body { background-image: url("..."); }

.punbb .post-box { padding: 1em; padding-top: 20px; font-family: Verdana!important; color: #242424!important } .punbb textarea { font: 1em Verdana; color: #242424!important } #post-form #post fieldset { font-family: Verdana; color: #242424!important } .punbb .code-box { color: #242424!important } .punbb .quote-box { color: #242424!important } .quote-box blockquote .quote-box { color: #242424!important } #post fieldset legend span { color: #242424!important }

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » фандомное » mission statement


mission statement

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2026/146755.png  https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2026/111645.gif
https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2026/232690.gif  https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2026/766568.png
chris & еthan

+2

2

Если бы пару лет назад кто-то осмелился сказать Крису, что «Амбрелла» и «B.S.A.A.», то он, вероятнее всего, рассмеялся бы этому человеку в лицо, если и вовсе не врезал, за столь храброе заявление. Этот разработчик биологического оружия, укрывающийся словно волк под овечьей шкурой в личине фармацевтической компании, забрал жизни многих товарищей Редфилда. Он мог долго поименно перечислять каждого, кто посмертно стал героем, о жертве которых знал ограниченный круг лиц. Города и даже страны, которые удалось спасти благодаря их бесстрашию и отданной жизни, в большинстве своем, даже не догадывались об их существовании. А ведь где-то остались вдовы, матери, отцы и дети, потерявшие важного человека. И Крис видел глаза каждого, ведь как командир он был обязан приносить горестные вести в дома погибших. С июля тысяча девятьсот девяносто восьмого года Крис не мог упустить и единого, даже призрачного, шанса поймать ящерицу, которая раз за разом, оставляя свой хвост в его пятерне, уползла в неизвестном направлении. Везде, где упоминалась «Амбрелла» появлялся Редфилд, с непоколебимым стремлением уничтожить все, связанное с этой организацией. Однако, время не стоит на месте, пройдя через пекло бесчисленных сражений, Крис неожиданно для себя оказался в машине с эмблемой своего главного врага, пусть и немного видоизмененной.

Сигарета тлела, зажатая в уголке губ, пока Редфилд внимательно изучал несколько страниц отчета. Небольшая группа, каждый член которой был назначен лично Крисом, производила слежку за семейством Уинтерсов. После произошедшего события, которое в официальных бумагах называли “Инцидентом в Далви”, за непосредственными участниками было организовано пристальное наблюдение. Работа в окрестностях крушения танкера, на котором перевозили Эвелину, все еще была не завершена, а вирус, бушующий в тех местах, до конца не изучен. Дабы исключить риски Редфилд сделал все, что было в его силах: нашел для семьи убежище в Восточной Европе, отстоял их право на, пусть и немного “пластмассовую” и ограниченную во многих аспектах, но все же счастливую жизнь вне лабораторий. Правда, некоторые процедуры избежать было невозможно. Пепел падает на бумагу, оставляя темное пятно, но Крис достаточно быстро реагирует, встряхивая документ, не позволяя белесой поверхности загореться. Переводя взгляд с букв на зеркало заднего вида, он замечает, что пара людей с увесистыми медицинскими чемоданами покидают здание лаборатории и не спеша подходят к бронетранспортеру.

Один из ученых протягивает руку к регулятору громкости на панели магнитолы, делая музыку тише, когда между ним и коллегой, что сидел сзади, завязывается разговор. Крис предпочел бы и дальше слушать восточноевропейские мотивы, а не рассуждения о том, как именно мог проявить себя вирус спустя столько времени после заражения, очевидно что излечить Итана и, тем более, Мию до конца было практически невозможно. Только не в тем количеством информации которым обладала синяя Амбрелла. Сложный язык тех, кто большую часть жизни провел у белой доски с формулами, и чаще прогуливался между рядами колб с сомнительным наполнением, чем в парке с семьей, был сложен для понятия Редфилда. Хотя, оно и не удивительно и дело даже не в сложных выражениях, а в акценте, которым был пропитан их разговор. Словно ожидания, что Крис станет участником разговора, они не употребляли более удобный для них самих язык. Однако, предположения, которые делали жители лабораторий, вызвали только злость, а не желание присоединиться. Для них это был будто очередной опыт в лаборатории за исходом которого, накинув белый халат на плечи, ученые наблюдали спрятавшись за толстым стеклом. Пальцы сильнее сжимают руль, а, до этого расслабленные, руки натягиваются канатом. Редфилд знал, что в данном деле он не мог избежать последствий произошедшего, они каждый раз настигали, сколько бы Крис не убегал.

Бросая взгляд в зеркало заднего вида в салоне, Редфилд коротко взглянул в лицо ученого, который спокойно рассуждал о “Е”-вирусе. Крис в очередной раз убеждался, что доверял только своим бойцам из B.S.A.A., но никак не тем, кто сейчас сидел вместе с ним в транспорте. Эти люди в халатах стремились обелить свою репутацию, подчистить следы и спрятать хвосты, оставленные в ходе своей бывшей деятельности. Спрятались за спины той стороны, что была противоположна их прошлым лидерам. Редфилд не верил в то, что людьми, которые участвовали в создании биооружия, двигало искреннее раскаяние. И, кажется, такую точку зрения разделяли многие, так как большинство полномочий лежало на B.S.A.A., вплоть до контроля за исполнением подобных работ. Коммуницировать с Уинтерсами без участия кого-то из членов альянса противодействия биотерроризму ожидаемо запрещалось. К тому же, Крис лично присматривал за семьей и не мог позволить себе относиться халатно к подобным мероприятиям. Раз в месяц он привозил научных сотрудников, убеждался что у Итана и Мии все в порядке и только после этого мог приступить к остальным своим обязанностям.

Встроенный в машину, навигатор молчит, его экран хоть и горел, но конечная точка маршрута не задана. Редфилд вывернул руль в сторону, съезжая с асфальта на проселочную дорогу, что тут же встречает их углублением, резво преодолев которое, Крис заставил двух пассажиров подпрыгнуть в креслах, приложившись головой о потолок. Чем больше они отдалялись от асфальтированной трассы, тем местность казалась все наименее освоенной. Дорога, не имеющая четких очертаний, уходила в лес, словно змея проходя между стволами деревьев. Через десяток минут они достигли нужной точки. По мере приближения Редфилд чувствовал, словно вот-вот окажется в опасной близости с пороховой бочкой, однако, эта мысль не пугает. Крис - один из тех, кто уже успел пройти через Ад и случай Уинтерсов не заставляет его бежать, поджав хвост. Для самого Редфилда это, кажется, так же был лишний шанс доказать самому себе, что он способен сохранить чью-то жизнь и поэтому старался не совершать тех же ошибок, что приводили к смерти его товарищей. Крис никогда потянет кого-то из жильцов этого дома в пучину кошмаров вместе с собой и сделает все, чтобы предотвратить любые риски.

Машина мягко останавливается в нескольких метрах от крыльца небольшого дома. После встряски по проселочной дороге ученые с большим желанием покинули транспорт, даже не поблагодарив Редфилда за то, что он подкинул их в эту глушь. Уинтерсы, похоже, ждали приезда “Амбреллы” поэтому не пришлось даже стучать в дверь, что бы хозяева дома появились на пороге. Крис не спешил присоединяться к остальным, открыв окно, он закурил снова, в боковое зеркало наблюдая за тем, как работники лаборатории заходят в дом. Он примерно знал как будут происходить дальнейшие события: у Уинтерсов заменят пульс, давление, возьмут образцы крови и Редфилд обязан присутствовать при происходящем, но пока людям в халатах нужно будет разложить свои чемоданы и подготовиться, у Криса была еще пара минут на то, чтобы докурить.

Плохо затушенный бычок, от которого вверх струился тонкой нитью дым, был оставлен в раскрытой пепельнице в машине, а Редфилд уже не спеша переставлял ноги немногочисленным ступеням крыльца. Входная дверь открыта, в этом он убедился сразу же, как только опустил металлическую ручку вниз. Он знал эту постройку как свои пять пальцев, ведь перед тем, как заселить сюда Уинтерсов - неоднократно бывал здесь. Преодолевая двойную дверь, Крис оказывался в прихожей, перед ним - коридор и лестница на второй этаж, но каждый месяц его маршрут был одинаков. Поворачивая налево, он заходит в первый дверной проем, проходит по гостиной, бросая взгляд из одного угла в другой, подмечая, как с каждым месяцем это место становится все более обжитым. А также то, что все постепенно заставляется цветочными горшками. Похоже, Мия нашла занятие себе по душе. Все основное действо происходило на кухне. Два чемодана, по одному на каждого члена семьи, уже в разложенном виде находились на обеденном столе, а те, кого Редфилд привез, уже облачились в одноразовые светлые накидки, чрезвычайно схожие с лабораторными халатами и натягивали на руки медицинские перчатки. Два чемодана у дивана в гостиной так же привлекают внимание Криса. Теперь, когда Итан и Мия были вольны отправиться практически куда угодно, они пользовались данной возможностью то и дело выбираясь за границу. Тем более, под боком у них находилась целая Европа, богатая разнообразием и толпами туристов, в которых семья могла без проблем затеряться и хотя бы на время забыть о пережитом инциденте. Редфилд знал о недавнем путешествии, поэтому ему не пришлось долго искать повода для разговора, ведь сухое приветствие им всем уже давно осточертело.

- В следующий раз возьмете меня с собой? И не припомню, когда у меня в последний раз был отпуск. - Добравшись до пары ступенек, что позволяли подняться на кухню, которая находилась чуть на возвышенности, Крис задерживается, упираясь плечом в арку прохода. Легкая улыбка, с которой Редфилд поочередно посмотрел на Мию и Итана, была призвана немного разрядить напряженную атмосферу.

Отредактировано Chris Redfield (2021-11-01 23:49:49)

+1


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » фандомное » mission statement