POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » scars


scars

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1091/166305.gif
One Day the Only Butterflies Left Will Be in Your Chest as You March Towards Your Death

Отредактировано Anduin Wrynn (2021-07-05 22:07:45)

+4

2

[indent] Беспощадное солнце скрылось за морем, последние алые лучи окрасили горизонт и растворились в сумерках. с моря подуло прохладным ветром и жители города поспешили на улицы, выдыхая после душного дня. Штормград был ближе к югу, в душным тропикам и густым джунглям, среди которых скрывались оставшиеся одичавшие тролльи племена; но даже привыкшие к теплой погоде жители не ожидали такого жара, зноя и духоты, заставляющего дышать тяжелее, обливаясь потом, скрываясь в тенях, пусть даже в самых незначительных, а от квартала дворфов воздух колышется, словно волны в океане.
[indent] У него голова трещит, раскалывается, набатом бьет по черепной коробке, откликается эхом. У него переломанные кости откликаются на погоду, крутят и изнутри раскаленными иглами нервные окончания прижигают.
[indent] И работы, бесконечно много, она белыми листами бумаги с выгравированными на нем львами смотрит,укоряет одним своим существованием в недостаточной продуктивности. Он смотрит в ответ и не чувствует себя чем-то обязанным. Соглашения сливаются все в одно, условия нестройным хородовом проходят мимо и нельзя уже толком сказать, что же там, в итоге, предлагали. Он не сразу осознает, что усталый разум таким образом молит о передышке, просит остановиться хоть на мгновение. Ответственность не позволяет, напоминает, сколько всего еще не сделано, сколько еще предстоит, стягивает латунный ошейник вокруг шеи и затягивает до хрипа. Отдыхать может только тот, кто действительно что-то сдела. По мнению самого же Андуина - он не сделал ничего. Их переговоры больше похоже на переливание из пустого в порожнее, бесконечные объяснения одного с другим, те самые слова, которые и правда ничего не значат - они не могут предложить друг другу ровным счетом ничего, потому что не могут уступить.
[indent] Захваченные земли, отметка на карте, там где на низине Арати раскинулась их новая крепость, сияющая белым камнем, способным выдержать удар, остатки беженцев, все еще живых, которые хотят перейти через долину - хотят перейти домой, прямо через разрушенные ворота с разбитыми замками, поваленными мощными дверными створками - они снесли их таранами еще в начале войны, когда продвигались глубже на эту сторону континента. Чумные земли кажутся обманчиво пустыми, но такие большие территории никогда не станут безжизненными, даже после всего произошедшего, а сердобольные ордена, разной степени фанатизма отчаянно пытаются восстановит то, что сгнило и умерло. Он не может предложить помощь, он не может сейчас предложить ничего, кроме сочувствия. У него в столице сотни беженцев, желающих помощи, некоторые все еще желающие мести, они готовы сорваться в любой момент и у них на это будет право - ярость, обида, горе. Эти вещи не проходят так просто, они въедаются в кожу, проходят по нервам и уютно устраиваются в сознании ядовитым червем, подтачивающим остатки самообладания. У него сотни людей, готовых в любой момент сорваться и совершить глупость, такую, после которой не помогут стопки белых бумаг с договорами.
Их ярости не один десяток лет, она перекатывается из одного конфликта в другой, утихает, только для того, чтобы вновь разгореться с новой силой и канонада пушек разрывает барабанные перепонки, а железный запах крови не оттереть никакой щеткой после всего произошедшего. Когда-то давно юный король мечтал о мире, грезил о нем, как о чем-то прекрасном, доступном. Забыть - им всего-то нужно забыть, чтобы начать все заново. Но эти рытвины памяти не заполнить землей - о таком Андуин в юные годы не думал, у него не было боли, способной сжать так сильно, до потери сознания. Нельзя забыть, стоит только на секунду и ты становишься предателем, всех тех, кто пал, всех тех, кто пытался тебя защитить и пожертвовал своей жизнью. Мир казался очень несправедливым в те далекие времена, но на деле, он всегда давал им именно то, чего они, в итоге, заслуживали.
[indent] Затекшее от долгого сидение тело ломит, заставляет подняться со своего места. Спадающий жар и запах моря, можжевельника и разгоряченной земли - все это доносится из окна, заставляя вдыхать полной грудью. Ему нужно туда, вновь ощутить нечто человеческое, вновь напомнить себе, что он не мертвец среди мертвецов, не один в безбрежном море. Натягивая старый плащ с пандаренской вышивкой, потрепанный ветрами и временем, он выходит в коридоры своего дворца, проходя мимо караульных и редких слуг. Они уже привыкли, что их король желает есть только по собственному желанию и расписанию времени, исключением являются только официальные приемы, когда все должно быть подконтрольно пунктуальности. Они кланяются Андуину, низко опуская головы, а он все еще не может к этому привыкнуть.
[indent] Металлические набойки на сапогах отзываются резким звуком от мостового камня, несколько рыбаков, свесившие ноги с перил канала, оборачиваются, скользят взглядом, но опять возвращаются к своему занятию, не забыв склонить головы в знак почтения, узнавая. Кажется, кто-то из агентов. Он просто уверен, что Матиас уже знает, куда он ушел и, возможно, в какой точке окончится его прогулка, в последнее время начальник ШРУ был особенно взвинчен и полон подозрений касательно каждого. Настолько, что Андуин был готов попросить Флинна треснуть его по голове, связать и увезти куда-то на своем корабле в закат. Возможно, начальник разведки будет даже рад такому.
[indent] Мысли заставили улыбнуться, самому себе под нос хмыкнув. Каждому нужен отдых, каждому он дозволен, а что же он сам? Наверное, но не сейчас, не после очередного витка переговоров, прошедшего не так уж и гладко. Он нервно сжимает пальцы, оглядывается на улицу, ровный строй каменных зданий, заставленные промышленным мусором и бочками - знакомая часть города, как и любые другие. Разве ему можно сюда - тревожить чужое? Наверное, да, после произошедшего - тем более, после того, что было до…
[indent] Он нервно сглатывает, осматривается, барабанная дробь внутри черепной коробки кажется более оглушающей, дезориентирующей, пока Андуин не осознает, что через какие-то закоулки оказался ближе к кварталу магов, по другую сторону от ярких улочек, залитых магическим светом и яркой зелени, впрочем, и сюда пробивающейся. Несколько диких цветов легонько покачиваются в такт сквозняку, отливают розоватым на нежно-лиловые грани, заставляют остановиться, присмотреться, напоминая о чем-то нескончаемо важном. Сорвать? Они завянут, умрут с подкошенными стеблями через сутки или двое, будут чахнуть и опадать. Он дотрагивается пальцами до лепестков и тихо вздыхает - нет, пусть лучше остаются здесь, пусть живут. Хотя бы они живут, даже если недолго, но только, сколько отведено изначально, а не от чужой прихоти. Не быть ему со своей жалостью романтиком.
[indent] И, стуча в дверь, он осознает, что ранее никогда не в нее не стучался, чувствует стыд, за то, что пришел без приглашения, без ничего, тревожа. И смущение, не понимая от чего.
[indent] — Как ты? — звучит быстрее, чем можно было бы произнести что-то в ответ. Он смотрит на чужое лицо, изможденное, горькое, делает шаг вперед через порог, хотя его даже не приглашали, всматриваясь в воспаленные капилляры. — Все хорошо? Тебе нужна помощь?

+1

3

[indent] Мироель нехотя открыла глаза, когда в дверь постучали. Понадобилось какое-то время, чтобы привыкнуть к темноте в комнате и начать различать окружающие предметы. Все тело болело и вставать совершенно не хотелось, но все же пришлось, когда стук повторился.
[indent] - Я подумала, что вы захотите поужинать, - пожилая женщина протянула поднос с тарелкой чего-то горячего и вкусно пахнущего. Аж внутри все свело, так сильно хотелось есть. - А попозже принесу чай. Сегодня испекла ваши любимые кексы.
[indent] В пальцах не было силы, чтобы даже поднос удержать. Пришлось поспешить и поставить его на стол прежде, чем тот выпадет из рук. Аэрвин - пожилая женщина, внука которой Мироель спасла пару лет назад. С тех пор она позволяла останавливаться в ее доме, снимая комнату на втором этаже. А еще она считала своим долгом проявлять заботу и участие, дренейка была за это очень благодарна. Сам дом находился рядом с районом магов. Окна из комнаты на втором этаже выходили в сторону порта, позволяя любоваться закатом.
[indent] Мироель одергивает штору и понимает, что проспала целый день. В город она вернулась утром, незамедлительно требуя встречи с королем, чтобы передать ему важные документы и рассказать о том, что Алый Орден, похоже, снова решил показать себя. В истории немало кровопролитных сражений было с этими людьми. Они говорили об истинной вере в Свет, о своей борьбе с нежитью, но однажды их фанатичность обернулась против них.
[indent] Усевшись за стол, дренейка устало жевала кусок мяса, заедая то хлебом. Пустой желудок благодарно урчал в ответ. Все тело болело настолько, что хотелось просто спать в ожидании, пока силы не вернутся. Мироель сейчас даже не могла до конца залечить собственные раны. После устроенной засады, что произошла днем ранее, паладин лишь дождалась, пока жрец поможет с ранами, угрожающими жизни, а потом просто сорвалась в Штормград, считая, что о таком нужно доложить немедленно. На самом деле, стоило вернуться в оплот. К сожалению, несколько людей были убиты и Мироель как верховный лорд обязана была быть при всех полагающихся в таких случаях обрядах. К тому же, нужно было написать письма семьям этих людей. 
[indent] Мысль о чужой смерти не выходила из головы. Безусловно, Мироель тоже была виновата в этом. Все еще недостаточно сильная, чтобы защитить своих людей. Паладины позволили себе беспечность, полагая, что эта угроза давно исчезла, и вот Алый Орден снова заявил о себе. Те документы, которые нашли у них при обыске, выглядели по меньшей мере странно. Некоторые личные переписки, планы, а еще странного вида листовки, в которых якобы подтверждалась связь короля Альянса и вождя Орды. Последнее особо сильно выделялось на общем фоне. С одной стороны, там был написан полнейший бред, с другой...
[indent] - А вот и чай, - снова стук в дверь, выдернувший от этих мыслей.
[indent] - Пахнет вкусно, - Мироель наконец выдавила из себя подобие улыбки, отдавая пустую посуду и забирая чай и выпечку. - Мне очень приятна ваша забота, - женщина позволила себе потискать дренейку за щеку. Та ойкнула от неожиданности, потому что у скулы красовался синяк.
[indent] - Ох, прости, дорогая, - Мироель улыбается виновато, потирая щеку.
[indent] Дренейка поставила поднос на стол и открыла шторы пошире, приоткрыв окно, запуская свежий воздух. Она устало села на кровать, хотелось спать, шевелиться совсем не было сил. Новый стук в дверь снова привлек внимание. Мироель думала, что хозяйка решила чем-то попытаться отвлечь или порадовать. Увидеть на пороге Андуина дренейка совсем не ожидала.
[indent] - Андуин? - что-то внутри екнуло волнительно. - Что-то случилось? - он никогда не приходил сам, вот так без причины. Наверняка что-то произошло, что требовало внимания паладина. И даже когда Андуин начал интересоваться состоянием ее здоровья, то дренейка решила, что он оценивал можно ли ее сейчас о чем-то просить.
[indent] - Все нормально, — это получается слишком устало, чем хотелось бы. Мироель отходит в сторону, позволяя войти, закрывая за Андуином дверь. - Извини за беспорядок, я не думала, что у меня будут гости, - на стуле возле стола на спинке был скомкан плащ и куртка. Рубашка на Мироель была помята из-за дневного сна. Успевшие отрасти ниже плеч волосы растрепаны, и даже улыбнуться не получалось так, чтобы это не выглядело так жалобно. 
[indent] - Будешь? - Мироель показывает на стол, где стоял чай и тарелка с кексами. Сама дренейка присела на край кровати. - Хозяйка дома очень вкусно готовит выпечку. Однажды я напрошусь к ней жить навсегда и растолстею от кексов, - Мироель коротко смеется, берет в руку сладость, с удовольствием от нее откусывая кусок.
[indent] - Что-то произошло серьезное? Или ты узнал что-то из тех документов, что я принесла утром? - дренейка говорила с набитым ртом, но сейчас ей было сложно следить за тем, насколько было уместным ее поведение. - Там были какие-то странные вещи, что ты заодно с Сильваной и... ну, хочешь жениться на Калии, - посчитав, что лучше замолчать и не обсуждать подобное, Мироель поспешно доела кекс.
[indent] - Извини, просто ты впервые вот так пришел, и я подумала, что случилось что-то, - Мироель вытирает крошку с лица, внезапно смутившись, что выглядела она сейчас не очень соответствующе разговору с королем.
[indent] - Я устала немного, но все нормально, - почему-то ей всегда было сложно говорить о том, что ей плохо и больно. - Спала почти весь день. А вот ты выглядишь так, будто снова мало спал, - Мироель вздыхает. - На самом деле, меня очень беспокоит то, что они считают Орден Серебряной длани предателями, за то что среди нас есть и эльфы, и дворфы, и другие расы, а во главе всего этого стоит демон, - дренейка усмехается горько. Столько лет прошло, а это сравнение всегда будет больно колоть. - Они говорили, что Альянс предал своих подданных, связавшись с Отрекшимися и банши.
[indent] Мироель поморщилась, разминая затекшее плечо. Сейчас ее плечи были опущены и сама она выглядела поникшей. Даже казалась ниже обычного, словно они с Андуином почти одного роста.
[indent] - Может, я и правда не гожусь для всего этого, - Мироель понимает, что не стоило ей этого говорить. Она умела признавать свои слабости, но не любила это делать вот так, в открытую, да еще и при Андуине, у которого наверняка хватало забот и без чужих стенаний. - Но не будем об этом. Лучше ешь кексы, пока не остыли, - дренейка тянется к подносу, взяв еще одно лакомство, доедая его молча, стараясь не показывать, что больше всего на свете ей сейчас хотелось сбросить с себя эту усталость и боль, не думать ни о чужих смертях, ни о своих ошибках.
[indent] - Спасибо, что пришел. Неожиданно и... приятно.

Отредактировано Miroel (2021-07-22 17:51:17)

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » scars