Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » dark side of the sun


dark side of the sun

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Код:
<!--HTML--><table style="table-layout:fixed;width:100%"><tr><td><p><span style="display: block; text-align: right"><img class="postimg" src="http://funkyimg.com/i/2Qyp6.gif" alt="http://funkyimg.com/i/2Qyp6.gif" /><br /><span style="font-size: 10px"><span style="color: maroon">brock rumlow</span><br /><span style="font-family: Century Gothic">All the weapons in your head under control<br />
With their radars they are chasin' our soul<br />
Time is runnin', but your future's long ago<br />
</span></span></span></span></p></td><td><p><span style="display: block; text-align: left"><span style="font-size: 10px"><span style="color: maroon">steve rogers</span><br /><span style="font-family: Century Gothic">They turn everything you love into verbot<br />
From the cradle to the grave part of the show<br />
<br /></span></span></span><br /><img class="postimg" src="http://funkyimg.com/i/2Qyp5.gif" alt="http://funkyimg.com/i/2Qyp5.gif" /></span></p></td></tr></table>

+4

2

Его поймали через пару недель после инцидента в Лагосе. Как-то вычислили, не поленились и выследили, мастерски провели идеальный захват. Всё, как по часам, по уставу и по правилам. Рамлоу даже отстреливаться не стал. Просто поднял руки вверх, полностью капитулируя. Нет смысла сопротивляться, если на тебя направлено около дюжины винтовок, а ещё три красных точки от снайперов неподалёку. Конечно, если не хочется умереть, не нужно и рыпаться. Жить хотелось. Особенно после того Ада, что он перенёс. Повтора он не перенесёт. Брок попытался примирительно улыбнуться и сдал оружие. Броню и ударные механизмы-наручи вместе с маской профессиональная агентура нашли самостоятельно, когда выносили всё подозрительно из временного убежища Рамлоу. А уже через пару часов по телевизору заговорили о поимке известного террориста и убийцы — Кроссбоунса. Капитана не было в штурмовой группе, не было и Романофф. Значит, слежка за Рамлоу велась на одном из уровней, которые этим двоим не раскрывались. Обычная практика, когда начальство тебе не рассказывает чего-то, а потом выкладывает всю информацию за один раз. Три дня прошло, после чего к нему наведался Эверетт Росс, до этого лишь наблюдавший за преступником на расстоянии и прикрытием охранников. Знал прекрасно, что любому террористу ничего не стоит подставиться, но вместе с этим переломать шею кому-нибудь из начальства.

— Вас обвиняют в терроризме, убийствах и преступлениях, направленных против собственной страны, — Рамлоу слушал его вполуха, опустив взгляд в пол и сидя смирно на стуле, почти не двигаясь. Ведь именно в таком положении боль в левой стороне тела пылала не так сильно. Наркотических обезболивающих ему тут не давали, ограничиваясь только слабыми анальгетиками. Не хватало, точнее вообще не помогало, но Брок за пару лет почти слился с болью и стал принимать её как должное. Извращенная форма издевательства над самим собой, над телом, разумом и душой. Шрамы стягивали кожу, частично ограничивали движение. Их неприятно холодило, а, если прикоснуться, то они, казалось, могли обжечь. Огонь, жар и порох въелись глубоко под поражённую кожу и остались там даже после умелых рук некоторых медиков со стороны ГИДРы. А, так вот о чём тут говорит этот парень.

— Сотрудничество с ГИДРой, — сейчас на каждом углу об этой организации трещат без умолка. Все грехи человечества в любые исторические промежутки стали присваивать именно им, членам ГИДРы. Лестно, но Череп не оставил бы Пирса в покое, если бы тот выжил после инцидента с «Озарением» и всем этим... вскрытием в ЩИТе и утерей Зимнего Солдата. Ничего, ГИДРА всё равно продолжает натягивать и Совет Безопасности, и ООН, как и делала это раньше. Просто важная точка в ЩИТе была ликвидирована, и это несколько огорчило Черепа. Хотя, черт поймёт его. В последнюю встречу с этим конспиратором Рамлоу всё рано не видел никаких различий: как был красным безумцем, таким и остался. Краснеть больше не стал, гнев и гордость никак не влияли. Одно не доминировало над другим. Всё было, как было. Но Пирсу повезло, что помер. — Полагаю смертная казнь — лучший выход.

Но, разумеется, она ему не светит. Так же как и защита адвоката, которую в гробу он видеть бы хотел. Сам себе адвокат. А его ребята-наёмники — железное алиби, если хотите.

— Однако, — высокопарная болтовня Росса начала уже надоедать, — для начала нужно будет пройти не одну зону допросов.

У них было три дня для этого, чего ждали-то, спрашивается? Рамлоу прекрасно знал, чего. Кого, если говорить точнее. Никто не знает, что сделал бы Кэп с ними, узнай сейчас же, что для Брока определили отдельный стул с переменным током. Рамлоу остается на данный момент единственным, у кого имеется определённая информация, в которой нуждается Символ Америки и непогрешимости.

— И одной из этих зон будет Кэп, — заключил Рамлоу, отозвавшись хрипло, поднял взгляд на застывшего в стороне Эверетта. — Он задерживается. Никак не в курсе был, что вы вычислили меня на моём перевалочном пункте?

На случай, если Рамлоу окажет сопротивление и в процессе задержания будет «случайно» убит. Застреленным быть не хотелось даже «не случайно». Улыбка вышла кривоватой и жутковатой, слева зарубцевавшаяся кожа вообще едва могла выразить что-то своей затухающей мимикой. Росс посмотрел на заключённого оценивающе, как делал это с другими преступниками. Жалел о такой головной боли в виде Рамлоу, хотя, несомненно, был доволен, что террориста получилось изловить и подержать у себя перед тем, как передать в руки закона.

Ничего так и не сказав больше Эверетт удалился, а Рамлоу, после того как его под конвоем и прицелом нескольких автоматов с разных сторон довели до камеры (человек, успешно сопротивляющийся в рукопашной самому Капитану, — это вам не шутки, да), попытался расположиться на небольшой жесткой кровати, левой стороне к металлу стены — приятно холодило и немного успокаивало. Времени у Брока достаточно. Тут даже лучше, но только с твёрдой мыслью, что до казни смертной так и не дойдёт и надолго он в этих стенах не задержится.
[nick]Crossbones[/nick][status]fear[/status][icon]https://i.ibb.co/47vqfXC/image.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZKxFwVH/image.jpg_ bad blood _[/sign][fandom]marvel[/fandom][char]Crossbones, 53[/char][lz]never turnin back, I've done been in hell and back, me runnin outta guns, nah, never heard of that, I ain't never ran from a gunfight, this is you and me, mano y mano, you're damn right.[/lz]

Отредактировано Brock Rumlow (2019-01-26 19:31:55)

+3

3

О том, что схватили Брока Стив узнает чисто случайно, да то с помощью пары бывших знакомых агентов ЩИТа [ныне работающих на ЦРУ, но обязанных Капитану жизнью]. Спустя пару недель после Лагоса, после того его промаха_заминки почти секундной, когда с губ Рамлоу сорвалось имя Баки и весь мир полетел в тартарары, возвращая Стивена в довоенный Бруклин; после той фатальной ошибки Ванды, в которой он ни в коем случае не стал бы винить Максимофф - потому, что вина лежала целиком на нем и только на нем. Это он - их лидер, их командир, и тот, на кого они все привыкли равняться;  это он облажался тогда по полной, но уж точно не Ванда; после чертовой [и тут уж не выражаться не получается, даже у Стива] опалы на Мстителей и возникновения всех этих треклятых споров между ним и Тони в связи с Зоковианским договором, который стоит у Капитана поперек горло подобно кости.

И понимает: он вообще не должен был этого знать. Ему никто не собирался об этом говорить. Он выпал из обоймы. Он перестал быть частью системы и его уже списали со счетов, позабыв все прежние подвиги Капитана Америки. Им плевать на то, что он должен поговорить с Рамлоу. Он должен с ним поговорить. Эта мысль бьет набатом в ушах, раздирая в кровь барабанные перепонки, терзая неотступной болью в грудине. Потому, что тот виделся с Баки. Говорил с Баки. Знает, где Баки. Это новая зацепка. Это еще один чертов шанс, спустя два года беспросветных поисков у него снова появилась надежда. И он не собирается её терять. Не из-за упертости этого Росса.

О том, что он здесь лишний, ему тут же добросовестно и долго разжевывают ибо видите ли он больше не работает на правительство ["Вы сами говорили, что Мстители - это частная организация, капитан Роджерс"] и вообще тут нет Фьюри, чтобы он погладил Капитана по головке и выдал ему желаемое на блюдечке с золотой каемочкой.  И не выгнали их только из уважения к прошлому. Это просто учтивость. Капитан знает это слово, и им тут и не пахнет. Он ненавидит ложь. И потому усмехается жестко.

Левая бровь Роджерса невольно ползет вверх в немом удивление: в его отношениях с директором ЩИТа было много криков, много недоверия обоюдного, много выяснений чья правда крепче и лучше; непринятия методов работы друг друга, но уж точно Ник никогда не гладил его по головке и не выдавал ему желаемого. Не то, что бы это желаемое вообще было или Кэпу на то было нужно разрешение, но он удивлен такой оценкой их тандема с Фьюри. Не сказать, правда, что приятно. Но удивлен.

- Не стоит мне мешать, - тихо  и слишком, даже вопиюще спокойно говорит Роджерс [о том, что клокочет в груди его знать помимо него никому и не обязательно; он научился не выдавать собственных эмоций, у него были хорошие учителя, а Роджерс еще в тридцатые годы прослыл старательным учеником, тогда он только усердием и мог взять то, чего желал], не оборачиваясь на стоящих позади него Сэма и Наташу, да и слова эти едва ли к ним обращены [в принципе он и не звал с собой, ни друга, ни свою девушку. Но поди объясни это Соколу и Черной Вдове?! Мда, тяжелый случай, клинический бы - сказал бы Тони, но тот вмешиваться не станет, ни ради Стива, ни теперь. И это тоже огромная проблема, потому, что раскол Мстителей - очередная вина Стивена Гранта Роджерса; он сам себе колоса на глиняных ногах напоминает того гляди и рухнет под гнетом обстоятельств. Потому, так и важны нужны ему Сэм и Наташа].

Он смотрит прямо перед собой на Росса и знает, помнит, как часто ему об этом говорили - синева его глаз затягивает. Не угрожает даже, скорее просто не советует, слыша как позади него вздыхает Уилсон, не далее как вчера он в очередной раз заявил, что Капитан себя в могилу из-за Барнса загонит. Стив не стал спорить, к чему отрицать очевидные вещи?! - Я поговорю с Рамлоу в любом случае. Вы можете пропустить меня сейчас, или мы можем пойти другим путем.
- Вы не посмеете, Роджерс, даже Вы не посмеете, - вздрагивает Росс, а Стив чуть улыбается, видя, как тот собирается кого-то вызвать, или усилить охрану или вовсе арестовать Капитана Америку к чертовой матери. О, ну попытаться то ему ничто не запрещает. Только вот стоит ли?! Стивен вздыхает устало, трет пальцами переносицу: он не спал уже вторые сутки, и этой ночью, он прижимая к себе Романофф просто делал вид для спокойствия Вдовы, что спит. Уснуть после того, как он узнал о Броке у него не получалось нисколько:
- Да, Господи Боже, Эверетт, я просто напросто сделаю официальный запрос. Как бывший командир Брока. Он работал под моим началом, он возглавлял СТРАЙК, отряд, который был в моем непосредственном подчинении, Вы будете обязаны дать мне возможность поговорить с ним в любом случае, просто это займет куда больше времени. Я утоплю Вашу контору в бюрократии, вымажусь в дерьме, если угодно, но свидания добьюсь, сделав это все достоянием общественности.
- Ваша репутация будет уничтожена, Капитан, - грозится цру-шник: его лоб покрывается испариной, а позади начинают маячить подтягивающиеся оперативники. Большей частью из прежних агентов ЩИТа, а Капитан ему снисходительно улыбается:
- Да Мстителей сейчас только ленивый линчевать не желает, а уж меня так тем более, в связи с моим отказом подписать договор. Думаете будет хуже, если все узнают, что у меня под носом было целое подразделение ГИДРы?! - он облокачивается щитом на стену. Потягивается подобно дикому коту и улыбается в тридцать два зуба самой обаятельной из арсенала капитанских улыбкой. Говорят - она многих даже пугает. - Ну так, что?! Я могу пройти. Я один. - уточняет он, чтоб не довести до нервного тика Росса. Тащить за собой Сэма и Наташу он в любом случае не собирался. Как и убивать Брока. Не в этот раз. Ни когда ему так нужны ответы на его вопросы.

Проходят долгие пару секунд и Росс дает отмашку. Капитан проходит дальше. Сэм и Наташа остаются позади. Он не оборачивается и так знает, что Сокол качает головой из стороны в стороны, а Нат поджимает свои пухлые губы в недовольстве. Переживут, не малые дети и он их с собой не звал. А ему предстоит встреча с Рамлоу.

- Может встанешь, когда с тобой говорит выше стоящий по званию, - чеканит Капитан, проходя внутрь камеры, смотря в глаза Рамлоу.

+3

4

Кэп не дурак тащить за собой на допрос и Романофф и своего подмастерье. Это совершенно не тот разговор, не та тема, когда тебе требуется помощь товарищей со стороны. Тут придётся только один на один. Рамлоу встречает его взглядом в упор, даже не моргая, разве что левый глаз стал плох в фокусировке. А в Капитане эта решительность чуть ли не из всех щелей вытекала. Хотел бы пропустить замечание мимо ушей, да не получилось.

— Есть, подняться на ноги, Капитан, — и выполнил, медленно поднявшись с кровати, сцепив руки за спиной в крепкий замок, так и остался стоять. — Как там, в мире живется? Много шума?

Криво усмехнулся.

Да, он успел зацепить своим слухом, когда ещё был на свободе, что ООН не намерено было больше терпеть автономию «Мстителей». Поэтому и сообразили в быстром темпе на несколько стран договор, подписанный и главами государств, влиятельными военными и остальными политиками, подносили этот клондайк правок и законов на трупах людей, которые когда-то жили в Соковии. Закономерно, в общем-то, и добавить нечего. А шума-то будет много, Рамлоу был в этом полностью уверен. И под этот шум, по традиции, будет очень удобно залечь на дно да подчищать все свои следы, где-либо оставленные. Надо полагать, выпустят его отсюда только перед самой «бурей», не раньше. Ну, ничего, Брок всегда умел ждать. Не смотря на то, что свободы хотелось, Кроссбоунс намертво прицепил себя к этой камере. Пусть этот отдел по борьбе с терроризмом думает и убеждает себя дальше, что Брок тут надолго. Приятно будет потом, перед скорым отбытием, взглянуть им в глаза.

Видимо Роджерс не знал о таком выражении: «в ногах правды не водится», но Брок продолжил стоять, как встал с лежанки. Кэп был при полном параде, как всегда, со щитом. Не отступит, пока своего не добьётся. Рамлоу в невыгодном положении, как ты ни крути ситуацию с разных сторон. Этот тет-а-тет с Кэпом был просто вопросом времени. Броку было всё равно, важно было потянуть время как можно больше по одной, известной пока ему причине. Может быть, Кэп и сам догадается, может быть, поймёт всё совершенно не в том свете. Броку плевать, как там заведёт проржавевшие шестерёнки в своём мозгу Капитан, Командир просто железно держит в голове до сих пор некоторые из последних слов, которые он говорил Солдату...

«как можно дальше. они будут искать. пропасть. уйти. как понял, Солдат?»

Хотя и не Солдат уже почти. Встреча с Капитаном надломила его броню, в которую его извечно засовывали ученые и куратор. Словно та крио-камера пошла огромными трещинами, грозясь вот-вот разлететься на мелкие осколки. Вспарывать острыми краями сознания, чтобы потом из этих щелей вылазили все воспоминания. От и до. Это уже было видно на последних миссиях. Личность, не просто оружие, которым достаточно просто управлять, — в несколько слов, перезарядить, навести на цель, и отдать чёткий приказ.

Интересно, а Кэп догадывается, что творит с сознанием Зимнего, может быть, даже не желая того? Да, регенерация у Актива была что надо, идеальная, но, надо полагать, и она не справится с тем пиздецом, что творился бы в голове у Солдата, если бы... к счастью, Солдат вовремя сбежал. Особенно, при учёте всей ахинеи, творящейся на политической арене. Кроссбоунс — преступник по своей собственной воле, не шел, конечно, в ГИДРу под присягой, но выполнял их приказы и оставался верен. А Солдат... Солдат — не просто _оружие_, точнее — не _оружие_. Право выбирать и решать у него было отнято очень давно. А напоминали каждый раз — обнулением. Рамлоу не хотел в этом копаться, к тому же не было на это времени.

— По какому случаю визит, Кэп? В Нигерии, вроде как, попрощались уже, — нельзя не припомнить эту встречу, которая, по логике, должна была стать последней. Роджерса тогда можно было читать словно открытую книгу. Лишь одно «Баки», и Капитан замирал, обращаясь полностью в слух. Знал Кроссбоунс, что только этим можно обратить на себя внимание и тянуть время дальше, тянуть и тянуть. Да, пришлось тогда врать и, если бы не Максимофф, никто не скажет, чем бы всё закончилось. Но Рамлоу не жалуется, он даже рад, что всё так сложилось.

[nick]Crossbones[/nick][status]fear[/status][icon]https://i.ibb.co/47vqfXC/image.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZKxFwVH/image.jpg_ bad blood _[/sign][fandom]marvel[/fandom][char]Crossbones, 53[/char][lz]never turnin back, I've done been in hell and back, me runnin outta guns, nah, never heard of that, I ain't never ran from a gunfight, this is you and me, mano y mano, you're damn right.[/lz]

+3

5

Стив вовсе не ведется на это показушное, якобы, подчинение со стороны Рамлоу, выглядевшее, скорее как издевка, чем признание права силы и статуса за Капитаном - наоборот выглядит все так же, как и есть на самом деле: словно Стив пришел просить, а Брок будет раздумывать дать ему или не дать желаемое.

Но он тот час же зеркалит позу Брока, расставляя ноги на ширине плеч военной выправкой, языком тела копируя позу наемника, только вот руки в замок смыкая, привычно впереди себя, не отводит взгляда от бывшего подчиненного. И не может не задаваться вопросами: почему Брок выбрал не ту сторону, и почему он сам не разглядел этой червоточины в своем подчиненном. Как мог оказаться настолько слепым и доверчивым. Как мог так ему доверять. Работать с ним плечо в плечо и знать, а главное верить в то, что Брок прикроет в случае чего его - Стива - спину.

Наивный, ты все еще не смотря на свои девяносто с гаком лет, слишком наивный для такой работы, Роджерс, и права твоя девушка была, когда тебе это открытым текстом заявляла парой лет назад. - проносится, стремглав, в голове Кэпа, покуда он рассматривает Рамлоу.

А ведь они достаточно неплохо в свое время сработались, и Стиву Брок очень даже импонировал. Он был образцовым Командиром для отряда - разумным в меру и безрассудным изредка, но при этом тонко улавливающим, когда следует проявить инициативу, а когда и вовсе просто бездумно выполнять приказы Капитана Америки, даже пусть они и идут в разрез с его собственным мнением. Работать со СТРАЙКом Стиву нравилось и он не собирается этого отрицать - Капитан привык признавать свои даже самые нелепые ошибки. Рамлоу определенно был таковой. И все это время - он был [остается] одним и ГИДРы. Ошибка. Фатальная. А Роджерс, такие ой, как ненавидит. Просто едва ли кто-нибудь на всем белом свете может вообще себе представить сколько демонов в душе у Капитана Америки. И как не смотри - неприятный осадок остается от этих мыслей в душе.

- Я здесь не за обсуждением положения дел в мире. Твои хозяева всё равно ничего не добьются в конечном итоге. Я уничтожал ГИДРу в сороковых, смогу и сейчас, сколько бы у вас там голов из всех щелей не перло, - отрезает Капитан, снимая маску, закладывая ту за пояс, и поднимая голову, чтобы снова найти глаза наемника своими: ему всегда был важен зрительный контакт. Его вовсе не шокирует внешний вид Брока. Не теперь. Он и не такое на самом деле видел. Просто тогда в Нигерии это было несколько спонтанно только и всего. А сейчас Стив смотрит на него несколько даже заинтересованно, пытаясь просчитать сколь много он сможет выиграть из этого разговора.

А после он медленно, так же как снимал только что маску, из Капитана Америки становится всего лишь навсего только парнем из Бруклина - Стивеном Грантом Роджерсом, которому нужны ответы. Которому необходимо найти своего лучшего друга. Найти. Спасти. Вернуть. Любой ценой. Какова бы она не была. Сделка с дьяволом никогда еще не была столь заманчивой для Стива, как сейчас, особенно сейчас, когда он знает после Хэликаррьеров и Бухареста, что уже почти смог достучаться, добраться до Баки. Просто в очередной раз ГИДРА спутала все его карты_планы и Баки навряд ли теперь ему станет доверять, а Наташа и Сэм едва ли ему позволят снова собою вот так рисковать - ни то, чтобы Стиву необходимо их разрешение, но видеть эту плещущуюся на дне радужек боль в глазах своей девушки и ближайшего друга ему, ой, как не хочется. Просто у него и выбора-то другого нет. Баки бы пошел за ним. Он все еще помнит это прошедшее с ними сквозь годы: "Я с тобой до конца", бьющееся в его сердце особым ритмом.

И это определенно дало бы Рамлоу козыри в руки, если бы не моральная составляющая Роджерса в свое время города и страны берущая. Он невольно морщится при упоминании Броком их последней встречи, которая по сути и стала той последней каплей, тем самым спусковым крючком, который запустил после себя всю эту историю с Соковианским договором. Мстителей в буквальном смысле прижали к ногтю и это испортило абсолютно все: они все начали грызться между друг другом. А Стив с Тони даже смотреть друг на друга не могут и это-то два лидера, два столпа, на которых в принципе-то и держалось все впредь - Роджерс не настолько в себе уверен [а скорее всего до сих пор не уверен в себе полностью], чтобы не признавать очевидных вещей. Чтобы не признавать, они с Тони именно те двое, за которыми все остальные шли, доверяя. Тони, как ни крути - сын Говарда. Сын гениального механика, ставший сам по себе гением. И это еще одна не зарубцовывающаяся рана на его сердце. Потому, что выбирая между Старком и Баки - Стив снова и снова будет выбирать Барнса. Даже, после того, что он узнал. О чем он продолжает молчать. Не такой уж он и правильный этот самый Стив Роджерс.

А еще и Наташа. Его Наташа говорила тогда, что рулить можно и с одной рукой на руле, глядя своими хризолитовыми в его голубые глаза, а Стиву хотелось сплюнуть от досады и осознания: Черная Вдова всегда будет подстраиваться под обстоятельства и эпохи и выбирать для себя более выгодные варианты и далеко идущие наперед, доверяясь не ему - Стиву - а собственному инстинкту самосохранения. Чертова русская шпионка, которой он доверил собственное сердце на этот раз предпочла выбрать сторону Тони и даже тот факт, что она пошла с ним сегодня этого не отменял, как и все их ночи, со смятыми влажными простынями и тихим шепотом признаний. Она будет выбирать не его, а что выгоднее и удобнее. И с этим мириться у Стива никак не получалось.

- Я пришел поговорить о Баки, - чеканит Стив. - Мне нужно его найти. Пока это не сделала ГИДРА снова. Он сбежал от них пару лет назад в Бухаресте, и я потерял его след. Если ты окажешь содействие, то..., - Роджерсу и договаривать особо не нужно, Рамлоу - умный мужик, и прекрасно понимает какова цена долга Капитана Америки. Особенно такого долга.

Отредактировано Steve Rogers (2019-01-30 03:27:54)

+3

6

Его не перевели в комнату для допроса с улучшенным освещением и неудобным стулом, не напялили наручники, не предупредили о приходе Капитана. Рамлоу чувствовал приближающуюся встречу скорее интуитивно. Значит, это — неофициальная встреча. Но наблюдение, всё-таки, ведётся. Как удобно. Брок это замечает по «подмигиванию» камеры под потолком. Замаскировали хотя бы, что ли. Технологии. Хотя официально, не официально, погоду это не улучшит, никак не изменит в принципе, — любые слова всяко будут использованы против него. Что бы там не говорили цэрэушники, заранее выучив всё самое нужное. Кэп был здесь, и ему требовалась определённая информация, которая была у Брока. Рамлоу тоже был здесь и он едва сдерживался, чтобы не плюнуть ядом в лицо этому ходячему моралисту.

— Жаль. Знаешь, единственный минус нахождения в этой камере — нет никакого доступа информации извне. Скучно становится со временем, здешнее начальство не очень-то разговорчивое. Больше требуют, чем дают, — Брок осклабился своему бывшему «начальнику», а при упоминании о ГИДРе закатил глаза и глянул с видом, мол, серьёзно? — Старая песня, Кэп. Вынужден огорчить, ничего не делается ГИДРой просто так. Если что-то было сделано, значит, результат получен. Отрицательный результат — это тоже результат. Иной раз, лучше, чем положительный.

И... уничтожал ГИДРу? Тогда Роджерсу не помешало бы ещё посидеть (или начать это делать) в архивах или, если есть желание, и нет совести, можно обратиться прямиком к Романофф. Она может рассказать много интересного, что может ассоциироваться с ГИДРой, даже если на эту организацию не было прямого указателя. Организация лишалась главных голов, но отращивала новые, жадно вгрызалась во вражеские структуры и подразделения с новой силой и продолжала «заражать» собой всех вокруг. Иногда — с немого понятного согласия. Люди не меняются и в первую очередь смотрят на выгоду, а не на мораль. Начавшаяся однажды пандемия ныне постепенно подминает под себя весь мир незаметно, профессионально.

Правильно, сказал бы Брок, если бы его уже не тошнило от всей ситуацией с ГИДРой, в которую сам он попал... можно сказать, в силу своих ошибок, которые как-то нужно было исправлять. Роджерс тоже хотел исправить ошибки своего прошлого, которое буквально пару лет назад ещё активно скакало горным козлом и выкашивало значимые политические и научные шишки в мире. Ну, ошибки исправлять никогда не поздно, думал Брок, всю свою жизнь расплачивающийся за то, что по молодости не только на граблях танцевал сальсу, но и наступал на капканы, которых другие, почему-то, называли простенькими мышеловками. Капитан был готов заплатить любую цену, пошёл против системы из-за одного друга. Лучшего друга детства. Да, Рамлоу читал о выставке в Смитсоновском институте. Грёбанное любопытство, как червяк в спелом яблоке, стало прогрызать ощутимые дыры в его голове и лишь мешать. Пришлось утолять голод, а через какое-то время к нему и наведался Солдат. По виду, не знавший, что делать, куда идти и, что главное, кем ему быть. И Рамлоу работал с ним, как работал бы с кем-то из своих ребят. И в то же время немного по-иному. С Солдатом не всегда бывает всё мирно да гладко.

— Румыния? — Чуть слышно переспросил. «Далеко ему удалось забраться». Дальше, чем думал Брок ранее. Хорошо. Так — хорошо. Малоприятно только, что паразит всё ещё тянет к Активу свои щупальца. Если верить словам Капитана, то паразит всё ещё трепыхается. — Оказать содействие?

Брок не выдержал и засмеялся. Как он себе это представляет? Сейчас возьмёт и выведет преступника без сопротивления наружу и отправится на поиски в Европу? Чёрта с два Рамлоу сдвинется с места. Даже есть толкать его соберётся сам Капитан Америка.

— То ничего не будет, Роджерс, — Брок отошёл от званий, осточертело. Он стоял всё в той же позе, смотрел на Капитана и думал, как же хорошо, должно быть, сейчас в Бухаресте. — СТРАЙК, может быть, и был у тебя в подчинении. Но официально находились мы под юрисдикцией ЩИТа, а, если капнуть ещё глубже, то на ниточках у Пирса. Последний издох, первый — неизвестно где, так что, прости, старина, ты никак не сможешь повлиять на мой статус. Даже здешний начальник об этом не догадался разузнать прежде, чем впускать тебя ко мне. Официально я — преступник, и всё уже было использовано против меня, даже то, что я не говорил. А если твой друг залёг на дно, то его не найдёт ни одно подразделение ГИДРы. Он сам ещё их вокруг пальца обведет и натянет по самое не балуй. Что-то, а быть призраком Солдат всегда умел.

Даже слишком хорошо. Его нынешнее состояние никак не должно повлиять на навыки, которые он имел. Если надо бежать, то он втопит педаль газа с треском, если надо будет стать призраком — сольётся с местностью, если нужно будет убить — сейчас Солдат убивать не решался, хотя в прошлом это было панацеей от многих бед, Рамлоу ли это не знал. Агент... Барнс, да, Барнс сам хотел во всём разобраться, но сознание ему на каждый неуверенный шаг в, казалось бы, верном направлении ставило глухую стену. И что с ней делать: разбивать или обходить — думалось продолжительно и с расстановкой.

— Поверь, — внезапно серьёзным голосом стал говорить Рамлоу, поднимая взгляд, — тот Баки из твоего прошло и нынешний Солдат — это два разных человека.

Может быть, Кэп это понимал, но не хотел соглашаться и принимать этот факт. Раны были ещё слишком свежие. Иначе его упёртость не объяснить.

— Это я посоветовал ему убираться из штатов.
[nick]Crossbones[/nick][status]fear[/status][icon]https://i.ibb.co/47vqfXC/image.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZKxFwVH/image.jpg_ bad blood _[/sign][fandom]marvel[/fandom][char]Crossbones, 53[/char][lz]never turnin back, I've done been in hell and back, me runnin outta guns, nah, never heard of that, I ain't never ran from a gunfight, this is you and me, mano y mano, you're damn right.[/lz]

+3

7

Капитан снова устало трет переносицу: ему бы по-хорошему отоспаться нормально, просто напросто часов хотя бы шесть потратить на сон, а не забываться полудрёмой под утро, когда уже начинает заниматься рассвет такой же рыжий, как локоны Романофф, рассыпанные по соседней подушке, не в силах себе позволить расслабиться. И заливать после в себя галлонами черный кофе без сараха, который ненавидит до оскомины.

Он ненавидит собственное бессилие, ненавидит свою зависимость от обстоятельств и людей. Ненавидит не иметь полного контроля. Не иметь возможности просчитать каждый шаг, выстроить шаговую тактику и приступить к исполнению. Ненавидит буксовать на одном и том же месте, пригвожденный к Штатам, обязательствами, необходимостью, штампами, которые на себя сам добровольно навесил еще в сорок третьем, согласившись на "Перерождение" из рук Эрскина и Старка.

- Прости, что не захватил газет было как-то не до того, - усмехается в ответ Стивен на слова Рамлоу. И закатывает глаза. Боже, им там в ГИДРе специальным составом что ли мозги всем промывают?! Сраные мозгоправы. - Плевать, веришь, Брок, плевать. Душил тогда, буду душить сейчас. Пока никого не останется или пока не сдохну, - отрезает Кэп, не готовый в принципе и дальше развивать эту тему. Он устал от этого дерьма, от ГИДРы. До сих пор саднит в душе от того, что зря тогда в сорок пятом отдал свою жизнь, что права была Пегги, шепчущая ему о том, что он спас этот мир, а они его испохабили. Не увидели. Не разглядели. И Роджерсу приходится снова и снова расхлебывать дерьмо прошлых лет голыми руками. Ему некогда жить. Некогда было в сороковые. Некогда сейчас. А хочется... так хочется просто жить. Пригласить в конце концов свою девушку на обычное свидание - купить цветов, забрать её из дома, отвести в кинотеатр и сорвать с её губ осторожный поцелуй. Вместо этого - у них с Романофф дикий секс на грани фола между миссиями и постоянная, до хрипоты_надлома связок, ругань. Она не поймет, а он и не хочет, если честно объяснять, устал это делать.

Да и не об этом сейчас должна идти речь. О детище Шмидта он подумает, когда выдастся более или менее свободная минутка - сейчас все существо Роджерса подрагивает только от одной мысли: там где-то в мире, который настроен крайне решительно и отрицательно - есть Баки. Не помнящий себя толком. Не знающий ни черта. Его Баки. Его лучший друг. И на любых весах мира он перевешивает все остальное. Только ради него Стивен готов поступиться собой, своими принципами, догмами, моралью. Всем, если уж на то пошло.

Потому-то он и здесь. Потому-то он и сдерживается. Глотает яд Рамлоу, давится им и позволяет тому стекать вниз по пищеводу, расщепляясь на атомы, пропитывать внутренности, вкрапляться в днк, и заставляя чувствовать себя загнанным в угол диким зверем. Раненным, но не убитым, а следовательно куда более опасным, чем может показаться на первый взгляд. Потому, что Роджерсу нечего терять. Нет, не так Стив не боится потерять все, если взамен получит живого и относительного здорового Барнса, пусть и не до конца эмоционально стабильного - но уж с этим-то Стивен не сомневается, что справиться сможет. Главное только найти Баки. Остальное уже дело техники или лучше сказать в их случае, как бы выразился Тони - "слабоумия и отваги" Капитана Америки.

Стив не не реагирует на выпад Брока, цепляет взглядом видеокамеру наблюдения в дальнем углу и ведет плечами напряженными из стороны в сторону, словно разминая затекшие суставы, а пальцы левой руки сжимаются на нейтрализаторе сигналов. Очередной подарок от Старка, от которого Капитан отказывался в прошлом и который так пригодился в настоящем. Очередное напоминание, что они с Тони сейчас уже даже не друзья. Болит. Хотел бы сказать, что "нет", но болит от этого мышца сердечная. Он скучает по Старку. По сарказму. По шуткам этим глумливым, пытливым, умным карим глазам. По ощущению, что на Тони всегда можно положиться, да быть может выслушать о себе кучу нелицеприятных вещей, но все равно положиться, как на себя самого.

- Двадцать секунд. Тебя будут перевозить через пять дней. Я смогу тебя вытащить. Кивни, если согласен, - чеканит он ровно, а после, когда действие глушилки заканчивается, он все такой же собранный и весь из себя Капитан Америка. И он играет, как никогда в своей жизни. Он должен. Он обязан. Ради Баки.

- Как знаешь Рамлоу, я бы все равно мог посодействовать, взять на поруки, добиться щадящего режима, не знаю... хотя бы отмены смертной казни, убедить в том, что тебе тоже промыли мозги, но раз ты так жаждешь умереть, то я умываю руки, - Стив и вправду их поднимает в примирительном жесте, словно признавая свое поражение, а устройство Тони соскальзывает с его пальцев вглубь рукава костюма.

- Найдут. Уже находили. Найдут снова. Он в опасности. Он сам себя не помнит, Рамлоу, и сколько бы не хорохорился, он в полнейшем раздрае. Я это видел, я знаю, - тихо произносит Роджерс, откидываясь щитом на решетки. Стив качает головой из стороны в сторону. Вот почему все думают, что он - такой идиот или настолько слепой и наивный, что не видит разницы между Зимним Солдатом и Баки Барнсом. Как ни крути, но Стив - военный, и военный достаточно хороший, вышколенный, умеющий цепким взглядом подмечать мелочи и делать соответствующие выводы, расставлять приоритеты. Он знает, что тот Баки и этот два разных человека. Проблема в том, что это все равно Баки. Его Баки. Пусть не помнящий не черта, не осознающий сам себя, смертельно опасный для всего мира, но все равно Баки.
- Это не имеет значения. Он мой друг, я должен его спасти. Я должен ему помочь. Мы обещали друг другу быть вместе до самого конца.

Он вопросительно изгибает бровь, слыша последнее откровение Рамлоу: - Могу узнать почему?

+2

8

Можно долго говорить о ГИДРе, её методах работы, о страшных разработках, в которых они добились впечатляющих вершин. Конкретно Рамлоу мог бы долго рассказывать об этом всё, называть имена – слишком громкие, ибо стоят в высших чинах, ибо имеют доступ к важным рычагам управления миром из любой точки, где бы ни находились. Мог бы он рассказать и о стратегически ценных точках – особые скопления агентов и боевиков ГИДРы, количество людей, примерное оснащение и вооружение, тип и характер защиты окружающей местности. Можно ещё упомянуть о том, что местные гражданские в мелких населённых пунктах с готовностью будут защищать заброшенные военные бункеры и ангары, ничего не скажут чужакам, которые в нужное время не обращали на них никакого внимания. Простая политика обзаводиться сторонниками и среди гражданских, пользуясь их ущербным положением. Это всё ГИДРА. А ещё это монстр – огромные контейнера с мутной жидкостью неопределённого цвета и неизвестным содержимым внутри. Это многочисленные опыты над людьми-добровольцами и бесконечный поток желающих вступить в ряды под строгое, почти деспотичное управление. Осознают последствия? Конечно, шагают ведь в здравом уме и каждый -  с конкретной целью и полным багажом ненависти. Рамлоу всё это видел лично, а ведь он – всего лишь наёмник, не полноправный фанатик, клеймённый отвратительным алым рисунком под лопаткой, не один из голов; он в ГИДРе чисто по работе, но каждый раз приходилось окунаться в то дерьмо, что там происходило, с головой. Брок знавал многих ребят, которые брались за заказы от этой организации, да так и пропадали там, в пучине чужой крови и непрерываемой волне приказов.

Что же видел Роджерс ещё тогда, в сороковых, когда ГИДРА активно работала щупальцами во всех направлениях? Рамлоу даже не думает интересоваться. Кэп выражается вполне ясно, точно, вопросов почти не остаётся. Но Брок очень сомневается, что нынче борьба между ГИДРой и символом Свободы будет такой же, как и лет семьдесят-восемьдесят назад. В отличие от самого Капитана ГИДРА эти десятилетия не спала, именно поэтому уничтожить ещё практически невозможно. А вот одного супера – теоретически «да», если бы не практически активное сопротивление и упрямство, давно бы «да». ГИДРА боится Капитана Америка, это было видно невооружённым взглядом, но агенты и боевики шли напролом, круша всё направо и налево, убивая невинных, не боясь, почему-то, вызвать гнев национального героя... как и не боялись ложиться ничком под его точными ударами.

Фанатизм. Он, к сожалению, заразителен.

- Мы с тобой оба упёртые бараны, которые нацелены на новые ворота, Роджерс, - заметив манипуляции Капитана с глушителем, Брок качает головой, отвергает помощь, хотя на подсознании тянуло кивнуть один раз. – У тебя свои принципы, у меня – свои. Как и стиль работы. Не мешай мне в этом.

И, если всё так, как и планировалось, через два дня Рамлоу будет освобождён. Попросту сбежит, а отдел по борьбе с терроризмом будет занят немного другими делами. Брок – мелкая сошка и этим он активно пользуется. Его не будут искать, а в розыске будет стоять где-то на фоне остальных. Пройдёт ещё какое-то время и верные люди смогут подчистить протоколы, Рамлоу никогда не был законопослушным. Один факт, что он в наёмники подался, – уже повод упечь его за решётку. Страна только не догадывается, что они на одной стране были, просто... да, всё те же принципы работы. В армии у него всегда были связаны руки, а среди наёмников ходит правило – выбирай стиль работы, добивайся цели, гражданские кровь не льют, а наниматели пуль не ловят. В последние несколько лет Рамлоу, нет, Кроссбоунс откровенно клал на это правило, за что ему и придётся расплачиваться. Паразита же в голове не обвинишь во всём. Специалисты и мозгоправы просто переглянуться между собой, понимающе покивают и упекут в жёлтый дом надолго. Нет уже, психушки ему и в ГИДРе хватило, больше на такое он не клюнет.

- Мне ли не знать, в каком он раздрае, - Рамлоу огрызается. Кидает быстрый взгляд на камеру и плечи расслабляет. Нет, так он не станет признаваться ни в чём, что касается Зимнего Солдата. Зацепит и его заодно. Броку хватает того, что он один отсиживает в этом здании пятую точку. За безопасность Зимнего хоть зад так не горит. С мыслью, что он находится далеко отсюда, где ГИДРА пасти скалит на каждом повороте, если приглядеться, приходит недолгое спокойствие, сменяющееся абсолютной невозмутимостью. – Ты ему сейчас ничем не поможешь. У него мозги набекрень, а ты усугубляешь только.

Снова быстрый взгляд на камеру и под ноги Капитану, который сейчас, даже в этой позе, не кажется расслабленным и с любой стороны ожидает нападения. Шрамы снова заныли и зачесались. Брок сдерживает порыв прикоснуться раскрытой ладонью к яркому пятну неровной коже на боку, под чёрной футболкой, и растереть, разогнать нудное ощущение. Но командир просто скрещивает руки на груди, принимаясь барабанить пальцами правой руки по плечу. Сначала бездумно. Затем... нет, конечно же, он потом об этом пожалеет.

- А он-то помнит про эти обещания прошлого, Кэп? Ты его спросил об этом? Последнее, что я помню, но хотел открутить тебе голову, - снова усмехается и прищуривается, продолжает стучать пальцами по плечу. Их шифровку в СТРАЙКе Кэп знает так же хорошо, как и остальные в команде Рамлоу. Недаром долго работали плечом к плечу, показывая только положительные результаты. В принципе, о тех миссиях и о работе с Капитаном Рамлоу никогда не жалел. Всё было на высшем уровне.

«дай ему время. если хочешь помочь»

В камере не будет видно хорошо, что конкретно там Рамлоу делает пальцами. Со стороны – просто выбивает какой-то неопределённый ритм в задумчивости или не нервах. А эти агенты, одно слово только, да, едва ли что-то смыслят в полноценной военной разведке.

- В Штатах он был лёгкой мишенью не только для ГИДРы, но и для остатков ЩИТа, не говоря уже про Совет безопасности и прочие круги, которые в нём заинтересованы по понятным причинам.
Даже если известно местоположение Зимнего, даже если сейчас же отправить отряд. Солдат почует тревогу и рванёт прочь, как и обучали, как лично твердил ему Рамлоу на одном из сборов. Безопасность Агента всегда ставили на первое место, не смотря на его талант выкручивать из любой, самой адской передряги. Тряслись, если было что-то не так, качественно проверяли ранения, которые всё равно потом затягивались. Рамлоу почему-то хорошо уяснил одно конкретно для себя – Зимний не должен попасться кому-либо из сторон, если слишком долго держали на коротком поводке. И менять один на другой – бред полнейший, даже если этот поводок будет держать лучший друг и товарищ из прошлого.

«там их нет. гидра его потеряла. надолго»
[nick]Crossbones[/nick][status]fear[/status][icon]https://i.ibb.co/47vqfXC/image.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZKxFwVH/image.jpg_ bad blood _[/sign][fandom]marvel[/fandom][char]Crossbones, 53[/char][lz]never turnin back, I've done been in hell and back, me runnin outta guns, nah, never heard of that, I ain't never ran from a gunfight, this is you and me, mano y mano, you're damn right.[/lz]

+2

9

Рамлоу отказывается от его помощи и Стив скрипит зубами недовольно: отказывается и о той, что была предложена вне камер и от той, которую он скормить готов ЦРУ: хуже уже не будет; ни с тем, как на него теперь смотрят все эти прихлебатели правительские,  видя в нем для начала лишь угрозу их стабильности. Не подконтрольный Капитан Америка опасен и сейчас это стали понимать слишком многие. Ему никто не собирается верить или доверять больше положенного - он один из тех, кто пошел против Зокавийского договора. Но проблема в том, что Стив и не собирается прогибаться под правительство - он уже успел побоваться в качестве цирковой обезьянки; хватило. И уж тем более он собирается дожидаться разрешения пр глобальных угрозах и чувствовать на своей шее ошейник. Когда гибнут люди счет идет на минуты и если он будет нужен - он просто сделает то, что умеет лучше всего - будет Капитаном Америка и спасет каждого кого сможет, но не останется в стороне.

- Ты - хороший солдат, всегда таким был. Этого у тебя не отнять, как и ослиного упрямства, - улыбается уголками губ Капитан, признавать умения других он научился давным давно, признавать и отчасти даже уважать, если так можно сказать о том, кто подвел всех Мстителей под раскол. Только вот вина перво наперво всё равно на Стивене Гранте Роджерсе и ником другом. Спорить и пререкаться больше нет никакого смысла - Рамлоу все для себя давным давно решил и у него есть свой план - Стив это чувствует на подкорке, как и то, что у него сейчас слишком ограничены ресурсы, чтобы позволить себе дотошное наблюдение за Кроссбоунсом. Его соратники, его друзья, нужны ему рядом. По близости. Он не может позволить себе ими разбрасываться и не может никому из них навязать слежку за обычным наемников.

Рамлоу не готов положиться на Кэпа и Стив не может его в этом винить. Они по разные стороны злощастных баррикад. А ведь работали вместе, прикрывали друг друга, помогали. Для Капитана СТРАЙК был чем-то особенным. Почти своим. Почти родным и от этого сводит скулы, а по лицу гуляют желваки. Наивный, наивный Стиви из Бруклина упорно не хочет взрослеть не смотря на свои девяносто с гаком лет и как и прежде в первую очередь видит в людях только лучшее. - Как знаешь. Слезы лить на твоей могиле не собираюсь, - он снова сжимает руки взамок перед собой, и не сомневается в том, что очень-очень скоро Рамлоу покинет эти застенки и без его помощи, а следовательно и контроля. И возможно, что только он может быть последней ниточкой, связующим звеном между самим Капитаном и его лучшим другом.

Он ловит каждое слово наемника, ловит жадно словно глоток воды, дарованный обезвоженному путнику посреди пустыни. - Я просто хочу, чтобы у него все было хорошо. И только. Я хочу, чтобы он нашел себя самого. Но тебе-то до этого какое дело? - зло спрашивает Капитан, всматриваясь в Рамлоу. Он и хотел бы поверить в добрые намерения наемника, но как тому доверять-то теперь, после всего того дерьма, что между ними случилось. - Не открутил же. Не поверишь, но это довольно-таки сложно сделать. Уже столькие пытались, и вот он я - живой, - кто-нибудь быть может и счел бы это за самодовольство, но в Стивене Роджерсе напрочь отсутствует такое понятие, как эгоизм. Он просто напросто констатирует факт. Баки не убил его. Баки вытащил из Потомака. Баки начал вспоминать. Он видел это в его глазах. Он чувствовал это. Он знает. Он слишком хорошо знает своего лучшего друга, чтобы вот так просто поверить в то, что в Зимнем Солдате не осталось ничего от Джеймса Бьюкенена Барнса.

Он вслушивается в темп постукивания пальцев наемника с непроницаемым лицом ака - Я-Капитан-Америка-сохраняйте-спокойствие - и потирает подушечки больших пальцев между собой, распознавая одну из общих их со СТРАЙКОМ шифровок - идеальная память супер-солдата не сбоит и в его голове складываются слова. Рамлоу помогает ему. Действительно помогает. И это удивляет. В очередной раз подкидывая пищу для размышлений. Потому, что Стив не понимает зачем это Кроссбоунсу. И потому, он продолжает играть свою роль. Играть не сбиваясь с ритма. Потому, что там за дверьми этой камеры должны поверить им обоим. От этого зависит жизнь Баки.

- И ты помогаешь на добровольных началах или решил перепродать Зимнего кому-нибудь другому? Тому, кто заплатить больше. Так назови свою цену, - Стив понимает, что его несет, но это всего-то навсего игра на публику, на тех, кто наблюдает за ними [а таких он уверен не мало], что быть может все таки Брок не такой уж и монстр, не настолько прогнил будучи в услужении ГИДРы и даже его пробрало то, что творили все эти семьдесят с лишним лет с Баки. Но он все равно боится своей же собственной наивной веры в людей, что готов [почти] напрочь отмести такой вариант. Он должен перестать быть таким доверчивым. Он должен перестать верить в людей. Даже если те прежде, закрывали его от пуль и страховали на заданиях ЩИТа. Но Рамлоу выстукивает снова и Роджерс вздыхает протяжно, словно этим самым Брок снимает с его плеч непосильную ношу и выстукивает в ответ:

"ПОЧЕМУ Я ДОЛЖЕН ТЕБЕ ВЕРИТЬ?!"

- Дашь знать, если захочешь журнальчик или чего еще, - Стив не отводит взгляда от Брока, когда отлипает от стены. Ему пора уходить. Всё, что он хотел узнать - Рамлоу ему уже дал и быть может даже чуточку больше, если на него все-таки можно положиться.

+2

10

О том, что у наёмников, обычно, могил не бывает, Рамлоу умолчал. Они либо погибают на своём очередном задании, и за их трупами возвращаться некому, а если и есть такие люди, то незачем себя обременять подобной заботой, - по частям складывать тело сложнее, всё-таки, чем просто плюнуть, пожелать хорошего долгожданного отдыха, отдать честь и бросить патронов на удачу. Либо они уходят в отставку и, как правило, спиваются. Ведь избавиться от призраков прошлого очень тяжело. Когда ты всё ещё елозишь в том дерьме, которое и называется «работа», не замечаешь странностей, творящиеся с тобой. Но когда нет сил больше браться за контракт или тебя просто списывают со счетов и не обращаются, как к профессионалу... Алкоголь, разумеется, не помощник в таких делах, однако притупить боль и нервозность всегда может. Рамлоу жн  считал, лучше сгинуть очередной раз под очередным авианосцем и вышкой, которую этот авианосец сбил, чем досиживать свою пенсию пусть на приличном заработке, но один и в четырёх стенах. Сойти с ума примерно за один год. Именно поэтому Капитан всё ещё не выходит из войны – она просто никогда не покинет укромных уголков подсознания, внедрилась в мозг вместе с той программой немецкого ученого в сороковые годы. Усилилась, усугубилась. Поэтому, может быть, Кэп так хорошо понимал Рамлоу на миссиях. Да, у военных свой собственный стиль общения. И, правильно, ослиное упрямство. Но тогда из них двоих больше осёл Роджерс, если никак до него не дойдёт, к чему пытается подвести Брок.

- Он и ищет, Кэп, - снова повысил голос, вскинув недовольный взгляд. – Ты реально тупой, если думаешь, что сможешь прийти к нему и сделать всё так, как было раньше. Серьёзно? Но ты не задумываешься о том, что приведёшь за собой хвост. Не здешних хануриков, - он равнодушно кивнул в сторону камеры под потолком, - так отряд ГИДРы притащишь за собой. Они, может быть, и не знают, где Солдат, но с тебя прицела ещё не убрали. Спугнёшь его и поминай, как знали.

Капитана тяжело не заметить. Даже если с ним работает лучшая шпионка-перебежчица, не может гарантировать, что все хвосты будут сняты на продолжительное время – чтобы хватило на быстрый перелёт, крюк по Европе, а затем в Бухарест. ГИДРА была везде – правительство, разведка, национальная безопасность, международные соглашения... здешний отдел по борьбе с терроризмом – не исключение из правил. Рамлоу двойных агентов на расстоянии чует, как на подсознании уже. Если бы его заключение было длительным, то он умело нажимал на нужные «рычаги», чтобы получить желаемое. Так что, если Агент не убил Капитана, это не значит, что он этого не сделает потому, что они когда-то давно были лучшими друзьями и что сейчас Роджерс готов защищать приятеля и всячески ему помогать. В нынешнем состоянии Солдату ничего не стоит самому себе навредить. Черти что с его мозгами творится. Хотя в последнюю их встречу он выглядел вполне адекватным, и его настрой «вспомнить и выяснить всё» честное слово радовал.

- Я террорист, Кэп, забыл? – Но бывших военных не бывает. Пресса и комитеты могут говорить и в газеты посылать всё, что захотят. Рамлоу своим привычным тактом шлёт их в ответ. Не знаете всего, тогда и не выносите приговор, а копаться в этом мусоре хрен пойми какой давности, никто не хочет. Быстрее будет помереть, да и Брок состарится в момент, если следователи действительно начнут все от и до разбирать. Так что, прощай, Женевская конвенция, права человека и иже с ними. – Так и тянет тебе вдарить хорошенько.

Рассмеялся хрипло. Кэп не знает всего, он просто этого не поймёт, даже если ему всё подробно объяснит и схему ещё нарисовать: когда, как и при каких обстоятельствах. Бессмысленно. Брок знал всё это, но ответить на вопрос «почему?» никак не смог бы.
«потому что мне солдат доверял»
И Рамлоу хочет верить, что не просто так. Сам бы он ни за что не подставил Агента, даже если бы знал, где он находится и чем занимается. Слишком дорого обошлась ему эта свобода и через многое он прошел. Не счесть, сколько боли пришлось ему перенести и сколько трупов продолжает навещать находящегося в бегах во снах. Кровь с рук не смывается быстро. Рамлоу уже даже стараться перестал. Сам он все зверства делал осознанно, отдавал себе отчет. В противовес тому же Солдату, которому приказывали, а программа заставляла выполнять.

- Приходи ещё, Кэп, был рад повидаться, - и, не дожидаясь, пока Роджерс уйдёт из камеры, уселся на край кровати, упираясь локтями в колени и низко опуская голову. Да, о действующих лекарствах приходилось только мечтать. Боль вернулась, словно ждала своего момента – подходящего момента.

[nick]Crossbones[/nick][status]fear[/status][icon]https://i.ibb.co/47vqfXC/image.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZKxFwVH/image.jpg_ bad blood _[/sign][fandom]marvel[/fandom][char]Crossbones, 53[/char][lz]never turnin back, I've done been in hell and back, me runnin outta guns, nah, never heard of that, I ain't never ran from a gunfight, this is you and me, mano y mano, you're damn right.[/lz]

+2

11

Он практически видит это чертово осуждение в глазах командира С.Т.Р.А.Й.К.А. И полностью с ним соглашается. Два года назад он облажался по-полной и прикрывая отход Зимнего - сам чуть не окочурился окончательно. Слишком неподготовленным к противостоянию он оказался, безумно волновался за Баки, и не заметил, как та чертова граната взорвалась у него под ногами. Наташа тогда его по частям собирала - ногу, вывернутую наружу грудину.  Они с Сэмом до сих пор напару припоминают ему насколько всё тогда было плохо, как будто это не Роджерс тогда выхаркивал свои легкие по частям и чуть было не отдал Богу душу. Тогда на регенерацию ушло больше шести часов.

- На этот раз я не буду ломиться без поддержки и прикрытия. И я не думаю, что всё будет как прежде. Я тоже не тот Стив Роджерс, который был с ним на Второй Мировой. Я тоже изменился и крови на моих руках не меньше. Не важно кого - террористов, убийц или кого-то еще. Я тоже убивал. Я тоже работал на ГИДРу, - он недовольно поджимает губы, все еще не веря в то, что все семьдесят лет, которые он пролежал во льдах его главный враг - этот чертов склизкий паразит распускал спрутом щупальцы по всему миру, опутывал собою детище Говарда и Пегги. - Я ничем не лучше Зимнего Солдата. То же живое оружие в чужих руках. Но в отличие от Баки я получал приказы и выполнял их сам. И этого действительно не изменить, - он и не собирался об этом говорить, уж тем более с Рамлоу, но почему бы не побыть хоть иногда настолько откровенным, насколько он никогда себе не позволяет в кругу друзей, привыкших слепо видеть в нем лишь - идеального Капитана Америку. Он ненавидит быть Капитаном. Он отчаянно хочет вспомнить каково это быть просто Стивом Роджерсом, но не может. Сколько не пытался не может, для него возврата в прошлое тоже не будет. Он тоже больше не бруклинский мальчишка-художник. Больше нет.

Ладно, можно допустить, что в Броке оставалось что-то еще человеческое и Баки это чувствовал и поэтому и тянулся к нему. Черт, да, Стив сам все еще видит в Рамлоу нечто большее, чем просто террориста, не должен видеть, не хочет, но и прекратить не может. И это не только потому, что у него всегда так со всеми людьми на всем белом свете - он привык, что люди, все люди заслуживают спасения, а еще и потому, что в Рамлоу был есть этот стальной, несгибаемый стержень. И это невольно продолжает вызывать уважение, граничащее с каким-то больно извращенным сожалением, что он ничем не в силах ему помочь, не в силах достучаться до него. Рамлоу выбрал свою сторону, Стив свою - и только Баки кое-как пытается соединить их пути воедино. - И я бы как раньше уложил тебя за несколько минут, - мягко улыбается Капитан. - Тем более в таком твоем состоянии. Я могу помочь лекарствами. Им придется со мной считаться так или иначе, - он пожимает плечами. На самом деле - состояние Брока бросается в глаза моментально - испарина по вискам, тяжелое дыхание, расширенные зрачки - ему очень больно. Баки или Старк сказали бы - охуенно больно, но Роджерс слишком хорошо воспитан, чтобы произносить это вслух. - Ты помогал Баки, позволь отплатить тебе. Я тебе должен.

Это чистое безумие. Его явно будут обвинять в сговоре с Кроссбоунсом, но Стиву сейчас на это откровенно наплевать. Сейчас он не видит перед собой террориста, опасного преступника, приспешника ГИДРы и Александра Пирса в частности - он видит своего товарища по службе, прекрасного солдата, сильного человека, мужчину, который все еще находит в себе ресурсы, чтобы не сломаться окончательно. Он видит человека, которому нестерпимо больно, но который изо всех сил цепляется за желание жить. - Если передумаешь - просто дай мне знать. Здесь многие мне обязаны, твое сообщение я получу. Хотя бы подумай об этом. Тебе нужны нормальные лекарства, Брок. - он разворачивается, чтобы выйти и чуть слышно добавляет: - Сбежишь сам - я жизнь положу, но найду тебя, Рамлоу. Ты же знаешь, я терпеть не могу проигрывать. Удачи, лейтенант, - он отдает честь и хлопает дверью камеры.

Росс перехватывает его в коридоре впаривает, что так нельзя, что он не имеет никакого права обещать что-то Рамлоу, что тот повинен в смертях десятков, если не сотен гражданских. Роджерс опускает усталый взгляд и впивается глазами в лицо цру-шника: - А я нет? Или быть может Романофф? Старк? Беннер? Бартон? Тор? Кто из нас безгрешен? Да, у каждого из Мстителей собственное кладбище. И я не сказал бы, что они маленькие. Просто дайте ему чертовых обезболивающих, пока он не окочурился и когда он сбежит, а он сбежит, будьте в этом уверены, и без моей помощи, предвещая ваш следующий вопрос, не забудьте взять свой мобильный и набрать мой номер. Я не собираюсь упускать его из виду, он рано или поздно приведет меня к Баки.
- Вы хотели сказать к Зимнему Солдату, который является национальным преступником и объявлен в международный розыск! - взвизгивает Росс и Стив закатывает глаза. Программу по восстановлению Баки Барнса в правах и возвращению ему чистого имени они начнут, когда вернется сам Баки. А пока Стив слишком вымотан разговором с бывшим подчиненным и не собирается припираться из-за треклятого позывного. Он и сам не только Стив Роджерс.
- Так вот и сообщите Мстителям, это же входит в ваши обязанности, агент. А теперь позвольте. Меня ждет возлюбленная и мой лучший друг. Мы собирались выпить кофе и посмотреть фильм. Я отчаянно устал разгребать за вами дерьмо, Росс, - он проходит дальше по коридору и видит Наташу и Сэма. Судорожно выдыхает и тянется к губам Вдовы, сминая их в требовательном, горьком поцелуе. - Мне это было нужно, - шепчет он, не убирая руки с талии Наташи. - Поговорим на базе.

Отредактировано Steve Rogers (2019-02-22 18:16:21)

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » dark side of the sun