действовать на свое усмотрение, и пока Стив все еще лихорадочно прикидывал в уме, чем это может закончится, его штаны стащили вниз. Он не успел сказать ни слова, как по телу прокатилась первая волна дрожи.
Стив закрыл глаза и стукнулся затылком о дверь. Когда в последний раз ему предлагали такое? Очень давно. И то только потому, что второй вариант грозил беременностью, которая никому была не нужна. Женщинам было интересно "оказать любезность" Капитану Америке и на практике узнать, правдивы ли слухи. Они это делали без особого желания, хотя и без особой брезгливости - он видел это по их лицам. И как разительно это отличалось от того, что он видел сейчас. От того, что он чувствовал сейчас.
Тихие стоны сами собой рвались наружу, а рука легла Рамлоу на затылок, разлохмачивая его прическу. Ему нравилось то, что он делал. Ему нравилось, что это нравится Стиву. Он умел это делать и делал с удовольствием. И Стив зажмурился, чтобы не видеть этот взгляд снизу вверх - как будто Рамлоу хотел его сожрать целиком. Хотя лучше от этого не стало - без зрения на первый план вышли ощущения.
- Блядь... - тихо простонал Стив, чувствуя что возбуждение становится еще сильнее просто от вида того, как его член скользит между чужих губ. Цензурных слов уже не было, только ощущение совершаемой ошибки, которую все равно хотелось совершить. Он так соскучился по простому ощущению не одиночества.

+2

13

[indent] - Ммм, какой большой парень, - Брок едва подавил в себе желание поздороваться с этим членом, больше напоминающем бейсбольную биту. И ведь Стиву было комфортно с таким монстром, в хорошем смысла, в штанах, но совершенно непонятно, зачем он его так усердно прятал. Ему бы стоило гордиться и шутить шутки по поводу: "Знаешь, что девушка говорит, когда видит большой член? А я знаю". Брок девушкой не был, но едва ли не слюной восхищенно капал на это чудо.
Прежде чем взять его в рот, он лизнул свою ладонь и провел ей на пробу, ощущая нежную кожу и очень твердый ствол под ней. Даже было интересно, как с таким стояком он умудрялся сдерживаться и отталкивать? Это был какой-то стоицизм, самобичевание, тантра или какие-то странные принципы из его времени? В последнее Рамлоу с одной стороны верил, с другой не особо: в сороковых трахались ничуть не меньше, чем сейчас. Но может быть дело лично в кэпе. Не зря же говорят, что он особенный. А он таковым и был, Рамлоу оценил.

[indent] Брок поцеловал член у основания, слегка втягивая кожу в рот, и медленно провел языком к самой головке, глядя при этом кэпу в глаза, а только потом обхватил ее и приласкал. Он собирался немного подразнить Роджерса, посасывая медленно и с нажимом, но быстро понял, что Стив был однозначно голодным. Возможно, это был его первый секс после разморозки - в конце концов, она случилась не так давно, возможно, он даже дрочить позволял себе редко, Брок не знал, но рука в волосах, зажмуренные глаза и низкие, приятные стоны только подстегнули Рамлоу, и он отложил игры на потом, ускоряясь и давая своему неожиданному любовнику получить как можно больше наслаждения в этот момент.
Не то чтоб он особо часто брал у кого-то в рот, предпочитая давать, да и в постели с ним чаще бывали женщины или тонкие-звонкие парни, но тем не менее умел. И пропускать в горло тоже умел, хоть и пришлось постараться, но оно того стоило. Несколько быстрых выверенных движений, и Брок почувствовал, как головка во рту набухает еще сильнее, но даже не подумал ее выпустить, напротив, насадился и замер, когда понял, что Роджерс на грани. Он дал ему слить себе в глотку первые струи, но после начисто вылизал член, собирая оставшиеся капли. Хотелось крепко поцеловать это божество, который даже кончал как памятник самому себе.

[indent] Рамлоу еще раз поцеловал его у основания, собрал ладонью оставшуюся слюну и смял яйца, но руку не убрал, только завел еще ниже, чтоб ощупать его между ягодиц. Потому что член у Стива и не думал опадать.
[indent] - О, ты даже так умеешь, да? - у него не было и мысли, что такой правильный Капитан Америка сейчас оттолкнет Рамлоу, который ему только что отсосал, и не станет целоваться. Вряд ли он дошел до таких предрассудков, если уже оказался в объятиях мужчины, к тому же он выглядел достаточно ошеломленным и по-прежнему сильно возбужденным, - так такой сладкий, малыш. Ммм... пойдем, я покажу тебе кое-что.

[indent] Рамлоу и самому пришлось выпустить Стива, чтоб расстегнуть собственные брюки - слишком тесно, и в яйцах уже звенит от одного осознания, что именно с ним сейчас это совершенство. Но до спальни они дошли, правда, запомнить путь или оценить обстановку Брок не мог. Его интересовал только Роджерс и твердая цель сделать так, чтоб тот запомнил эту ночь и захотел ее повторить. Поэтому он уже голому кэпу велел перевернуться на постели лицом вниз, но предварительно поцеловал эти торчащие розовые соски. Он думал, что такие выходят только из-под ножа пластического хирурга, но вот поди же ты. Пришлось поставить себе галочку, чтоб исследовать их получше, а пока он медленно спустился вдоль позвоночника и сжал ладонями ягодицы почему-то мгновенно напрягшегося Стива. Впрочем, Брок не собирался совать в него член, если он сегодня не захочет, он для начала всего-то хотел его приласкать, вот и провел языком по дырочке. Влажно и размашисто, оставляя побольше слюны, а потом сразу толкнулся на пробу кончиком, оценивая, какой же он тугой.
[indent] - Тссс, малыш, просто расслабься, - Рамлоу куснул кэпа за ягодицу, исполняя давнюю мечту, и вернулся к своему занятию, намереваясь хорошенько вылизать его прежде, чем попробовать вставить пальцы или головку.

+2

14

Сколько ж раз Стив слышал эти комментарии... Сначала - идиотские разговоры пацанов во дворе касательно дамочек, "предпочитающих побольше". Но тогда этот вопрос его мало интересовал - какие уж там дамочки, когда организм почти каждый месяц пытается слечь с простудой? А потом стало тем более не до того - на фронте нужны габариты совсем в иных местах. Разве что сослуживцы периодически, как теперь говорили, троллили его на сей счет. Вполне беззлобно, обычный мужской треп, но его это раздражало. Потому что все, что он получил, - он получил не своими трудами, и гордиться тут было нечем. Предметом гордости должны были быть поступки, и уж точно не те, что совершают в спальне.
Но Рамлоу смотрел на содержимое его трусов с таким видом, с которым опытный игрок смотрит на сданные карты. Констатируя факт, который его полностью устраивает. Не комплимент (...ты такой большой, это здорово...), не насмешка (...эй, Кэп, нам тоже кого-нибудь оставь...), тем более, не испуг (...ой, в меня же столько не влезет...), просто оценка ситуации. Стив снова глянул на него из-под ресниц, и опять зажмурился.
Рамлоу не торопился, не пытался быстрее закончить, подошел к вопросу не только со знанием дела, но и вполне основательно. Стив снова стукнулся затылком о дверь - Рамлоу целовался с его членом. Вел себя так, как будто целует кого-то в губы, основательно, серьезно. Это не было похоже ни на что, бывшее с ним прежде - даже на "общение" с собственной рукой, когда торопится некуда и незачем. Когда точно знаешь, как тебе нравится, и после первой неловкости и стараний не думать, что от таких вещей, по заверениям в прошлом, на ладонях вырастают волосы, можно позволить себе расслабиться. И это входило в диссонанс с предыдущим - Рамлоу никак не был похож на того, кто готов оказывать любезности подобного рода окружающим. Скорее уж наоборот - с полным основанием ждал их от других. И наверняка дожидался, и не раз. Стив был в курсе всех слухов и сплетен, циркулировавших по базе, - даже если людей предупреждали, что у Капитана Америка отличный слух, мало кто мог представить насколько. И слышал о своем командире огневой поддержки много чего, даже если это был просто треп, не имевший последствий. И Стив вполне понимал, почему люди им интересуются. И почему специально маячат перед ним в надежде на что-то. И ведь не только маячат наверняка...
Если бы не дверь за спиной, Стив бы уже сполз на пол. Пришлось опереться ногами в пол, стараясь при этом не высадить ту же дверь. Организм, изнуренный воздержанием на таблетках, отрывался по полной, обеспечивая непередаваемую гамму ощущений от основания позвоночника вверх и в стороны. И мысли о том, кто из сотрудников ЩИТа и сколько раз брал в рот у самого Рамлоу, были настолько не к месту, что продержаться долго не получилось. Впрочем, не получилось бы в любом случае - Стив себя знал. А вот предупредить об этом Рамлоу не успел. Отчасти. А отчасти очень уж не хотелось, чтобы сладкая пытка прекращалась.
Стив дернулся было, но сзади была все та же дверь, и член даже на сантиметр не выскользнул изо рта Рамлоу. Пришлось прикусить губу, чтобы не вскрикнуть от оргазма. Хорошо хотя бы не прикусил. Совсем другие ощущения - интенсивнее, ярче... приятнее.
- Прости... - прошептал Стив, стараясь отдышаться и сглотнуть скопившуюся во рту слюну. - Прости, я не успел...
Идиотская ситуация. Да, это было не в первый раз, - его предыдущие любовницы морщились или деликатно делали вид, что ничего страшного. А потом отворачивались и выплевывали содержимое на пол. Чего Рамлоу делать явно не собирался.
Стив не сдержался и все-таки застонал - шершавый язык начал проходиться по чувствительной коже, как будто ему было мало того, что Стив только что кончил ему прямо в глотку. И кончил сильно, это тоже почему-то стало побочным эффектом сыворотки, как будто организм начал щедро производить любые телесные жидкости. На всякий случай. Впрок.
И на этом все должно было закончиться. Потому что так обычно и заканчивалось. Стакан чая на ночь, минет - и на боковую. И не важно, что ему это было как чайная ложка сахара в канистру воды. Но этот странный человек, похоже, отпускать его не собирался. Мозолистые пальцы погладили член и вдруг скользнули в промежность. От неожиданности Стив даже охнул и снова подался назад, забыв, что некуда. Ему беззастенчиво лезли между ног, даже не спрашивая, а он, дернувшись, машинально развел бедра - слишком чувствительно было сейчас все ниже пояса. Да и выше тоже.
Одежда мешала, в ней было жарко и неудобно. Стив машинально скинул куртку, теряясь. В этот момент он действительно не знал, что делать. По его прогнозам ситуация должна была разрешиться сама собой - спасибо за все, увидимся завтра на работе. Вместо этого его трогали за нежные места, по-хозяйски так, как будто это было не в первый и даже не в десятый раз. И обещали при этом что-то. Что-то, во что хотелось поверить, хотя было нельзя. И дело тут было не только в гормонах.
Стив послушно пошел следом, путаясь в штанах. Ему очень хотелось пойти. Он привык выгрызать у жизни зубами то, что было нужно, а сейчас даже стараться не надо было - ему просто предлагали пойти и... что?
Футболка куда-то делать, кажется, даже без усилий самого Стива. Как и мешающие расстегнутые штаны, не говоря уже о белье. Рамлоу был по-мужски тяжелый, хотя его вес для Стива мало что значил. Просто это было непривычно, обнимать кого-то жесткого и тяжелого. А Стив его обнимал, руки сами обвились вокруг добычи, которая сама шла в руки. Хотя, кажется, если рассуждать в таких терминах, добычей сейчас был он. Потому что им вертели как хотели, и он совершенно не мог сопротивляться. Не хотел. Как будто этот человек с темными глазами, ставшими почти черными, может быть от освещения, а может и не только, загипнотизировал его. Заставил подчиняться своей воле, причем так, чтобы сам Стив получал от этого максимум удовольствия. И он получал.
Опытные сильные руки гладили и мяли, без стеснения, с удовольствием, губы целовали, язык оставлял влажные следы на кожи, а прищуренные глаза блестели все сильнее и сильнее. И Стив потерялся в этом, перестал думать, позволил себе окунуться в ощущения. Потому и не сразу понял, в каком положении оказался. Положении буквально - лежа на животе на кровати под руками другого мужчины. И он знал зачем можно принять такое положение...
- Что ты...? - начал было он, не успев даже нахмуриться, а, тем более, закончить фразу. Он не собирался позволять Рамлоу... делать что-то подобное. Он и звать его домой тоже не собирался, и позволять расстегивать свои штаны. Но, ладно, прошлое не вернешь. Но точно не... это. Он же не девица, которую можно "снять" на час. Он не давал своего согласия. У него не спрашивали никакого согласия!
Но фраза осталась незаконченной, потому что Стив подавился вскриком, переходящим в длинный глухой стон. Как будто не веря себе, он извернулся назад и увидел именно то, что и следовало из ощущений - Рамлоу склонился над его голой задницей. Очень близко. Максимально близко. И теперь...
Стив уткнулся лицом в подушку и закусил ее край, гася новый стон. Это было еще хуже уже произошедшего. Его ласкали ртом между ног. И это было настолько приятно, что даже полученный только что оргазм слегка выцвел в памяти. Горячий юркий кусочек плоти прошелся несколько раз прямо между ягодиц и вдруг попробовал ввинтиться прямо в...
Стив вскрикнул и рефлекторно дернулся, подкидывая бедра вверх, а потом еще раз - уже от ощущения несильного укуса. В ушах шумела кровь, и Стив просто физически чувствовал, как лицо заливает она же. Что творил Рамлоу? Зачем? Почему? Как ему вообще такое в голову пришло? И почему организм реагирует так, будто ему дали поесть после многодневной голодовки? Нет, многомесячной.
Стив снова застонал, громко, протяжно и почти жалобно, чувствуя, как спина сама прогибается в пояснице, отчего его зад сейчас... Горячий язык подтвердил догадку, снова толкаясь в дырку - да, так ему стало еще удобнее.
- Рам... лоу, - с трудом выдавил из себя Стив, поворачивая горящее лицо, - какого чер-р-р-рты вы делаете?
Тело горело как бешеное, и снова налитый член обещал, что не будет против кончить еще как минимум пару раз.

+1

15

[indent] Роджерс был тугим и горячим, и где-то тут Рамлоу сразу выкинул из головы предположение, что у него когда-то были мужчины. Ну, кроме разве что взаимной дрочки и, может быть, так себе минета. Римминг существовал и в сороковые, и задолго до рождения Иисуса, если он вообще рождался, в чем Брок не то чтоб сомневался, но не придавал какого-то значения, но вряд ли чистенький и правильный мальчик Стивен Грант Роджерс с ним сталкивался. Возможно, даже не слышал. Это сейчас сексуальное образование было доступно школьникам, в интернете было полно соответствующих видео, статей, форумов, а уж шутки про "присесть на лицо" были в обиходе у совершенно разных слоев общества.
[indent] И как такой чистый мальчик вырос в таких грязных кварталах такого ужасного времени? Брок рос в условиях чуть получше просто из-за прогресса и отсутствия продовольственного дефицита, когда медицина встала на несколько ступеней выше, правда, не была доступна какому-то оборванцу из трущоб, но он-то точно не пронес в себе ничего прекрасного, и самое светлое и чистое, что было в его жизни, он сейчас держал в своих руках и с удовольствием облизывал. Должно быть, Сара Роджерс была великой женщиной. Как хорошо, что она не видела и ничего не знала о происходящем, потому что вряд ли бы одобрила выбор сына в лице Рамлоу.
[indent] - Брок, - промурлыкал он, отрываясь от своего занятия и медленно подаваясь вверх. Рамлоу мягко огладил бедра, оставил несколько коротких поцелуев на пояснице и навалился на Стива сверху, придавливая его, такого разгоряченного и голодного, к кровати своим весом. - Зови меня по имени, сладкий, - это он тоже практически промурчал ему в ухо, коротко прикусывая мочку, и потянулся за поцелуем, который вышел влажным и немного ленивым, - я делаю только то, что тебе понравится, малыш, - он снова его поцеловал и просунул ладонь между ягодиц и потер большим пальцем вход, слегка надавил и размял, ловя новый стон и волну дрожи, - если захочешь, чтоб я остановился, просто скажи об этом.

[indent] Хотя Рамлоу был не уверен, что сможет остановиться. Собственный член стоял колом, яйца ныли, и нестерпимо хотелось оказаться внутри этого желанного горячего тела, чтоб хорошенько вытрахать из него все сомнения, дурь и голод, потому что не должен такой божественный мужчина голодать без ласки и хорошего секса.
[indent] Брок приподнялся, надавил Стиву между лопаток, заставляя грудью лечь на кровать, и приподнял бедра, возвращаясь к прерванному занятию и успев перед этим свободной рукой нащупать под подушкой всегда валяющуюся там смазку. Теперь он не столько лизал его, сколько толкался языком внутрь, ощущая, как Роджерс подается назад, готовый буквально вжаться в его лицо. И стонет. Стонал он очень сладко, что Броку самому хотелось ему ответить тем же, но он пока что старался сдерживаться, понимая теперь, что ему достался очень чувствительный любовник, который вряд ли будет против принять его в себя, если он так реагировал просто на язык. И пальцы. Потому что, когда Брок выдавил смазку и толкнулся влажным пальцем в зализанный и расслабленный вход, то Роджерс дернулся и выгнулся еще сильнее, и ничего более приглашающего Рамлоу в своей жизни не видел.
[indent] Он растягивал его медленно и аккуратно, дразня, чуть раздвигая стенки и иногда проталкиваясь глубже. Это был не первый его мужчина, и Брок знал, где простата, как ее правильно массировать и даже понимал, что нужно делать, чтоб первый раз не запомнился, как что-то неприятное и нежелательно. Когда дырочка поддалась, он задвигался быстрее, все еще дразня ее раскрытые края языком и ловя встречные движения Стива, пока тот не задергался и не забился снова, кончая на простыни под собой. Рамлоу продолжил двигаться, чтоб не портить ему оргазм, и провел несколько раз ладонью по члену, размазывая по нему еще вытекающую сперму. Он трахал его, рефлекторно сжимающегося на пальцах, не давая закрыться, и вылизывал от основания и до кончика практически насухо, пока не понял, что уже не может терпеть.
[indent] Только дождался, пока дырочка не расслабиться достаточно, чтоб принять в себя кое-что покрупнее пальцев.
[indent] - Ты такой сладкий. Горячий, мммм... так хочу тебя, малыш, - вся эта нежная чушь сама рвалась наружу. У Стива по-прежнему стоял, скорее всего и это, и такая чувствительность достались ему из-за сыворотки, потому что Рамлоу никогда не встречал парней, которые могли бы кончить просто от того, что кто-то лижет им зад и дразнит пальцами. И сколько суперсолдату нужно было, чтоб ощутить себя удовлетворенным, Брок понятия не имел, но собирался выяснить за эту ночь.
[indent] Он выпрямился, вжал Роджерса обратно в кровать, любуясь такой открытой позой, хорошенько себя смазал и развел ягодицы в стороны. Презерватив он даже не стал искать, понимая, что и руки чересчур дрожат, и Стив точно ничем не болеет. А кончить он может ему и на спину, они все равно уже испортили простыни.
[indent] Для начала он поводил головкой по раздразненной и слегка покрасневшей дырке, едва ощутимо надавливая и успокаивающе поглаживая бедра. По идее Роджерс сейчас должен был чувствовать себя довольным, но он был не менее возбужден, чем минут десять назад, и так же жаждущим продолжения. То есть может где-то глубоко внутри он все еще протестовал, но сейчас верх над ним взяло тело. Или же Брок преувеличивал, и Стив легко мог войти в гармонию с собой. Это было бы неплохо.
Вошел он для начала головкой, задержался на несколько секунд и вынул, повторяя снова тоже самое, только с менее коротким перерывом. Несколько таких коротких толчков только раззадорили, Рамлоу понял, что ему все еще тесно, но уже можно, и вошел на всю длину в одно слитое плавное движение, чувствуя долгожданный жар.
[indent] - Сти-и-ив, - протяжно выстонал он и задвигался коротко, медленно, но глубоко, давая прочувствовать себя, пока не понял, что, наконец, может ускориться. Хотелось вдолбить его в кровать, заставить орать так, чтоб все соседи услышали, как ему хорошо, чтоб он кончил снова, даже не прикасаясь к себе и понял,  что это лучше всего того, что было в его постели до этого.

+1

16

В последние годы, если считать реальное прожитое число, в тупит Стива ставили редко. Потому что вся его деятельность сводилась в основном к боевым операциям, в которых он научился разбираться. В смысле отношений между людьми он был плох и прекрасно это знал. Даже если брать в расчет последних людей, которых условно мог назвать друзьями, - Ревущих, Пегги и Говарда. Даже в общении с ними хватало не очень ловких лично для Стива моментов, когда он не сразу понимал шутки и намеки. Не только в силу отсутствия личного опыта во многих областях, но и из-за неумения понять психологию поведения. Предсказать маршрут и действия противника было куда проще, чем мысли гражданского, размышляющего о бытовых вещах.
Но этот вечер как-то не задался - Стив уже дважды сделал предположение и ошибся. И что дальше станет делать Рамлоу, у него не было ни единой мысли. Имея опыт общения с ним на службе, Стив и подумать не мог, что тот может быть таким... таким. Тем более, с ним самим. Впрочем, он вообще не мог подумать, что существует шанс однажды оказаться с командиром СТРАЙКа в одной постели. Иначе как в странном сюрреалистичном сне. И что Стив не захочет встать и уйти, прекратив происходящее. Ситуация затягивалась, трансформируясь во что-то совсем диковинное. И если бы Стив не стоял так твердо на ногах, то мог бы подумать, что спит, и действительно видит какой-то сон. Вызванный, видимо, долгим воздержанием и отравленный химией, которая, по идее, травить не должна.
Рамлоу был как горящий факел, который и грел, и обжигал одновременно. Непредсказуемая стихия, полезная и опасная. Огонь не считается ни с чем, пожирая все, до чего дотянется, и бороться с ним очень сложно. Вот и Рамлоу не считался, наваливаясь на Стива и переходя на совсем другой, фамильярный, постельный тон. Это тоже было совсем новым, и не покоробило Стива только потому, что он был занят совсем другим. Он долго мог тянуть с принятием решения, но, решив, уже не отступал. Мысль о том, что он может все это прекратить, была очевидной и отчасти приятной - он знал, что может прекратить практически все, что захочет. Но, одновременно, в голову пришло, что Рамлоу и не станет спорить - просто оступится и не станет настаивать. И, возможно, закончит на этом. И Стив уже не был уверен, что это лучшее решение. После всего, что уже произошло. Он не сможет забыть об этом, даже если захочет. И совершенно точно будет думать, а что было бы, не останови он тогда Рамлоу. Который, кажется, тоже догадывался, что Стив вряд ли потребует остановиться. Слишком заманчивым выглядело предложение. И организм был слишком изнурен борьбой с самим собой. Как и сам Стив, никогда не испытывавший прежде даже десятой части таких ощущений - не только телесных, но и моральных. Его гладили, ласкали, делали приятно. Причем по собственной инициативе и с явным удовольствием. И возможность использования его постели в целях продвижения по службе или чего-то подобного в голову не приходил.
В конце концов, можно было попробовать относится к этому как к... сеансу массажа? Чему-то полезному и приятному. Хотя все это было просто казуистикой, и Стив отлично понимал, что все куда сложнее. И серьезнее. И, самое главное, тяжелее для простых решений. Самое простое решение сейчас было - просто принять все как данность. И решать проблемы по мере их поступления.
Самой насущной сейчас было то, что ему было чертовски приятно от того, что с ним делали. И делали правильно, хорошо, как будто знали заранее, что может понравится. Это при том, что даже в еде его вкусы обычно никто не угадывал...
Стив зарылся лицом в подушку, чтобы скрыть пылающие щеки. Ему было так хорошо, как никогда прежде. Даже лучше чем там, в коридоре, прижатым к стене. Рамлоу вытворял с его телом то, о чем не подозревал и сам Стив. Он отдавал себе отчет, что не предназначенное для этого место сейчас целуют, массируют и растягивают. И догадывался, для чего. Но Рамлоу делал это так аккуратно и ласково, что Стив чувствовал только удовольствие. Язык дразнил и ласкал, пальцы скользили внутрь, нежно массируя, разминая мышцы. Он был опытен и внимателен - это было куда больше, чем то, на что Стив мог бы рассчитывать. А тело как будто и без участия мозга знало, что надо делать, реагируя на действия любовника - да, теперь уже любовника - прогибаясь в спине и толкаясь навстречу. В конце концов, раз об этом столько говорят и столько людей добровольно этим занимается - в этом должен быть смысл. И сейчас Стив начинал понимать, какой именно, даже со скидкой на его собственную чувствительность. Рамлоу планомерно доводил его, проникая пальцами внутрь, лаская и трогая. Второй оргазм не заставил себя ждать - менее интенсивный, но и менее сумбурный. Стив прочувстовал его целиком - как что-то внутри него, настойчиво ласкаемое Рамлоу, поднялось до пика и разрядилось плавной вольной жара. Налитый член разрядился, упорно массируемая дырка расслабилась, жар прокатился по телу сильной и горячей волной, и Стив со всей очевидностью понял, что хочет еще. Еще ласки, еще удовольствия, еще... чужого внимания.
На этом сомнения сдались и капитулировали. Все, что можно было остановить, уже произошло. Поворачивать назад не было смысла. Думать о доверии и субординации надо было раньше, когда он не отказался наотрез от ужина. Или, хотя бы, когда его беззастенчиво поцеловали у дверей дома. Стив тихо вздохнул и повернул голову в сторону Рамлоу. Тот отпускал комментарии, на которые Стив пока не знал как реагировать. Пока что они звучали для него как постельная болтовня, не затрагивающая личность. Но намерения Рамлоу были очевидны, и Стив решил, что возражать не будет. В этот раз.
Когда Рамлоу развел его ягодицы, Стив заставил себя не поджиматься, а максимально расслабиться, хотя, положа руку на сердце, было страшно. Он никогда не пытался делать с собой что-то подобное, но и так было очевидно, что Рамлоу куда больше, чем интересное ему отверстие - потому он так и старался это изменить. Но вряд ли сильно преуспел, суперсолдатский организм имел свое мнение на счет того, в каком тонусе должны быть мышцы. Хотя сами попытки доставляли скорее удовольствие, чем наоборот. Но отступать Стив не собирался. Поэтому покорно положил грудь на кровать и постарался приготовиться хотя бы морально.
Но ничего такого, чего ждал Стив, снова не последовало. Дырку снова массировали и терли, скользя по смазанным краям. Это снова начало процесс возбуждения, которое и так не кончилось. Стив снова застонал, закрывая глаза. Это было долго, изнурительно приятно. Мышцы медленно подавались, расходясь от чего-то крупнее пальцев. И Стив точно знал, чего именно. Но медленные плавные движения были такими осторожными и короткими, что он уже начал хотеть интенсивности. Его приучали и готовили, одновременно дразня и распаляя. Стив еще сильнее прижался грудью к кровати, отставляя зад и комкая простынь в кулаках.
Рамлоу не понимал, что делает - не представлял себе, каково это, чувствовать такую интенсивность ощущений. Стив дышал глубоко и громко, не от дискомфорта, а в ожидании, когда ощущения станут еще интенсивнее. И дождался.
Когда мышцы вдруг подались на уговоры и пустили всего Рамлоу внутрь, Стив охнул. Раздался короткий треск - простыня лопнула под сжатыми пальцами. По ощущениям Рамлоу был огромный и заполнял собой все тело - от задницы до самой глотки, пройдя почти насквозь. Тело сходило с ума, пытаясь сжаться на постороннем предмете в себе, стимулируя само себя изнутри. Стив глухо застонал, медленно переходя в рык. Это было сильнее всего, сильнее языка и даже пальцев. Теперь его ласкали изнутри, метко, точно, прицельно. Задевая рецепторы, о которых он и не подозревал. Член мгновенно затвердел, реагируя на это. А Стив старался не двигаться, чтобы привыкнуть к этому ощущению - как будто с силой распирает изнутри и одновременно давит сразу на все чувствительные точки.
А потом Рамлоу начал двигаться внутри, и простыня снова треснула под пальцами. Стив постарался заглушить почти утробный всхлип. Рамлоу назвал его по имени, и в голосе было удовольствие. Его сейчас наверняка неслабо сжимало внутри. Но и Стив не мог пожаловаться на отсутствие ощущений. Член снова потек, а внутри как будто проворачивали дубину. Горячую, очень твердую и внезапно приятную. Правильную. Неужели это всегда так? Да, было отчасти дискомфортно, но когда член начал скользить внутри, Стив сразу об этом забыл. Пока он мог только стонать и стараться не дергаться. Каждое движение делало все еще сильнее, и отключало даже те остатки разума, что еще функционировали.
Член равномерно скользил внутри, приучая к себе, растягивая. Дырка уже растянулась, и пускала его внутрь без возражений, теперь все внимание отвлекало на себя то, что было внутри. Оно горело, жгло и раздражало. Оно хотело еще, сильнее, глубже.
- Боже, - наконец пробормотал Стив, кое-как осознав реальность. Было жарко, пот тек по лицу, член стоял как каменный. Такой же, как тот, внутри. Чувствовать его было мучительно и сладко одновременно.
- Пожалуйста! - выдавил из себя Стив новую реплику. На более вразумительные слова его пока не хватало. Как объяснить, что тебе так хорошо, что кажется, что легкие сейчас остановятся? А ведь это просто секса. Обычный секс, которым занимаются обычные люди. Хотя, возможно, ему повезло попробовать это в компании человека, который оказался лучшей кандидатурой на эту роль.
- Да! - Стив сделал судорожный хриплый вздох. - Еще!

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » я тебя нарисовал