Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » реванш


реванш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1092/809375.gif

// Miroel
// Nathanos Blightcaller

Сражение героя Альянса и защитника вождя в Штормграде закончилось негласной победой Гнилостеня. С тех пор Орда и Альянс успели заключить вынужденный союз для борьбы против Н'зота, но не все в Альянсе согласны с решением своего короля.
Самое время для второго раунда.

+2

2

[indent] Новость о союзе с Ордой многих потрясла в Альянсе. Пожалуй, даже больше, чем нападение Н’Зота на Азерот, для битвы с которым перемирие и было заключено. Тиранда, Джайна, Седогрив - все как один твердили, что это неразумно, негодовали, что их мнения не спросили. И если до недавнего времени Мироель была бы согласна с решением своего короля, то теперь негодование не давало покоя и ей. Злость на столь неразумное решение Андуина и ненависть к Орде, к отдельным ее представителям, решившим, что можно поднять руку на короля Штормграда и потом сделать вид, что ничего этого не было, потому что они теперь “с о ю з н и к и”. Это даже звучало смешно и нереалистично. Со времен нападения Легиона и смерти Вариана многое успело произойти, целая война между фракциями, если быть точным, чтобы вот так просто подписывать мировые соглашения.
[indent] - При всем моем уважении, король Ринн, но нельзя заключать перемирие с теми, кто недавно пустил стрелу в ваше окно, намереваясь подстрелить! - очередная встреча с вождем Орды. За последнее время уже вторая, не считая той, что прошла у Шпиля Ветрокрылых. Нужно было обсудить некоторые формальности, разработать план действий и прочие мелочи, но весьма важные. На первой встрече мало кто присутствовал, кроме обычной стражи и Валиры. Не удивительно, Андуин наверняка понимал, что любой другой может попросту все сорвать. У многих в Альянсе были причины ненавидеть Орду.
[indent] - Я понимаю, что вы... ты в тяжелом положении, Андуин, как и все мы. И твоя забота в том, чтобы оценивать риски и чем-то жертвовать, отринув страхи и думать лишь о своем народе, о мире, об Азероте, - Мироель практически процитировала Андуина, или может кого-то еще, кто постоянно говорил о том, что быть правителем непросто. Тебе всегда придется чем-то жертвовать, когда кругом война, разруха. Ведь куда как проще лишь исполнять чужие приказы, прикрывать в бою или просто отдать свою жизнь в обмен на чужую тогда, когда придет на то время. И уж куда как проще не задавать лишних вопросов, если приказ уже был отдан - Орда союзники и нападать на них без видимой на то причины запрещено. Но Мироель эту причину видела слишком отчетливо, чтобы злость сейчас не взяла верх - Натанос Гнилостень. Забери его Бездна! И все началось далеко не в Штормграде, о нет. Встреча над Расколотыми островами, когда Седогрив погнался за Сильваной, или битва за Темные берега, когда Мироель попалась в ловушку этого Гнилостеня. Ну и конечно же их драка, когда Орда решила навести шуму, чтобы выкрасть политическую пленницу из тюрьмы. На самом деле, поражений было куда как больше, чем побед, и это заставляло злиться еще больше. Мироель попросту уничтожало собственное бессилие, пугало - а что если она не сможет и сейчас помочь своему королю, напади на него кто-то?
[indent] - Я не пущу тебя одного с этой... с вождем Орды, я не понимаю, почему Валира позволила подобному случиться в предыдущий раз, - у всего есть свой предел, как и у чужого терпения. Мироель понимает, что практически переступила черту, но собственное волнение за чужую жизнь подавить в подобных обстоятельствах было так сложно. Казалось, что тот пожар в Штормграде случился если не вчера, то несколькими ночами ранее, настолько явственно еще ощущался ущерб от произошедшего. Нога предательски заныла, пусть и рана уже затянулась благодаря целительной силе Света. Дренейка поморщилась, пытаясь отогнать в воспоминаниях язвительные слова со стороны защитника банши. Еще одно унизительное поражение.
[indent] “Если бы я хотел убить вашего короля, то уже сделал бы это”.
[indent] - А что будет, когда все это закончится? Если мы победим Н’Зота вместе, что тогда? Я всегда говорила о том, что неразумно постоянно жить старыми обидами, но сожжение Тельдрассила, пожар в Штормграде и нападение на тебя той ночью — все это было совсем недавно, по приказам Сильваны устроено. Если тебе пустят стрелу в спину, когда ты отвернёшься или кинжал под ребро... - Мироель замолкает, не договорив. Конечно, Андуин все это понимал, но и не пойти на риск не мог. Ради всех остальных. Было бесконечно жаль, что Мироель не в силах здесь помочь чем-либо, кроме как стоять в стороне и ждать, кроме как выполнять отданный ей приказ. Дренейка зарычала тихо, губы поджала, снова на короля посмотрев.
[indent] - Прошу прощения за свое поведение, - наконец произносит Мироель. - Обещаю, что буду ждать здесь и не стану причиной для пятой войны, - дренейка бросает короткий взгляд в сторону Гнилостеня, когда вождь и король уходят в сторону, начиная что-то обсуждать уже по дороге. Вряд ли защитник банши слышал этот разговор, когда Мироель попросила отойти Андуина в сторону по важному вопросу, но и не нужно быть волшебником, чтобы читать чужие мысли. Как показала практика, у многих они написаны разве что не на лбу яркими рунами.
[indent] На первый взгляд все выглядело довольно спокойно, но глупо было думать, что следопыты банши не ходят за ней по пятам где угодно. Не нарушить приказ “не начинать драку первой” будет очень сложно. Пальцы сжались в кулаки, но Мироель не сдвинулась со своего места, провожая короля взглядом. Если Гнилостень даст хотя бы один повод, хотя бы один косой взгляд, хоть что-то, что можно расценить как измену, дренейка снимет ему голову с плеч собственными руками. И пусть она уже грозилась это сделать, пусть она уже проиграла дважды, но в этот раз все будет по-другому.

+1

3

[indent] Окружающие гудели роем потревоженных пчел, кружились и вились, громко и во всеуслышание обсуждая происходящие ныне события, перемалывая их через языки, раз за разом. В этом, кажется, такие разные, они абсолютно не отличались и шептались все со всеми, обгладывая эту новость, как голодная собака кость, неважно кто именно - дико важный великосветский эльф, ушлый гоблинский торгаш или же один из тауренов, любителей жить как истинные дети природы голяком. Даже отрекшиеся в этом хаосе вполне слились с остальными, перемалывая эту новость, из их уст она звучала надеждой несбыточной, очередным обманом, что все можно вернуть так, как было. Старый орк вернулся и привел за собой всех недовольных, они все еще громко сопели и возмущались, им все еще не нравилось положение вещей, но перед силами куда как более значимыми можно было и поумерить свой пыл. Саурфанг был тем еще наивным старым хрычом, но тупым он все же не был, так что вернулся обратно и всех за собой привел. Хотелось бы потолковать с ним на эту тему, но, увы, трогать воеводу не позволялось, слишком важная птица - опять - которую своим существованием не стоит оскорблять. Он скалится, обнажая клыки - когда-нибудь все же удасться добраться до упрямого старика и тогда уже никто ему не поможет.
[indent] — Куда это девать? — Голос Орды ухнула прямо перед ним какой-то грязный мешок, столб пыли поднялся в воздух, оседая на и так уже порядком потрепанной, заново залатанной, одежде. Удивительно, какая, все же, это незначительная вещь, оказывается, если ты мертв, защитник заметил эту черту не только за собой, но и за другими отрекшимися, чьи голые кости проглядывали сквозь множественные прорехи в тканях, выбеленные на солнце. Странное ощущение незначительности материальных вещей, которые перестали быть столь уж и значимыми, когда тебе больше не нужно есть или спать, тем более демонстрировать себя другим, когда все твое существование противоречит чему-то обыденному.
[indent] — А мне почем знать, просто выкини этот мусор. — Натанос безразлично кивает головой куда-то на окружающее пространство и слышит, как шаманка фырчит. Для той, кто должен быть голосом, она крайне неразговорчива, из-за чего, собственно и была в любимчиках у самого защитника, который болтливых желторотиков своей второй жизни уже порядком нагляделся. Хватило во времена, когда еще пытался из них сделать более или менее пригодных к службе, в надежде, что кого-нибудь из них все же сожрет нетопырь, а он сделает вид, что недоглядел. Тот, кто меньше открывает рот, тот чаще добивается успеха и не только в данном случае - вбить это удавалось не всем. Герой только пожала плечами и пнула мешок еще раз, хлипкая тесемка развязалась и из него выпала атрофированная, искореженная лиловая клешня, дохнув на них запахом разложения и гнили.
[indent] Древний бог и правда не собирался так просто сдаваться, особенно теперь, когда среди песков можно было различить очертания давно забытого города, что словно дымка возникал то в одной части пустыни, то в другой, а среди барханов то тут то там появлялись создания, порожденные больным разумом. Безумие, медленно охватывающее окружающих, было заметно чуть ли не физически - дрожащим воздухом и привкусом затхлости, сладковатой гнили. Чем дальше, тем хуже, несколько жрецов уже пронеслись голышом по главной улице с визгом, что они все умрут и конец близок, вот только окружающие были куда как больше заняты либо аукционными торгами и жалобами на заломанные цены, либо попытками упиться в хлам в рядом же стоящей таверне, а оттуда и не такие выбегали. Остальные представители их славного ордынского содружества были заняты чем угодно, только не тем, что нужно. Терон продолжал бубнить, что войска Альянса слишком близко к границам Чумных земель и что надо срочно этим заняться, после чего сбежал в столицу эльфов и не показывал оттуда носа, а его советники говорили, что он и правда где-то на границах; Натанос был не удивлен, Терону всегда куда как больше нравилось махать мечом, нежели сидеть с бумажками. Талисра волновалось только за произвосдтво своего драгоценного мана-вина и выказывала недовольство, что, дескать, новые работники, которых им в Сурамар прислали, не выполняли свою работу, пандарены только ели да спали, орки спились с живущими в низине врайкулами, а гоблины так и вообще принялись барыжить какими-то винными напитками низкого качество прямо на улицах их города. У Бейна не слишком вовремя ударила весна в голову и он занимался только прогулками с понравившейся ему вождем крутогорских тауренов, делая бесконечные комплименты ее рогам, а самого бывшего следопыта начинало медленно тошнить от такой приторности, хотя раньше он даже не задумывался о том, что его тело все еще способно исторгать что-то из желудка. Галивикс продолжал считать золото и азерит, потирая свои сальные ручки и не забывая при этом выдавать экономически выгодные идеи - одна лучше другой для его кармана, естественно. Эйтриг подал письменное прошение наконец врезать гоблину и Натанос был на волоске от того, чтобы подписать его. Зандаларская королевишна так и вообще решила проигнорировать их предложение посетить переговоры, было бы на что обижаться, Орда и Альянс постоянно жгли свои города, но ведь все еще дружили… относительно - пусть немного подуется, для детей это бывает полезно.
[indent] Скука от окружающего была просто невыносимой, на него смотрели десятки глаз - недружелюбно смотрели, кстати, все ожидая, что он выкинет что-нибудь этакое, как до этого часто бывало. И злее всего смотрела лишь только одна особа. Натанос очаровательно улыбается дренейке, по ту сторону их импровизированного круга, который толпа собрала вокруг властителей двух фракций, показывая острые клыки из под верхней губы и слегка поклонившись. Стоявшая рядом Голос тихо вздыхает, ей такие игры не по нутру, ей куда как проще общаться с духами природы, чем с живыми, Натаносу же привычны крики и проклятия, нежели дипломатические речи, которыми собираются сегодня сыпаться, он отчаянно ищет возможности вернуться к привычному, потянуться к ненависти, для него столь знакомой.
[indent] — Как твоя нога? — промурлыкал защитник, чуть щуря глаза. — Не болит?
[indent] Это было веселое приключение в Штормграде, конечно, оно пошло не совсем по плану, кто же знал, что в старом хрыче проснется пироманьяк и он начнет поджигать за собой улицы. а взбеленившаяся морозная ведьма начнет поливать их острыми сосульками. Подумаешь, пытался подстрелить ее племянника - он же не попал! Но все же приключение было знатное, а еще они стянули один из кораблей - из маленьких пакостей строится победа. В данном случае победой можно было назвать внушительный флот, обвешанный золотом в таких количествах, что удивительно, как не тонет под своим же весом.
[indent] — Почему ты такая хмурая? Неужто такой день, полный мира, может быть плохим? — Натанос тихо фыркнул, продолжая улыбаться, ему и правда было интересно - через сколько взорвется рогатая служительница Света. — Может что-то случилось? Неужто вы поссорились, какая незадача, ох уж эта горячая молодая кровь… — имени он не называл, но и не нужно было.

+1

4

[indent] Перемирие - слишком громкое слово для тех, кто воюет между собой настолько долго, что первоначальные причины уж давно стерлись из памяти или не осталось тех, кто мог бы о них поведать. Едва только Н’зот будет повержен, как Орда и Альянс сцепятся ежесекундно, вспомнив, что в общем-то у них больше нет никакой цели в жизни, кроме как досаждать друг другу. Мироель смотрит на своего короля и вождя, стоящих чуть поодаль, что-то обсуждающих, и не может отделаться от мысли, что все это действо похоже не более, чем на ширму, за которой скрывается истинная картина. Если сами Андуин и Сильвана выглядели спокойными и уверенными, то те же агенты ШРУ только и ждали подвоха. Наверняка темные следопыты банши были в похожем положении. Мироель же неосознанно следила лишь за одним членом свиты вождя - ее главным защитником, не так давно пытавшимся убить короля Альянса. Не без указки Сильваны, наверняка. Он стоял расслабленно, кажется, даже скучающе взирая на присутствующих. Политические дела были не так интересны, как битвы? Чего еще можно было ожидать от подобных ему.
[indent] От оскала Натаноса воротит. Мироель фыркает презрительно. Оставив свое место, не спеша проходит позади немногочисленных присутствующих, кругом обступивших представителей фракций, чтобы подойти к Гнилостеню ближе. Валира и Шоу следили за всем внимательно, создавая вид спокойствия. Джайны, Тиранды и Седогрива, разумеется, здесь не было. Не потому, что от них держали что-то в тайне, а лишь по собственному желанию, иначе переговоры превратились бы в побоище. Люди бы сослужили Н’зоту большую услугу, если бы перебили друг друга сами. Дренейке всегда было чуждо это человеческое качество - жить прошлым, мелочность, таить свою злобу веками, передавая ее и своему потомству, делая из этого смысл чужой жизни. Люди любили отравлять жизнь не только другим, но и самим себе в большей степени. 
[indent] И все же, нечто назойливо так ютилось на самом краю сознания героя. Злость и раздражение, в первую очередь, обращенные к самой себе за то, что сейчас у дренейки плохо получалось совладать с собственными эмоциями. Она могла казаться сосредоточенной, но едва лишь появится самая маленькая искра, сразу разгорится большое пламя. И только лишь преданность королю и его стараниям сдерживали тот гнев, что пылал внутри героя. Натанос задел за живое, когда они бились в Штормграде, когда он отпускал неуместные шутки в адрес короля, о чувствах дренейки, что читались для него слишком явно, называл ее сородичей рабами орков... Неслыханная дерзость. Мироель твердо решила для себя, что по возвращению в город ей нужно поговорить с Андуином, рассказать ему все, что беспокоило дренейку и, может сейчас было не самое подходящее для такого время, но... будь, что будет, но это хотя бы честно, и по отношению к нему, и по отношению к самой себе. Мироель беспокоило, что в любой момент ее так легко можно было вывести из строя, лишь сказав, что ее преданность ничего не значит для кого-то самого важного.
[indent] Паладин не отвечает на подобие приветствия, лишь смерив Гнилостеня гневным взглядом. Он был ниже, как и большинство людей, но прыти в нем было побольше, чем в любом живом теле. Нежить и паладины всегда были грозными противниками, и дренейке не нужно прикладывать больших усилий, чтобы заставить страдать этого самодовольного гордеца. Свет для них губителен. Это не мгновенная смерть, но продолжительные страдания.
[indent] - В следующий раз обработай клинок ядом, если хочешь поразить врага, - Мироель фыркает в ответ, на манер самого Гнилостеня. На самом деле, ей повезло, что клинок не был отравлен. Умереть так глупо было бы непростительно. Оставалось только надеяться, что собственные эмоции не сыграют с дренейкой злую шутку, заставив второй раз совершить ту же ошибку. Нельзя недооценивать врага, особенно такого, как Гнилостень. Он уже давно успел доказать всем, что ему все равно, кто его противник - демон или человек, нежить, дреней, да кто угодно. Неважно, какого он веса или роста, какое оружие в его руках. Защитник банши был ловким бойцом и сильным, и никогда не затыкался, зная, как задеть побольнее. Обиднее только то, что это была не его вина, а самой дренейки. Позволить кому бы то ни было проникнуть в твои мысли и чувства, для кого они не предназначаются - непростительная ошибка. Но и отказываться от своей любви и преданности к королю Мироель бы ни за что не согласилась. И как же не хотелось его подвести.
[indent] Пальцы сжимаются в кулаки, но дальше Мироель даже не шелохнулась. Дренейка поймала себя на мысли о том, что прошлое “поражение” восприняла как личное оскорбление и ей не терпелось вернуть этот долг. Неприятно было признавать, что свойственные людям черты передались и ей за долгие годы жизни в Азероте. Возможно, когда-то Андуин и расположил к себе тем, насколько он отличался от всех остальных.
[indent] - День, полный мира? Н’зот не повержен и как это сделать, мы все еще не знаем, - как бы Мироель не противилась этому союзу, все же она не могла не оценить его важность. - Зато ты доволен так, словно псу перепала самая крупная кость.
[indent] Хорошая погода неожиданно стала меняться в худшую сторону. Светлое небо заволакивало темными тучами, словно вот-вот то разразится молниями, обрушив на всех, стоящих внизу, ливень.
[indent] - Не удивлюсь, если у тебя в кармане припрятан какой-то сюрприз. Упустить такую возможность, когда рядом важные представители Альянса, как можно. Не правда ли? Признайся честно, тебя не интересует этот мир ради всеобщего блага, так чему ты так радуешься?

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » реванш