Гостевая Роли и фандомы Нужные персонажи Хочу к вам

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Межфандомное » трактир на пороге миров


трактир на пороге миров

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/927/613213.png

Когда мир охватывают катаклизмы, каждому хочется найти приют в месте, где единственным беспокойством стало бы исчерпание запасов эля и проигранные в карты штаны.

+7

2

— Тише, тише, — Мирана чешет зверя за ухом, пока тот не успокаивается. Сегодня с ней нет Марси, а это означает — нет уверенности, что кто-то будет рядом и присмотрит за её питомцем. Мирана не боится, что тот убежит — Саган отличается сообразительностью и преданностью, и за всё то время, что они путешествуют вдвоём, он никогда не порывался сбежать. Её тревожит, что случайные пройдохи могут заметить зверя и захотят заполучить его себе, — Большая кошка, — она выуживает из сумки куски вяленой оленины и кормит Сагана с рук, — Будь аккуратен, дружок.

Дорожная сумка со снедью и пожитками, что она взяла с собой в это путешествие, остаются пристёгнутыми к седлу; с собой она берёт кошель с золотом да короткий ножичек, спрятанный на внутренней стороне наручей. Сагана приходится отвязать. Лук она тоже оставляет вместе с ним. Идти налегке означает идти почти что голой. Без своего оружия она чувствует себя незащищённой, уязвимой. Во дворце принцесс не учили управляться с ножами и кинжалами, подобное вовсе не удел принцесс.

С другой стороны, играть в карты её тоже никто не учил.

Она потуже затягивает пояс, на который цепляет кошель. Заходящее солнце стремительно прячется за когтистыми ветвями деревьев, погружая местность в полумрак. Пока она различает под своими ногами корягами, кусты, камни да выбоины, стремится достигнуть деревушки — небольшого, но оживлённого селения. Все знают, что живёт тут всего горстка обитателей, но гостиные дома всегда заполнены, а трактиры и пабы закрываются только к утру. Расположенное на разветвлении двух торговых путей, селение радушно принимает самых разных гостей, а хозяева редко задают вопросы приезжим.

И вряд ли кого сможет удивить путница, путешествующая в одиночку.
*

— Пинту эля, — за барной стойкой засаленной тряпкой потирает стакан трактирщик. Мирана подкидывает в воздух монетку и тут же её ловит; медь, хоть и потускневшая, в свете керосиновых ламп успевает блеснуть — от трактирщика это не скрывается, — И комнату на сегодня.

Видно, она приходит слишком рано — за игорным столом только-только начинают собираться люди, но главного гостя всё ещё нет. Мирана устраивается в своём углу поудобнее, медленно цедя густой пряный эль. Некоего Лютика она никогда своими глазами не видела — только слышала о нём. Кажется, вся округа трубит о нём, не умолкая, уже не один день.

Драконье копьё.

Эти два слова шепчет листва, их передаёт ветер от одной одинокой иве к другой, их подхватывают птицы и рассказывают звёздам.
Есть вещи, которые знают даже младенцы — после заката нельзя выходить за пределы селения, в новолуние волки воют особенно громко, всякое лучше перейти реку вброд, чем переплыть. И точно так же, как эти простые истины, все знали о том, что Драконье копьё было давно потеряно. Настолько давно, что другие уже начали сомневаться — а не сказка ли это для детей?

Драконе копьё снова нашли! Оно тут, оно здесь.

Сквозь полуприкрытые веки она наблюдает за чужой игрой. Выпивка, чужие разговоры и теплота трактира убаюкивают; да когда же он объявится?
Но выжидать Мирана умеет. И едва не пропускает появление Лютика. То, что пришёл обладатель Копья, она понимает чуть позже.
Сначала она мажет безразличным взглядом по парню в расхлябанной рубахе и лютней в руках  — он едва ли отличается от остальных посетителей трактира. В её представлении обладатель Копья — личность выдающаяся. Обязательно в кольчуге, если не с полноценными доспехами, в плечах широкий, роста высокого, с зычным голосом.

Но стоит тому запеть, как у Мираны не остаётся сомнений, что перед ней тот, кого она искала.
*

— Это правда? Вы — тот самый Лютик? — ещё дольше ей пришлось ждать, чтобы наконец выловить удачливого барда без других подпевал и игроков. Мирана берёт его под руку и доверчиво смотрит в глаза. Вряд ли она выглядит обольстительно, да и таких обольстительниц, как она, уже забился весь первый этаж. Сегодня здесь — особенно многолюдно, — Не составите даме компанию? — но, по крайней мере, она надеется, что этот театр сможет убедить одного зрителя.

Отредактировано Mirana (2022-01-15 19:27:34)

+3

3

Сочинение песен - вопрос тонкий, игривое деревце, чьи плоды сжимаются мякотью и высекают из себя пару капель: не каждый рот их поймает, не каждая рука сожмет сопряжением линий длани. Кто пробует брать с наскока, возвращается с раздавленным слепком ягод. Кто ждет слишком долго, орошает голову ямами и сединами. Творец всегда обхватывает фрукт губами, проводит языком по шершавой поверхности, собирая по каплям слова из звучаний, мелодий мурчанье, руками готовясь схватить сей пирог.

Лютик поет про пиры и застолья, ставит акценты ударом локтей об хмельное стекло. Нищим бродягам хочется проливать слюни и слезы, седым старикам - браться за пива чудное перо. Биографии пишутся вкусом, не буквой - оттенки напомнят мозоли гортани, героев заменит таверны окно. Лютик смотрит в него, сперва - на прощание, затем голосит и приветствует рой тертой ткани, своих собутыльников на день-другой.

***

- По правде сказать, рифмологический нарратив - дело утомительное, приходится считать костяшки слов еще до того, как сдираешь с них мясо, - напустив на себя умный вид, размышляет Лютик. - Мне был знаком один, гм, низкорослый, но представительный бородач, считающий рифму порождением нечистых сил. Могу с ним категорически согласиться - с тех пор, как я женился на рифме, мои мысли всегда особенно нечистоплотны.

Он играет бровями, как на скрипке, слегка меняя диспозицию волосяных хлыстов. Успех этот прием, подсмотренный у одной из чародеек, имел немалый: кто-то хватает его за волосы, кто-то гладит шею, чья-то маленькая скула протискивается подмышкой и упирается в тканевой фитиль. От пожара трактир отделяет одна полоска льна.

- Компания - затея не двух, но множества сердец, - с пылом, будто бы оскорбленным и польщенным одновременно, отвечает Лютик на предложение внезапно обручившей его леди. Что-то в ее облике выгодно - для нее - затемняло весь остальной фон. Но маэстро не готов играть самую громкую песню, пока чувство грубеет в самых низменных фазах процесса. - Вечер только начинается, давайте сыграем в игру!

Стол обрастает дюжиной девиц, двумя угрюмыми следопытами и угрожающе потрепанной колодой карт.

+4

4

Когда находишься в толпе, всегда следи за тем, чтобы чьи-то ловкие руки не срезали кошель. Мирана поплотнее запахивает плащ, когда подсаживается за стол игроком. Как раз вовремя, чтобы захмелевшая компания восприняла её появление радушно, а не агрессивно — где-то между третьим и пятым кувшином эля прячется искра агрессии, которая вспыхивает тут же, стоит кому-то бросить неаккуратное слово. В кабаках так часто бывает.

Мирана кивает, принимает приглашение с должным энтузиазмом. По-скоморошьи показать удивление не получается, но никто, кажется, этого и не замечает.

Стол круглый, такой, каким и должен быть стол для карточных игр. Мирана скрещивает в широких карманах плаща пальцы — на удачу. Во дворце играть её научила прислуга; она играла партии с конюхами и поварихами, дворецкими и нянями — все, кто соглашался на игру и все те, кто её в эту игру приглашал. Тайное общество, которое было закрыто для её отца. Миране до сих пор интересно, что бы он сказал, если узнал об этой её забаве.

Пока раздают карты, Мирана внимательно следит за Лютиком; свой инструмент бард отставил в сторону. Сегодня в стенах трактира уже прозвучали несколько весёлых да парочку трагичных куплетов о том, как ему досталось Копьё — тогда-то она навострила уши и обратилась вся в слух.

Интересно, — думает она, — в каких карманах он прячет выдумку, а в каких — ложь?

Умелый бард должен быть ещё и умелым жонглёром — справляться одинаково как с правдой, так и с обманом. Желательно, одновременно.

— Пас, — едва взглянув на карты, бросает она. Ситуация не такая плохая, где-то везение её всё же не покидает. По поверхности стола она раскатывает круглые голубые стекляшки — возможности её хода. И наблюдает за тем, как карты и стекляшки скидывают в сброс остальные. Мирана использует детскую считалочку, чтобы запомнить карты.

Лютик сидит прямо напротив неё, улыбается самоуверенно, она улыбается ему в ответ.

Компания — затея не двух, но множества сердец.

+3


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Межфандомное » трактир на пороге миров