body { background-image: url("..."); }

.punbb .post-box { padding: 1em; padding-top: 20px; font-family: Verdana!important; color: #242424!important } .punbb textarea { font: 1em Verdana; color: #242424!important } #post-form #post fieldset { font-family: Verdana; color: #242424!important } .punbb .code-box { color: #242424!important } .punbb .quote-box { color: #242424!important } .quote-box blockquote .quote-box { color: #242424!important } #post fieldset legend span { color: #242424!important }

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » межфандомное » из россии со свекровью


из россии со свекровью

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.ibb.co/JpndqcB/2.png
J & N

+6

2

- Это уже пятый вонючий паб, - цедит Наташа вполголоса, с отвращением глядя на покачивающую крутыми бедрами официантку в замызганной униформе, которая даже не пытается донести до соседнего столика огромные стаканы с пивом, не пролив. - И здесь тоже нет твоего человека.

Голос Марии в ухе наполнен ангельским терпением, она говорит: четвертый, Романофф, и он придет, но на всякий случай мы пробиваем еще пару мест. Наташа сжимает кулак в бессильном бешенстве, голос Марии Хилл ее раздражает, то, что она разговаривает с ней как с воспитанницей средней группы детского сада, раздражает еще больше (а ты не веди себя как трехлетка, сказала бы Мария, и Наташа от души бы втащила ей по шее, но Мария обладает суперсилой спокойно выдерживать нервных раздражительных агентов).

В таких местах хочется дышать через раз - в нос бьет какофония запахов, среди которых ни одного приятного. Наташа спросила, можно ли взять респиратор, все сочли за шутку, поржали. Так всегда бывает, когда Наташа бесится, все считают, что она так странно шутит, пока им не прилетает прямиком в смеющийся еблет. И тогда по коридорам Щита вполголоса распространяются слухи, что шутит Романофф не смешно, у нее, как и у всех русских, вообще хреново с чувством юмора.

Мария в ухе продолжает говорить, пока Наташа не перебивает ее вопросом, как Ник, и тогда временно исполняющий обязанности директора затыкается на полуслове, подавившись воздухом. Наташа могла бы не спрашивать, она и без того знает, что Ник Фьюри без изменений - сидит, закрывшись, в камере на минус шестом этаже, отгородившись силовым полем и многочисленными приказами: не выпускать, не входить, не вступать в разговоры, вода и пища один раз в день, автоматическая  утилизация отходов, в случае ухудшения допустимо введение в медицинскую кому. Ник видит сны, светлая американская мечта встает перед ним в полный рост, протягивает руку, указывает путь утренней звездой, ухмыляющейся улыбкой сатаны. Он видит сны, в которых знает, что должен сделать, просыпается и идет убивать, на звездно-полосатый флаг падают капли крови, выглядит даже красиво, он утирает им пот со лба, оставляя бурый след.

Очередная ирония в том, что Фьюри стал тринадцатым психопатом-убийцей, он еще долго продержался, еще пытался руководить из закрытой клетки - дистанционный формат не задался, через два дня пришлось признать, что “железный Феликс” Щита превратился в полное невменько.  Остальным было еще хуже, объединяло их одно - странные сны, проникающие в глубину подсознания, прорастающие внутри, как сорняк-вьюнок, опутывающие психику, разрывающие нейронные связи, сплетая их заново, по-другому. Светлое будущее, единственная возможная цель, ради которой нужна такая малость - взяться за оружие и убивать тех, кто стоит на пути, не задумываясь, не задавая вопросов, без тени сомнения и жалости, они все точно знали, что нужно делать.

- Я жду еще пятнадцать минут, Мария, - говорит Наташа, делая глоток мерзкого пойла, вызывающего воспоминания о родине, где в клубах привыкли добавлять в пиво димедрол, так что с утра голова трескалась от боли, а каждое неловкое движение приводило к вспышкам в глазах и приступам тошноты.

Мария молчит, видимо, отрабатывает поступающие версии, чтобы продиктовать адрес очередного полуподвального заведения, где нужного человека видели краем глаза или слышали о нем, где он был пару недель назад или не появлялся вот уже полгода, слухи становятся все более расплывчатыми, а бары все более грязными и дешевыми.

Когда она на брифинге говорит о нем, выдавая всю информацию из секретного досье, это звучит как бред сумасшедшего. Ну то есть больше похоже на херню, чем обычно, и Наташа быстро утрачивает интерес: маги и бесноватые не по ее части, она шпион, а не экзорцист. Она и с доктором ни разу толком не общалась, после того случая, когда Стивен долго затирал собравшимся про тонкие материи, связи и неразрывность бытия, а Наташа подозревала, что он попросту не хочет помогать и при всех сказала, куда ему стоит отправиться с таким базаром, не забыв рулон тонкой материи с собой прихватить.

По всему выходило, что это задание должно было обойтись без злой как сто чертей агента Романофф, пока не выяснилось прекрасное - таинственный человек Фьюри очень любит бухать, и тут все взгляды остановились на ней, ведь любому американцу ясно как день: где бухло, там и русские, водка наше народное достояние, алкоголизм - традиция, никто не сможет договориться с алкашом  лучше, чем Наташа Романова.

И вот она здесь, пьет отвратное пиво, чувствует на себе сальные влажные взгляды, движением брови посылает нахуй пьяных забулдыг, желающих присесть за ее столик, и бесится, бесится, бесится…

- Двенадцать минут, Мария…

Мария молчит.

+5

3

- Это уже пятый вонючий паб, - булькает партнер Джона по неловкому ремеслу; главной целью все еще остается выживание, а главными его средствами - чужие ноги и стены, от которых можно отталкиваться для дальнейшего путешествия. С каждым пабом их партнерство упрочнялось все больше, ноги уже не казались такими чужими и переходили в общее пользование, что породило несколько задушевных бесед о природе социализма.

- Когда... хряк... Ты плюешься в стену, а другой человек плюется туда же, вы уже как бы педики-социалисты, - утверждает партнер Джона, бывший профессор истории, просрочивший знания на пару десятилетий и сошедший с ума от самоубийства супруги. - Не хочешь... попробовать?

Джон, практикующий искусство тонкой беседы, не говорит ни слова. Набирает в грудь отвар воздуха, перемешанный с тем, что через пару минут станет блевотиной, и отвешивает плевок в стену. Гордо рисует пальцем диаметр.

- Повторишь?

***

До пятого вонючего паба они доходят не сразу. Соревнование и попытка совокупиться плевками продолжаются ровно столько, сколько выдерживает вес общих ног. Обнимаясь, словно вылезающие из чрева сиамские чудеса инцеста, коллеги чавкают сапогами по дождливым улицам, стреляют друг у друга сигарету, докуривают ее с двух разных сторон (Джон обжигается и жалеет о проявленных выебонах), докатываются человеческим муравьедом до дверей и никак не могут пролезть внутрь.

- Толкай, сука, - тянет Джон за ногу профессора, пытающегося открыть дверь наружу. Немного математики, первобытного оккультизма и удар ногой с разворота - бар сиротеет на одну конечность, паразиты проникают внутрь и под напевы вьетнамских гимнов притягиваются к стойке.

+4


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » межфандомное » из россии со свекровью