Гостевая Роли и фандомы Нужные персонажи Хочу к вам

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » death stranding


death stranding

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Can we break free from chains of never-ending agony?

https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2205/t727002.gif
In my darkest hours I could not foresee,
That the tide could turn so fast to this degree.

https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2205/t719694.gif
Time keeps on slipping away and we haven’t learned,
So in the end now what have we gained?

Отредактировано Bloom Peters (2022-02-18 15:27:36)

+4

2

Дождливый ноябрьский четверг сменился первыми заморозками в последнюю пятницу месяца. Изумрудные газоны покрылись изморозью, раскисшая трава захрустела под подошвой ботинок. Лужицы подернулись прозрачной корочкой льда. Последние уже почерневшие яблоки валялись прямо под ногами. На вишневых деревьях сиротливо болтались высохшие связки ягод. Над головой перетекали угольные птичьи дуги. Громкая брань воронья то и дело прорезала небо насквозь. Холодало, поднялся северный ветер. Он принес с собой повальный насморк, апатию и сиротливые уродливо слипшиеся снежинки из-за гор.

    В Алфее было непривычно темно. С наступлением сумерек перестали зажигать свет в коридорах. Ученики сидели по комнатам, все перемещения строго регламентировались: теперь требовалось особое разрешение руководства, чтобы покинуть жилое крыло вечером. Розалинда буйствовала, фанатично упивалась своим вновь обретенным могуществом. Скай старался не показывать своего раздражения. Требовалось разрешение, чтобы пройти из крыла Специалистов в крыло Фей? Скай молча брал необходимые пропуска, подписывал бумажки, ставил галочки. Раньше тоже были свои нюансы. Почти ничего не поменялось, просто разрешений требовалось чуть больше. Скай сдерживался, его выдержке можно было позавидовать. Тон его голоса ни разу не дрогнул: когда он в первый раз объяснял глупой помощнице Розалинды, зачем ему в крыло Фей, и когда он объяснял это в десятый раз. Скай лишь сводил брови к переносице, иногда начинал щуриться. Уголок его рта мог едва уловимо дрогнуть.

    Внутри Скай горел, как южный солярийский лес в августе, едва не начинал взаправду дымиться. Он ловил свои собственные едкие комментарии прежде, чем они успевали бесконтрольно выскочить из его рта в разговоре с директрисой. Обессилено сжимал кулаки, едва завидев отца. Иногда Скай заглядывал в лица однокурсников в поисках хотя бы маленькой искры протеста. Лица ребят были измученными и очень уставшими. На Ская смотрела свора напуганных до полусмерти детей. Их воспитывали для защиты Магикса, но не преуспели. Затяжной мир породил беспомощность. Андреас был в чем-то прав. Это осознание взбудоражило Ская, моментально вывело из шаткого равновесия.

    Он снова подумал о Блум. Розалинда, наверняка, успела запудрить ей мозги! Скай с досадой пнул дверь, перед которой стоял уже несколько минут. Зачем он только пришел? Что собирался сказать? Тень кривой улыбки на мгновение коснулась губ, чтобы тут же пропасть под непроницаемой маской с правильным выражением лица. Лояльность Блум вдруг показалась необязательной идиотской блажью. Ему не стоило сюда соваться. Скай шагнул назад и медленно развернулся. Закрыл глаза. Сделал несколько глубоких размеренных вдохов. К черту. Стелла была права: Блум не поймет. Скай болезненно поморщился. Тяжелая тупая мигрень возникла в левом виске и поползла к затылку. В конце коридора послышалась оживленная беседа. Кто-то неумолимо приближался. Скай замер, вытянулся и напрягся. Пальцы тут же нащупали тренировочный меч. Сегодня он подписал все бумаги. Потратил два часа на бездарные объяснения, зачем ему необходима встреча с Блум Питерс. Написал объяснительную, примерный план разговора. Розалинда измывалась с нескрываемой радостью. Ей было приятно решать за других. За него особенно.

    Нерв на левом веке истошно задергался. Розалинда отказала. Сука.

+2

3

[indent] Магия не была необходимостью. Блум никогда не хотела быть феей и творить заклинания взмахом руки. Заглядывая в будущее, она видела себя ветеринарным врачом, начавшим с выгула собак одновременно с обучением. Она делала скидки семье и друзьям, легко заходила к соседям, взглянуть на вялый вид их питомца и однажды открыла свою собственную больницу, в которой оставались животные, ждущие хозяев. Она никогда не мечтала спасать сказочные королевства от злых ведьм и колдунов. Даже книжки про это казались глупостью, пока одна из них не распахнула двери, вкинув её в свой мир. Сказка оказалась реальностью, а реальность оказалась довольно дерьмовой. Феи слишком человечны, некоторые из них намного хуже, ведь у них есть то, чего нет у людей. Они любят и ненавидят, помогают и мстят, учатся и учат, а ещё захватывают волшебные миры и убивают, убивают, убивают. Иногда Блум смотрит на них и думает, как людям повезло не иметь магию. Но даже в таких сказках иногда находится что-то хорошее - сказочные принцы всё так же прекрасны и готовы на подвиги, ставящие их жизни под удар.
[indent] Скай однажды рассказывает об отце. Говорит не много, но молчит так громко, что всё остальное Блум додумывает сама. А после удивляется тому, насколько была близка. Он говорит, что все в этом мире сломаны. Блум заглядывает в себя и находит каждую трещинку. Пытается склеить, находит друзей, но мир снова оказывается против. Она берёт Ская за руку и учится доверять (пытается научить тому же и его). Рядом с ним становится удивительно спокойно. Он смотрит на неё сначала с интересом, перемешанным с недоверием, потом с обидой и первый раз за долгое время Блум признаёт свою ошибку - он ей открылся, а она обманула. Это чувство выжигает изнутри, но Скай снова помогает - он прощает и начинает доверять, помогая простить себя. Всё, что он говорит, кажется каким-то правильным и она кажется чуть более правильной себе рядом с ним. Они защищают школу, защищают друзей и близких, уничтожают Сожжённых и выигрывают эту битву. Если бы они тогда знали, что она была лишь началом, они бы, возможно, поступили по-другому. Но тогда они радовались победе, а потом вернулись в новый мир.
[indent] Блум чувствует вину. Она так хотела узнать о себе, о своём прошлом и семье, и оказалась в этом настоящей эгоисткой. Она освободила Розалинду, став причиной того, что происходит в школе сейчас. Блум закрывает глаза и сглатывает подступающий к горлу ком. Огонь проникает в самое сердце, прожигая в нём ещё одну дыру. Она - причина того, что стало с Фарагондой. Розалинда проходит мимо и улыбается ей одной. Блум сжимает кулаки, закрывает глаза и считает до десяти. Огонь постепенно гаснет и в этот раз она снова не сожгла нового директора - это прогресс. Андреас проходит следом и Блум чувствует, с каким трудом удаётся сдержаться Скаю. Она хочет помочь, хочет взять его за руку и увести от ожившего отца, хочет пойти в тюрьму и освободить Сильву, хочет остановить всё, что начала и позволить своему новому миру жить спокойно. Но остаётся стоять, не отводя взгляда от удаляющейся спины специалиста и сдерживая огонь, выжигающий всё внутри. Если отпустить его, всё станет ещё хуже.
[indent] Феи рядом о чём-то говорят, она слабо слышит отголоски разговора, благодарит их за то, что не просят участвовать. Мысли сейчас где-то далеко, в другом крыле, в тюремных комнатах, дома на диване между Майком и Ванессой, которые в шутливой форме спорят о чём-то, что только что видели по телевизору. Она давно уже не хочет быть здесь (никогда не хотела). Но бросить всё и сбежать было бы самым дерьмовым поступком. Тем более после того, что натворила. Повернув за угол, не замечает, как остальные проходят дальше. Сейчас меньше всего хочется быть с кем-то. Доходит до двери и замирает. Подкрадывается внезапное ощущение, что за ней следят - липкое, противное, пробирающее до дрожи. Блум зажигает небольшой огонёк в ладони и резко разворачивается, слабо представляя, что собирается делать. - Скай? - Огонёк падает на пол, сразу же погаснув. Есть свои плюсы в том, что он совершенно не владеет силой - небольшим использованием магии она не сможет никому навредить. - Что ты здесь делаешь? - Смотреть на него странно. Блум ещё помнит их разговоры, внезапный поцелуй и его взгляд, но последние дни стоят в памяти ярче. Их жизни, заключённые в одну школу, немного разошлись и каждый переживает происходящее сам, далеко друг от друга. Маленькая, но ощутимая пропасть появилась между ними ровно в тот момент, когда в его жизнь вернулся Андреас. Блум не за что его винить, она просто скучает.

+1

4

Разговоры становились все ближе. Скай переступил с ноги на ногу, весь подобрался, как иссушенный голодом зверь, напряженно отступил в тень. Лезвие меча слабо блеснуло в перерезанном оконной решеткой свете уличного фонаря. В голове стало очень тихо, какой-то призрачный усыпляющий морок оцепенения пригвоздил Ская лопатками к каменной кладке влажной от холода стены. Тяжелый вздох осел в гортани колючим комком пыли. Скай зажмурился, сдержал приступ кашля. Сильва потратил непозволительно много времени на воспитание прилежного и исполнительного солярийского воина из бесстрашного принца с вечно неуместной бравадой. Сильва ни черта не преуспел. Теперь Скай сам не знал, кем ему предстояло стать. Изгоем? Моральным уродом и отщепенцем среди вчерашних друзей. К черту? К черту! Пока его руки свободны от наручников, в этих руках будет меч.

Скай смело шагнул в полоску света навстречу появившейся девушке. Даже полумрак не в силах был спрятать огонь ее ярко рыжих волос. Блум! Скай невольно пропустил вдох. Замер. Она его не заметила. Ее взгляд блуждал по полу, плечи были устало опущены, выражение лица говорило о сосредоточенности или задумчивой отрешенности. Скай не разобрал. От яркой вспышки света он на миг ослеп, дернулся назад, задел затылком камень.

- Черт, - тихо прошипел сквозь зубы, потер ладонью шею, запустил пальцы в волосы. На ладони осталось что-то влажное и липкое. “Наверное, мох”. Огонек в руке Блум слишком быстро погас. Скай пару раз моргнул, чтобы снова привыкнуть к вернувшейся темноте. - Я хотел с тобой поговорить.

“Мне нужна твоя помощь!”

Он едва сдержался.

“Пожалуйста, не отказывай мне!”

Он наспех вытер ладонь о штанину и сжал пятерней узкую руку Блум. С ее пальцев только что упала горсть огня - кожа все еще была необычайно горячей. Скай едва не обжегся, но хватка ничуть не ослабла. Его ладонь жадно вбирала это нечаянное тепло. Он рефлекторно подался вперед, сделал короткий шаг навстречу, потом еще один. Теперь между ними были только их переплетенные пальцы. Скай доверительно наклонился к Блум. От него пахло кедром, мускатным орехом и тремя жадными глотками виски, без которых он никак не мог решиться пойти к ней. Скай с шумом вдохнул нежный девичий флер пионов, шампуня с пачули и мятной жвачки. Ему стоило убрать меч в ножны, иначе она может нечаянно пораниться. Отпустить руку и отступить назад было выше его сил.

- Помоги мне вернуть директрису Даулинг, - жаркий шепот настырно вторгся в Блум. Скай едва касался губами ее правого уха. - Пожалуйста.

Их могли заметить, тогда наказание пришлось бы разделить пополам. Просьба войти в комнату показалась страшно неуместной. Скай оставил ее при себе. Сейчас в нем разгорался настоящий азарт. С каждым вдохом он чувствовал овладевающее им необычайное вдохновение. По хребту прошла едва ощутимая дрожь, волосы на затылке встали дыбом. Он нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Наконец, пальцы свободной руки легли на маленький девичий затылок. Блум была так близко только раз. Тогда самообладание Ская проиграло ее вопиющему коварству. Это не имело никакого значения. Едва заметный шаг Ская поглотил последние пятнадцать дюймов свободного пространства между ними. “Пожалуйста, без тебя я не справлюсь”.

+1


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » death stranding