Гостевая Роли и фандомы Нужные персонажи Хочу к вам

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » оловянный солдатик


оловянный солдатик

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

850, Парадайз, после Троста


https://i.pinimg.com/564x/bb/ac/4c/bbac4c65d366bad8ed2c66f0c381e5f1.jpg

- eren jaeger & reiner braun -


оловянный солдатик
на фланге стола
ты почти окружён,
плохи ваши
дела

+6

2

Каждый раз, когда Эрен закрывал глаза, он видел лицо Томаса Вагнера. Лицо, перекошенное от горькой смеси ужаса, смятения и агонии. Эрен помнил все, включая блеск слез в глазах кадета, его крик, срывающийся с уст, пока его перемалывали зубы титана.

Эрен помнил, как мало человеческого оставалось в Томасе в последние секунды его жизни. Его заменил пустой комок страха. Корм для титана. Такого же пустого и тупого, как жизнь тех солдат, чья судьба забросила их на территорию Троста в тот самый день, когда Колоссальный Титан появился во второй раз. Нет. Когда Эрен оказался слишком слаб, чтобы выполнить свое обещание.

Убить. Всех. Титанов.

Каждый раз, когда Эрен закрывал глаза, он видел лицо Томаса Вагнера. Лицо, напоминающее Эрену о его провале. Лицо, ставшее предзнаменованием для будущего Эрена: если он продолжит оставаться таким же слабым, погибнут все. Включая его самого. Хотя, последнее пугало его меньше всего.

О своем превращении в титана он старался не думать. Он еще не решил, как к этому относиться. С одной стороны, он стал орудием для человечества. Единственным шансом на победу. Но с другой, если Эрен мог обращаться в титана, то…

“Как думаешь, кто здесь враг?”

Эрен осторожно встал с кровати и прислушался. Все остальные, не считая дозорных, видели уже седьмой сон. Поэтому ему не составляло труда выскользнуть из помещения незамеченным. Не то, чтобы ему кто-то запрещал свободно перемещаться по территории, но он понимал, что ему все равно доверяют недостаточно, чтобы его ночные прогулки не вызывали никаких вопросов. Разведчики — по крайней мере опытные — всегда начеку. Они ожидают подвох всегда и везде, таковы уж их обязанности. Так что гуляющий в ночи новичок с силой титана наверняка вынудит их как минимум задать Эрену несколько вопросов.

Но что он мог ответить? Что он не может уснуть, ведь на его плечах повисла судьба всего человечества? Что он боится закрывать глаза, потому что его преследуют жертвы его ошибок? Или, быть может, что Конни храпит так громко, что Эрен предпочел бы спать под громыхание пушек?

Все это было правдой, но случайному разведчику в дозоре знать об этом было не обязательно. Да и проблемы с капитаном Леви ему точно нужны. Еще один убийственный взгляд и угрозы уборкой Йегер точно не переживет. Уж лучше обратно к титанам.

Эрен медленно спустился по лестнице, повернул по коридору в сторону столовой — ночью там всегда было пусто — и направился было к двери, ведущей во внутренний двор, как вдруг заметил движение. Эрен был здесь не один — массивная человеческая фигура безмолвно прорезалась сквозь мглу.

Сказать, что Эрен обгадился от страха — ничего не сказать. Он непроизвольно дернулся, резко остановился и тупо уставился на человека перед собой.

Короткие мгновения растянулись, казалось, на целую вечность. И растягивались бы и дальше, если бы Эрен, наконец, не нарушил гробовую тишину:

— Райнер?!

Удивление, возмущение и облегчение смешались в одну трудно переваримую кашу. Не узнать Брауна просто невозможно, даже в кромешной тьме. Сердце Йегера продолжало яростно стучать, прогоняя по телу внезапную дозу адреналина, но он постарался взять себя в руки: принял более уверенную позу, вздернул подбородок и холодно уставился на сослуживца.

— Какого черта ты здесь делаешь? Сегодня не твоя очередь дежурить.

+5

3

«На какое расстояние они собираются уйти?» - весь вечер Райнер мучительно размышлял над картой, держа ее на коленях, и сидя на стуле так, словно посвятил свою жизнь сидению на толчке – руки стискивают многострадальный лист бумаги, зубы сжаты, выражение лица напряженное и отчаянное. Так, по крайней мере, заметила сердобольная Криста, поинтересовавшись, не болит ли у него живот. Браун немедля опомнился, помягчел обликом и взглядом, поблагодарил, потом еще раз, а в голове колотилось одно-единственное: «нас наебывают».

Их наебывали с этой экспедицией, однозначно. Райнер не терял даром времени, вертелся там-сям, старательно грея уши на обрывках разговоров. «Как мы тогда добирались… ага, Оруо, а помнишь сколько тогда потеряли телег?» - каждое слово людей, которым он стал сослуживцем, могло оказаться ключом к пониманию того, что ждет их в предстоящей… какой там номер у этой долбаной экспедиции? Какое расстояние сумеют одолеть столько-то лошадей и телег, даже при учете потерь и неизбежных стычек с титанами? Припасы, логистика, опорные пункты – за Стеной Роза ничего этого нет. Возможно – Райнер только предполагал, фактов не имея, разведчики что-то и сумели сделать на юге, но теперь все изменилось, и они отправятся не из Троста, а со стороны Каранеса.

Каждая экспедиция, как новобранцам объясняли на первых лекциях, формируется с учетом опыта, полученного в предыдущих. В предыдущих экспедициях опыт получали в южных областях, оставив там почти весь боевой состав – «чистые», как их никто здесь не называет, тянулись именно через разбитые ворота Стены Мария, ну и по прямой – до самого южного, выходит, городка. Это было оптимально для Воинов, не понадобились даже силы Энни – несколько титанов и без того тёрлись под стенами Троста. И все было бы гладенько, как коленка Кристы Ленц, да вот возникла загвоздка, причем таких масштабов, что все планы пришлось, к дьяволу, пересмотреть. К тому же Райнера донимали мигрени, и это почему-то казалось очень важным и одновременно незначительным – как же, разве это в принципе, причина для беспокойства? Однако что-то с этим было не так, и он ловил себя на том, что все чаще прикасается к ноющему левому виску. И спал он из-за этого хреново, ворочался, снилась какая-то мутная поебень. К тому же, вертящийся на соседней койке Бертольд тоже не особо способствовал мирному сну: обычно Райнер не замечал, как эта каланча машет руками и ногами во сне, а тут прям считал пинки, словно овец.

Но оно, может, и к лучшему – не пинки, а не спать, потому что половицы в старом замке изрядно скрипучие, и какая-то вот протяжно провизжала аккурат под чьей-то пяткой. С дальнего конца общей спальни, а? – Райнер приоткрыл один глаз, следя за едва уловимым силуэтом в темноте. Ну-у, вот надо же, Эрен, что же могло помешать твоему сну? «Особая атмосфера», после той фасолевой похлебки на ужин, что воцарилась в мужской спальне, наверное.

Слева от двери предположение протяжным залпом подтвердил Конни.

- Да так, приспичило, - чистосердечно соврал Райнер Эрену, за мгновение до того как выйти на свет, чуть сбив шаг – давай, Избранный Воин, хвать придурка в охапку, и давай бог ноги. Пока солдаты Разведкорпуса очухаются, он будет уже далеко, возможно, этот их капитан Леви и спит в ремнях привода, но он такой тут один, а пробить Бронированного не удастся даже ему. Ну Бертольд, когда сообразит, что пора действовать, позаботится тут обо всём одной своей трансформацией. Вычтенной из задачки окажется Энни, ну и где-то всё еще скрывается Челюсть, совесть за которого Райнера скребет до сих пор (не вспоминай о Марселе). Однако добыча в виде Атакующего титана – а это именно он, мать его, точно станет бесценной, и очень-очень значимой! Не Прародитель, но…

«Но и это сгодится», - он постарался усмехнуться как можно более непринужденно. Действительно, не Прародитель. Скормят только одного из вернувшихся, и угадай-ка, Избранный Воин Райнер Браун, кого же именно.

- Ты-то сам чего полуношничаешь? – говорит Райнер негромко – еще не хватало, чтобы пол-замка сбежалось на их болтовню. – Хотя… понимаю, почему, наверное. Слишком много дерьма свалилось… на нас всех, а на тебя – аж целый титан, - он словно мимоходом хлопает Эрена по плечу – дескать, немудрено.

- Так-то потрепаться не удавалось вроде после этого всего, да? Ты не думай… я не лезу, - он наклонился над полупустым ящиком для дров – вот же, какая удача.

- До рассвета всего ничего, а тут ни одна мра… э-э-э, ни один защитник человечества с вечера не сподобился дров заготовить. Сходим, а, Эрен? – поленница у старой стены, под навесом. Небо уже тронула едва заметная предрассветная дымка, тишина стояла – благодать. Звезды мерцали сонно, но все еще ярко. Прям вставали в памяти ранние подъемы под зловещий рёв Шадиса – быстрей, сучьи дети-кадети, стройсь!

Орал ли на них так Магат, Райнер почему-то не помнил.

- И воды, наверное, тоже надо натаскать. Всю с вечера поистратили, - он озабоченно обернулся на замок. – Тю! Я-то думал, у них тут получше с дисциплиной. Дежурные-то вправду не мы, - и подмигнул Эрену, дескать, ну, выше нос, чё такой кислый.

Отредактировано Reiner Braun (2022-02-16 11:55:48)

+6

4

Эрен всегда завидовал спокойствию Райнера. Казалось, он всегда знал, что нужно делать, и не важно, что творилось вокруг. Окружили титаны? Не страшно, Райнер мчался сквозь мерзкие тела гигантов локомотивом смерти. Заметил, что сослуживцы отлынивают от тренировки? Не страшно, Райнер вправит им мозги. Был пойман ночью там, где тебя быть не должно? Не страшно, Райнер скажет, что ему приспичило, и это снимет все вопросы.

Будь у Эрена желание, он бы задал Брауну с десяток вопросов, начиная с простого “что именно тебе приспичило?”

Но желания не было. Эрен даже обрадовался, что это именно Райнер. Если на кого и стоило положиться среди прочих выходцев 104 разведкорпуса, так это на Райнера. Он умел хранить секреты.

Когда Райнер хлопнул Эрена по плечу, тот непроизвольно дернулся. Едва заметно, не подавая виду. Но все же дернулся. И было очевидно, что мимо взора Райнера это тоже не пролетело. Только удивляло Йегера не это. Удивляло его полное отсутствие страха и презрения в глазах Брауна, которыми полнились взоры других разведчиков. Он, казалось, по-прежнему видел Эрена, а не безмозглого монстра, желающего сожрать ближайшего человека.

И если Микасу и Армина в этом можно было понять, Райнер после такого раскрывался по-новому.  И Йегер все не мог найти возможности спросить об этом в лоб. Возможно, это она?

— Да, сон меня покинул, — Эрен не соврал, но и про Томаса, являющегося к нему при каждом движении век, и про всепоглощающих титанов он промолчал. — Может, хотя бы прогулка его нагонит.

Здесь Эрен обманывал уже самого себя. Очевидно, что со сном он распрощался надолго, как и со многими другими удобствами жизни простого человека. Но у тебя хотя бы есть жизнь, слабый нытик. Расскажи-ка Томасу, как плохо ты себя чувствуешь без сна, давай. Он с радостью тебя выслушает, бессмысленно перевариваясь в желудке титана.

— Э-э, — вопрос Райнера застал Эрена врасплох. Дрова? Вода? Сейчас? Серьезно? — Конечно. Идем.

Эрену совершенно не хотелось таскать воду. Да и дрова готовить он не собирался. Но будь он проклят, если позволит Райнеру подумать, что он сдрейфил. Нет. Он пойдет и вырубит весь чертов лес, осушит целое озеро, но никто даже не подумает, что он лентяй и нахлебник.

Какое-то время они шли молча, тихо шагая по примятой разведчиками траве. До боли знакомая тропинка вела прямиком к поленнице, так что даже в ночи оба молодых солдата прекрасно могли ориентироваться. Возможности лучше уже не появится.

— Райнер, — внезапно даже для самого себя заговорил Эрен. — Почему ты меня не боишься?

Вопрос звучал предельно глупо. И Эрен это понимал. Он-то знает, что никому из его друзей бояться не стоит, какую бы форму он ни принял. Но проблема заключалась в том, что они не могут знать этого наверняка.

— Остальные смотрят на меня так, словно я ворвался с ножом в их дом и угрожал вырезать всю семью. — Нет, Эрен, они смотрят на тебя как на титана, угрозу для всего человечества, бездумное оружие смерти, коим ты, мать твою, и являешься. — В их глазах тесно от презрения и страха. Они ненавидят меня, даже если не признаются в этом самим себе. И боятся. До дрожи. Но не ты.

Эрен остановился, пытаясь встретиться с Райнером взглядом. В хмурых зеленых глазах Йегера таилась надежда. Надежда найти причину, по которой он сам мог перестать себя ненавидеть сильнее всех остальных.

И если кто и мог дать ему это причину, то этим человеком точно был Райнер.

— В чем твой секрет, Райнер?

+5

5

«Вкалывай», - говорил себе Райнер, не совсем понимая, что это так трещит – его мышцы, или корни выкорчевываемого пня. «Вкалывай, меньше останется времени на размышления», - но думалось только больше, мышцы тяжелели, наливаясь силой. Сила разумного титана позволяла становиться сильнее там, где это невозможно, расти в плечах, набирать мощь даже на желудевом хлебе и жидкой просяной каше. Некстати вспоминалась присказка одной старушенции, у которой как-то пришлось перекантоваться их троице – бабка жила одна, старая совсем была, и Райнера, Энни и Бертольд добросовестно гнули спину под палящим солнцем, расчищая ее заросший огород. Бабка, шаркая ногами, чем-то брякала, возилась, бранилась шамкающим ртом себе под нос, а затем закатила работникам настоящий пир – печеную картошку с корочкой, картофельный пирог, какие-то квашеные овощи. Не нуждающиеся в пище так сильно, как обычные люди, но все равно изголодавшиеся по нормальной еде шифтеры лопали так, что за ушами трещало, не рыпаясь; бабка, помнится, потрепала их с Бертольдом по обросшим макушкам, и посетовала -  дескать, мальчикам нужно мясо, от крахмала только воротнички стоять будут. Они с Бертом переглянулись, не поняв – а бабку понесло дальше, знакомой песней, вот-де, клятые титаны, клятая наша жизнь, черти, нелюди, за какие грехи нам это все…

Бронированный Титан Райнер Браун, собирая кусочком картофелины дьявольски вкусный рассол, чавкал и кивал – да, чудовища, да, да, непонятно, да, за какие грехи. «Да за то, что вы родились, уебки сраные», - взвилось в нем тогда едкое и резкое, протестом откуда-то из-под ребер, усталостью от вечных проклятий, глухой злостью на ропот скота, заведомо обреченного на гибель. «Я – не такой. Мы – не такие», - их, Избранных, отделил от стада элдийских демонов тонкий шелк алой нарукавной повязки.

«Я не такой, как они», - от дров пахло сырой корой, на капле смолы застыла испарина утренней росы. Райнер, недолго думая, сковырнул каплю живицы, клацнул зубами – склеило.

- М-м? – Эрена-то еще как можно понять. От таких-то взглядов станет корежить кого угодно, да чего там, Райнер помнит (откуда-то), что на него смотрели далеко не все с восторгом. Почему-то многие – с ненавистью. Со страхом, с завистью. В серых стенах Либерио слышался шепот – «монстры», он оборачивался, но тот исчезал, словно морок, словно утренний туман.

- Почему я тебя не боюсь… ну… - он сморгнул, часто-часто. Переносицу заломило легкой болью, отдающей в затылок.

- Да я бы не сказал, что прям не боюсь, - вполголоса, осторожно, будто бы идя по узкой рейке над пропастью – гляди, что-то не так, гляди… ты ведешь себя подозрительно!

Да в смысле, а в чем его подозревать?

- То бишь… какой в этом смысл, Эрен? Если я буду ссаться из-за того, что у тебя внутри, то ну как это делу поможет? Я человек практичный, как ты знаешь. Пока что от твоей силы было куда больше пользы, чем вреда. Вон, дырищу тут гребаную заткнул в Тросте. Кто бы так смог? Да никто. Даже я, - посмеиваясь, Райнер набирал охапку дров, да побольше. Вон в ту штуку поскладывать, потом пристегнуть, на спину – и все, в одну ходку все дрова и притаранят. Нет, ну а чего?

- Как и ты, как и любой солдат Разведкорпуса, я здесь, чтобы спасти человечество. История… - Райнер потер висок плечом, - знает немало примеров, когда ради победы приходилось поступать  вопреки всему, что ты знал раньше. Ну, командор Смит ведь так и поступил, да? Он ведь решил использовать твои способности, чтобы усилить Разведкорпус, и…

«Что я несу?»

- Вот и весь мой секрет, Эрен. Остальные боятся, потому что не пытаются понять, а что до меня, то я думаю практично, стараясь не, как бы сказать? – не поддаваться общим настроениям, - иначе ведь все посыплется. Если даже Райнер, пример для всех остальных в 104м, будет выказывать признаки слабости или страха, остальные тем более падут духом. Райнер вовсе не воображает о себе дохрена, он просто знает свой долг, свое место, и свою роль.

«Роль?»

- Ну и признак хорошего солдата – доверие к командиру. Как бы то ни было, командору Смиту я доверяю… раз уж я здесь даже после его речей, - Браун фыркнул, цепляя стоящие под навесом ведра, и направляясь к колодцу. – И… - он слегка прищурился.

- Если я хочу увидеть свой дом, то мне придется пойти до конца, Эрен. Что бы это в себя ни включало, - титана в рядах солдат, ужасную смерть, и так далее. – К тому же, девчонкам не нравятся трусливые парни.

+3


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » оловянный солдатик