body { background-image: url("..."); }

.punbb .post-box { padding: 1em; padding-top: 20px; font-family: Verdana!important; color: #242424!important } .punbb textarea { font: 1em Verdana; color: #242424!important } #post-form #post fieldset { font-family: Verdana; color: #242424!important } .punbb .code-box { color: #242424!important } .punbb .quote-box { color: #242424!important } .quote-box blockquote .quote-box { color: #242424!important } #post fieldset legend span { color: #242424!important }

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » альтернативное » falling


falling

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

falling
https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2080/180245.png
kuroo // kenma

[nick]Kuroo Tetsurou[/nick][icon]https://i.imgur.com/OBlmHwW.png[/icon][status]tear me up inside[/status][fandom]Haikyuu!![/fandom][lz]come closer;[/lz][char]куроо тецуро[/char]

Отредактировано Dazai Osamu (2021-11-24 14:25:11)

+3

2

кенме нравится облизывать крышечку от пудинга прежде, чем опустить ложку в густую кремовую ваниль, такую сладкую, таящую на языке;
куроо всегда делится с ним десертом, протягивает невзначай разноцветную упаковку, говорит, что если ему приходится по вкусу, то он может приносить больше;
кенма на каждый вопрос, брошенный в его сторону, отвечает тихо, слова даются так болезненно, а кончики ушей горят краснотой, проще ни с кем и никогда не заговаривать, не болтать лишнего;
куроо к диалогу подводит незаметно, плетётся позади спины, нависая в три погибели над правым плечом, подсматривая, хитро щурится;
кенма не отрывает больших кошачьих глаз от своей новенькой psp, воюет с монстрами двадцать четыре на семь не только в голове своей собственной, но и на портативном экране, рубит хвосты чешуйчатым драконам, внимательно следит за линией хр, поедает грибы для поднятия планки здоровья, все такое простое, что подушечки больших пальцев, прислонённые к расплавившемуся пластику клавиш, кажется, начинают неметь;
куроо всегда приглашает его домой поиграть в плойку, закрывает их в комнате, где непростительно высокая температура, жарко становится, душно, капельки росы стекают за ворот форменной футболки адски-красного цвета с белой гравировкой символа команды некома, предлагает остаться на ночёвку, расстилает футон на полу, говорит, что они могут, как в детстве;

как в детстве.

он никого не замечает. непрерывным потоком печатает сообщения для хинаты-куна из старшей школы карасуно — с ним некоторые вещи ощущаются по-другому. уравновешенный, спокойный характер в сочетании с гиперактивностью мальчишки, чьи волосы цвета кумкватов — удивляет каждого члена команды. а куроо цыкает, делает вид, будто не обращает внимания. раз так, то кенме тоже нет дела до какой-то там ревности по отношению к тецуро;
он никого не замечает. откладывает смартфон в сторону, когда стягивает игральную сетку, собирает разбросанные полосатые мячи в корзину, скользит подошвой кроссовок по вычищенной до блеска глади поверхности спортивного зала. с куроо остаются вдвоём — не привыкать. стягивает грязную, взмокшую от тренировок футболку, отбрасывая в сторону ( куда она приземлится, какая уже разница ). подходит максимально близко и просит не смотреть так пристально. жарко. всегда тут так было жарко или только сейчас?
тецуро улыбается;
кенма для себя подмечает, что ему нравится эта улыбка ( не сулит ничего хорошего данное действие );

вечер плавно опускается на токийские улочки, погрязшие в аромате синнабонов и кофейной пенки латте макиато с марципановым сиропом. рыжеватая плёнка покрывает голубизну послеполуденного неба, близится к предзакатному состоянию солнце. они плетутся по дорожке, обсыпанной гравием, рядом катятся велосипеды, шурша подкачанными шинами, раздавливая кое-где попадающиеся вишневые ягоды. козуме грызёт трубочку, вставленную в картонную упаковку с клубничным молоком, таращит глаза под ноги, раз нельзя их уткнуть в игру или диалог с шоё. интересно, что он ответил на предыдущее сообщение, хотя, нет, как-то без разницы. хмыкает невольно, цепляясь длинными пальцами об обрамлённую искусственной кожей ручку руля — чтобы не выскользнуло и с грохотом не повалилось наземь. шум он не воспринимает, но дёргается от резких звуков, выгибая позвоночник в дугу. иногда они с куроо бросают в сторону друг друга не имеющие никакого смысла фразы, в основном же — кенма молчит, примыкая губами к пластиковой, изгрызенной трубочке.

слабый ветер колышет светлые волосы, поднимая шафрановые кончики прядей над линией разреза глаз. приходится смешно морщиться, пытаясь сдуть назойливые пучки или же, крутить головой в стороны, недовольно урча. кенма не злится, нет, всего лишь стремится к балансу;
                        а рядом, проходя каждодневный путь, один и тот же, раз за разом, простирается поле желтоватых лютиков, красивое. пахнет по-особенному: весной, цитрусами, медовым нектаром — с ума сводит.

куроо, а давай...?

кивает в сторону, бросая небрежно велосипед на траву у обочины, не дожидаясь утвердительного ответа, скользит несколько вниз по склону, выбирая место у одинокого, раскинувшего свои ветви, липового дерева — в тени приятно веет прохладой;
кенме нравится такая естественная тишина, что до звона в ушных раковинах, до вкрадчивого шёпота природного голоса богини плодородия инари;
кенма дожидается, пока высокая фигура не опустится рядом, чтобы затем, не говоря ни слова, сделать что-то привычное, не выходящее за рамки его собственного принятия слова «дружба» — намёков он не понимает;

фаланги зарываются в высокую траву, чтобы аккурат оторвать от стебелька одинокий лютик, поднести его на свет, рассматривая перепончатые, шелковые лепестки, вплетая в темную смоль волос куроо, так невинно, забавно, по-детски — усмехается кенма. цветы ему к лицу. не обязательно полевые, разные: в горшках высаженные, хризантемы, альстремерии, канны, колкусы, даже игольчатые, пузатые кактусы с оранжевыми побегами на зеленоватой толще устойчивой ножки. в груди сердце делает несколько кульбитов, переворачиваясь — и с каких пор он начал смотреть на своего друга детства под иной призмой восприятия? красивый. подсаживается ближе, проводит носом вдоль линии подбородка к шее, чувствуя пульсацию сонной артерии, дыханием обжигает кожу, укладывая по-кошачьи голову на выступающую косточку плеча — вот-вот мурчать начнёт моторчиком.

тецуро, ты хотел со мной о чём-то поговорить, ведь так?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2079/872976.png[/icon][nick]Kenma Kozume[/nick][status]lemon boy[/status][fandom]haikyuu!![/fandom][char]кенма козуме[/char][lz]'cause we're the bitterest boys in town;[/lz]

Отредактировано Nakahara Chuuya (2021-11-21 14:02:55)

+1

3

черная футболка, алая олимпийка с гравировкой “nekoma”, такие же алые спортивные штаны — его волосы уложены неуклюже, челка на правую сторону, колючая прическа (он все говорит, что не может правильно уложить волосы; говорит, таким он просыпается утром каждый раз, потому что моет голову перед сном). куроо коллекционирует диски с волейбольными матчами, собирает стопками у телевизора, чтобы провести еще один вечер за просмотром лучших подач лучших игроков. изучает серьезно, выписывает к себе в тетрадку, делает заметки на полях, гелиевой ручкой выводит иероглифы и рисует наброски матча неловко, неточно, неаккуратно.

белая рубашка, вязаный черный жилет, серые штаны — третьегодка-воллейболист, но учится прилежно. куроо без проблем объяснит сложные аббревиатуры, поможет с домашней работой, если попросить (только он в этом не заинтересован). учеба дается ему легко; куроо уверен в себе, он знает, чего хочет — всегда знал. но его главной страстью с детства был волейбол. игра простая: кидаешь — отбиваешь, кидаешь — отбиваешь. оттачивать удары с каждой подачей проще простого, если делаешь это не один. но ведь, говорит он, это, с одной стороны, похоже на обычную спортивную игру, но, если углубиться, можно увидеть целый мир сложных расчетов, математически правильно выстроенных ударов с удачной траекторией падения мяча. если углубиться и понять, это может затянуть. четкая блокировка за сеткой, удобная поддержка, правильная связка мяча и игрока; если подобрать правильный мозг, то и тело будет действовать слаженно.

красная форма с черными вставками, сзади цифра "1" — первый номер — его призвание. после учебы он зависает в спортивном зале, оттачивает удары, веселится с командой. он — у штурвала большого корабля токийской старшей школы, капитан волейбольного клуба, чувствует силу, что льется в его жилах. метр восемьдесят семь мускулов и страсти к победе (загляни в его глаза цвета осенней листвы, почувствуй провокацию, не попадись на очередную уловку центрального блокирующего). если спросить тецуро, чем он любит заниматься в свободное время, то он не раздумывая ответит — зависать с лучшим другом. как зовут его лучшего друга? он усмехнется, оскалит клыки, наклонит голову вперед и протянет сладко

кенма.

у него кошачьи повадки, жуткая привычка залипать в прямоугольное черное зеркало новой psp, убивать множество монстров и разочаровываться, если не пройти сотый уровень игры, которую он проходит в пятый раз. у него тонкие пальцы, что молниеносно проносятся по игровой консоли, такие красивые и аккуратные. он, словно рыжий кот с черными пятнами, увлеченный охотой на очередную мышь, оторвать — невозможно. куроо наклонится сзади незаметно, начнет наблюдать залипательно, посмеиваясь незаметно, когда у кенмы не удается попасть по сочетаниям клавиш для раскрытия какого-то сундучка с подарков в виде хила и брони. злится, морщит свой милый лобик, что наводит лишь на новую волну смеха куроо. ну что, сегодня покидаем мяч еще? почему бы и нет.

зависать вместе было их обыденным делом. с самого детства, как только они обнаружили, что вместе токийские вечера убивать интереснее. куроо нравилось приглашать к себе этого дикого котика, восторженного новой приставкой, приглашать на совместную ночевку, чтобы обо всем на свете забывать, биться подушками до полуночи, обсуждать героев новой игры, делиться впечатлениями о волейболе и вместе играть. маленькие котята превратились во взрослых учеников, но ничего не изменилось. куроо забирает потерянного кенму на переулке улиц, провожает до дома, приглашает к себе на матч. они вдвоем, футоны рядом, приставка для кенмы и крепкий чай для куроо (чтобы не засыпать и наблюдать за игрой до конца).  козуме челку закалывает набок, чтобы не мешалось, сидит в три погибели, хочет победить (куроо нижнюю губу прикусывает, смеется над своим поражением, поддается специально незаметно, пожимает плечами и предлагает еще раз сыграть, но в этот раз он одолеет, обязательно).

так близко. они идут после изможденной тренировки, снова встречая закат вдвоем. в руках сжимая резиновые ручки от руля, параллельно идущим ногам, они перебрасываются не особо имеющим смыслам фразочкам. куроо встречается взглядами неловкими с кенмой, но глаза не отводит, вглядывается в янтарный блеск козуме от блик закатных. токийская улица пуста, лишь изредка появляются люди, что исчезают в поворотах. вести непринужденную беседу для куроо непринципиально, убивая время смолтоками, темы меняя как перчатки. только все хочется признаться в кое-чем, стать ближе, встать ближе. тецуро упивается в процесс грызения трубочки кенмы, подшучивает, что тот скоро и картонную коробочку съест, даже не заметит. но даже и не пытается сказать что-то сейчас, что-то мнется, но виду не подает. лишь бдит, наблюдает, как черный кот всматривается в грациозные движения второго: предлагает остановиться у поляны красивой, хотя не такой уж и заметной, пусть и видят они ее каждый вечер; присесть под деревом; велосипеды кидает на траву зеленую с желтым отливом, уже выгоревшую от солнца. куроо плечами пожимает, он совершенно не против; осанку держит прямо, выгибаясь, рядом присаживается. и даже не ожидает, (хотя это настолько привычно для кенмы), что пшеничные локоны спадают рядом, голова козуме приземляется на его плечо резко. так близко.

так близко. он мурчит что-то ему под нос, вспоминает, что все-таки хотел куроо что-то сказать (черт, думал он, что пролетело это мимо ушей, не вспомнится уже, не поднимется). куроо голову запрокидывает, прижимается поближе к другу (так близко, что сводит колени), смотрит в тающий закат в облаках над горизонтом токио, дома отражая в солнечной лаве. трава такая холодная, с росой, приятными каплями обдавая руки, ноги, пальцы упивая в зеленом море, немного страшно и волнительно. кенма, вот он, совсем рядом. и все эти года был так рядом. куроо уже не тот маленький мальчик, что заводной двигатель — лишь дай команду, он побежит на край света, отобьет мяч своему лучшему другу-соседу, что вот сидит так близко, рядом. кенма так близко. кенма. тецуро никогда не думал, что сердце будет биться так ярко и быстро, когда он думает о нем. его волосы пахнут лавандой, возможно ванилью, как тот пудинг, что тецуро отдает на обед ему. он мурчит, он вот-вот замурчит, ласково вибрируя на плече тецуро. кажется, вот, надо набрать лишь воздуха в легкие и произнести непринужденно, что-то очень важное. важное, для него.

кенма, я тебе нравлюсь?

он отвечает, ну да, конечно, ты же мой друг. куроо усмехается, облокачивается на другую сторону, чтобы прямо глазами встретиться с кенмой. козуме смотрит, не понимает. всё ведь так очевидно, мол, что за тупой вопрос. от улыбки лишь не избавиться, всё настолько комично. но надо собраться, спину выпрямить, секунды не терять. всё как на поле, либо попадешь за сетку, либо встретишься с блоком соперника.

нет, а серьезно? я тебе нравлюсь?

[nick]Kuroo Tetsurou[/nick][icon]https://i.imgur.com/OBlmHwW.png[/icon][status]tear me up inside[/status][fandom]Haikyuu!![/fandom][lz]come closer;[/lz][char]куроо тецуро[/char]

Отредактировано Dazai Osamu (2021-11-24 14:24:55)

+1


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » альтернативное » falling