BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » дела в этом городе таковы


дела в этом городе таковы

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1248/841845.jpg[/icon]

https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1248/105164.jpg

Дела в этом городе таковы, что я веду себя так: входя, называю фамилию и предъявляю бумаги, ее подтверждающие, с печатями, которые невозможно подделать. Говоря что-либо, я привожу свидетелей, чья правдивость удостоверена документально. Безмолвствуя, придаю лицу выражение пустоты, чтобы было ясно, что я ни о чем не думаю.

+7

2

Пока Царевич лениво обмакивает кисточку в краску и убирает её избыток о железные бортики ёмкости, Марья успевает закончить со своей частью — быстро, по-деловому, подходя к задаче профессионально, больше напоминая математика, занятого очередными расчётами, чем человека за перекраской старой мебели.

«Мой узнаваемый почерк, — Марья музыку во время работы не включает, а колонки презирает в принципе, так что он ограничивается заевшим в голове мотивом, который не устаёт напевать, — Начать и кончить. Т-тфу, блин. Бросить». С раздражением он откидывает от себя кисточку, та хлюпает в краске, но на дно не опускается — слишком велика.

— Обязательно тебе уезжать? — он не считал, сколько раз этот разговор уже происходил между ними. Есть несколько вариантов развития событий — всё зависит от марьиного настроения. Если хорошее, то она постарается объяснить, чем конкретно её заебала Москва и почему отъезд необходим. Если Марья не в духе, то она доступно расскажет, как заебал своими расспросами Ваня.

У Царевича нет привычки ни навязываться к кому-то со своими вопросами, ни привязываться к конкретному человеку — сентиментальностью отличается из них двоих Ванечка,  удел же Царевича это отсекать всё лишнее в характере и жизни дурака. Просто Марья — не та, кто будет презирать его за слабость и то, что он не хочет её отпускать. Чувства тут не при чём, но для Вани Марья — неизменный атрибут его комфортной жизни. Как дрип-пакеты или подписка на «Нетфликс». Она всегда существует где-то на периферии, лишний раз о себе не напоминает, но и забыть тоже никогда не даёт. Марья, она такая, простецкая и своя, и то, что она решила уехать, выбивает почву из-под его ног. Лишает комфорта.

Особенно после того, как из МВД его всё-таки увольняют. Дурак, понятное дело, страдает, страдания  — штука для него перманентная. А Царевич, только узнав об этой новости, фыркает от облегчения. Здравствуй, дорогая редакция. Наконец-то. Узнаёт он об увольнении уже в больнице, валяясь в стационаре, принимая витамины по расписанию и иногда прокапываясь. Не самое худшее, что с ним случалось. Медсестры приятные, упитанные такие и хорошенькие на личико, делились с ним шоколадками от других пациентов и бегали на перекур. В больнице Царевичу понравилось, и выписку под конец от главной сестры он получал с грустью.

— Кому они вообще нужны, эти корни? Вот много тебе даст это — знать, откуда ты взялась такая? Ну живёшь себе в центре цивилизации и живи.

Рядом со ним.

Время идёт, а собственником он быть так и не перестаёт. Марья, если её и удивляет новая черта конкретно в Ванечке, то она ничего не говорит на это. Стесняется, что ли? На неё не похоже.

В помещении, чтобы не стояла такая сильная аура краски, открыты настежь все двери — коридорные и балконные. Царевич выбирается на балкон, перегибается через перила и смотрит вниз. Так и хочется ему крикнуть: «Какие же вы все долбоёбы-ы» с высоты марьиного этажа.
Или вниз сигануть. Такое расстояние до земли, думает он, что выжить вряд ли получится. Даже несмотря на всю его удачливость до этого.

Но он не делает ни первого, ни другого. Вместо этого вытряхивает из пачки последние две сигареты. Бонд с кнопкой. Вообще он курит другие сигареты, но Ванечка не курит вовсе никаких, так что довольствуется он тем, что предложат в ларьке около остановки.

Одну он отдаёт Марье, а вторую продувает перед тем, как закурить.

— Ну это же просто поебистика какая-то, извини за грубость.

Не привыкший извиняться ни перед кем, Царевич с Марьей делается чуть более покладистым и робким — она может даже попытаться погладить его против шерсти, если сильно захочет.

Самое паршивое, так это то, что он знает — если Марья решила, то её уже не разубедишь. И хоть умоляй ты её, хоть уламывай — всё равно ведь уедет.

Лёгкий августовский сквозняк колышет выбеленную тюль, а Царевич делает глубокую затяжку, чтобы дать Марья наконец ответить.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1248/23475.jpg[/icon]

Отредактировано Ivan the Fool (2022-04-22 18:48:13)

+6


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » дела в этом городе таковы