body { background-image: url("..."); }

.punbb .post-box { padding: 1em; padding-top: 20px; font-family: Verdana!important; color: #242424!important } .punbb textarea { font: 1em Verdana; color: #242424!important } #post-form #post fieldset { font-family: Verdana; color: #242424!important } .punbb .code-box { color: #242424!important } .punbb .quote-box { color: #242424!important } .quote-box blockquote .quote-box { color: #242424!important } #post fieldset legend span { color: #242424!important }

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » фандомное » мы уже приехали?


мы уже приехали?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/iVHfVcM.png

Олег Волков, Сергей Разумовский

Я отправлюсь в дальний путь и забуду сигареты на балконе
Я вернусь и посмотрю в зеркало на пороге
Чтобы демоны, демоны, демоны меня не одолели.

+2

2

Никто не говорил, что будет легко.

Когда Олег невольно становится спасителем Разумовского из тюрьмы, это выглядит как нелепое, но все-таки совпадение, и вопросами задаваться особо некогда. И уж особенно когда начинается вся эта чехарда с охапкой поездок за короткий срок.

Когда в следующий раз он, по собственной воле, отправляется вызволять из каких-то ну очень странных обстоятельств старого друга, это отдает стокгольмским синдромом. По иронии, в заточении был как раз-таки не сам Волков. Сейчас к этому получалось относиться с иронией, но в разговоре по умолчанию они оба почти не упоминали этот краткий период совместной жизни.

Правда, стоило уехать, все стало не в пример лучше. То ли получилось переключиться, то ли просто события не позволяли сконцентрироваться и задать себе вопрос "А что мы делаем вообще?". Олег держал в небольшой сумке небольшую коллекцию паспортов с разными фамилиями и периодически перебирая. Адреналин бьет по голове, он растворяется в этом ощущении, и, кажется, это не может надоесть от слова совсем. Задерживаться на одном месте надолго он уже давно отвык, так чем нынешние обстоятельства отличаются от привычных? Только в мелочах, потому как небольшой отряд временных напарников не равнялся другу детства.
Еще в детском доме они если и могли периодически мечтать о путешествиям по Европе, то точно не так. Да и, возможно, тогда бы у них экскурсий было бы все же побольше - по первости Волков, желая избежать даже теоретического узнавания Сережи, предпочитал держаться в стороне от скопления людей, и предпочел бы держать в стороне в принципе. Музей, выставка? Смотри это все онлайн, а то нарвемся. Но в какой-то момент просто стал идти на поводу и соглашаться чуть чаще. Надо же хоть как-то отвлекаться от постоянного просиживания в арендованных автомобилях.

Особого восторга от просторов за окном он не испытывает. Одна только лишь цель, и лишний раз отвлекаться на достопримечательность, которую забудет через три поворота, или просто причудливое дерево Волков не намерен. Особенно остро это стало очевидно сейчас, когда они колесят по Мексике, куда попали сравнительно недавно и яркость колорита перемешалась с довольно однообразным пейзажем в течение дня. Немного клонит в сон, прибавить к этому ночные кошмары и ничего хорошего в общей картине не получишь. Перерыв бы сделать, а то закипеть может не один только двигатель.

Настроение человека рядом невозможно предугадать, но в основном в отношениях у них все стало спокойно. Ровно. Разногласия больше по мелочам, дуться никому не приходится. Если только...

- От того что ты продолжишь вздыхать, быстрей мы не доедем, Серый. - Хотя он сам уже в который раз бегло смотрит на время. Время, кажутся, тянется все медленней, и скоро они просто уйдут в минус, а за рулем он уже столько, что чувствует себя личным водителем, пусть они и сменяются. - В этот раз успеем до ночи добраться до мотеля. - Навигатор, наконец, подает голос и Олег невольно переводит дух.

Через два дня поверните направо.

Но им почему-то все равно становится легче.

Отредактировано Oleg Volkov (2021-12-15 09:16:04)

+1

3

В бегах ему даже начинало нравиться.
Нет, были свои минусы: начиная от бесконечно длинных дорог и перелетов и заканчивая ночевкой в машине, когда поблизости не оказывалось ни малейшего намека на какой-нибудь завалящийся мотель. Главное, что Олег все еще здесь. Он скосил глаза на своего спутника — сосредоточенное лицо, руки твердо сжимают руль, а глаза не отрываются от дорогу. Нет, ну Разумовский знал, что после Венеции его компания не самая лучшая, но молчать всю дорогу было выше его сил. Любой разговор быстро сворачивался, хотя временами ему начинало казаться, что все наконец-то наладилось. Насколько это было возможно после пяти пуль, о которых Сергей все еще сожалел, как ни о чем другом. Ясно видел, что Волков все еще дуется, хоть особо и не подает вида, но все так же отмалчивается на его «прости» и меняет тему. Ладно, с этим хотя бы можно жить, пусть и грустнее, чем могло быть. Серый поерзал на сиденье, пытаясь расправить прилипшую к спине цветастую рубашку. После питерской промозглой погоды Мексика казалось одним из жарких кругов ада. Еще и веснушки, о существовании которых он и не подозревал, вылезли, что тоже раздражало.
С тяжелым вздохом Разумовский поправил кепку, уже заметно давящую на голову, но так необходимую, чтобы в дороге никакой кактус или перекати-поле не признали в нем знаменитого русского дьявола — теперь как на том старом меме «одетого в сраку» - смена имиджа ему не нравилась. Нет, Сергей хотел известности, но в качестве президента, а не безумного маньяка. Он опять вздохнул. К долгим утомительным дорогам уже вырабатывалась едва ли ненависть. По большому счету, ему уже было все равно какая страна или город за окном — от былого энтузиазма не оставалось и следа. Да и в Европе было, хоть и опаснее, но увлекательнее. О культурах мая и ацтеков Сергей знал чуть больше, чем ничего. Как и о самой Мексике. Ну вот она на карте, ну вот она существует, только и всего. Даже игры типа Лары Крофт прошли мимо него и блеснуть какими-то знаниями не удалось. Он опять вздохнул и, похоже, добесил этим Олега.
- Когда мы уже приедем? - с интонациями Осла из Шрэка, которым он сейчас себя и ощущал. Сидеть за рулем и все контролировать самому было намного проще, чем быть кем-то вроде стритрейсерского штурмана и не знать чем себя занять, - Долго еще? Как-то не хочется ночевать в машине посреди ничего. Опять.
Серый стянул с головы надоевшую кепку и отросшие после той стрижки в бункере волосы упали на глаза. Наверно, ничто так не изматывало как ехать хрен знает куда в арендованной самой дешевой тачке. И молчать. Ну хоть Олег наконец-то нарушил молчание, и он не мог упустить этого шанса.вот если бы это был частный самолет, летящий куда-нибудь в тот же Париж… Но это он что-то замечтался, ничего уже не будет как прежде.
- Нам обязательно постоянно куда-то ехать? - он задумчиво почесал голову, - Нас здесь никто не знает. Мало ли русских, похожих друг на друга.

+1

4

Становиться в некотором роде телохранителем не входило в планы Олега ни месяц назад, ни год, ни в тот день, когда он забрал документы из опостылевшего универа. Или лучше сказать тюремщиком? К этому определению он был чуть ближе, когда Серый оставался в четырех стенах дни напролет. А может и вовсе все-таки личным водителем, правда, с правом выбирать какая песня должна играть сейчас. Но и оно все никак не могло пригодиться, и чаще царила гробовая тишина, прерываемая краткими репликами, которые складывались в полноценный диалог хорошо если один раз из трех. Но каждый раз получалось чуть лучше, чем в предыдущий. Так казалось Волкову, по крайней мере.

Злости или даже какой-то неприязни в сторону Разумовского он не испытывает, пусть и преодолевать какой-то внутренний барьер несколько трудно. Затянувшаяся неловкость никуда не хотела деваться, но тихим сапом их отношения все равно становились каждый раз лучше, уже вернулись в то русло, как когда произошла их первая встреча, и стремились и того дальше, как было "до". Понимание с полуслова так никуда и не делось, а во всем остальном еще требовалась посильная работа. А ходить к психологам сейчас для них непозволительная роскошь. И будет таковой всегда.

дело в том, что сначала мой лучший друг оказался моим же нанимателем, потом выпустил в меня пять пуль, а теперь нам как-то не всегда удается найти тему для разговора, доктор, что делать? ах да, еще это его фотографию вы могли видеть по новостям, не стоит удивляться. так что нам делать?

Олег мотает головой, отгоняя непрошенные мысли, словно надоедливых мух. Его реабилитация не была завершена, да и к черту ее. Он сам справляется, всегда справлялся.

- Думаю, еще часов пять и будем на месте, - Если вдруг ничего не решит случиться прямо посреди пустынной дороги, не пробьет колесо, в их машину не попадет молния; все, что угодно, но словно этого мало; Жарко. Расстегнутые верхние пуговицы рубашки особой погоды не делали, открывание/закрывание окон тоже. Но не жалуется, молчит уперто, и выглядит еще более мрачным, чем хотелось бы, задумывайся он об этом вообще.

- Это была не только моя идея, если ты забыл, - Устало улыбается, пока не отводит взгляда с дороги. Волкову кажется, что он уже хочет спать, но это не больше, чем побочка от однотипности видов за окном. Свободной рукой ищет бутылку воды на заднем сидении, уже отвратительно теплая, нагретая вода делала, казалось, только хуже, но жажда не отпускала. Есть не хотелось с самого утра, и он скорее лишь отслеживая время вспоминал про необходимость приемов пищи. Теплая вода на фоне покупной кулинарии была еще не самой страшной из бед приключений.

- Конечно, мы не будем разъезжать так всегда. Потом можем и вернуться. - Когда это "потом" случится, никто уточнять Разумовскому не будет. Он и сам-то не уверен, когда это будет возможно, только предполагает, и поднимает тему, поднятую еще страны две назад. Когда же можно будет уже или вернуться, или же хотя бы остановиться дольше, чем за сутки, выдохнуть, и осесть. Нет, это уже совсем не их история, даже звучит неправдоподобно. А привычный климат (сейчас так тем более) им уже милее всех прочих. - Когда приедем, посмотри билеты. - Удобно, когда можно не выискивать все самостоятельно, пусть и действительно доверять что-то Сергею сначала не хотелось, но он очень быстро привык, не без удовольствия.

- На тебя не похож никто. - Убирает бутылку обратно, краем глаза наблюдает за Серым. Как такого хоть с кем-то можно перепутать?

Отредактировано Oleg Volkov (2021-12-15 09:15:15)

+1

5

Разумовский умалчивал о многом. И о том, что понятия не имеет, что делать дальше, и будет ли это дальше вообще. Какая-то часть его сознания пыталась бороться с потаенным страхом, что Олегу однажды надоест возиться и играть в няньку, и бывший наемник радостно исчезнет в закате — он-то, в отличии, от Сергея мог передвигаться где угодно и как угодно. Особенно, если узнает, что проклятая Птица никуда не делась, лишь затаилась. Об очередном страхе, что тряпка или чудовище снова возьмут верх. Он боковым зрением скользнул по профилю друга. Останется ли Волков рядом, если узнает, что на этот раз ошейник может сработать? Разумовский мотнул головой, отгоняя не прошенные воспоминания и жалел, что методы Рубинштейна, сотворили с его и так шаткой психикой разные ужасы, а от самого себя не могли уберечь. Хотелось бы знать о себе только из записей новостных порталов, а не помнить все деталях — смиренное лицо Олега все еще разбивало ему сердце. И долгая дорога не способствовало некопанию в самом себе. Ну хоть разговоры отвлекали.
- Пять часов, - Разумовский с самым страдальческим выражением лица откинулся на сиденье, слегка запрокидывая голову. Вот уж чего, а терпения в дороге у него явно не хватало. Ладно бы еще пейзаж за окном был не таким унылым и однообразным, - Я здесь с ума сойду.
Он откинул зеркало, с раздражением рассматривая ненавистные веснушки, которые сквозь цветные стекла солнцезащитных очков казались не такими уж яркими, но все равно бесили. И тут же со звонким хлопком его захлопнул. Кажется, пятен на нем стало еще больше с сегодняшнего утра, когда он смотрел на сове мокрое от воды лицо в дешевом мотеле. Для всех ли веснушки настолько же раздражающие?
- Знаю, это необходимость, - он тяжело вздохнул, - Но более приятным это не становится, как ни крути. За это время в Европе могли бы проехать две страны.
Наверно, не самым умным было ехать в самой зной, но выбора не было. Он подхватил уже порядком потрепанную газету, обмахиваясь, в надежде, что духота станет не настолько заметной. Но от жары мог спасти только внезапно наступивший ледниковый период. Или ночь, до которой, казалось, была еще целая вечность.
- А если это потом никогда не настанет? - Сергей и сам не знал откуда весь этот пессимизм. Жара так влияет, не иначе. И до заката одуряюще палящего солнца еще очень долго, - Так и будем до старости в бегах?
Бывший миллиардер от неожиданности едва не заехал газетой себе по лицу. Олег наконец-то оттаял? Да ну, бред какой-то. Хотя после его визита в Питер что-то неуловимо изменилось в лучшую сторону и Сергей все еще не понимал, что именно произошло. Он медленно повернулся к Волкову, смотря поверх сползших на кончик носа очков.
- Такого же ебанутого, ты хотел сказать? - Разумовский едва подавил улыбку, - Если Рубинштейн найдет нового подопытного, то есть все шансы, что кто-нибудь меня затмит.

+1

6

Нынешний образ жизни Волкову не то чтобы близкий, но ему по силам к такому привыкнуть. По крайней мере, сделать ему это проще, чем Разумовскому; и подготовка располагает, да и в целом околокочевой образ жизни у него уже в послужном списке был. Не оставаться надолго на одном месте, все наспех, планы меняются на ходу. Все это не окутано флером романтики, как в фильмах, простая констатация факта.

Сложно разглядеть романтику дороги, когда предпочитаешь управлять машиной исключительно самостоятельно все первое время. Ни про себя, ни вслух не заявит, что это от нехватки доверия, скорее ставка на выносливость. Спит считанные часы в день и то, часть которых уходит перед этим на то чтобы в очередной раз свериться с картой или около того. Все сомнения остаются где-то забытые в бардачке автомобиля.

Олег доверяет напарнику куда больше, чем тот мог бы подумать, особенно после их задушевной беседы с Рубинштейном. Наблюдает за тем не с подозрением, скорее с любопытством. Снова и снова мысленно ловит себя на том, что сравнивает его сейчас с тем Разумовским, который устроил всю ту историю с ошейниками (и не только с ними и раньше), остается спокоен.

- Зря переживаешь. Мы еще можем успеть по-новой исколесить и две, и пять стран в Европе вдоль и поперек, надо только развернуться. - Ерошит волосы на затылке, тихо вздыхает. Не о таком отпуске он ловил себя на мысли крайний раз в Венеции, а после и шанса помыслить не было. Длительная реабилитация меньше всего тянет на курорт, когда сквозь зубы готов материться, да получается только какой-то хрип, речью его назвать язык не повернется. Потом - заварушка со спасением Серого, и заняла она больше времени, чем он пытался рассчитать. А после не такой длительный, но все-таки период подготовки к этой же самой поездке. Лучшим его курортом было ездить туда-обратно с разной целью, начиная от документов и билетов, заканчивая покупкой каких-то ну очень нужных мелочей с собой.

- До старости, - Качает головой, - Да ты оптимист, Серый, если собираешься ее встречать, тем более где-то здесь. -  Свободной рукой указывает на однообразные виды за окном, пока не заходится кашлем; немедля снижая скорость. Пронесло.

Не будь Сергей настолько приметной персоной, не отсвечивал бы после репортажей про Венецию, быть может, можно было бы позволить себе немного ослабить бдительность и просто отсиживаться по месяцу в условном отеле где-то на отшибе жизни. Но в мире каждый день что-то происходило, оставалось выждать совсем немного, пока он не затеряется на радарах получше.

- Такого же как ты. Другого такого точно не найдет, пусть пытается сколько угодно, - Может и к лучшему, что не отсиживаются, без движения было бы вообще тяжко. - Но это было бы в наших интересах. Надеюсь, в Мексике у него нет старых коллег, которых ты бы мог заинтересовать. Еще один побег из больницы - чересчур.

+1


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » фандомное » мы уже приехали?