body { background-image: url("..."); }

.punbb .post-box { padding: 1em; padding-top: 20px; font-family: Verdana!important; color: #242424!important } .punbb textarea { font: 1em Verdana; color: #242424!important } #post-form #post fieldset { font-family: Verdana; color: #242424!important } .punbb .code-box { color: #242424!important } .punbb .quote-box { color: #242424!important } .quote-box blockquote .quote-box { color: #242424!important } #post fieldset legend span { color: #242424!important }

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » фандомное » the server is immersed


the server is immersed

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2019/764134.png[/icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2019/212626.png

the server is immersed
she walks past affluent streets
no, you don't have a clue
but at least i know that i do

(rewind the video)
(it gets the best of us)
(i sent a post card)

(alt x hanako)

Отредактировано Hanako Arasaka (2021-09-01 22:46:29)

+11

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1806/408806.png[/icon]

ни тебе ввода-вывода, ни отягощения физическим телом или законами - гравитация, трение - тыкни в учебник по физике, пролистай до нужной страницы и снова запутайся, потому что сойти с орбиты собственного мировоззрения проще простого. сложнее не поехать умом, когда все вокруг - дата и дата, набор из гайдов по кодингу, которые все еще отдаются вспышками в прошлом. не факт, что реальные, не факт, что живая, и зеркало не поможет определить.

альт не чувствует ничего - криповатый платформер с идентификацией файлов, сортировка по дате, чтобы оставить тонкую связь с миром извне. пряди светлых волосы еле заметно цепляются статикой к креслу, белый подходит, белый - синоним для чистоты (иронично, пиздец), маятник кабеля качается в разные стороны, пока ее уносят с собой. нет, не ее.

отсутствие сна не исключает кошмар, что раз за разом репитом среди склада из мыслей. папка «ненужное», потому что времени на фильтрацию предостаточно - альт думает о нем здесь в последнюю очередь.

арасака внутри напоминает граненый стакан с грубыми ребрами. гладкость всех плоскостей, чтобы царапало на углу от стыка ярких пластин - неприступная башня и лед, который не тает под надзором лучших нетраннеров. хладнокровность создания, расчетливость и отсутствие фрагментации для ускорения работоспособности - холеный капризный ребенок, миллиарды вложенных эдди и текущие по венам в нем до сих пор. холеный тем более - под призмой из трезвости; альт пытается вспомнить, когда последний раз погружалась в настолько здравом уме.

глобальность тревожит куда сильнее, когда нет базовых нужд. альт задумывается о человечности (по-настоящему, а не вскользь, как привыкает, наверное, каждый, когда видит на улице копов и обрамленный пластиковым мешком силуэт); возможности рассыпаются в тот же миг, как ее детище начинают ломать - умело и аккуратно, с точностью снайпера и глубоким понимания существующих принципов. крошки отличий липнут к ярко-сизой решетчатой подошве, прогон работоспособности со вспыхнувшей регулярностью, динамичность программы, направленность действий - альт смотрит на код, зная, как мерзко и гадко ощущается в несуществующих ребрах личный проеб и тоска.

> нетраннер спрашивает нетраннера: какова...
> шутка
> встретимся?_

в дыму из ошметков надежд и угрызений собственной совести, ровно по центру между всем живым и иначе живым, тревожит желание закурить. вдохнуть полной грудью, чтобы не оставить в легких места для осточертевшей уже пустоты; заметить малейшую разницу, намек на присутствие - личность, не алгоритм.

Отредактировано Alt (2021-09-01 23:02:16)

+8

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2019/764134.png[/icon]бред бессмертия — возможный признак синдрома котара.

этот недуг — названная, описанная, но в сущности не грозящая ей опасность. лишь одна из возможных тупиковых точек назначения, кормящаяся отсутствием благоразумности в салочках с вечностью. ханако раздумывает об этом больше дозволенного, пытаясь уличить саму себя во лжи, — она лишь косвенно относящееся к делу лицо, которое по случайности подпустили слишком близко к дорогим игрушкам. ей нечего предложить сабуро, он не ждёт от неё ничего впечатляющего. по этой причине её апартаменты в осаке ощущаются сюрреалистичной тюрьмой, — бело-красный пузырь, присыпанный золотом. об этом она тоже думает. думает, как у малочисленных друзей арасаки горечью на языках оседает слово посетить. навестить. проведать.

ханако старается фокусироваться на реальности — на гранях дозволенного. арасака — не темница, но очень узкий проход между скалами. исследуя работу альт каннингем, она должна отмерять количество возможных изменений также аккуратно, как отсчитывает количество употреблённых за день калорий. арасака не понимает, чем является соулкиллер на самом деле. ханако замечает это в боязливой неспешности, с которой их нетраннеры ощупывают исходный код. для них это хнычущий ребёнок богатых соседей, взращенный деньгами и ресурсами на деньгах и ресурсах. он случайно забегает во двор и ударяется коленкой о лестницу. он орёт от обиды, потому что не приспособлен к жизни вне рамок щедрой поддержки. к осознанию — или же несмелой попытке подобраться к сути — её приводит один взгляд. взгляд дочери, что оказывается обречена наблюдать увядание своего отца. как-то раз ханако смотрит на сабуро пристальнее обычного: на его рассредоточенное внимание, истощавшие бесполезные ноги, на полупрозрачное тряпьё кожи.

этот недуг — не её. но и не его тоже.

те, кто приписывают цифровое бессмертие к бессмертию буквальному, ошибаются. копии сознания — нестабильная последовательность информации, записываемая в цепочке самоподобных элементов. это фракталы слишком грубо и слишком схематично переиначенных нейронных связей. человеческое сознание не алгоритмично, его трудно записать и воспроизвести в истинном виде, но можно попробовать перехватить суть. этого будет достаточно, думает ханако, день за днём продираясь сквозь чужой гений.

— альт, — утвердительное приветствие.

ханако перемещается по сети, маскируя свои следы под небольшие самоликвидируемые пакеты данных. молниеносный доступ друг ко другу — удивительная роскошь и странная близость. ей даже не жаль, что они встречаются в таком виде. обычно именно в этом месте скалы обращаются безграничной сеткой равнин.

— ты хотела увидеться? какой повод?

Отредактировано Hanako Arasaka (2021-09-07 00:37:28)

+6

4

каждый раз при касании кажется, что захрустит - треснет по свежему шву, разойдется в разные стороны, пряча на фоне бесконечные линии, и позволит ей все-таки выбраться. черное ничего - настоящее и холодное - сидит за четкими данными, воет и тянет, зазывая с собой; два цвета, контраст визуала и наполнения под флагом свободы (пусть лживой и цифровой). альт сбивается в исчислении на семисотый, кажется, день.

порядок цепляет маску бездушности, данные липнут и крошатся, магнитясь (ей хотелось бы верить, что не из-за похожести, а намеренно) к синеватому костяку когда-то целостной личности. оставаться в сознании - осознанно перебивать собственный код, читать раз за разом и редактировать, структурируя; продолжать приписывать себя к humanlike unity, а не бездушному массиву из данных. сogito ergo sum - альт интересно, в какой из моментов сотрется самоопределение.

редкие встречи с ханако - отрезвляющий якорь и глоток человечности. альт смеется ироничности жизни практически каждый раз: друг (когда с тобой соревнуются бездушные алгоритмы и условные один-ноль, не так ведь и сложно, да?) в лице, похожим на то, что мечтала, мечтает и будет мечтать обнулить. на запыленной строчке покоится что-то о планах, чужой революции и ее соучастии - ощущение двоякости жизни и наблюдения за стеклом. альт хочется быть благодарной за возможность стать тем, в чем растворялись все сутки живого существования, но выходит с трудом - вполне ожидаемо.

- тысячи копий, которые извлекаются и возвращаются заново, - почти «как дела?», - сколько нетраннеров пропали без вести, пока совершали ошибки при записи?

совесть - стереть бы к чертям и броситься в забытье - вибрирует, приводя все мысли в полнейший раздрай. в чем отличие двух миров, если в обоих IF <...> THEN <...>, бесконечность последствий и ветви условностей. матрица там расширяется невольно и бессознательно, охват данных в моменте - числа с зашкаливающим количеством символов и безграничностью чужого влияния; если убрать границы для здесь, дать возможность развиться самостоятельно - альт нервно дергает пиксели в районе плеча.

- ты же представляешь потенциал, если на кону не деньги и власть, - ответ останется утвердительным, даже если спросить.

не обманывать(ся) - хладнокровность (бездушность, программность, алгоритмичность - обведи овалом именно то, что не ущемляет чьи-то права) из-за наличия или отсутствия времени - с какого ракурса посмотреть; альт пытается выискать то, что беспрестанно ведет ханако в том направлении, в котором не следует двигаться - и снова разница углов наблюдения. убеждать бесполезно, рушить устои того, кто не хочет их разрушения, - очевидно безвыигрышно. но для чего-то же здесь?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1806/408806.png[/icon]

Отредактировано Alt (2021-10-04 05:00:18)

+4

5

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2019/764134.png[/icon]всё, что когда-либо было важно в альт каннингем, мелькает строчкой кода под сложенными руками, под задубевшими пальцами ханако. взмокшие, измученные тела нетраннеров относятся в утиль с молчаливого одобрения отрешённого наблюдателя. неудачное стечение обстоятельств, невероятная трагедия: IF <...> NOT <...>. когда-нибудь у ханако выдастся минутка почтить их память. но пока всё, что когда-либо было важно в них, — проложенные в бесконечном пути следы.

— не так много, чтобы считать это трагедией, — отмахивается она.

в её словах нет равнодушия или пренебрежения. голос мягко оседает на стенах клетки, наполняющейся потоком входящих данных. бесплотные подобия их тел светятся изнутри, шумят наспех преобразованные в цифру силуэты — им стоит благодарить всех богов за возможность контактировать на орбите жизни и смерти. ханако смотрит на альт, словно на пришельца. кого-то столь сильно похожего на неё саму, но слишком зацикленного внутри самоповторяющихся вопросов. IF <...> NOT <...> ещё ни один разговор, начинающийся с косвенного обвинения, не заканчивался на дружеской ноте. сетка ханако дрожит, обозначая тяжёлый вздох.

по древней японской легенде ака манто просит жертву сделать выбор. он спрашивает: синее или красное? обласканные символизмом теории об осознанности и сладком моменте безответственности. ака манто не спрашивает добро или зло, хорошо или плохо, совесть или муки совести. задай какое угодно определение, ты имеешь на это полное право, ведь в сущности оно ничего не значит. оба выбора одинаково ведут к смерти. ака манто — это старая школьная байка, которую дети рассказывали друг другу на переменах: на нём был карикатурный красный плащ и он давал на выбор туалетную бумагу. ханако очень любила эту глупую легенду, она научила её не бояться отказывать злым духам и выбегать из комнаты. ведь нужно быть настоящим садистом, чтобы заковывать сознательных существ в иллюзорные рамки выбора.
IF <...> NOT <...>

— ты права. на кону не деньги. и не власть, — она знает, что сказанное следом придётся альт по вкусу. — альтьера, — ханако улыбается звучанию чужого имени, — речь идёт о жизни.

кто-то столь болезненно похожий на неё, чужой и враждебный. значат ли их эмоции хоть что-то, если силуэт напротив имеет в распоряжении вечность? ханако чувствует нарастающее возмущение. искажённая цифровая сетка необычайно хороша в моменты, когда язык тела рискует выдать истинные мысли — отец научил её держать лицо и голос, но тело. предательское тело. силуэт альт каннингем имеет в распоряжении вечность, но всё ещё пытается отыскать хрупкое понимание между выбором правильного и неправильного.

— скажи мне, — ханако сокращает расстояние между ними, искрясь, резонируя с чужим присутствием, — хотела бы ты позволить себе вернуться? твой опыт, умноженный на время, проведённое взаперти от мира, истосковавшееся по человеческому контакту тело... ты ведь прекрасно знаешь, что твоё детище способно на большее, чем оставлять после себя пустую оболочку.

+4

6

губы иссохшие, грубые — альт проводит бесчувственным языком по своим, касается привычной уже пустоты; повторяет движения — свои и чужие — имя кажется чем-то забытым, с привкусом значимости и наполнено сутью. здесь — ничего, абстракция жизни, стертая память и чертов потенциал.

бесконечность заводит (потянуться рукой до спины и найти отверстие для ключа), будоражит собой — грани стираются, заставляя внутри все бурлить. бесконечность впервые становится осязаемой и — сердце (потенциально живое, потенциально присутствующее) сбивается с ритма, уводя дыхание за собой — досягаемой.

она льётся по стенкам (те дребезжат, заходятся мелкими глитчами — дышит, живое) в каждую строку и в каждый бит. она теряет границы и больше не утрамбовывается в «от» и «до», воспринимается цело, тянет лапы — те мелкие, не когтистые и похожи на статику, — чтобы вобрать все существующее в себя.

альт смотрит на ханако — код трещит от его идеальности. и внутри тоже трещит, когда фундаменты крошатся под натиском все этой же бесконечности; альт вздрагивает (вздрогнула бы, зная, где по итогу окажется, а самое главное — чем).

— речь не просто о жизни, — эхо мыслей находит способ быть сказанным вслух, — о создании новой и о наблюдении из первых рядов.

альт хочется взять лицо ханако в руки, приблизить и дать рассмотреть каждый пиксель — это ведь доказательство, оно говорит, оно мыслит (пока — слишком очеловеченно), оно существует и поддаётся законам каким бы то ни было, пусть и созданным абсолютно искусственно.

— оно уже не мое, — альт кривит губы, скрывая в изгибе обиду, сожравшую до нутра.

оно изуродованное и обглоданное, скелет из голой ободранной сути и совершенно чужой интерпретации. гадкий близнец, взращённый из страха и попыток себе доказать, что просто-напросто может; что ценный союзник, и тоширо следует трижды подумать, прежде чем без зазрения совести выпустить каннингем пулю в лоб. альт просчитывает его следующий ход, альт знает наверняка достаточно, но просчитывается в самом важном (и ужасающем — ужасающе важном) — жить/быть бок о бок с последствиями донельзя омерзительно.

— патент на собственную вселенную, — пока не сожрет.

ханако двигает вовсе иное — байт не работает (и не должен), альт чувствует единение — истонченное и практически незаметное — но не в силах до него дотянуться. условия разные, понять того, кому не насрать на кого-то кроме себя, — ее кости кажутся целыми, найт-сити клацает пастью вне досягаемости (шилд из миллиардных запасов эдди и/или наличия воспитания прочный и не собирается исчезать).

— для чего? — в череду из неоновой лжи и спама вокруг, стать (вернуться) частью гниющего — гнить просто из солидарности, ненавидя каждую корпорацию; death to arasaka всплывает до боли знакомым голосом, альт трясёт головой (алгоритмы привычек напоминают безобидные вирусы, созданные лишь досаждать), — не хватает желающих спалить арасаку к чертям собачьим?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1806/408806.png[/icon]

Отредактировано Alt (2021-10-19 04:17:29)

+4

7

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2019/764134.png[/icon]ханако так легкомысленно пожимает плечами, что это кажется наглостью — цифровая сетка взмывает вверх и мягко оседает на силуэт, как обеспокоенный порывом ветра снег. реальная жизнь уродует ее тело тугими воротниками, наряжает в платья-футляры и понижает тон до бесстрастного; до чего же невпопад она расслаблена здесь — в присутствии человека, что не промедлил бы с нажатием на спусковой крючок пистолета, окажись они посреди настоящих стен.

— после всего, — она думает о войне, которую не видела, и семье, которую не знала, — несмотря ни на что, — но всегда являлась неотъемлемой частью обоих, — у тебя должно остаться право на собственный выбор.

странное, хрупкое доверие — ошибка пространства, выплюнутая вместе с байтами информационного мусора. должно быть, дело в иллюзии понимания. ханако аккуратно касается творения каннингем и на секунду ей кажется, будто она узнает и саму создательницу. и все же не в этой обстановке, не стоя напротив призрака, насильно загнанного в цифровое чистилище. арасака в своих методах давно преодолела порог смерти, первичного шока, рамки морали: хороший слуга не станет задавать вопросы, а лучший — не будет задумываться. ханако знает этот секрет и спокойно спит по ночам. все, что ее беспокоит — можно ли обучить монстра существовать по другим правилам.

лицо искажается от каждого озвученного слова, от каждого взгляда с противоположной стороны. ханако жаждет считать, что альт умнее, гораздо умнее и выше истошных воплей сильверхенда, кровавого рисунка революции, что даже при самом хорошем исходе закончится очередным кризисом.

— хотя ты, вероятно, спрашивала о другом. да, речь о новой жизни, ты права. но не моей, не твоей, не чьей-либо еще. возможно, в дерзком будущем, если прогресс заденет нас по касательной. сейчас я хочу спасти лишь того, в кого по-настоящему верю. всем, что у нас есть, мы обязаны сабуро.

покидая осаку, ей оказалось не с кем прощаться. в трусливом порыве, на излете мысли, ханако допустила, будь наоборот — она тотчас (и с радостью) вернулась бы в клетку. стечение обстоятельств или всеохватывающий взор сабуро, но из любой пустоты, что могла предоставить ее фамилия, отец даровал самую осмысленную. у нее появился шанс запомниться не просто вышитой золотом оболочкой, строкой в семейном древе, но неотъемлемой частью того, чего мир еще не знал. арасака жива до тех пор, пока жив сабуро. ханако — пульсирующее сердце, лишь сбивающееся с ритма от эмоциональных рывков и пустой сентиментальности. ему не страшны одиночество и смерть, ему страшна противоположность.

в сущности, ей нечего предложить альт, но она может дать обещание, которое сдержит. неожиданную откровенность, которой стоит опасаться.

— поэтому твоя работа так важна, — ногти скользят по собственной же ладони, не неся за собой никаких ощущений. — на моей памяти арасаку пытались спалить трижды и она до сих пор не сгорела. а сгорит, на ее место придет кто-нибудь другой. я не прошу тебя смириться с этим, я прошу тебя... попытаться понять. люди вроде тебя — щедрый подарок судьбы, на который я даже не смею рассчитывать.

позволь мне, думает ханако, подойти ближе.

Отредактировано Hanako Arasaka (2022-01-13 03:10:49)

+3


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » фандомное » the server is immersed