POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



gistél

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1867/972684.gif http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1867/796027.gif

Clos duis, a to de yam ceneded olei! Tad olaun vrandí, olaun aleis, ag en olei veyí. Clos e garmam e talemí ol flínauí ca grem! Clos e ciedom ta jenteis ol arbínauí a ol slaí! Farn cwa sa cengedan fradem a dígelam! Lincwíd dwint da darbau sa ya galansend ní. Togomber neis grem ol snegauí a ren casí e crimoderem da negau ed dent. Clos duis, a ruicht neis dírí!

[icon]https://i.pinimg.com/564x/89/d7/80/89d78020799b874eb311a8c166358c9c.jpg[/icon][status]legate[/status][lz]Так что иди за мной по мрачным городам твоих душевных ран, грусти и фобий[/lz][fandom]greedfall[/fandom][char]Константин Орсэй[/char]

+1

2

[indent] С самого детства для Орианны Тир-Фради был местом волшебным, полным тайн и загадок, мудрости прошлого, что передавали Mál клана, что впитывали в себя Doneigad, сами становясь воплощением древних знаний. Мать Орианны, Арельвин, была той, кого почитают в клане, к кому приходят в тяжелое время за советом, за целебным снадобьем. Руки этой женщины пропахли травами различными, что росли на этом острове, как и руки и одежды самой Орианны пахли цветами, ягодами и землей, запахом охоты на дичь, что остров даровал своим детям в еду, запахом свободы и природы, что так почитали островитяне.
[indent] Но кое-что изменилось, когда на остров пришли колонисты. Renaigse, принесшие с собой только боль и войну. Они изучали Тир-Фради, разрывая тот на части, убивая зверей не для того, чтобы не умереть с голоду, добывая руду, чтобы создавать оружие и уничтожать друг друга, пытались изучать травы, желая найти какое-то лекарство от неизвестной болезни, а когда до них дошла весть о целителях среди островитян, те начали красть людей, истязая их, держа в неволе, хотели выпытать секреты острова, его природы. Львы, прикрывающиеся наукой и прогрессом, ставящие опыты на других людях. Солнца, что пытались обратить островитян в свою веру, называли их еретиками, демонами, они сжигали Хранителей в своих кострах, упиваясь их криками и страданиями этого острова. 
[indent] Сердце Орианны разрывалось от таких новостей, а ведь однажды напасть добралась и до Вигнамри, деревни, жители которой с самого начала относились к другим людям пусть и настороженно, но считали, что подобные союзы могут научить чему-то новому, принести пользу обеим сторонам. Жители пытались торговать, обмениваться вещами и культурой, опытом, пока из деревни не начали пропадать люди и пока не начали обкрадывать торговцев.
[indent] На Тир-Фради к тому моменту появились еще люди, но они не были ни Львами, ни Солнцами, хотя, казалось, водили дружбу и с теми, и с другими. В сердце Орианны еще теплилась надежда, что есть шанс среди них отыскать союзников. Многие кланы были враждебно настроены к чужакам, пока однажды все не дошло до открытых сражений, кровавых и масштабных.
[indent] - Matir, я пойду к тем людям, - однажды вечером, сидя у костра сказала Орианна. Арельвин молча сидела в стороне, раскрашивая глиняные чаши, в которых толкла семена для снадобий. - Прошло две ночи, как наши братья все еще не вернулись. Наши торговцы, те, кто раньше свободно заходили в города, больше не могут этого делать. Ни Львы, ни Солнца не объясняют причин этому и повезло тем, кто смог вернуться к своей семье. Те, новые люди, если они услышат нашу историю, они могут помочь нам, я уверена.
[indent] Орианна вечерами мастерила одежду из шкур, что приносили охотники. Они с Арельвин часто сидели в молчании, слушая лишь потрескивание поленьев в костре, что согревал их дом. Вокрух на столах стояли чашки с семенами и вязанки трав, несколько котелков, в которых Арельвин варила свои снадобья. За краской на лице всегда сложно было узнать, переживает она или злится на свою дочь.
[indent] Орианна всегда была в душе воином, одной из тех, кто связал себя с этим островом. В ответ он даровал свою силу, что сейчас гневом ютилась в душе, не находя выхода. En on míl frichtimen негодовал, когда его дети умирали, и горечь эта передавалась и Орианне.
[indent] - Прошу тебя, будь осторожна, - Арельвин наконец поднимает голову, взгляд от дочери не сводит. - Renaigse жестоки. Даже тенланы нападают, лишь охраняя свое жилище. Renaigse нападают без причины.
[indent] Орианна молча кивает в ответ. Она хорошо усвоила этот урок, но и сидеть в ожидании, когда их уничтожат, у нее нет сил. Если им придется сойтись в битве с людьми, значит нужно быть подготовленными.
- - -
[indent] Новая Серена отличалась от двух других столиц людей. Улицы более ровные, не такие путанные. Многие здания все еще строились, из-за чего повсюду фасады перекрывались деревянными надстройками. Ремесленники и торговцы трудились усердно, а по улицам разгуливала стража. Та всегда косо смотрела в сторону настоящих детей Тир-Фради, разве что пальцами не показывали на отметины, на одеяния и раскраску, просто потому что со временем привыкли.
[indent] Дворец наместника найти было нетрудно - те, кто правит у людей, всегда живут лучше других, показывая свое превосходство благами, недоступными многим. Дома Mál мало чем отличались от тех, в которых жили остальные члены клана.
[indent] - Я Орианна, дочь Арельвин. Мне нужно поговорить с вашим Mál, - двое стражников возле дворца наместника преградили дорогу, смотря сверху вниз, не понимая, что от них хотят. На их лицах не было ничего, кроме безразличия. - С вашим вождем, - Орианна понимает, что смысл ее слов далек для этих людей, также как и суть ее визита и ее просьбы.
[indent] - Наместник Орсэй сегодня не принимает никого, - наконец выговорил один. 
[indent] - Наши торговцы, которые отправились несколько дней назад в ваш город пропали, они не вернулись в деревню, как это обычно бывает. Мы должны знать, что случилось с нашими людьми, - Орианна не унималась. Она была ниже стражников, но она смотрела на них, задрав голову так, словно бы они были даже ниже. Все эти люди в ее глазах были ниже, потому что не понимали природы острова, не понимали, как жить с ней в гармонии. Дикарями здесь были они, эти Renaigse, а не дети Тир-Фради, что жили здесь всегда.
[indent] - Вы же понимаете, что если ваш... наместник, - Орианна старательно пыталась выговорить это слово, но давалось оно не очень легко. - Если ваш наместник отказывается говорить с нами и сказать, где наши люди, многие в деревне могут предположить, что вы скрываете от нас судьбу наших братьев. Однажды, это может привести к столкновению.
[indent] Орианна снова попыталась пройти вперед, но второй стражник с силой ее оттолкнул. Девушка покачнулась, едва удержав равновесие. 
[indent] - Наместник Орсэй никого не принимает.
[indent] Орианна гордо вздернула голову. Рука легла на рукоять кинжала, что был спрятан под одеждами от чужих глаз. Подобное поведение местных стражников воспринималось как оскорбление, если не угроза жизни. Пришлось потратить мгновение, чтобы привести свои мысли в единство со спокойствием.
[indent] - Мне нужно поговорить с вашим наместником, - Орианна повторила это снова. Сдаваться вот так просто она никогда не умела. И даже когда стражники пригрозили оружием, она не побежала в страхе, как бежали многие, те, что не были воинами. Орианна осталась на своем месте, готовая ответить и защищать свою жизнь, если придется.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1866/742678.gif[/icon][nick]Orianna[/nick][status]On ol Menawí[/status][char]Орианна[/char][lz]<center>мой дом горит</center>[/lz]

Отредактировано Orianna De Sardet (2021-07-21 20:36:40)

+1

3

[indent] Тир Фради был… немного не таким, каким он себе его представлял, но все-равно чертовски притягательным и манящим, так что кровь в жилах закипала от предвкушения чего-то грандиозного, остров был и правда огромным, что пешком, как ему сказали, придется потратить несколько дней к ряду, чтобы все обойти. А уж сколько там тайн и загадок, о которых он успел наслушаться, пока спаивал навтов в таверне, слушая одна за другой рассказы о странных животных и не менее удивительных островитянах, что управляют природой. Он почти пропустил свой рейс, если бы не Курт, распинавший его утром и сообщивший, что они опаздывают на этот чертов корабль и надо бы поторопиться, а то брат уплывет без своего легата, а тому придется ждать других кораблей, что отправятся на остров только через несколько месяцев. а это значило терпеть чумной и захламленный город еще некоторое время, наблюдая, как тот корчится в агонии и гниет от собственных миазмов, которые не выжечь огнем. Виктор постоянно говорил, что это им наказание, за что именно не уточнял, но Константин не был идиотом, прекрасно понимал и только кивал. Отец сокрушался, что приходится отсылать своего любимого сына (не Константина, его он удостоил разве что только взглядом и указом не испортить все) на далекий остров, его единственное спасение и надежда на нечто новое - на лекартво, которое они обязаны отыскать. Для отца младший сын словно и не существовал, а Константин не то чтобы и обижался, в его жизни было достаточно свободы, чтобы не казаться самому себе запертым и чего-то лишенным, а Курсийон не особо налегал на него, смирившись, что его молодой ученик куда как больше любит приключения, нежели долгие вечера с научными трудами в руках. Только Курт ворчал, хмурил брови и постоянно что-то бубнил себе под нос, но Курту платят достаточно, чтобы свое ворчание он изрекал только Константину, с которым возился с его отроческого возраста, не забывая напомнить, что без него, Курта, младшего сына наместника уже давно бы убили и прикопали где-нибудь в канаве.
[indent] Новая Серена пахла свежеспиленной древесиной, мазутом, железом, в ней не витали миазмы болезни, заполняя все пространство, а доктора с птичьими клювами казались чем-то странным, не подходящим для подобного места, такого юного, полного надежд.
[indent] — ...тин. Константин! — он вздрогнул на мгновение, отвлекаясь от рассматривая горизонта. Курт кивает куда-то в сторону, указывая на насупившегося и крайне недовольного капитана “это корабль, а не лодка” Васко. Беднягу списали на берег, чтобы шпионить и доносить все адмиралтейству навтов, но из капитана такой же шпион, как из Константина оперная дива, на его вытатуированном лице отражаются все эмоции, одна из них, самая главная, что ему крайне не нравится на суше, ему крайне не нравится в Новой Серене и ему уж тем более не нравится решать проблемы государства к нему абсолютно непричастного, бегая за младшим из сыновей князя.
[indent] Орсэй только жмет плечами, что он поделает, сейчас, липнуть к навту только заработать еще парочку очков неодобрения в его глазах, пусть перебесится и успокоится, потом можно и поговорить нормально о том кто и куда попал. Да и без него дел было достаточно много - Курсион с ходу всучил константину целую охапку договоров, которые он должен прочитать перед тем, как отправится в свой первый путь на поклон Телеме и Альянсу. Виктор заперся у себя в кабинете и тоже не особо высовывался, пока целая толпа просителей у двери обивала пороги, а вокруг прыгала бывшая наместница и щебетала не переставая, вся такая волнующаяся, с придыханием заламывающая руки. Монетная стража явно решила провернуть какие-то свои делишки через снабжение содружества - неужели контрабанда? Причем пролюбленная контрабанда, если судить по тому, как активно они зазывали его в казармы на приватный разговор без лишних ушей. Еще и конфликты с островитянами, к которой, по сути, содружество дело не имело, но не могло оставаться в стороне. Сутки назад у главного здания оказалась принцесса одного из племен, активно призывающая на помощь против львов, что осаждают их деревню. Виктор часа два объяснял юной жительнице острова, почему не стоит поступать опрометчиво, а потом сказал, что Константин лично сходит с ней и удостоверится в том, о чем она говорит, после чего можно будет уже строить какие-нибудь планы на урегулирование конфликта. Удивительно, но она не обиделась на такие объяснения, хотя по сути ее фактически развернули и дали понять, что никакой армии им на помощь не поспешит, но она все-равно засела в его доме и отказывается покидать его, покуда Константин не соизволит сходить с ней деревню и поговорить с mal - вождем. Именно этим и стоило бы заняться в первую очередь, но перед этим распаковать вещи и подготовиться к путешествию, неизвестно, сколько займет у них путь и встретят ли они ночь в лесу, полном опасных существ. Одна только мысль об этом наводила… воодушевление.
[indent] Константин шагал по улице, сапогами размазывая строительную грязь по невымощенной площади, натянув шляпу посильнее на уши, чтобы ветер не унес ее в свои собственные странствования и пытался в уме прикинуть предстоящую дорогу, стараясь не обращать внимание на огромную статую старшего Орсэя прямо посреди улицы. Даже не смотря на то, что принцесса будет провожать их до своего дома, не факт, что решит отвести обратно или что им не придется очень быстро уносить ноги, что тоже могло случиться. От мыслей отвлек недовольный островной диалект, казалось, что Сиора все же вышла из его поместья и первым делом решила поругаться с монетной стражей, но нет, это была еще одна островитянка, по всей видимости тоже решившая сунуться к наместнику.
[indent] — Oi, — окликнул он, точно так же его окликал горе-торговец, пытающийся вести здесь дела, абсолютно не зная понятия денег и пытаясь вести обмен не зная многого. Девушка развернулась и Константин улыбнулся, снимая шляпу и склоняя голову в почтительном жесте, заодно пытаясь припомнить все то, что успел подчерпнуть из редких разговоров с принцессой. — Позвольте представиться: Константин Орсэй, я легат торгового содружества и брат нашего дорого наместника Виктора. Вы Mal клана? Позвольте узнать, какого именно? — вроде бы так назывались главы племен, их вожди. Он откашливается, махая стражникам рукой, чтобы они перестали топтаться рядом и мешать разговору. — Ваша подруга из красных копий приходила к нам сутки назад, сейчас она гостит в моем доме, может, вы ищите ее? Уверяю, с Сиорой все хорошо и она ждет только когда мы сможем собраться в длительное путешествие. — Он на миг задумывается, смотря на вязь зелени, распустившейся на щеке незнакомки, некоторые островитяне имели довольно странные отметки, росшие ветви, словно рога. Кажется, Сиора называла их и себя заодно on ol menaui, а их renaigse - чужаки. — Боюсь, что наш дорогой наместник не принимает сегодня, очень много работы и без просителей, но мы всегда можем договориться не так ли? Скажите, что привело вас в наш юный город?
[indent] Курт позади тяжко вздохнул и вновь забурчал себе что-то под нос.

[status]legate[/status][icon]https://i.pinimg.com/564x/89/d7/80/89d78020799b874eb311a8c166358c9c.jpg[/icon][fandom]greedfall[/fandom][char]Константин Орсэй[/char][lz]Так что иди за мной по мрачным городам твоих душевных ран, грусти и фобий[/lz]

+1