POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » while i sing oh


while i sing oh

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

александр, улла, фьерда
https://i.imgur.com/4EoNdf9.jpg https://i.imgur.com/dltFggD.jpg https://i.imgur.com/7b8SS3r.jpg https://i.imgur.com/Fa2p6HV.jpg https://i.imgur.com/prE35wm.jpg
дни без александра блеклые, дни с александром чёрные, пятна от скверны у уллы на ресницах и у него под языком. сильдройры укрываются у ледяного дна, разрушенный теневой каньон пахнет морской солью и его волосами. улла улыбается брату, стрелки на часах разлучаются чтобы после встретиться вновь.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/31/36/2/544453.png[/icon][lz]<center>the <a href="https://popitdontdropit.ru/profile.php?id=1995">greedy</a> sirens<br>are chewing all around</center>[/lz][sign][/sign]

+5

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/31/36/2/676531.png[/icon][status]я пришел за тобой[/status]

wanden olstrum end kendesorum
isen ne bejstrum
*

один посреди безбрежной пустоты, затерянный в безвременье ( в этой про́клятой, всеми святыми оставленной местности солнце взойдет не раньше весеннего равноденствия, а до тех пор небеса будут тлеть отливающими синевой закатами и тонуть в густых сумерках с утра до ночи снова и снова ) . минуты и часы слились в монотонный поток — не разобрать, сколько минуло времени, полчаса, два, вечность. небо, серое и безжизненное, как подгнившая рыба, не дает подсказок; звезды, беспорядочно рассыпанные над головой, равнодушно наблюдают с высоты. силы уходят медленно; незаметно, но неотвратимо, как вода при отливе; кровь, наоборот, ускоряет бег и шумит в ушах, словно плещущееся подо льдом море. пронзительно завывает бьющий в спину ветер ( заснеженное плато не зря называют полем стенающих душ. когда приходит долгая зима, ветер сходит с ума, воет почти беспрерывно, протяжно и надрывно, как человек, поглощенный горем. местные верят, что это призраки грешников, погубивших святую урсулу, оплакивают свою судьбу ) , вероломный ветер. насквозь продувает зимний кафтан. навевает память о детстве: как он иногда забавлялся, хватаясь за полы накидки, раскидывая руки и притворяясь, будто это крылья. далекое размытое воспоминание вызывает внутренний протест, больше ничего. ни радости, ни грусти — ни-че-го; холодное безразличие, как онемение души, как ледяное спокойствие смерти. может, причина кроется в длительном недосыпании, может, в усталости или печальном однообразии пейзажа, может, все еще проще: ранняя весна не располагает к прогулкам по ледяным пустошам кенст хьерте, а его детство не располагает к ностальгическим переживаниям.

он доходит до пологого спуска. останавливается, глядя на знакомый фиард. на высящиеся слева агатовые скалы, на черный кварцевый песок и темнеющие вдалеке руины. первобытная, безлюдная красота пляжа резонирует с выстуженной пустотой внутри него. звенит. берег зачаровывает, но не манит. в голове, подобно скале, выплывающей из-за тумана, проступает очередное видение: высокий утес, мерное биение волн и солнце, бликующее в воде, словно ему лично подмигивает. звенит . не прозвучавший тогда колокольчик. страх накатывает штормовой волной, обдает грудь ледяным дыханием ветра. боязнь воссоединения, тогда и сейчас. никакие порывы ветра не в силах ее развеять.
последние лучи исчезающего солнца подсвечивают заструги с неровными линиями светораздела, снежные гребни похожи на застывшие волны, которые пожирает тьма ( черный — их цвет ) . узкая полоса гладко вылизанного песка, рассекающая бескрайнюю серость, зыблется под ногами слоистым пеплом, одинокие снежные глыбы белеют костьми. черные мысли шевелятся, как потревоженные сапогами песчинки: « ты тоже исчезнешь без следа. не будет ни похорон, ни места упокоения, как у жителей зёндермейна. твоя смерть не станет ничьим горем, твоего имени не вспомнят, тебя все забудут. ради чего ты стараешься? ».

«ради кого».

с востока наступает ночь. руины часовни, последнего каменного сооружения на острове, теряют очертания в сгустившемся мраке, растворяются в нем. время ускользает в никуда. целый день прошел, а голода и жажды нет. скоро нагрянет война, обрушится на остров смертоносным цунами, никого не пощадит; взовьются костры, обугленные кости гришей смешаются с черным песком и море будет баюкать их до скончания времен, но гнетущее предчувствие с войной не связано. оно связано с уллой.
в узком проходе, где тьма темнее и гуще, чем снаружи, он движется вперед, а время как будто течет назад, заставляя вспоминать прошлое, переживать заново каждый ее отказ. на протяжении четырехсот лет.
в гроте темно и необитаемо тихо, как на дне истиноморя. хорошо. тьма — его верная слуга, она помогает скрывать эмоции, сохранять тайны. пахнет сыростью и влажным камнем. надежда нависает над ним низкими сводами, давит на грудь тяжелой рукой, вынуждает поторопиться. в непроницаемом мраке он садится и опускает в воду оголенную кисть. он хотел бы увидеть ее, настоящую, не разорванную памятью о сотнях лет на поблекшие клочки. в его снах у нее глаза матери, то полные нескрываемого презрения, то совсем пустые. он хочет увидеть ее глаза. время протекает сквозь пальцы подвижной водой.

— улла. — громкое, хлесткое, властное разбивает молчание.

*

вода слышит и понимает
лед не прощает

Отредактировано The Darkling (2021-06-25 11:38:24)

+6


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » while i sing oh