BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Прожитое » и весь план в хлам


и весь план в хлам

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

warlock | hunterhttps://i2.imageban.ru/out/2021/01/02/db800e58ab1ae45744e59478f671558b.gifВ следующий раз попроси помощи сразу, черт возьми.
Я никогда тебе не откажу.

+1

2

[indent] Морозный ветер холодом своим пробирает, заставляя иной раз вздрогнуть. Неплохо было бы в тепле сейчас отогреться, за чашкой чая или может порцию лапши острой прикупить в одной из лавок Последнего города. Позволить себе отдохнуть самую малость, словно ты все еще простой человек. Несовершенный, слабый. Возможно, люди с самого начала были обречены исчезнуть навсегда, оставив после себя лишь старые книги да технику Золотого века. Стражи бы выторговывали эти сокровища за баснословные суммы глиммера, однажды и сами позабыв, для чего вообще они были воскрешены.
[indent] Может, и сам Странник выбрал именно людей, чтобы Стражи не забывали, ради чего и кого все еще стоит стараться. Многие ведь порой чувствуют необъяснимое родство, с тем прошлым “я”, которое видят в ином прохожем.
[indent] — Тебе не стоит идти внутрь одной, — призрак мухой надоедливой вокруг кружит, пока Эля пытается пробраться на территорию старого перерабатывающего завода по узким коридорам, давно заваленным частично. — Ты ведь даже не знаешь, сколько их там. Нужно дождаться Охотника, в конце концов, это ведь он попросил помочь.
[indent] — И где он? Мы прибыли на место минут 30 назад, я не собираюсь и дальше мерзнуть снаружи, пока он соизволит притащить свою задницу. Не думаю, что Падших здесь очень много. Дом Дьяволов давно рассредоточился по территории старой России. Точнее то, что от них осталось. Сейчас они скорее прячутся, ждут чего-то. Вот это мы и выясним. Охотник сказал, что за последние несколько недель они открыто нападали на несколько боевых групп Стражей и постоянно тащат всякий хлам в свои убежища. Нам ведь нужно знать, что они задумали.
[indent] Эля вышла наконец из узких коридоров. Электричества здесь уже давно не было, как и видимости дальше собственного носа.
[indent] — Ну ка, посвети, — призрак словно фонарик загорается, освещает собой пространство вокруг. Уже лучше. Морозова по подвесным мостикам идет вперед, нужно было выбраться на более открытую площадку. Эти панели так и норовили обвалиться вниз, совсем уже крепления поржавели.
[indent] — Все хотел тебя спросить, — Эля лишь хмыкает в ответ, мол, валяй. — Ты расскажешь Охотнику, что знала его раньше?
[indent] — Может, это и не он, похож просто, — Эля даже не оборачивается, плечами лишь еле заметно пожимает.
[indent] — Возможно.
[indent] — Варлорды тогда много поселений уничтожили. То, в котором жил этот человек, было не первым, и не последним. Даже если это и правда он, то какая теперь разница? Я и свое имя не помню уже, которым тогда представилась, — призрак резко оказывается рядом, в лицо заглядывая, от чего перед глазами все кругами яркими теперь вспыхивает. Чертов фонарь.
[indent] — Ой, извини, — кажется, он даже смущается.
[indent] Забудешь тут, как же. Сильва, дух леса. Карбо вычитал это в какой-то старой книге. Они тогда решили, что для некоторого времени вполне сойдет. С тех пор Эля предпочитала не вспоминать ни это имя, ни вообще Темную эпоху. Хорошо, что ее вообще помнят немногие.
[indent] — Да что ты творишь, — Эля рукой машет, отгоняя призрака. — Может, это и к лучшему, что Странник не оставляет нам воспоминаний. Я бы не хотела ближайшую вечность думать о том, что не смогла кого-то защитить.
[indent] — Но ведь ты и так…
[indent] — Умолкни, Карбо. Это не твое дело. Ну ка, что это тут у нас, — выбравшись наружу, перед Варлоком открылся небольшой полигон, в углах мусор валялся кучами, Падшие что-то переносили.
[indent] — Нужно подобраться поближе. — Эля спрыгивает на ближайшую платформу, воспарив над той, бесшумно приземлившись.
[indent] — Это плохая идея.
[indent] Эля спрыгивает ниже, еще на одну платформу, но та давно успела проржаветь в креплениях, поэтому с треском обвалилась. Жестянки, что до этого парили в воздухе, обернулись на источник шума, прицеливаясь.
[indent] — Дерьмо. — Варлок выругалась, отпрыгивая за ближайший ящик. Первые два снаряда ударили по нему. Эля револьвер достает, ответными выстрелами снимая жестянок, пока дреги на помощь спешили. Пустотная энергия сжимается до размеров кулака, сквозь пальцы сочится, желая как можно скорее наружу вырваться. Варлок кидает гранату в дрегов и те растворяются, словно их и не было никогда. Эля усмехается, не замечая стрекота позади — вандал. Он посохом своим замахивается, электрическим разрядом ударяя. Эля пошатнулась, вскрикнув. Собралась было ответить, когда вандал замахнулся снова, но тот лишь замертво повалился на землю.
[indent] — Какого черта ты просишь помочь, а сам опаздываешь, — Свет областью небольшой разливается по земле, Эля в него на колени рухнула, чувствуя, как боль стремительно уходит. Удобно, когда можешь сам залечить свои раны, не подвергая опасности призрака.
[indent] Как долго Охотник шел следом — непонятно, и слышал ли разговор Варлока и призрака. Ну да к черту, даже если и так, с этим они будут разбираться потом. Сейчас нужно было найти капитана и убить его. У Падших оно всегда так — слабые идут за сильными. Убьешь капитана, на какое-то время лишишь дрегов и других мелких сошек командира. Так проще будет ликвидировать остальных.

+1

3

[indent] Он точно крышей поедет на этом гребаном морозе.
[indent]Тонкое облачко белого пара медленно растворяется в этой синеве, на удивление хорошая погода для такого гадкого настроения с желанием убивать и лишать отдельных конечностей отдельных личностей. Руки без перчаток на таком холоде неприятно пощипывает, но Призрак уже давно уверил его, что от такого мороза он точно не сдохнет - очень часто видел, от какой температуры загинались по настоящему,  так что сейчас и жаловаться не стоит. У Охотника на зубах осел пепел и гниль, вкупе с раздражением и задетым эго, что неприятно где-то внутри скребли его - это ощущение вот совсем не нравилось. Странно, но когда он проснулся, впервые, там, среди горы трупов, то уже прекрасно понимал, как функционируют такие понятия как неудобство или радость, злость или грусть - он не учился им заново, он просто уже знал, чего нельзя было сказать о воспоминаниях прошлого, как будто кто-то белой краской часть сознания закрасил. Он прекрасно помнил, как правильно натянуть лук, так чтобы стрела полетела дальше и точнее, но абсолютно не помнил, откуда вообще этих знаний понабрался.
[indent]"Будешь часто о таком думать - башка лопнет"  — маленький надоедливый кусок летающего метала, к сожалению, заткнуть было ну никак нельзя, Призрак активно мельтешил вокруг Охотника, скрашивая его постоянное одиночество и говоря сразу за двоих, постоянно ноя, словно сварливая жена, о том, как в этом месте все запущено и что делать им тут нечего. Занятно, что и значение этого сравнения он тоже знал. Была ли у него такая сварливая жена, когда он еще жил или же она была у кого-то другого, достаточно близкого, чтобы видеть это живым примером перед глазами? А может он читал об этом в прошлой жизни? И если да, то почему именно эти воспоминания остались, а другие...
[indent]И правда башка лопнет. Приходится шарф дотянуть до носа, так, чтобы вырывающиеся белые облачка не выдавали его положения. Увы, в такую погоду именно температура была главной виновницей возможного засвета, именно она выдавала месторасположение получше огромной красной точки. Белый снег припорошил сверху, но не особо укрывал, не до конца, что уж говорить о темном дуле винтовки, выглядывающем из под сугроба. Часть он, конечно, обмотал тряпкой, которую нашел на каком-то складе, но не до конца, не хватало закрыть прицел в попытках переусердствовать в маскировке. В прицеле мелькали остатки прошлого века, сгруженные вместе под стать крепости, сооруженной из мусора, среди которой мелькали редкие тени и...
[indent]— Я вижу ее! — Его призрак оказывается у самого уха, чуть ли не сиреной голося на всю округу, что приходится на него шикнуть.
[indent]— Погромче можешь? Нас еще не все в округе услышали, — рык рвется откуда-то из груди, заполоняет легкие желанием выкашлять всю злость.
[indent]— Просто удивляюсь этому стражу... она готова бежать к тебе, в какую бы дыру не залез... — призрак делает резкий кувырок и его металлические грани двигаются вокруг единственного окуляра.
[indent]— Ты к чему клонишь, Мелкий? — он все же отвлекается от прицела, силуэт пропадает из поля зрения, лишь только образ его извечного летающего незатыкающегося собрата рядом остается вокруг.
[indent]— Тебе не кажется это странным, нет? — пластины сдвигаются, словно брови у хмурого человека. — Что ей от тебя нужно, что от тебя вообще можно взять, живущего... тут.
[indent]Охотник хмурится - это те вопросы, которые не должны всплывать в голове, просто потому, что они слишком сложные. Он покидает свою позицию, медленно скользя вниз, крепче сжимая винтовку в отмерзших руках. Конечно лук был ему привычней, но из него не прицелишься так же далеко, не поразишь единичную цель и, хоть он и осознавал, что оружие винтовка вовсе не его, не мог загубить всю возможную операцию из-за собственного эгоистичного желания комфорта даже в этом. Звуки боя уже были близко, кажется, его все же не дождались и устроили пальбу. Он сворачивает за угол, скользя по ледяной корке и снегу, огибая нагромождения хлама и стреляет как раз в тот момент, когда делают замах.
[indent]— Ты должна была быть тише. — Он спокойно носком сапога отодвигает тело, переворачивая его на спину, так что чуждое лицо смотрит прямо в небо погаснувшими глазами. Сзади недовольно кряхтит его призрак, как бы напоминая, что он опять делает не так. Охотник вскидывает винтовку на плечо и убирает с носа шарф, так что белый дым завихрениями начинает виться при каждом выдохе. — Спасибо, что пришла.
[indent]Он смотрит пристально, всегда так смотрит на каждого, Мелкий повторяет, что от этого остальным неуютно и они стараются побыстрее отвести взгляд и уйти, но, что интересно, она никогда не уходит и взгляда не отводит.
[indent]— Основная группа расположилась там, где был топливный склад. — Он рукой показывает  на нагромождения железа и пластика, что хоть немного напоминает очертаниями обычное строение. — Я насчитал как минимум пятнадцать. Лучше не рисковать, заманить их в узкое пространство, где они не смогут окружить и уже оттуда начать действовать. Если бы было время, я бы смор сделать несколько растяжек...
[indent]Но времени у них уже не было...

+1

4

[indent] Свет теплом своим окутывает, помогая почувствовать себя лучше. Эля тут же плечо разминает, по которому удар и пришелся — похоже, функционирует как надо. Варлок с земли поднимается, к Охотнику оборачиваясь. Беглым взглядом того окидывает.
[indent] — Будь я тише, ты бы не оказался рядом так скоро, — в голосе слышался неприкрытый сарказм, но Эля и сама знала, что стоило подождать Охотника, прежде чем идти внутрь. В любом случае, пока что ничего критичного не произошло.
[indent] — Спасибо, что прикрыл, — Морозова усмехается коротко, но шлем прячет ее эмоции. У Стражей подобное не казалось чем-то невероятным — когда ты отправляешься на задание с боевой группой, прикрывать друг друга дело обычное, даже если вы плохо знакомы и до этого момента вместе не работали. В конце концов, всем хотелось вернуться в Город живыми. Но любая вылазка с Охотником всегда была для Варлока чем-то особенным — уже слишком давно она работала одна и успела позабыть, что значит, когда рядом есть верный союзник.
[indent] — Отлично, тогда идем на склад. Найдем Капитана Падших, ликвидируем, а там они сами разбегутся по углам.
[indent] Варлок ко входу в склад подходит. Лестница давно провалилась, оставив висеть кусок ржавого металла, который раньше служил чем-то вроде порога перед входом. Эля за тот руками хватается, подтягиваясь вверх, пробираясь внутрь темного помещения.
[indent] — Долго там стоять собрался? — Варлок оборачивается на Охотника, что стоял все еще внизу. — У нас не так много времени. Наверняка кто-то смог ускользнуть и сообщить, что мы здесь.
[indent] Призрак снова фонариком загорается, освещая темные коридоры. Многие проходы давно были завалены мусором, поэтому приходилось пробираться там, где путь был свободен. Наверняка Падшие его и расчистили.
[indent] Впереди свет тусклый виднеется, так что Варлок останавливается за очередным повортом, прислушиваясь — язык эликсни. Непроизвольно плечом повела, настолько ей не нравятся эти звуки, похожие на стрекот насекомых. Аж противно.
[indent] — Карбо, можешь перевести? — Эля шепотом к призраку обращается. Тот какое-то время гранями своими молчаливо прокручивает, и после короткого анализа наконец отвечает.
[indent] — Нужно подойти поближе, возможно, удастся что-то разобрать, — впереди было помещение просторное, заставленное перевязанными ящиками, содержимое которых было неизвестно. Возможно, они здесь так и остались стоять еще со времен коллапса. Непохоже, чтобы сами Падшие сюда это притащили. Но что было действительно важно, как Эля и ожидала, Капитан был действительно здесь. Вместе с ним толпа дрегов, несколько уцелевших жестянок. Еще прислужник, куда же без него.
[indent] — Десять, одиннадцать… Похоже, здесь меньше, чем ты насчитал, либо есть еще вандалы, вроде той твари, что напала на меня. Они обычно уходят в невидимость и ждут подходящего момента, чтобы напасть, так что будь осторожнее. Если выманить дрегов в коридор у входа, то я смогу их убить, закинув туда пустотную гранату. Полопаются, словно мыльные пузыри, — последнее всегда отчего-то завораживало Варлока, но она предпочитала не упоминать об этом вслух.
[indent] — Сможешь убить того прислужника? — Варлок указывает на огромный шар, летающий возле Капитана. — Он питает их эфиром и может укрыть барьером, который не пробить, не уничтожив источник. Потом жестянок, — Эля указывает на летающие единицы падших на верхних ярусах.
[indent] — Потом уже разберемся с Капитаном. Осмотримся здесь, может, мне удастся составить какой-то отчет для Авангарда. Они давно следят за активностью Падших в этом месте.
[indent] Когда они выполнят это задание, быть может, Эля снова попытается уговорить Охотника отправиться в Последний город, в Башню. Показать, что там не так уж и плохо. Красиво даже, и люди неплохие. Те, которых Стражи защищают. Только всегда приходится себе напоминать, что всех спасти неподвластно никому и никаким силам. Даже Стражи не всесильны. Варлок повторяет это себе каждый раз, когда видит Охотника, когда вспоминает того человека, которым он был. И как тот встретил свой конец. Те, кто должен был защищать, попросту уничтожили целое поселение. Наверное, лучше об этом никогда не заводить с ним разговоры.
[indent] — Я пойду вперед, привлеку их внимание, чтобы ты смог занять удобную позицию, — Эля вверх смотрит, подмечая мосты подвесные под потолком, там же и жестянки летают. — К тому же, видели они только меня до этого, могут и не ожидать кого-то еще.
[indent] Варлок вперед проходит, ко входу. Из-за угла выглядывает — Капитан на другом краю помещения, рядом летает прислужник, дреги стрекочут на своем языке возле больших скоплений старых грузов. Учитывая, что это бывший топливный склад, надо было с осторожностью что-либо здесь подрывать.
[indent] — Карбо, держись подальше отсюда. На всякий случай, - пустотная энергия снова заиграла на ладони, собираясь в гранату. Варлок закидывает ту в ничего пока что не подозревающих дрегов. Трое из них превратились в ничто, что наконец привлекло внимание Капитана.

+1

5

[indent] Так и хотелось сказать, что план, мягко говоря, та еще лажа. Идти напролом прямо к сердцу, разламывая все на своем пути, не видя препятствий и спокойно их откидывая в сторону - это было так... по стражевски. Странно, что через столь долгое время, он уже должен был свыкнуться с тем, что и сам был избран в ряды тех, кто приглянулся Страннику и был поднят из могилы. Но факт оставался фактом - не чувствовал себя Охотник частью этой небольшой группы по интересам, что бьет себя пяткой в грудь и кричит, что всем поможет и всех спасет. Спасет, как же, горящий не так давно город прекрасно показал, насколько их дружная братия дезорганизованна и хрупка. Говорить это кому-то из самих стражей - это прямой путь если не к мордобитию, то к скандалу.
[indent] — Еще одна причина не идти напролом. — Он хмурится, проверяя затвор винтовки, словно очень уж обеспокоен его состоянием - нет - оружие хорошее, он сам за этим проследил, но так хотя бы его недовольное лицо, спрятанное за капюшоном, не будет лучше видно.
[indent] — Знаешь, иногда нужно проявлять хоть немного вежливости и такта, — Призрак рядом сводит свои верхние пластины, словно брови, демонстрируя, что крайне недоволен тем, как себя ведет его Страж, облетает по дуге, пытаясь маячить в поле зрения. — Это тебе тут делают одолжение.
[indent] — Знаешь, иногда нужно исчезнуть из обзора, чтобы не быть разобранным на запчасти. - Он пытается отмахнуться от своего назойливого спутника, но тот специально делает так, чтобы его было слишком много в личном пространстве, прекрасно знает, что они связанны этой цепью и друг от друга никуда не денутся, теперь уже очень и очень надолго.
[indent] Он не сразу привык к этому - не столько к Призраку, сколько к осознаю того, кем теперь является. Относительно бессмертное существо - относительно оттого, что его все еще могут вывести из строя, он все еще может словить пулю в голову, проснется, конечно же, с дикой головной болью, что аж еще раз самостоятельно захочется себе голову размозжить, но ведь живым. Он все еще чувствует голод, все еще чувствует усталость, но теперь это столь... неважно. Охотнику казалось, что раньше это было важно для него и сам не может понять почему.
[indent] Внутри темно, очень, так что маленький его партнер освещает путь, выхватывая из темноты грязные и заросшие коридоры, покрытые чем-то, что не особо так хотелось опознавать, среди разводов узнавая очертания всего того хлама, который к себе в логово тащили падшие. Он слышит их голоса - их говор - щелчки и стрекот, условная их система говора, как когда-то сказал Призрак, чуждый для этой планеты язык, который понять можно, но нужно ли это кому-то вроде Охотника, который никогда не интересовался эликсни. Для него они всегда были странными, чужими, оно и понятно, очень сильно схожими с насекомыми - высушенными и слишком гипертрофированными.
[indent] — Конечно же их больше, - он приподнимает одну бровь, словно спрашивая, серьезно ли она. — Падшие очень часто разбредаются по своим гнездам, иногда группами, иногда в одиночку. Никогда не патрулируют, это слишком... организованно для них, обычно отдают это на откуп бульдогам, но какое-то понятие наблюдения и у них имеется.
[indent] Нужно было подумать, они затащили сюда генератор, причем работающий генератор, если пробраться к нему, то можно было бы устроить диверсию, одним взрывом снести сразу нескольких противников. Возможно, следовало перед этим прочесать всю область, не хватало еще, чтобы во время боя, они оказались заперты с превосходящим числом противников без возможности отступить. Охотник задумчиво почесал подбородок, не сразу осознав, что стража рядом с ним нет и что еще хуже - она кинулась вперед, выругавшись, он попытался поймать ее, но рука вместо этого мазнула пустоту.
[indent] — Да что б тебя... — он отступил во тьму, растворился с редкими тенями, на которых начинали играть отголоски чужой силы, подпрыгнув вверх к мостикам. Падальщики засуетились, увидев постороннего, но все еще не осознав до конца, что же произошло - первый выстрел снес голову тому, что находился к Стражу ближе всех, взорвалась с хлопком, словно лопнувший шарик - калибр позволял. Дикий стрекот и паника пронеслись по всему ангару, общий шум приобрел ладный характер, среди общего выделялся приказной тон, которым капитан падальщиков отдавал приказы. Эхом от стен разносится очередь, приходится пригнуться и прыгнуть еще раз, отрываясь от земли, к самому потолку, свободной рукой касаясь грязного металла и зависая на мгновение. Десять. Плащ хлопает в воздухе, прежде чем сила гравитации не начинает тянуть вновь вниз. Он из-за пазухи выуживает гранату и кидает в скопление противников, лиловые отблески дыма шипят и искрятся, несколько двуруких падших падают на землю, начинают извиваться и дико визжать, перемешивая знакомый крик с клекотом. Охотник приземляется на мостик, смотря вниз.
[indent] — Сзади! — крик Призрака заставляет дернуться, как раз вовремя, так что железный обрубок, нацеленный в голову, пролетает мимо. Падальщик делает очередной замах, пытаясь свободными руками пнуть Охотника в живот, попасть в область солнечного сплетения. Приходится увернуться от очередного удара, под ногами гремит металл, когда в очередном прыжке получается увернуться. Рука выуживает из-за пояса нож с широким лезвием, холодная сталь проходится по одной из вторых рук падальщика, заставляя взвизгнуть от боли. приходится перекинуть клинок из правой в левую, когда железка пытается нацелиться на слабое место, так, чтобы в замахе получилось вогнать нож прямо в шею павшего, открывшегося с этим ударом. Он еще несколько секунд не осознает, что умирает, пытается двигаться как и раньше, но тело подводит, сводит судорогой и в итоге падальщик падает перед ним с диким грохотом.
[indent] — У нас нет времени! — Призрак крутится рядом, пока Охотник извлекает из тела поверженного свой нож и вытирает о грязное тряпье, которым тот был обмотан, прежде чем сунуть обратно за пояс. Не хватало еще оставить тут хорошее оружие. Он подбирает выпавшую винтовку и вновь ловит в прицел противника - следующий хлопок оставляет в плече дыру, заставляет опрокинуться на землю - последующий за ним добивает. Это нормально - пытается себя уверить - это как отстреливать бешенных животных. Нечто сродни акту милосердия. Потому что так жить нельзя.

+1

6

[indent] Призрак в дымке Света растворяется, теперь следуя за Варлоком незримым союзником. Он по сторонам осматривается, помогая следить за обстановкой на тот случай, если кто-то решит подкрасться сзади. 
[indent] - Ты же знаешь, я тебя одну здесь не оставлю, - Эля тихо хмыкает в ответ. Знает, и еще как. Слишком долго они были лишь вдвоем, чтобы можно было привыкнуть полагаться на кого-то еще, доверять, как самому себе. 
[indent] Рядом слышится звук выстрела, но это не оружие Падших. Дрег, пытавшийся напасть со спины, падает замертво, за ним другой. Варлок лишь одно из тел ногой в сторону отпинывает, перебегая к соседнему укрытию. То, что Охотник был рядом придавало, пожалуй, излишней самоуверенности. Забавно, они ведь даже не были настолько хорошо знакомы, чтобы и правда доверять друг другу. По настоящему доверять.   
[indent] - Не хочу тебя отвлекать, но... кажется, у нас проблемы. Что-то гасит мой Свет, - Призрак ожидаемо обеспокоен. Варлок выругалась в ответ. - Похоже, Падшие снова что-то стащили из Города. Кажется, это вон тот генератор за Капитаном, вокруг которого барьер. Наверняка код доступа у кого-то из Прислужников. Нужно получить его, убрать барьер и отключить генератор. 
[indent] Эля проверяет обойму револьвера. Выпускает ту в рядом стоящих Падших. Шорох лап, перебирающих по полу, скрежет проржавевших балок заставляют резко обернуться, судорожно осматриваться по сторонам, в поисках источника шума. 
[indent] - Следи за Охотником тоже. Кто-то же должен будет добраться до Города и рассказать коммандеру, что тут произошло, - Эля смешок короткий издает, а Призрак молчит в ответ. Он прав, препираться некогда, да и оценивать свои возможности всегда надо более реалистично. Преимущество Стражей - их возможность исцелять свои раны, перерождаться, но в этот раз враг подготовился, а значит жизнь теперь всего одна. Все честно. 
[indent] Варлок выпускает несколько пуль в голову Вандалов, пятясь назад, спиной толкнув одну из балок. Та заскрипела угрожающе и подвесной мост над ней зашатался. Не хватало, чтобы эта штука на голову свалилась. Жестянки начали обстреливать позицию Варлока. 
[indent] - Охотник, сними их, - Призрак транслирует ее сообщения Призраку Охотника, иначе в такой шумихе ничего и не разберешь. Выживший Вандал клинками перед лицом размахивает, заставляя снова пятиться назад, к стене. Варлок того ногой пинает, за что получает второй парой рук удар лезвием по бедру. Ругается тут же, не стесняясь в выражениях, заставляя Вандала сгинуть в Пустоте. 
[indent] В углу куча черепов лежит, проткнутых клинками. Эля спотыкается об один такой, повалившись на пол. Может, это черепа тех пропавших Стражей, о которых были недавно сообщения. Если так, то понятно, как их смогли убить - чертов генератор. Под ноги электрическая граната Падших прилетает, Эля успевает отползти в сторону, прежде чем та взорвется. Радиус взрыва у нее совсем маленький, но энергия Молнии может быстро вывести из строя кого угодно. Капитан прямо перед лицом телепортируется, выпуская залп в Стража из своего оружия. 
[indent] - Беги! - Призрак кричит во весь голос, внимание привлекая, пока Варлок уже скрыться пытается, от одного укрытия к другому переползая. Пытается раскол скастовать, чтобы рану подлечить, но на это не дают времени. Падшие вьются вокруг роем, окружая со всех сторон. Несколько напрыгивают сверху, и Эля не находит ничего лучше, как гранату Пустотную в их сторону кинуть. Тут же вскрикивает, понимая, что идея была не из лучших - энергия, что не находит свою жертву, всегда возвращается назад и это не всегда приятная встреча. Голова кругом идет, Варлок встать пытается, опираясь на груду ящиков, что рядом стояли. 
[indent] - Ты в порядке? - в голосе Призрака все еще беспокойство неприкрытое, а Страж лишь отмахивается. 
[indent] - Вполне, - на самом деле, бывало и хуже. Гораздо хуже. Разве что ты всегда знал, что в итоге воскреснешь, даже если тебя будет потом мутить еще несколько дней кряду или голова раскалываться так, что захочешь еще раз самоликвидироваться. Но все это всегда казалось чем-то слишком мелким. В конце концов, любую боль удавалось стерпеть. 
[indent] - Охотник, нужно убить Прислужника, пока очередное подкрепление не подоспело, - отчего-то Эля была уверена, что шифр от замка внутри этой машины, иначе тот не вился бы так возле Капитана. - Нужно достать ключ, чтобы отключить барьер и вырубить генератор. В противном случае советую уже сейчас уносить отсюда ноги. Заодно познакомишься с Авангардом, расскажешь им, что творится в Старой России. Они будут рады получить отчет.

+1

7

[indent] Громкий гул на секунду оглушил, взметнувшиеся вверх снежные хлопья белой пеленой закрыли обзор, плотной завесой вставая между ним и остальным миром. Пришлось нырнуть за ближайшие бочки, щелкнул затвор винтовки и в очередной хлопок послышался звук падающего тела, теперь застывшего навсегда. Иногда убивать казалось слишком просто, словно для этого он и был создан в конечном итоге, прожив десятки и сотен лет лишь для одной для себя участи - убивать и вечно сражаться.
[indent] — У нас проблемы. — Появившийся рядом Призрак кружит нервно, вокруг головы его наматывая круги и его острые грани двигаются слишком хаотично - для обычной машины, из металла с кучей схем, он был слишком нервным. — Не вырубим генератор, я не смогу тебя воскресить.
[indent] Охотник рвано улыбается. Ему постоянно казалось, что это крайне нечестно, что они, стражи, имею шанс второй-третий-так-далее в то время как их противник подобным обделен. Впрочем, обычно его неприятели имели привычку наваливаться всей толпой на одного, так что говорить о честности не приходилось. Но в этот раз, кажется, возможность все же была. Однажды он уже спрашивал у Призрака, как можно окончательно устранить Стража, ответ был крайне прост - сначала устранить его призрака, то самое существо, что изначально выбрало его для этой абсолютно бесполезной и не имеющей никакой логики миссии. Оказалось, что вариантов есть еще парочка, просто ему о них никто не сообщал.
[indent] — Наконец-то избавимся друг от друга? — из под губы виднеется оскал, где-то по другую сторону рваный утробный вой - соваться под линию атаки варлока идея крайне нехорошая и попахивает еще большим самоубийством. Он видел, как эти силы сносят все на своем пути, взрываясь, словно космическая энергия, скручиваясь и сжимая, сплющивая все, только чтобы рвануться вперед и разорвать на части.
[indent] — Тогда мне придется потратить еще несколько сотен лет для поиска другого кандидата. — Гремит все здание, оно воет раненым зверем, ветхое, обмороженное и продуваемое всеми ветрами. Он успевает нажать на курок вовремя и двухпалый ублюдок, кинувшийся на него из под осядаемой белой дымки, валится у самых ног. — Сделай хоть что-нибудь полезное и разберись ты уже с самым крупным.
[indent] Он уже очень давно не воевал вот так - в открытую, идя в атаку. Куда как проще отвести противника на знакомую территорию, используя преимущества знакомой местности, аккуратно расставляя ловушки, растягивая тонкие паутинки лесок к которым крепилось достаточно взрывчатки, чтобы проделать дыру в какой-нибудь стене Города. Потому что всегда найдется кто-то сильнее, кто-то тяжелее, кто-то намного лучше вооруженный, оставалось лишь надеется, что этот кто-то будет и порядком тупее. Охотник хлопает себя по поясу - несколько гранат все еще в его распоряжении, а так же старый револьвер, который он не продал никому исключительно из собственного упрямства, патроны, увы, кончаются, но он и не слышит пока что других противников и кого-нибудь, кто может напрыгнуть со спины. Варлок, в свойственной ей странной манере, принялась прощаться, хотя, казалось бы, ничего ужасного и не происходило, за то время, что он сам тут обитает, дела бывали намного хуже.
[indent] — Это мой дом и я отсюда никуда не уйду. Тем более к Авангарду, я как-то сказал, чтобы они в рот сношались и с тех пор меня ребята что-то не любят. — Это, кстати, было взаимно. Охотник точно знал, что ребятки очень часто делают только хуже, уничтожая все и разрушая получше какой-нибудь болезни, выкашивающей все на своем пути или как неконтролируемый пожар. Он и сам не мог понять откуда идет эта неприязнь, как нечто закрытое из памяти, что никогда ему не принадлежала, отторжение, идущее откуда-то изнутри.
[indent] Пришлось оставить винтовку, хорошее оружие, дальнобойное, но, увы, в данном случае крайне неудобное. Он отцепил от пояса гранату и револьвер, барабан сдвинулся, становясь в паз со щелчком. Прислужник обратил на него внимание, его огромный лиловый глаз несколько раз крутанулся прежде чем яркий свет резанул по глазам, так что слезы выступили. Летающий мяч и только, по крайне мере таким он всегда казался, разве что только еще и очень шумный. Охотник сделал шаг вперед и еще один, под гул, что обращался в истошный механический вой. Граната полетела вверх, взмыв над потолком, он поднял руку и сделал всего один выстрел, пуля понеслась вперед, цепляя гранату. Над самым потолком.
[indent] Все здание задрожало, взвыло раненным зверем. Прислужник ринулся вперед, но в взметнувшихся снежных хлопьях с потолка упала балка, протыкая треклятую машину и насаживая ее словно бабочку под стеклом насаживает какой-нибудь коллекционер. Вслед за одной балкой упала и вторая. Ветхое здание, лишившиеся несколько опор, принялось осыпаться, крича раненным зверем, содрогающимся в предсмертных судорогах.
[indent] — Бежим, бегом! — Он метнулся в сторону от железной арматуры, ухнувшей на пол, подхватывая Варлока и устремляясь туда, где виднелся выход. Не то, чтобы он не рассчитывал на подобный исход, по крайне мере он точно знал, что эта старая развалина и так в любой момент готова сложиться пополам, просто надеялся, что делать она это будет достаточно медленно, хтя бы чтобы они успели уйти...

+1

8

[indent] — Странно слышать, что ты считаешь здесь что-то своим домом, — Варлок рвано смеется в ответ, представляя ту самую картину, как Охотник не стесняется в выражениях и как брови Завалы медленно сходятся на переносице после подобной речи в адрес Авангарда. Интересно, как часто они слышали подобное? Особенно от новичков. На самом деле, мало кто отказывался от помощи. Остаться одному означало в большинстве случаев подписать себе смертный приговор, просто кому-то везло больше, кому-то меньше. В одиночку всегда сложнее, но рано или поздно к этому привыкаешь. Можно было подумать, что Эля помогала Охотнику с момента их первой встречи только по этой причине. Кто-то бы назвал поступок Варлока чистым альтруизмом, которым больны многие Стражи, но правда в том, что увязалась Морозова за Охотником из чистого эгоизма.
[indent] Варлок отдышаться пытается, но нет и этой возможности. Жадно воздух ртом хватает, но тот пропитан эфиром Падших и собственным потом, что по вискам стекал, заставляя пряди волос слипаться под шлемом. Сосредоточиться и здраво оценить обстановку сейчас оказалось тяжело. Самое важное всегда ускользало в последнюю секунду — голова шла кругом.
[indent] — Справа! — Призрак сейчас был глазами Варлока, заставляя лишь рефлекторно вскидывать руку для выстрела. Пуля не всегда попадала в цель, царапая ближайшую балку.
[indent] — Патроны почти кончились, — Эля бубнит это, очередную обойму заряжая. — Чего он там так долго возится. Если нас здесь не убьют, я сама Охотника прикончу, если мы отсюда выберемся.
[indent] Варлок ползком перебирается к рядом стоящим в беспорядке ящикам. Нога болела ощутимо. Эля ладонью сжимает место раны и та теплеет, пока не становится невыносимо горячо. Варлок кричит сдавленно, но так было лучше, чем поскользнуться на собственной крови, в попытках увернуться от противника.
[indent] За спиной раздается взрыв, внезапный и оглушающий. Эля сжимается машинально за ящиками, чтобы в нее ничего не прилетело. В ушах зазвенело невыносимо, дезориентируя. Капитан Падших взревел, бросился к источнику шума.
[indent] — Это плохо кончится. Надо уходить, — Призрак обеспокоенно пытался достучаться до сознания Варлока, пока та просто пыталась прийти в себя. Послушно ноги переставляла, когда Охотник что было сил дернул ее за собой, выше локтя ухватив. За спиной повалились балки и Варлок наконец осознала, что произошло.
[indent] Из помещения склада был только один выход — тот лабиринт узких коридоров, по которым Стражи сюда и добирались. Варлок с Охотником успевают нырнуть в него, прежде чем обрушился подвесной мост над выходом, придавив собой несколько жестянок.
[indent] — Налево, налево, направо, налево, — Призрак быстро указывает, куда идти, давая то драгоценное время, которое могло закончиться в любую секунду. — Свет! Выход там!
[indent] Варлок соскальзывает вниз, там, где когда-то была лестница, но сейчас лишь пара проржавевших железяк. Издает нечленораздельные звуки при приземлении, смешанные с ругательствами.
[indent] — Ты не нашел ничего лучше, чем расхерачить там все? Да как тебе это вообще в голову пришло? — Эля шлем снимает, распластавшись на снегу. — Я же сказала, что из-за включенного генератора нас легко могли убить. Решил ускорить процесс? — Призрак вокруг ноги Стража кружит, рану залечивая. — Так я вроде не планировала там умереть.
[indent] — Мы достаточно далеко, я снова могу использоваться свой Свет, — наконец выдает Карбо, закончив свою работу. — Но не достаточно, чтобы думать, что мы в безопасности. Сейчас нам лучше покинуть это здание совсем и убраться как можно дальше. Чисто технически… задание мы выполнили. Территория зачищена, — Варлок слышит слишком явную неуверенность в голосе своего спутника. Ему тоже не нравится подобный исход — они должны были вернуть этот чертов генератор. Но Карбо, как и всегда, пытался сгладить ситуацию.
[indent] — Да, ты прав, — Страж и Призрак переглядываются. Эля глаза закатывает в ответ. Раздражение и в голосе, и в действиях читается слишком явно. Одно радовало — спасибо, что живые.
[indent] ***
[indent] — И всё-таки, не было другого выхода? Нам нужно было достать из той железяки ключ, а не разнести здание. А что если кто-то выжил и генератор остался у Падших? Они использовали его для убийства Стражей. У Авангарда было много подобных сообщений о пропавших на Космодроме Стражах за последнее время. А на складе были горы черепов, растыканных по углам, словно трофеи. Думаю, несложно сложить одно с другим, чтобы понять, кому они принадлежали, — Варлок все еще рычала от злости, даже когда они с Охотником ушли от старого перерабатывающего завода достаточно далеко. Эля не любила, когда все шло не по плану. Пусть и, справедливости ради, они с Охотником изначально вообще ни о чем не договаривались, кроме того, что тот просил помочь зачистить территорию. Задание Авангарда лишь кстати попалось под руку и Эля вызвалась его выполнить.
[indent] — Ты в порядке? — раздражение сменяется сосредоточенностью. Варлок внимательно Охотника разглядывает, но не находит видимых повреждений. — В следующий раз не делай таких необдуманных поступков. Ты тоже мог погибнуть.
[indent] Варлок губы поджимает, хмурится, успев вовремя язык прикусить. Даже если Охотник и слышал их с Карбо разговор, то вполне успешно не подавал виду.
[indent] — Мне нужно вернуться в Город с отчетом для Авангарда. Если хочешь, можешь пойти со мной.

+1

9

[indent] Запах гари, забивается в легкие толчками, черным смогом окутывает со всех сторон, так, что сдавливает изнутри, заставляет что-то внутри ужом свернуться и горьким кашлем зайтись. Нет ничего хуже надышаться дымом, невозможностью насытиться кислородом, что внутрь входит толчками и его все мало и мало, не насытиться как вечно голодному. Охотник сплевывает на снег собственную кровь, алым пятном расплывшуюся по белизне, пока позади рушится громоздкое строение, сделанное из обломков всего и сразу, вытирает тыльной стороной ладони выступивший на шее пот, предварительно стянув свой шлем, что принялся давить бесконтрольно со всех сторон сразу.
[indent] — Ничего страшного, нам умирать не привыкать. — Он скалится, смотря на женщину, чувствует как из разбитой губы, по которой саданули во время схватки, опять начинает сочиться кровь с сукровицей - его Призрак такие царапины не латает - поди он не маленький уже, с небольшой вавкой как-нибудь справится, все-равно говорит мало, а улыбается и тем меньше. Еще больше причин поменьше открывать рот.
[indent] Для Стража Охотник жил непозволительно мало, даже сотни лет не наберется, в великом служении высшей цели, больше схожей с бесконечной войной, которой конца и края не увидеть. Он смотрел на труп Странника, зависший над орбитой своим массивным шарообразным телом и не чувствовал ни благовения, ни, тем более, благодарности, за свое воскрешение. Зато отчетливо помнил удушливо-сладкий смрад разлагаемой плоти, что под ним оказалась, сотни белесых глаз, уставленных в безоблачное небо и лица, искореженные смертью, застывшие в единой гримасе вечной агонии, повернутые под неестественными углами, отпихнутые, стравленные погодой. Он помнил собственное бессилие и желание выплюнуть собственный желудок, боль во всем теле и набаты, гудящие в самой подкорке сознания. Он помнил только страх, отчаянье, непонимание. Но никак не благодарность...
[indent] — К тому же... не думаю, что после такого падшие могут хоть что-то откопать, — громкий гул сотряс землю, вскинул припорошенный снег и столб пламени взмылся к пасмурным небесам, опаляя жаром со спины, заставляя непроизвольно вздрогнуть и поддаться вперед, поближе к холоду, покуда в искореженном металле догорал пластик, черным столбом взмываясь все выше, к самым звездам.
[indent] Огонь был единственным верным средством в данном случае. Он не хотел ничего отдавать Аванграду, просто потому, что под всей своей бравадой о помощи и вечном альтруизме, они скрывали простой способ наживы. Отправиться в опасное место, кишащее противником и притарабанить им очень полезную безделушку, получив взамен большое спасибо, вечную славу и немного блеска, который, несомненно, можно потратить на другое оружие или еще что-нибудь, что в итоге поможет выполнять их задания еще более действеннее и быстрее. А те кто сгинул... ну что ж, такова участь Стража, не так ли?
[indent] Охотник скривился.
[indent] — Со мной тут и не такое бывало. — Он носком сапога отпихивает от себя обломок и шагает вперед, так что снег под подошвой отдается хрустом, оглушающим, как и вой ветра в округе. — Жалко только, что пришлось оставить там винтовку, она была хорошей. Другую такую я уже не отыщу... хотя, если залезть достаточно глубоко...
[indent] Была у падших одна особенность, которую он все же считал полезной - подбирать абсолютно все, от бесполезного мусора, до действительно удивительны сокровищ. Вещи прошлого, остатки золотого века, кости когда-то чего-то действительно стоящего, за что пришлось заплатить чену забвением, то, чего многие не просили, но все же получили, вопреки здравому смыслу. После стольких лет он так и не смог осознать - к чему вообще нужна была эта никому ненужная жертва.
[indent] — Я не собираюсь в Город, там слишком... шумно. А еще тесно. И воняет, мягко говоря, не очень. — Плесенью, маслом, металом, мочой и потом. Людей слишком много, за всеми не уследить, за всем не уследить, общество порождает грязь, которая, признаться, была ему настолько же знакома, насколько и не было желания демонстрировать ее другим. Среди узких улиц, обитых бетоном и металом он задыхался точно так же, как и от черного дыма, которым теперь пропахла вся одежда и от которой теперь нормально не отмыться. — Спасибо за помощь, кстати. Я уж думал вообще никто не откликнется. — И это было правдой, ничего кроме пресловутого "спасибо" он, в конечном итоге, не мог дать. Не шибко щедрая награда. Охотник ухмыляется, задевая локтем чужое плечо. — Лучше потом просто возвращайся, новой перестрелки не обещаю, так хоть компанию составлю.
[indent] Черный дым позади тонкой струйкой продолжал виться все выше...

+1


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Прожитое » и весь план в хлам