POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » вечные акции » разыскиваем повсюду


разыскиваем повсюду

Сообщений 31 страница 49 из 49

1

САМЫЕ НЕОБХОДИМЫЕ
они разыскиваются тут.

выкупленные заявки необходимо в обязательно-принудительном порядке согласовывать с заказчиком, йеп. одно сообщение - не более одной заявки на трёх персонажей. для более глобальных поисков есть данная тема.
важно: пункт с примером игры придуман не для красоты. при игнорировании этого пункта, администрация может отправить вашу заявку на доработку или же вставить его самостоятельно.
также важно: все персонажи, проходящие по нужным героям, получают бесплатного твинка в подарок.


те, кого ищут:

[!] отмечаются выкупленные заявки/касты, взятие которых в обязательном порядке необходимо согласовывать с заказчиком;
1 подобными цифрами отмечаются заявки в том случае, если на одного и того же персонажа претендует несколько стекложуев.

0 ... 9
...


A  B  C

[!] christian mythology

[!] asmodeus

[!] cyberpunk 2077

victor vector


D  E  F
...


G  H  I

gorillaz

ace d. copular
cyborg noodle
murdoc niccals
russel hobbs

[!] grishaverse

corsair


J  K  L
...


M  N  O

marvel

[!] en dwi gast «grandmaster»
noh-varr
[!] peter quill
[!] peter parker
[!] quentin beck
[!] stephen strange

[!] mo dao zu shi

jiāng chéng
lan xichen
wen qing

[!] naruto

hozuki suigetsu
jugo
otsutsuki kaguya
uchiha fugaku
uchiha itachi
uchiha madara
uchiha mikoto


P  Q  R

qianqiu

shen qiao


S  T  U

shingeki no kyojin

pieck finger

shin megami tensei: persona

haru okumura

slavic folklore

koschei the deathless

the sandman

dream

[!] the witcher

emhyr var emreis
geralt of rivia
istredd
ladies of the wood
triss merigold

the wizarding world

lucius malfoy
narcissa malfoy

the scum villain's self-saving system

liu qingge
mobei
yue qingyuan

tian guan ci fu

bai wuxiang
feng xin
mu qing
qi rong
shi qingxuan

tolkien's legendarium

elrond
meriadoc brandybuck


V  W  X

warcraft

talanji


Y  Z
...


— fandom —
http://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/20248.jpg
прототип: имя знаменитости латиницей (если есть);

name surname [имя фамилия]
род деятельности, раса

важная информация


дополнительно:
пожелания и еще важная информация

пример игры;

а здесь постик


ШАБЛОН ЗАЯВКИ
Код:
[align=center][size=16][b]— fandom (маленькие буквы) —[/b][/size] 
[img]http://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/20248.jpg[/img]
[size=10][b]прототип:[/b] имя знаменитости латиницей (если есть) (немного больше маленьких букв);[/size][/align]
[align=center][b][size=16]name surname (да, снова маленькие буквы)[/size][/b] [size=12][имя фамилия (и тут тоже маленькие буквы)][/size]
род деятельности, раса (тут можно даже заборчиком, спасибо)[/align]

[quote]важная информация
[hr]
[size=14][b]дополнительно:[/b][/size]
пожелания и еще важная информация[/quote]
[spoiler="[b][size=14]пример игры;[/size][/b]"]а здесь постик[/spoiler]

+3

31

— gorillaz —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1878/977383.png
прототип: we can discuss;

cyborg noodle [киборг нудл]
копия Нудл, временная замена гистаристки, телохранительница Мёрдока, the current status is unknown

— очень странный коупинг Мёрдока после событий El Mañana, ту би комплитли хонест, но в этом доме мы устраиваем публичный шейминг только творца. which means, we love you, sweetie, I would die for you;
— Ты имитация жизни. Робот сочинит симфонию? Робот превратит кусок холста в шедевр искусства? — А ты, ля, сочинишь?;
— Mrs.Keisha, Mrs.Keisha! Omg she fucking dead;
— let me see what you have? — remington 870! — NO;
— человек (нет) оркестр;
— любые творческие начинания только поощряются;


дополнительно:
gorillaz means very disfunctional family and we ain't leaving you behind (please diregard The Last Chord events);
возможно, настало время для homicidal child storyline; но и не исключен вариант с холсом событиями, никакого негатива, чаепития и брауни;

пример игры;

I peek out of the tent that looks like a royal palace inside while being an ordinary tent outside. People don't need so much space, it creates more problems than convenience. I almost got lost the last time I wanted to make a coffee. I don't mean to be an asshole and blame the leaders for such generosity, but by the time I find the brewing pot, beans rot and I have to start all over again. I haven't drunk coffee for weeks, I start to get irritated.

I don't remember how I got here. I just woke up one day, put on the shirt and trousers they gave me, and went outside just about the time the scouts formed a line and the routine started. They let me keep my sunglasses, my cigarettes and Zippo, my attitude. They let me keep myself without having to transform into someone or something else. I stand there aloof, looking at scouts, and never recognizing their faces, lighting my cigarette, and wondering, is there a chance to witness a big storm. A small one? Maybe a wind blow that will slap me and ask not to smoke in front of kids. The weather is always the same, hot and boiling your blood.

The scouts you meet come in all shapes and forms. You never judge scout by their dimension and you never act weird if there is a lack of depth at all. Who the hell you think you are, there are real judges whose job you try to steal. No one likes thieves. Some of the scouts are invisible if only they don't turn a bit and you notice that the whole time you thought you were alone, a quiet two dimensional one was there. They will greet you and go mind their business, eager for new adventures and well-deserved badges. Therefore, you are obliged to be cool all the time, in case someone is hanging around.

When I came to this place, they gave me a pocket guide, the one that works like a charm or should I say mojo. I will be burned to the ground as soon as bad intentions will overcome my good intentions. 'That seems to be fair,' I shrugged. You have to be cautious with strangers, no matter how much they say, especially when they say too much. The paranoia grows like a houseplant you give all your love and care. Even in these areas, where the summer is high for eternity, there is an island of care and love for good old fear. I have to carry the guide everywhere I go, even when it is about private things. The guide will set me on fire, I think, and this thought is echoing with the warmth of the small book that has only 30 pages. Once in a while you can find a lost or torn away page or «page 66» with a recipe for apple pie, garnished with the blood of your enemies.

You see, I am not very good with words, I rarely talk. There are people, who got their name after the question «Whose are you?», some have nicknames that became their surnames, others would describe their quality. I am the poor man's son, I had one job, to tell tales, I have failed my ancestors with this duty. If I am talking, I would say the things how they are. I am not sure if my vision is the true one. So, this time when I go outside, it is the scout morning routine, as always. I was given the special task, the one that every scoutmaster should do at some point. I heard some advanced and high-rank scouts had to deserve to die because it is a luxury afforded to few. I smoke, looking for my mentee. I am convinced he will hate the smell of Silk Cut all over the place.
— Hey, Noah?
By God, my voice is something else. That's why I prefer to keep my mouth shut. I feel countless pairs of eyes fixed on me. They never heard me talking, they all know who I am. I don't know them, but at least I am not staring.

+7

32

— tian guan ci fu —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/31556.jpg
прототип: original + на усмотрение игрока;

mu qing [му цин]
небожитель, юго-западный бог войны

Нам всегда было непросто друг с другом, да, генерал Сюанчжэнь? Мы часто расходились во мнениях, что до вознесения, что после. Иногда, веришь ли, казалось, ты нарочно узнаешь мое мнение, чтобы тут же выступить за другую сторону. Что? Так и было? Да ладно, ты же шутишь? Ха-ха, смешно!
Я был наивен и глуп, Му Цин, прости меня за это. Наивность - привилегия королевских отпрысков. Уверен, я ужасно раздражал тебя своими фантазиями. Но это не мешало мне считать тебя своим другом... наверное, потому что ближе вас с Фэн Синем у меня и не было никого. Считал ли меня другом ты?
Ты оставил меня однажды, в тот трудный час, когда я потерял все, что имел - я изо всех сил старался тебя понять. У тебя была мать, которая нуждалась в заботе не меньше, чем моя семья, и уж точно не меньше, чем я, заслуживала любви.
Ты отвернулся от меня в другой раз - к тому времени от глупого принца, который так тебя раздражал, не осталось почти ничего. Мне и нужно-то было всего ничего - теплый взгляд, протянутая рука. Кто-то на моей стороне, пусть даже только на словах. Но ты не подал  руки - и это меня сломало.
Я стал чудовищем, и видел в этом твою вину тоже. Но прошло время, и я тебя понял.

Не в тот год, и может, даже не в то столетие - гораздо позже. Скитаясь по улицам в поисках мусора, не имея места, где приклонить голову, мечтая о кусочке маньтоу, которые когда-то ненавидел, я понял тебя: оттуда, где я был, это оказалось легко. А еще понял, как жесток и самолюбив был, прогоняя тебя тогда с твоим покаянным подношением.
Давай простим друг друга, Му Цин? Давай начнем сначала? И может, в этот раз станем настоящими друзьями?


дополнительно:
Мне очень нравится Му Цин. У него интересный характер, а персонаж на протяжении сюжета проживает такую эволюцию, которая не уступает главгеройской. Мне кажется, нам на разных этапах нашей истории есть, что сыграть, а сам я мечтаю добраться до постканона. Продолжить историю после того знакового разговора.
Да и какой нормальный марти стю главгерой откажется от товарища, всегда готового сбить ему градус пафоса. Вот этой заявке такой взгляд явно не повредил бы.

пример игры;

как только, так сразу >) если не терпится, загляни в лс

Отредактировано Xie Lian (2021-04-07 18:30:34)

+5

33

— tian guan ci fu —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/273707.jpg http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/65474.jpg
прототип: original + на усмотрение игрока;

bai wuxiang [бай усянь]
непревзойденный демон, небесный император, белое бедствие - разносторонний мужчина

Ты думаешь, мы похожи, не так ли?
Мальчишки, не знавшие меры в своих желаниях, самоуверенные, самонадеянные. Мы оба, каждый в свое время, бросили вызов небесам - и так гордились собой. Нас разделяли тысячи лет - и все же я сумел привлечь твое внимание.
Чего ты ждал, пристально наблюдая за мной? Что я пройду по твоему пути, повторю шаг за шагом каждый твой выбор - для чего?
Не для того же все затевалось, чтобы поставить на место одного зарвавшегося мальчишку. Преемник? Расскажи другому. Тому, кто собирается жить вечно, преемники ни к чему.
Хочешь развлечься? Ждешь понимания? Надеешься, что с моим падением, сможешь, наконец, вздохнуть спокойно, убедившись, что тогда, тысячи лет назад, выбрал единственный возможный путь?
Я не знаю. А знаешь ли ты?


дополнительно:
Безликий Бай персонаж страшный и интересный. И недооцененный в каноне, как мне кажется. Я ничего не имею против финта с Цзюнь У, но думаю, все это провернуто слегка топорно. Не рояль в кустах, конечно, но маленькая пианинка.
Я думаю, что вместе мы могли бы раскрыть его лучше. Благо, он жив, и все еще может повернуться как угодно. Попробуем? Мне не хватило личного общения в первые наши встречи О_О
а еще у нас есть ау. от всевозможных дарков и путешествий во времени (было бы интересно свести знакомство с Его Высочеством наследным принцем Уюн) до любимого модерна. Офис, школа, да хоть американские боги, было бы желание~

пример игры;

появится, выложу >)

+5

34

— tian guan ci fu —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/970431.jpg  http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/886072.jpg
прототип: original + на усмотрение игрока;

qi rong // xiao jing [ци жун // сяо цзинь]
демон уровня "свирепый", людоед, отец-одиночка

Тебя называют Лазурный Фонарь в Ночи или просто Лазурный демон Ци Жун. Ты Свирепый, но тебя причисляют к Четырем великим Бедствиям наравне с Непревзойденными, и хоть говорят, что это для ровного счета, все же ты в их числе. Гордишься, правда?
Тогда ты просто дурак. Жалкий дурак, Ци Жун, и за то, что ты сделал и кем стал, я презираю тебя. Не могу простить... да ты ведь и не хочешь моего прощения?
Ты жалок - я повторяю тебе это в лицо снова и снова. Но есть и то, о чем молчу.
Я помню другого тебя, Сяо Цзинь. Совсем юного, наивного, доверчивого. Ребенка, которого чужая ненависть и насмешки не превратили еще в монстра - порой мне кажется, я мог бы это остановить. Будь я чуть внимательнее к тебе, не стремись я так отделаться от назойливого мальчишки, что таскался следом, кто знает, что мы имели бы сейчас.
Ты жаждал внимания - хоть чьего-то благосклонного взгляда. Тебе нужна была любовь - хоть одного человека... Я сделал для тебя сущую мелочь - и тут же забыл, но тебе хватило, чтобы привязаться ко мне.
Увы, я был наследным принцем, потом богом, у меня были другие дела. Важнее, чем носиться с младшим братцем. Наверное, ты чувствовал себя преданным?
Ты становился все безумнее у меня на глазах, но меня занимали другие проблемы - я волновался о "простых людях", других людях, тот, что под боком меня не интересовал. А потом стало слишком поздно для нас обоих.
И нет, прощения я у тебя просить не буду, не заслужил. Ты делал страшные вещи, только невинных людей сколько пожрал. Ты заслуживаешь наказания и даже смерти. Но что-то меняется в твоем взгляде, когда он обращен на маленького Гу Цзы. Что-то, что заставляет радоваться, что приговор выносить не мне.


дополнительно:
О, братец, нам так много всего предстоит сыграть! Флэшбеков (а как же!), АУ-шек (разумеется!) и в случае, если ты не против откатить свою смерть, непочатый край игр в будущем.
А там, кто знает, чем это закончится. Может, подобьешь меня сидеть с ребенком по воскресеньям. Отцу-одиночке в наше время непросто, особенно с таким количеством врагов, как у тебя.
Посты мои можно посмотреть на форуме. Вас в манере изложения и объемах написанного не ограничиваю >) Если есть вопросы - милости прощу в гостевую, лс, телеграм

пример игры;
допустим аушный

День выдался ненастным, пасмурным. Редкие прохожие торопливо бежали по улицам, прячась от непогоды под зонтами, в глубоких капюшонах, под которыми не видно лица. Дождь, моросящий, холодный и противный, лил всю ночь, не прекращаясь ни на минуту, да и сейчас на низком сером небе не видно было ни одного просвета.
"Бесполезный день". Се Лянь вздохнул. Даже если бы у него все еще была гитара, которая в прошлом месяце погибла в неравной битве за территорию с местными бандитами, он не смог бы сегодня привлечь ничье внимание. Люди слишком были заняты, выискивая брод между блестящих черных луж или хотя бы выбирая среди них самые мелкие. Значит сегодня из заработков оставался только мусор.
"Вот и хорошо", подбодрил себя он. В выходной, после оживленного праздничного вечера, под ногами должно быть полным-полно помятых жестяных банок, и если поспешить, можно набрать огромный пакет. И не один. За жесть всегда хорошо платят — главное, снова не столкнуться с какими-нибудь местными конкурентами. Заживает на нем, конечно, быстро, но фингал на лице не особенно располагает к себе людей. Да и вообще... он не хотел драться.
Не любил он этого, хотя и хорошо справлялся. В детстве, когда все еще было иначе, когда их семья жила в большом красивом доме в престижном районе, отец каждый день уезжал на работу в машине с водителем, а вечером они с мамой смотрели по телевизору репортажи с его дипломатических встреч, у Се Ляня были медали с соревнований по кунг-фу и собственный красный пояс. Это не приносило большой радости, ему не особенно нравилось бить людей тогда, как и сейчас, но он послушно посещал тренировки, стараясь делать все хорошо — быть лучшим во всем. Чтобы отец в своих интервью с гордостью рассказывал о идеальной семье.
Все изменилось в одночасье. Ужасные обвинения против отца, судебная тяжба на несколько лет, во время которой они лишились сначала денег, потом и дома. Они до последнего старались держаться, даже когда совсем обнищали и стали изгоями — прежний круг не принимал их, потому что они были бедны, равные не могли простить, что когда-то они были богаты. Се Лянь не любил драться, но в новой школе ему приходилось это делать почти каждый день — он побеждал обычно, и не сразу понял, что это не отваживает, а только усиливает ненависть одноклассников. Они становились злее и злее, и однажды, пытаясь отбиться, он сломал одному из них ногу.
Разумеется, его выгнали из школы — тогда он еще ужасно об этом переживал: как же, выпускной класс, а у него даже справки не будет? Он пытался защищаться, оправдываться, искал свидетелей, объяснял... пока не понял, что всем наплевать. Дело не в том, что люди не знают, что их было восемь, а он один, что он защищался, а они нападали. Что они стащили и растоптали в грязи шапку, которую мама неумело связала ему своими руками, украли его рюкзак и утопили тетради и пытались шантажировать какими-то дурацкими фотографиями... Дело было не в том, что они не знали. Они просто не хотели признавать его невиновность. Они мечтали избавиться от него, только и всего.
А хуже всего было разочарование в глазах родителей, когда они узнали о случившемся.
Се Лянь вздохнул и запрокинул голову к дождливому небу. Холодные дождевые капли шлепали по щекам и сбегали влажными, похожими на слезы, дорожками. Не стоило об этом вспоминать. Родителей не было в живых давно, он успел смириться с этим. Так же, как с отсутствием образования, дома, постоянной работы. Первое время, когда ему еще было, где жить, он подрабатывал в приличных местах: уборщиком в кинотеатрах, мойщиком посуды в кафе. Но лишившись дома он лишился и права на нормальную работу. Никто не хотел нанимать бродягу, мало ли какая зараза прилипнет.
Се Лянь не обижался, он все понимал. И новое положение свое принимал стойко. Были бы руки и ноги, а работа найдется, думал он, и поскольку руки и ноги его пока были в порядке, то и на пропитание заработать до сих пор удавалось.
Сегодня его выбор — жестянки.
— Приступим? — сам себя спросил он, поправил за затылке узел, в который завязал грязные, отросшие до неприличия волосы, повыше подтянул воротник свитера, так, чтобы спрятать под ним несвежие бинты на шее и направился вдоль по торговой аллее, останавливаясь у каждой урны и с интересом изучая ее содержимое: в одной руке большой полиэтиленовый пакет, другая в кармане, бережно поглаживает недоеденную половинку маньтоу в промасленной бумаге.
Дождь и не думал прекращаться. Прохожие, все такие же безразличные к происходящему, бежали, не сбавляя скорости. И поэтому, наверное, Се Ляню так бросился в глаза один. Бредущий в такой ранний час медленной, развязной походкой, словно спешить ему было совсем некуда. Спортивная куртка, веселый, блуждающий взгляд. Жестянка в руке, которой он болтает так свободно, словно она уже почти пустая.
— Простите! — окликнул Се Лянь. И когда прохожий посмотрел на него, быстро поклонился. — Извините. Это ведь пустая банка? Она вам больше не нужна?

Отредактировано Xie Lian (2021-04-12 21:22:14)

+4

35

— tian guan ci fu —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/233528.jpghttp://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/214899.jpg
прототип: original + на усмотрение игрока;

feng xin [фэн синь]
юго-восточный бог войны

Ты идеальный бог войны, это факт. А что сказать про идеал? Одинаково хорош с любым оружием, сильный, отважный, преданный. Прямолинейный и честный, искренний во всем — в словах и в чувствах. Для тебя не существовало полутонов, да? Только черное и белое — и все же из раза в раз ты относил меня ко вторым. Я горд и благодарен тебе за это, генерал Наньян.
И пусть ты не лишен слабостей — ужасно смущаешься в присутствии женщин, и дипломатия не твоя сильная сторона - это добавляет штрихов к портрету идеального воина, сурового и мужественного. Наверное, поэтому у тебя так много верующих… ну и из-за той ошибки в храмовой табличке, о которой мы не говорим ^_~
Ты один из лучших людей, которых я знал, Фэн Синь, один из достойнейших небожителей, с которыми мне доводилось встречаться. И хотя в последнее время понимания между нами стало меньше, уверен, мы сможем это исправить. Когда-нибудь, когда я смогу тебе все объяснить, а ты захочешь меня выслушать. Когда-нибудь, когда ты поверишь, что порой жизнь не так проста, как хочется о ней думать.

Я долго откладывал написание заявки на Фэн Синя. Не потому что не хочу его здесь видеть, а потому что не знал, что ему предложить, кроме туманного «играть буду, инфа сотка». А он слишком близок мне, чтобы отделаться такой мелочью.
Пришлось подумать. За время повествования у нас не было каких-то серьезных конфликтов, между нами не разыгрывались драмы. Наши отношения просты и понятны: ты всегда был верен мне, я прислушивался к твоим словам, и ты оставался со мной до конца. Пожалуй, я даже хотел бы, чтобы ты был чуть более эгоистичным и чуть больше думал о себе.
Но есть одна вещь, которая не дает мне покоя, и разобраться с этим один я не могу. Почему я, всегда ценивший твое расположение и преданность,  рассуждая о тех, кому я могу безоговорочно доверять, определил в эту категорию Сань Лана, которого едва знал, а над мыслью, что это можешь быть ты, только посмеялся?
«Это точно не Фэн Синь с Му Цином», как-то так. И если с Му Цином у нас всегда все сложно, то почему так вышло с тобой, ума не приложу. Что-то между нами изменилось за эти восемьсот лет, Фэн Синь, или всегда было так, я опять заметил слишком поздно? Разберемся вместе?


дополнительно:
Я не требователен к стилю, авторскому лицу, умеренно активен. Соигроков с постами не подгоняю, хочу увлеченности игрой и персонажами - вот и все.

пример игры;
допустим аушный

День выдался ненастным, пасмурным. Редкие прохожие торопливо бежали по улицам, прячась от непогоды под зонтами, в глубоких капюшонах, под которыми не видно лица. Дождь, моросящий, холодный и противный, лил всю ночь, не прекращаясь ни на минуту, да и сейчас на низком сером небе не видно было ни одного просвета.
"Бесполезный день". Се Лянь вздохнул. Даже если бы у него все еще была гитара, которая в прошлом месяце погибла в неравной битве за территорию с местными бандитами, он не смог бы сегодня привлечь ничье внимание. Люди слишком были заняты, выискивая брод между блестящих черных луж или хотя бы выбирая среди них самые мелкие. Значит сегодня из заработков оставался только мусор.
"Вот и хорошо", подбодрил себя он. В выходной, после оживленного праздничного вечера, под ногами должно быть полным-полно помятых жестяных банок, и если поспешить, можно набрать огромный пакет. И не один. За жесть всегда хорошо платят — главное, снова не столкнуться с какими-нибудь местными конкурентами. Заживает на нем, конечно, быстро, но фингал на лице не особенно располагает к себе людей. Да и вообще... он не хотел драться.
Не любил он этого, хотя и хорошо справлялся. В детстве, когда все еще было иначе, когда их семья жила в большом красивом доме в престижном районе, отец каждый день уезжал на работу в машине с водителем, а вечером они с мамой смотрели по телевизору репортажи с его дипломатических встреч, у Се Ляня были медали с соревнований по кунг-фу и собственный красный пояс. Это не приносило большой радости, ему не особенно нравилось бить людей тогда, как и сейчас, но он послушно посещал тренировки, стараясь делать все хорошо — быть лучшим во всем. Чтобы отец в своих интервью с гордостью рассказывал о идеальной семье.
Все изменилось в одночасье. Ужасные обвинения против отца, судебная тяжба на несколько лет, во время которой они лишились сначала денег, потом и дома. Они до последнего старались держаться, даже когда совсем обнищали и стали изгоями — прежний круг не принимал их, потому что они были бедны, равные не могли простить, что когда-то они были богаты. Се Лянь не любил драться, но в новой школе ему приходилось это делать почти каждый день — он побеждал обычно, и не сразу понял, что это не отваживает, а только усиливает ненависть одноклассников. Они становились злее и злее, и однажды, пытаясь отбиться, он сломал одному из них ногу.
Разумеется, его выгнали из школы — тогда он еще ужасно об этом переживал: как же, выпускной класс, а у него даже справки не будет? Он пытался защищаться, оправдываться, искал свидетелей, объяснял... пока не понял, что всем наплевать. Дело не в том, что люди не знают, что их было восемь, а он один, что он защищался, а они нападали. Что они стащили и растоптали в грязи шапку, которую мама неумело связала ему своими руками, украли его рюкзак и утопили тетради и пытались шантажировать какими-то дурацкими фотографиями... Дело было не в том, что они не знали. Они просто не хотели признавать его невиновность. Они мечтали избавиться от него, только и всего.
А хуже всего было разочарование в глазах родителей, когда они узнали о случившемся.
Се Лянь вздохнул и запрокинул голову к дождливому небу. Холодные дождевые капли шлепали по щекам и сбегали влажными, похожими на слезы, дорожками. Не стоило об этом вспоминать. Родителей не было в живых давно, он успел смириться с этим. Так же, как с отсутствием образования, дома, постоянной работы. Первое время, когда ему еще было, где жить, он подрабатывал в приличных местах: уборщиком в кинотеатрах, мойщиком посуды в кафе. Но лишившись дома он лишился и права на нормальную работу. Никто не хотел нанимать бродягу, мало ли какая зараза прилипнет.
Се Лянь не обижался, он все понимал. И новое положение свое принимал стойко. Были бы руки и ноги, а работа найдется, думал он, и поскольку руки и ноги его пока были в порядке, то и на пропитание заработать до сих пор удавалось.
Сегодня его выбор — жестянки.
— Приступим? — сам себя спросил он, поправил за затылке узел, в который завязал грязные, отросшие до неприличия волосы, повыше подтянул воротник свитера, так, чтобы спрятать под ним несвежие бинты на шее и направился вдоль по торговой аллее, останавливаясь у каждой урны и с интересом изучая ее содержимое: в одной руке большой полиэтиленовый пакет, другая в кармане, бережно поглаживает недоеденную половинку маньтоу в промасленной бумаге.
Дождь и не думал прекращаться. Прохожие, все такие же безразличные к происходящему, бежали, не сбавляя скорости. И поэтому, наверное, Се Ляню так бросился в глаза один. Бредущий в такой ранний час медленной, развязной походкой, словно спешить ему было совсем некуда. Спортивная куртка, веселый, блуждающий взгляд. Жестянка в руке, которой он болтает так свободно, словно она уже почти пустая.
— Простите! — окликнул Се Лянь. И когда прохожий посмотрел на него, быстро поклонился. — Извините. Это ведь пустая банка? Она вам больше не нужна?

Отредактировано Xie Lian (2021-04-13 09:13:00)

+4

36

— grishaverse —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1903/170070.gif
прототип: colin o'donoghue (или кто-то другой);

на ваш выбор [все для комфорта игрока]
бывший корсар на корабле Штурмхонда (Николай Ланцов), гриш/человек

Бесстыжий, беспринципный, бессовестный ловелас, каких видывала Равка. Да что там, Шухан и Новый Зем в придачу. Пират до мозга костей. Нельзя сказать, что мироздание лишило его обаяния, однако совести и чести точно недодало.

Он прекрасно бы вписался в банды Кеттердама, ищущий выгоду даже в том, чтобы просто перейти улицу, но его бы точно возненавидели за острый язык и умение хорошо владеть оружием.

Но самое страшное то... что мои прикосновения его не обжигают.


дополнительно:
Вас ждет каст, состоящий из абсолютно отзывчивых людей. В основном сюжетные ветки и обсуждения ведутся в телеге, но также можно оставаться инкогнито и использовать только лс. Конкретно по заявке – указан лишь набросок того, как Инеж видит пирата на данный момент. На самом деле все это может быть лишь фасадом, скрывающим благородного человека со своими принципами.
Не столько заявка в пару, сколько в многострадальный треугольник. Есть вариант приятельства с Ланцовым, и в целом связаться можно со многими, игроки открыты к обсуждениям) В игру заберу сразу, с руками и ногами.

пример игры;

Вороны благодарно кивали ей в ответ на россыпь хлебных крошек. Какое расточительство — тратить драгоценную еду на облезлых пернатых негодяев, готовых ради куска хлеба выколоть соседу глаза.

Но Инеж нравилось их кормить. По сути, птицы являлись ее самыми близкими друзьями в этот момент времени и в этом странном месте. Месте, где необходимо выживать. Мать всегда говорила, что делиться едой означает разделять с ближним радости и горести. Чтобы, в случае глубокого несчастья, ему не пришлось переживать это одному, а вместе — было бы не так больно.

Однако вороны не хотели принимать на себя ее ношу. Они просто клевали шифер в надежде прожить еще один день.

Тряхнув головой, девушка попыталась прогнать воспоминания о матери и сосредоточиться на том, что она ощущает: прохладный подоконник ее маленькой, но уютной комнатки в Клепке, шероховатость зачерствелого куска хлеба в ладони, легкий озноб от дуновения осеннего ветра, грубоватость кофты и штанов, одолженных у одной из девочек банды. Никаких облегающих тканей, никакого псевдо-шелка, ни дешевых украшений, ни жадных взглядов. Гафа еще не могла об этом сказать и даже подумать, но ощущала она себя свободной. На эти краткие мгновения, забыв о долге Хаскелю, Инеж могла дышать полной грудью и, впервые после похищения, наслаждаться жизнью.

Большую часть времени с тех пор, как она оказалась среди Отбросов, девушка являлась молчаливым наблюдателем, вбирающим в себя новые законы канальных крыс и оттачивающим свое акробатическое мастерство когда, как ей казалось, никто не видит. У каждого за плечами находились свои скелеты и демоны. В эту часть Кеттердама попадают не от хорошей жизни. Самым болтливым оказался высокий темнокожий юноша, кому удалось разговорить “маленькую сулийку”. Не все охотно делились своей историей, в основном рассказывали о том, что умеют лучше всего. И был лишь один, кто не говорил ничего.

Каз Бреккер.

Поначалу Инеж его остерегалась. Держалась на расстоянии и потом, осознав, что и ему явно не доставляет удовольствия находиться рядом с кем-то, позволила себе вести себя как обычно — тихо и незаметно. До этого дня он отдавал несколько поручений, в основном сбор информации, и Гафа, к своему же удивлению, справлялась и справлялась хорошо. Но недостаточно. Всегда недостаточно хорошо, чтобы услышать в свой адрес похвалу от того, кто ее спас.

Чуткий слух улавливает равномерный, нетипичный стук шагов по дощатому полу в коридоре, и сулийка поворачивает голову в сторону двери.

— Для меня есть работа? — говорит сразу после того, как юноша открывает дверь. Стука не было, он просто сделал паузу перед тем, как войти. Его способности знать о том, что она в курсе его приближения, иной раз заставляли девушку поежится. Но никогда — в его присутствии.

Отредактировано Inej Ghafa (2021-05-04 15:17:58)

+6

37

— mo dao zu shi —
https://pa1.narvii.com/7099/154d0c19928fa47ca564da860629d8f2127fbd71r1-540-224_hq.gif
прототип: liu haikuan, original;

lan xichen [лань сичэнь]
заклинатель, глава ордена Гусу Лань, Первый Нефрит, Цзэу-цзюнь

Первый Нефрит ордена Гусу Лань, один из самых сильных заклинателей своего времени. Но я лучше, чем кто-то другой, знаю, что за твоими плечами годы и годы трудов. И ты, и я не жалели себя в тренировках и обучении, а ты при этом умудрялся еще и заботиться обо мне. Не такая большая разница в возрасте, но ты доказал не словами, но делом, что ты - мой старший брат. Порой мне кажется, что у нас с тобой одна душа на двоих, иначе откуда такое понимание? Мне даже говорить не нужно, ты буквально читаешь мои мысли. Хочется верить, что ты от меня получаешь не меньше, чем отдаешь.
Ты довольно рано стал главой клана, но у тебя получается это так просто и естественно, будто ты был рожден для этой роли. Ты образцовый адепт, но при этом не позволяешь правилам стать главнее морали. У тебя очень большое сердце, в котором находится место для каждого. Ты хороший брат, хороший друг - и это все вдобавок к исключительным заклинательским способностям и лидерским талантам. Кто-то, возможно, назвал бы тебя совершенством, но ты, конечно, всего лишь человек со своими слабостями, а у кого их нет?
Ты занимаешь особое место в моей жизни, брат.


дополнительно:
у нас есть сюжет, в котором вам выделена весьма важная роль, однако мы, в любом случае, готовы подстраиваться под ваши хотелки. Каст довольно дружный, помимо модао у нас есть еще представители небожителей и системы, с которыми мы активно играем. И вас очень ждут вас.
По оргмелочам. В массе своей мы пишем довольно бодро, хотелось бы хорошей скорости и от будущего игрока (где-то пост в неделю или быстрее). Любим грамотность, каноничность, логичность, готовность и интерес писать свою историю а еще большие буквы в нужных местах
Очень ждем главу Лань)

пример игры;

Спокойная мелодия гуциня лилась по комнате, звуча так, словно была частью окружающего пространства. Пение птиц снаружи вплеталось в композицию, даже редкие капли дождя, что стучали по крыше, добавляли свои идеально подходящие ноты. Лань Ванцзи смотрел только на струны, что перебирал пальцами, и не обращал внимание ни на что вокруг. Разум его был чист, духовная энергия направлена на мелодию, что он играл. Музыку нарушало лишь тихое и немного рваное дыхание лежавшей на кровати девушки. Ванцзи, казалось, не замечал её вовсе, однако чем больше он играл, тем ровнее и глубже становилось её дыхание. Шло время, а он все также был неподвижен, и если бы не пальцы, перебиравшие струны, можно было бы подумать, что это не живой человек, а нефритовая статуя.
На пороге меж раскрытых настежь дверей села птица с малиновой грудкой и красноватым оперением. Чирикнув, она склонила голову набок, словно бы вслушиваясь в мелодию. Лань Чжань поднял голову и положил ладонь на струны, останавливая последние вибрации. На несколько мгновений в комнате повисла тишина. Птица с любопытством смотрела на заклинателя, а тот следил взглядом за ней. Нежданная гостья вновь чирикнула и, взмахнув маленькими крыльями, вспорхнула на ветку.
Лань Ванцзи встал, оправил ханьфу и неспешно подошёл к выходу. Он легко нашёл взглядом птицу, что прервала его игру, и какое-то время наблюдал за ней, пока не услышал за своей спиной вздох. Тут же мужчина потерял интерес к пернатому созданию и, закрыв двери, вернулся в комнату.
Девушка на кровати, похоже, приходила в себя, и Лань Чжань присел на край её постели, осторожно касаясь её запястья. Он немного послушал её пульс, затем так же аккуратно, как взял, положил руку поверх одеяла и встал.
Дева Вэнь не приходила в себя несколько дней. Три, если быть точным. Истощенная духовно и морально, она словно не хотела возвращаться в сознание, потому помимо залечивания её ран, Лань Ванцзи играл ей. Он понимал, что времени осталось не так много, наказание неминуемо найдёт его. Это не пугало заклинателя, но он считал своим долгом успеть добиться полного выздоровления Вэнь Цин.
Мягкие шаги были почти неслышны, подошва обуви едва касалась пола. Мужчина подошёл к столику и, взяв в руки чашку и небольшой глиняный чайник, вернулся обратно к девушке. Тишину нарушил плеск жидкости, после чего чайник с негромким стуком был отставлен, а чашку Лань Чжань протянул своей пациентке.
— Это укрепляющий настой, дева Вэнь, выпейте, — негромким голосом произнёс он. За последние три дня это были его первые слова, но хрипоты в голосе не было слышно.
Отдав чашку, заклинатель вновь встал, отходя обратно к гуциню. Играть он больше не собирался, желая лишь навести порядок в книгах, что он читал эти дни в попытках вылечить Вэнь Цин. Об этом его, конечно, никто не просил, но он сам счёл это важным, потому что это было важно для Вэй Ина.
Произошедшее в Безночном городе оставило неизгладимый след в душе Лань Ванцзи. Он находился в смятении довольно долгое время, но едва принял для себя решение, как это все оказалось уже не нужно. Бессмысленно. Вэй Ин погиб, и это словно выбило почву из-под ног. Впервые в своей жизни Лань Чжань не знал, что делать. Многочисленные правила, что он впитал с молоком матери, ничего не говорили на этот счёт. Он был растерян, со стороны наблюдая за остальными. Заклинатели даже не радовались, словно боясь поверить в то, что Старейшина Илин мёртв. Они боялись его даже сейчас. Ванцзи поднял голову к небу, слушая разговор нескольких алептов из разных кланов. А на землю медленно кружась, словно снег, опускался пепел. Странно, он даже не заметил, как что-то горит.
Лань Чжань бесшумно ступал по пещере, что недавно была убежищем Вэй Ина. Он сам не знал, что хотел здесь найти. Выживших? Да, скорее всего, хотя он и сомневался, что кто-то мог остаться. Но все остальное он просмотрел, оставалась лишь пещера.
Мужчина зажёг огненный талисман и медленно углубился, вслушиваясь и приглядываясь. Хаос и разрушение были и здесь, однако все в этом месте дышало Вэй Усянем. Ванцзи скользил взглядом вокруг, отмечая какие-то записи, незнакомые ему талисманы и устройства. Небольшое ответвление он заметил не сразу, но именно там обнаружилось то, что он искал. Хангуан-Цзюнь поспешно присел у лежавших тел, проверяя их пульс и дыхание. Оба живы, но истощены до крайности. Откуда здесь Вэнь Цин, заклинатель предпочитал сейчас вовсе не думать, хотя и лично был свидетелем того, как прах её и Вэнь Нина развеяли над Безночным городом. В том, что это заслуга Вэй Ина, даже сомневаться не приходилось. Рядом же с девушкой, доверчиво прижавшись к ней, лежал тот мальчик, что крутился у ног Вэй Усяня. А-Юань.
Лань Чжань недолго размышлял над своими дальнейшими действиями. Решительно подхватив последних Вэней, он направился к выходу из пещеры.
Лань Сичэнь, казалось, даже не удивился, увидев, кого собрался укрывать брат в доме их матери. Он не стал в принципе ничего говорить или объяснять опасность. Глава клана знал Ванцзи как никто, а потому лишь помог залечить самые тяжёлые раны, да после недолгой беседы забрал мальчика. Тот, в отличие от своей родственницы, довольно быстро пришёл в себя и мало что помнил. Хорошо. Так проще. А-Юаню предстояло сменить клан, никто не узнает, что он Вэнь. Это было легко и просто.
Куда проще, чем Вэнь Цин, которую знал и ненавидел весь заклинательский мир. Конечно, для всех она была мертва, но едва ли клан Цзинь не заметил, что её праха там не было, а значит, искать её, безо всяких сомнений, будут.
Лань Чжань хорошо относился к деве Вэнь. Она меньше всего походила на остальных заклинателей из своего клана, но Хангуан-Цзюнь и не строил иллюзий относительно ужасности любого, кто носит фамилию Вэнь. Вэй Ин был прав, там было много простых людей, кто не хотел войны. Он сам их видел там, на горе Луанцзан. И Вэнь Цин, несмотря на свою близость к Вэнь Жоханю, была такой же. Но помогал ей Ванцзи не только поэтому. Она была важна Вэй Ину, он ради неё и остальных пожертвовал своей жизнью. Ну а Лань Чжань уже принял его взгляды.
Среди множества талантов Второго Нефрита клана Гусу Лань целительских, увы, не было. К счастью, на раны девы Вэнь его умений хватило. С чем-то помог брат, но основным лечением была мелодия гуциня. В дальнейшем за здоровье девушки волноваться не приходилось — она могла позаботиться о себе и сама. Сильная духом. Она наверняка справится.
Лань Чжань посмотрел на свою пациентку поверх книги, наблюдая, как она то ли пьет отвар, то ли просто нюхает, пытаясь, должно быть, на запах определить ее состав. Она все еще была довольно бледна, да и с последнего раза, как он ее видел, изрядно похудела. Но, судя по всему, ее жизни ничто больше не угрожало. Хангуан— Цзюнь вернулся к своему занятию, словно более никого в комнате не было.

Отредактировано Lan Wangji (2021-04-25 10:49:22)

+3

38

— mo dao zu shi —
https://data.whicdn.com/images/340269531/original.gif
прототип: meng ziyi, original;

wen qing [вэнь цин]
самая лучшая целительница

У тебя всегда была своя правда. Приближенная к главе Цишань Вэнь, ты, тем не менее, не полностью разделяла его цели. Однако благодарность к дяде и беспокойство за младшего брата вынуждали тебя верно служить. Но все же твоя собственная мораль заставила помочь тем, кому это было нужно. Как итог - вам с Вэнь Нином пришлось пострадать.
Все считают, что ты погибла, однако тут орден Ланьлин Цзинь перехитрил сам себя. Когда Вэй Усянь спас тебя, Цзинь Гуаншань принял решение утаить этот факт, будучи уверенным, что быстро найдет серьезно раненую беглянку. Однако не вышло. Ты выжила, тебе помогли.
А потом всем стало, к счастью или к сожалению, не до тебя.
Ты скрывалась долгие годы, но заслышав о Призрачном Генерале, конечно, вышла из своего укрытия, потому что не можешь не позаботиться о младшем брате, который, как оказалось, не погиб, как и ты сама.
У вас с Вэнь Нином много дел, ведь кому-то нужно восстановить Цишань Вэнь. Помогите солнцу вновь засиять, дева Вэнь.


дополнительно:
у нас есть сюжет, в котором вам выделена весьма важная роль, однако мы, в любом случае, готовы подстраиваться под ваши хотелки. Каст довольно дружный, помимо модао у нас есть еще представители небожителей и системы, с которыми мы активно играем. И все вас очень ждут, особенно, конечно, Вэнь Нин.
По оргмелочам. В массе своей мы пишем довольно бодро, хотелось бы хорошей скорости и от будущего игрока (где-то пост в неделю или быстрее). Любим грамотность, каноничность, логичность, готовность и интерес писать свою историю а еще большие буквы в нужных местах

пример игры;

Спокойная мелодия гуциня лилась по комнате, звуча так, словно была частью окружающего пространства. Пение птиц снаружи вплеталось в композицию, даже редкие капли дождя, что стучали по крыше, добавляли свои идеально подходящие ноты. Лань Ванцзи смотрел только на струны, что перебирал пальцами, и не обращал внимание ни на что вокруг. Разум его был чист, духовная энергия направлена на мелодию, что он играл. Музыку нарушало лишь тихое и немного рваное дыхание лежавшей на кровати девушки. Ванцзи, казалось, не замечал её вовсе, однако чем больше он играл, тем ровнее и глубже становилось её дыхание. Шло время, а он все также был неподвижен, и если бы не пальцы, перебиравшие струны, можно было бы подумать, что это не живой человек, а нефритовая статуя.
На пороге меж раскрытых настежь дверей села птица с малиновой грудкой и красноватым оперением. Чирикнув, она склонила голову набок, словно бы вслушиваясь в мелодию. Лань Чжань поднял голову и положил ладонь на струны, останавливая последние вибрации. На несколько мгновений в комнате повисла тишина. Птица с любопытством смотрела на заклинателя, а тот следил взглядом за ней. Нежданная гостья вновь чирикнула и, взмахнув маленькими крыльями, вспорхнула на ветку.
Лань Ванцзи встал, оправил ханьфу и неспешно подошёл к выходу. Он легко нашёл взглядом птицу, что прервала его игру, и какое-то время наблюдал за ней, пока не услышал за своей спиной вздох. Тут же мужчина потерял интерес к пернатому созданию и, закрыв двери, вернулся в комнату.
Девушка на кровати, похоже, приходила в себя, и Лань Чжань присел на край её постели, осторожно касаясь её запястья. Он немного послушал её пульс, затем так же аккуратно, как взял, положил руку поверх одеяла и встал.
Дева Вэнь не приходила в себя несколько дней. Три, если быть точным. Истощенная духовно и морально, она словно не хотела возвращаться в сознание, потому помимо залечивания её ран, Лань Ванцзи играл ей. Он понимал, что времени осталось не так много, наказание неминуемо найдёт его. Это не пугало заклинателя, но он считал своим долгом успеть добиться полного выздоровления Вэнь Цин.
Мягкие шаги были почти неслышны, подошва обуви едва касалась пола. Мужчина подошёл к столику и, взяв в руки чашку и небольшой глиняный чайник, вернулся обратно к девушке. Тишину нарушил плеск жидкости, после чего чайник с негромким стуком был отставлен, а чашку Лань Чжань протянул своей пациентке.
— Это укрепляющий настой, дева Вэнь, выпейте, — негромким голосом произнёс он. За последние три дня это были его первые слова, но хрипоты в голосе не было слышно.
Отдав чашку, заклинатель вновь встал, отходя обратно к гуциню. Играть он больше не собирался, желая лишь навести порядок в книгах, что он читал эти дни в попытках вылечить Вэнь Цин. Об этом его, конечно, никто не просил, но он сам счёл это важным, потому что это было важно для Вэй Ина.
Произошедшее в Безночном городе оставило неизгладимый след в душе Лань Ванцзи. Он находился в смятении довольно долгое время, но едва принял для себя решение, как это все оказалось уже не нужно. Бессмысленно. Вэй Ин погиб, и это словно выбило почву из-под ног. Впервые в своей жизни Лань Чжань не знал, что делать. Многочисленные правила, что он впитал с молоком матери, ничего не говорили на этот счёт. Он был растерян, со стороны наблюдая за остальными. Заклинатели даже не радовались, словно боясь поверить в то, что Старейшина Илин мёртв. Они боялись его даже сейчас. Ванцзи поднял голову к небу, слушая разговор нескольких алептов из разных кланов. А на землю медленно кружась, словно снег, опускался пепел. Странно, он даже не заметил, как что-то горит.
Лань Чжань бесшумно ступал по пещере, что недавно была убежищем Вэй Ина. Он сам не знал, что хотел здесь найти. Выживших? Да, скорее всего, хотя он и сомневался, что кто-то мог остаться. Но все остальное он просмотрел, оставалась лишь пещера.
Мужчина зажёг огненный талисман и медленно углубился, вслушиваясь и приглядываясь. Хаос и разрушение были и здесь, однако все в этом месте дышало Вэй Усянем. Ванцзи скользил взглядом вокруг, отмечая какие-то записи, незнакомые ему талисманы и устройства. Небольшое ответвление он заметил не сразу, но именно там обнаружилось то, что он искал. Хангуан-Цзюнь поспешно присел у лежавших тел, проверяя их пульс и дыхание. Оба живы, но истощены до крайности. Откуда здесь Вэнь Цин, заклинатель предпочитал сейчас вовсе не думать, хотя и лично был свидетелем того, как прах её и Вэнь Нина развеяли над Безночным городом. В том, что это заслуга Вэй Ина, даже сомневаться не приходилось. Рядом же с девушкой, доверчиво прижавшись к ней, лежал тот мальчик, что крутился у ног Вэй Усяня. А-Юань.
Лань Чжань недолго размышлял над своими дальнейшими действиями. Решительно подхватив последних Вэней, он направился к выходу из пещеры.
Лань Сичэнь, казалось, даже не удивился, увидев, кого собрался укрывать брат в доме их матери. Он не стал в принципе ничего говорить или объяснять опасность. Глава клана знал Ванцзи как никто, а потому лишь помог залечить самые тяжёлые раны, да после недолгой беседы забрал мальчика. Тот, в отличие от своей родственницы, довольно быстро пришёл в себя и мало что помнил. Хорошо. Так проще. А-Юаню предстояло сменить клан, никто не узнает, что он Вэнь. Это было легко и просто.
Куда проще, чем Вэнь Цин, которую знал и ненавидел весь заклинательский мир. Конечно, для всех она была мертва, но едва ли клан Цзинь не заметил, что её праха там не было, а значит, искать её, безо всяких сомнений, будут.
Лань Чжань хорошо относился к деве Вэнь. Она меньше всего походила на остальных заклинателей из своего клана, но Хангуан-Цзюнь и не строил иллюзий относительно ужасности любого, кто носит фамилию Вэнь. Вэй Ин был прав, там было много простых людей, кто не хотел войны. Он сам их видел там, на горе Луанцзан. И Вэнь Цин, несмотря на свою близость к Вэнь Жоханю, была такой же. Но помогал ей Ванцзи не только поэтому. Она была важна Вэй Ину, он ради неё и остальных пожертвовал своей жизнью. Ну а Лань Чжань уже принял его взгляды.
Среди множества талантов Второго Нефрита клана Гусу Лань целительских, увы, не было. К счастью, на раны девы Вэнь его умений хватило. С чем-то помог брат, но основным лечением была мелодия гуциня. В дальнейшем за здоровье девушки волноваться не приходилось — она могла позаботиться о себе и сама. Сильная духом. Она наверняка справится.
Лань Чжань посмотрел на свою пациентку поверх книги, наблюдая, как она то ли пьет отвар, то ли просто нюхает, пытаясь, должно быть, на запах определить ее состав. Она все еще была довольно бледна, да и с последнего раза, как он ее видел, изрядно похудела. Но, судя по всему, ее жизни ничто больше не угрожало. Хангуан— Цзюнь вернулся к своему занятию, словно более никого в комнате не было.

+4

39

— tian guan ci fu —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/881497.jpg http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1897/658784.png
прототип: original + на усмотрение игрока;

shi qingxuan [ши цинсюань]
небожитель, Повелитель Ветров, предводитель городской нищеты

Ши Цинсюань - один из самый любимых моих персонажей в "Небожителях". И не только потому что он милый, добрый, симпатичный да еще и в девочку перекидывается - скорее вопреки этому. Тот, кто на первый взгляд казался пустым и слишком сладким, проявил себя не просто как хороший друг и щедрый покровитель. Еще как прекрасный человек - сильный, не теряющий присутствия духа даже в лишениях, готовый защищать то, что ему дорого, не ропща на судьбу.
Эта потрясающая метаморфоза - из балованного, изнеженного божка, вечного младшего братца, ни в чем не знающего отказа, в действительно сильную личность казалась бы неожиданной и неправдоподобной, если бы не одно "но". Все же он истинный брат Ши Уду. И за кажущейся нежностью прячется сталь, которую непросто даже согнуть, не то что сломать. И сила духа. И потрясающая вера в лучшее - во что бы то ни стало. Многое в нем достойно восхищения.

Когда мы снова встретимся, Ваше Превосходительство, я наконец-то скажу, что хочу быть похожим на вас. Вы должны были стать для меня примером во всем - как жить, как сражаться за то, во что веришь... Как принимать поражение.
И как восставать из пепла.

Когда мне грустно, я слаб и готов сдаться, я вспоминаю вас, каким встретил вас на земле. Покалеченного, голодного, в толпе таких же неприкаянных нищих, но неизменно любимого всеми и с самой обаятельной в мире улыбкой на губах.
И мне становится стыдно за свое уныние.


дополнительно:
Кроме всего того, что я тащил остальным в заявках: ау, межфэндом и кроссовер с другими новеллами Мосян, флэшбеки, я хочу предложить вам постканон, Ваше Превосходительство. Как вам такое? Как насчет нищенствовать вместе? Я пущу вас пожить в мой храм, а вы позаманиваете туда прихожан своим обаянием... А потом... что будет потом? Захотите вознестись снова? Будем искать недобитого старшего брата? Построим новый храм на развалинах старого? Заведем новых друзей? С вами, Ваше Превосходительство, куда угодно!

пример игры;

День выдался ненастным, пасмурным. Редкие прохожие торопливо бежали по улицам, прячась от непогоды под зонтами, в глубоких капюшонах, под которыми не видно лица. Дождь, моросящий, холодный и противный, лил всю ночь, не прекращаясь ни на минуту, да и сейчас на низком сером небе не видно было ни одного просвета.
"Бесполезный день". Се Лянь вздохнул. Даже если бы у него все еще была гитара, которая в прошлом месяце погибла в неравной битве за территорию с местными бандитами, он не смог бы сегодня привлечь ничье внимание. Люди слишком были заняты, выискивая брод между блестящих черных луж или хотя бы выбирая среди них самые мелкие. Значит сегодня из заработков оставался только мусор.
"Вот и хорошо", подбодрил себя он. В выходной, после оживленного праздничного вечера, под ногами должно быть полным-полно помятых жестяных банок, и если поспешить, можно набрать огромный пакет. И не один. За жесть всегда хорошо платят — главное, снова не столкнуться с какими-нибудь местными конкурентами. Заживает на нем, конечно, быстро, но фингал на лице не особенно располагает к себе людей. Да и вообще... он не хотел драться.
Не любил он этого, хотя и хорошо справлялся. В детстве, когда все еще было иначе, когда их семья жила в большом красивом доме в престижном районе, отец каждый день уезжал на работу в машине с водителем, а вечером они с мамой смотрели по телевизору репортажи с его дипломатических встреч, у Се Ляня были медали с соревнований по кунг-фу и собственный красный пояс. Это не приносило большой радости, ему не особенно нравилось бить людей тогда, как и сейчас, но он послушно посещал тренировки, стараясь делать все хорошо — быть лучшим во всем. Чтобы отец в своих интервью с гордостью рассказывал о идеальной семье.
Все изменилось в одночасье. Ужасные обвинения против отца, судебная тяжба на несколько лет, во время которой они лишились сначала денег, потом и дома. Они до последнего старались держаться, даже когда совсем обнищали и стали изгоями — прежний круг не принимал их, потому что они были бедны, равные не могли простить, что когда-то они были богаты. Се Лянь не любил драться, но в новой школе ему приходилось это делать почти каждый день — он побеждал обычно, и не сразу понял, что это не отваживает, а только усиливает ненависть одноклассников. Они становились злее и злее, и однажды, пытаясь отбиться, он сломал одному из них ногу.
Разумеется, его выгнали из школы — тогда он еще ужасно об этом переживал: как же, выпускной класс, а у него даже справки не будет? Он пытался защищаться, оправдываться, искал свидетелей, объяснял... пока не понял, что всем наплевать. Дело не в том, что люди не знают, что их было восемь, а он один, что он защищался, а они нападали. Что они стащили и растоптали в грязи шапку, которую мама неумело связала ему своими руками, украли его рюкзак и утопили тетради и пытались шантажировать какими-то дурацкими фотографиями... Дело было не в том, что они не знали. Они просто не хотели признавать его невиновность. Они мечтали избавиться от него, только и всего.
А хуже всего было разочарование в глазах родителей, когда они узнали о случившемся.
Се Лянь вздохнул и запрокинул голову к дождливому небу. Холодные дождевые капли шлепали по щекам и сбегали влажными, похожими на слезы, дорожками. Не стоило об этом вспоминать. Родителей не было в живых давно, он успел смириться с этим. Так же, как с отсутствием образования, дома, постоянной работы. Первое время, когда ему еще было, где жить, он подрабатывал в приличных местах: уборщиком в кинотеатрах, мойщиком посуды в кафе. Но лишившись дома он лишился и права на нормальную работу. Никто не хотел нанимать бродягу, мало ли какая зараза прилипнет.
Се Лянь не обижался, он все понимал. И новое положение свое принимал стойко. Были бы руки и ноги, а работа найдется, думал он, и поскольку руки и ноги его пока были в порядке, то и на пропитание заработать до сих пор удавалось.
Сегодня его выбор — жестянки.
— Приступим? — сам себя спросил он, поправил за затылке узел, в который завязал грязные, отросшие до неприличия волосы, повыше подтянул воротник свитера, так, чтобы спрятать под ним несвежие бинты на шее и направился вдоль по торговой аллее, останавливаясь у каждой урны и с интересом изучая ее содержимое: в одной руке большой полиэтиленовый пакет, другая в кармане, бережно поглаживает недоеденную половинку маньтоу в промасленной бумаге.
Дождь и не думал прекращаться. Прохожие, все такие же безразличные к происходящему, бежали, не сбавляя скорости. И поэтому, наверное, Се Ляню так бросился в глаза один. Бредущий в такой ранний час медленной, развязной походкой, словно спешить ему было совсем некуда. Спортивная куртка, веселый, блуждающий взгляд. Жестянка в руке, которой он болтает так свободно, словно она уже почти пустая.
— Простите! — окликнул Се Лянь. И когда прохожий посмотрел на него, быстро поклонился. — Извините. Это ведь пустая банка? Она вам больше не нужна?

Отредактировано Xie Lian (2021-04-21 19:37:44)

+3

40

— mo dao zu shi —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1871/187971.gif

jiāng chéng [цзян чэн]
молодой глава ордена Юньмэн Цзян, надиратель жоп, ломатель ног, мистер "Закатанные глаза 2020",
брат, братюня, братишка, бро

Я знаю, что ты вечно горишь на работе. У тебя же орден. И накладные на рис лежат не заполненные, и строителям нужно ТЗ раздать, и художникам сто раз показать, где и как рисовать лотос. Младшие адепты не умеют держать в руках оружие, старшие - думают, что умеют. Всех нужно постоянно всему учить, а еще этот чертов племянник! Нет, ты, конечно, его очень любишь, я знаю. Ты и меня тоже любишь, просто никогда не скажешь об этом вслух, но это ничего, я привык, друже. Я знаю, что у нас было множество проблем, еще больше травм - общих и своих, личных. Но ведь мы уже все давно выяснили и поняли, верно? Простили и приняли. И если вдруг ты устанешь ловить на пристани продавцов пшеничных лепешек, торгующих без лицензии, устанешь от бесконечной волокиты со свитками и нудных советов заклинателей - я всегда жду тебя. Пойдем ловить фазанов, брат.


дополнительно:
Могу, умею, практикую любые формы альтернатив, модерн аушек, флешбэков, приквелов, вбоквелов и тд. Люблю играть и стекло, и веселый треш. Стараюсь делать это часто и качественно, ну и ты не пропадай. А то, знаешь, как это бывает, месяц эпизод висит - и уже и успеваешь забыть, чего ты там в нем вообще хотел сказать. Каст у нас классный. Да блин, чего я рассказываю, просто тащи сюда свою Юньмэнскую задницу уже! Вино стынет.

пример игры;

— Про дочку старика Бан слыхал?
— Это про ту, которая еще, ну, — тучный мужчина с тяжелыми, отвисшими щеками выразительно крутит пальцем у виска, — Странная немного?...
Его сосед по столу согласно кивает, наклоняется поближе к собеседнику и доверительно шепчет:
— Уж третьего дня, как пропала без вести. Старик места себе не находит, лавку забросил, из дома не выходит. За хозяйством старший сын следит, да без толку, вся семья горем убита.
— Как же не горевать! — восклицает тучный мужчина и залпом опрокидывает в себя чарку с крепленым вином.
Даже когда оба собутыльника стараются говорить тихо, Вэй Ин отчетливо слышит каждое слово. Он удачно расположился в углу таверны за соседствующим с крестьянами столом и теперь совмещает приятное с полезным: завтракает и собирает последние новости.
— Девчушка, хоть и с приветом, да славная была. Тихая, скромная, семье помогала...Кабы не глаза ее эти, — крестьянин наглядно демонстрирует то, что он считает недугом, прижав пальцами веки на обоих своих, и без того, широко распахнутых глазах, тянет во все стороны. Взгляд у него становится шальной и пугливый, — Была бы кому отличной женой. Но теперь уж и не будет, видать.
— Помянем.
Тучный товарищ наполняет чарки — свою и друга, хмурит редкие брови и качает головой.
— Проклятый Старейшина Илин! Да чтоб пусто, этому демону, было. Мало оказалось ему девиц из Медовой деревни, так теперь и к нам сунулся!
Вэй Ин хмыкает, отщипывает пальцами кусочек от лепешки и тут же забрасывает себе в рот.
Крестьяне долго пьют, тихо поносят, на чем свет стоит, Старейшину Илин, верховного заклинателя, экономическую и политическую ситуацию в стране, и Вэй Ину надоедает их болтовня. Он доедает свой скромный завтрак, бросает на стол монету и покидает таверну, надвинув доули пониже на лоб. Портреты Мо Сюаньюя еще не успели развесить в каждой крохотной деревеньке, и Вэй Ину удавалось сменить место пребывания еще до того, как жители могли бы начать узнавать его в лицо, но привычка держаться с осторожностью осталась еще с периода буйств клана Вэнь. Теперь, тихонечко ступая через людные улицы, Вэй Ин ведет себя скрытно и внимания не привлекает. Он пересчитывает оставшееся в кошельке серебро прямо на ходу, коротко вздыхает и плотно завязывает тонкие тесемки, опасаясь за каждую монету. С тех пор, как он бежал из храма, денег оставалось все меньше и меньше, хотя Вэй Ин и не позволял себе транжирить без надобности средства Лань Чжаня.
"Краденные средства" — мысленно поправляет себя Вэй Ин, но угрызений совести вовсе не испытывает.
Он долго разглядывает мешочек у себя на ладони, подносит его к лицу и прижимается к тонкой ткани губами. Закрывает на мгновенье глаза, глубоко тянет носом воздух. Раньше этот мешочек источал аромат целебных трав, теперь же льняная материя насквозь пропиталась духом сандала. Вэй Ин улыбается уголками губ и причет кошель за пазуху, поближе к сердцу.
Дорога до Медовой деревни занимает половину дня пешей прогулки, во время которой Вэй Ин делал привалы всего пару раз: чтобы набрать воды у ручья и чтобы полюбоваться надвигающимся грозовыми тучами — пышными, темными и опасными, — теми, что носят в себе вспышки молний. Продолжая свой путь, Вэй Ин размышлял о Цзян Чэне, пока, оставшаяся за спиной гроза, медленно ползла за ним по небу, время от времени напоминая о себе глухими раскатами грома.
Едва ступив на территорию деревни, Вэй Ин понимает, что явился именно туда, куда было нужно. Плотные сгустки темной энергии, запертые двери и ставни, немое напряжение, зависшее в воздухе — каждая деталь шепчет о том, что здесь творятся злодеяния. Вэй Ин не беспокоит редких прохожих с тревожными взглядами, но шагает прямо по следу остаточной темной ци, ведущей его на окраину деревни — туда, куда плотно растущие ветви деревьев не пропускают дневного света.
По лесу Вэй Ин блуждает не менее получаса, тут и там натыкаясь на странности, пока не улавливает среди аромата трав, древесной коры и влажной земли еще один, совершенно не уместный, и до боли знакомый запах.
— Трупы?.. — шепчет Вэй Ин вслух, обращаясь к самому себе, — Вот так удача. А ведь я едва успел порог пересечь...
Количество темной энергии на поляне, которую Вэй Ин находит по запаху, оказывается просто зашкаливающим. Ее потоки опоясывали собой каждое мертвое тело, каждый камень и каждую травинку, и, казалось, бы, даже не была предназначена для того, чтобы навредить. Напряженно осматривая разложенных на земле мертвецов и изучая вырезанные иероглифы, Вэй Ин хмурится. Толща темной ци, окутавшая поляну была добыта посредством ритуала, который проводили здесь нерадивые последователи Старейшины Илин, но никто из них, — Вэй Ин мог поклясться, что в одиночку никто бы не смог произвести такой объем работ, — даже не думал использовать добычу для себя. Щедрая жертва предназначалась только одному и единственному существу во всем целом свете — Вэй Усяню.
Вглядываясь в собственное имя, начертанное кровью на деревьях, Вэй Ин нервно сглатывает. Он спал урывками и очень мало ел вот уже месяц, и теперь, когда колоссальный источник энергии был открыт прямо перед носом, ослабшее тело отзывчиво открывало каналы для поглощения предложенного ему угощения. Вэй Ин облизывает пересохшие губы. Дышит часто и нервно.
Это была бы ужасная потеря и растрата средств, просто рассеять скопившуюся энергию. Люди на земле — уже мертвы, а ритуал забрал все, что было скрыто в их телах, преобразовав в чистую силу тьмы. Вэй Ин мог бы просто забрать все, чтобы жертвы ни были напрасными. Забрать то, что приготовили специально для него.
Он тянет руку к черному сгустку живого подвижного тумана, не видимого глазу простых смертных, касается дымки кончиками пальцев, не поглощая, но изучая плотность и структуру. Завороженно наблюдает, как тени льнут к его рукам, тут же стремясь окутать пальцы, словно ласковые, любящие и податливые змеи. Но едва уловимый звук человеческих шагов заставляет Вэй Ина выпрямиться, сбросить с руки щемящийся к нему черный дым, и шмыгнуть за ствол широкого дерева.
Человек, взошедший на поляну двигается так тихо, что Вэй Ин чудом расслышал его поступь. Вслушиваясь в чужие шаги, он прижимается спиной к твердой поверхности древесного ствола, и напряженно пытается понять, что именно делает незнакомец.
— Во что ты опять вляпался, Вэй Ин...
Тяжелый вздох за деревом заставляет сердце Вэй Ина встрепенуться и ускорить ритм. Он впадает в оцепенение и не может заставить себя шевельнуться вот уж несколько секунд, но отвешивает себе мысленную пощечину. Вэй Ин робко выглядывает из-за ствола, вцепившись мерзнущими пальцами в кору. Он смотрит на фигуру, застывшую на поляне глазами, полными неверия, будто кто-то мог наслать на него злой морок.
— Лань Чжань?..
Вэй Ин хотел крикнуть. Желал позвать громко и радостно, пораженный встречей, но из глотки вырывается только сдавленный шепот.
— О, небеса, ты и правда здесь?..

+5

41

— the scum villain's self-saving system —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1907/877364.jpg
прототип: original&art;

liu qingge [лю цингэ]
Бог Войны пика Байчжань, Великий Мастер Лю
("Глава департамента Уничтожения-Всего-И-Вся бюро Цанцюн" и прочие лестные прозвища)

Шиди Лю, сейчас я обращаюсь к тебе как Шэнь Цзю. Тот самый невыносимый, "паскудный" тип, с которым вы невзлюбили друг друга сразу. Ну тот, который ещё убил тебя в пещере, во время неудачной медитации, воспользовавшись искажением ци. Так вот, а что, если я не убил тебя? И в мыслях такого не держал, несмотря на всю нашу вражду. Что, если я хотел помочь (также, как это потом удалось Шэнь Цинцю, который изменил сюжет) и мне также удалось, только стало известно об этом позже. Поможешь изменить ход событий без вмешательства Системы?
Я это к чему, есть у нас общий на три фэндома Мосян сюжет, с большой заварухой, которую устроит, конечно же, Ло Бинхэ (Бин-гэ!), а поскольку из-за ауры непобедимого ГГ Шэнь Цзю при личной встрече ждёт расчленёнка, а не секс, то моё стремление повысить собственные шансы на выживание должно быть понятно (да-да, чистый расчёт и шкурный интерес, я по-прежнему тот самый подлый Шэнь Цзю и тоже хочу раскрыть собственную глубину оригинального характера и показать, что автор был неправ, и на самом деле многое не то, чем кажется).

Кроме того, параллельно я веду личную сюжетную ветку, которая учитывает все события новеллы "Система спаси-себя-сам для главного злодея" и также пересекается с другими фэндомами Мосян, суть которой заключается в циклах перерождений. Это я к чему, мне очень импонирует проницательность Лю Цингэ, с которой он фактически раскусил Юаня. Я бы хотел это развить и продолжить.


дополнительно:
В общем, приходите играть, как видите, сюжетных и личных планов полно. Размер постов значения не имеет. По личным предпочтениям - третье лицо, максимальная грамотность. По скорости договоримся, я могу подтормаживать, легко пинаюсь, чаще всего на связи.

пример игры;

Заполнение сюжетных дыр в собственной истории неизменно оставалось на уровне всего семидесяти процентов, и ни Система, ни Мэнмо не могли  предложить ничего больше, пока что. Что до ещё одного великого мастера сновидений — по всей видимости Ло Бинхэ не стремился приоткрыть занавес таинственности над прошлым своего учителя. Шэнь Юань задумался, а суждено ли ему ещё хотя бы раз в жизни испытать или почувствовать что-нибудь, не подчиняясь сюжетному квесту.

Как это бывало обычно, он не заметил переход от состояния бодрствования в режим сновидений, только спустя некоторое время интуитивно догадавшись, что окружающая реальность отличается, всё вокруг проступало как будто из тумана, постепенно обретая всё более отчётливые очертания, пока глаза привыкали к полумраку не то жилой комнаты, не то какого-то сарая. Подождав ещё немного и поняв, что здесь ничего так и не будет происходить, Шэнь Юань поднялся на ноги и подошёл к двери, сквозь щели в которой в комнату и пробивались потоки света. Выйдя наружу, он оказался на ничем непримечательной короткой улочке, место, которое не сразу и с большим трудом узнаешь, побывав здесь лишь однажды когда-то давно. Это должно быть одно из "затерявшихся" воспоминаний самого Шэнь Цинцю. Отличалось оно тем, что наблюдать приходилось не со стороны, а от первого лица.
И по-прежнему ничего не происходило. Очевидно, ему надо было двигаться дальше. Попетляв в лабиринте домов, он вышел на более широкую и оживлённую улицу. Привычно всматриваясь в каждого прохожего в поисках того, кто ему нужен в это сновидении — человека "с лицом", он с удивлением обнаружил, что все эти образы этих людей отпечатались в памяти Шэнь Цинцю с предельной точностью. Однако в нём закралось подозрение.

"Эй, Система! Что здесь происходит?"

Появилось диалоговое окошко, показывающее процесс загрузки. Наконец Система торжественно объявила:

[Дополнительное обновление успешно установлено. В расширенном мире вам доступно больше возможностей для улучшения сюжета. В данный момент для вас открыта миссия по активному заполнению {прохождению} сюжетных дыр в прошлом персонажа Шэнь Цинцю. Обратите внимание, что в случае успешного прохождения история героя будет заполнена на 100%, включая "не подлежащие восстановлению" 10%, а также будут начислены сюжетные бонусы другим персонажам.]

Он сам слегка подвис, когда Система разразилась таким распространённым сообщением. Вот те на, то слова не допросишься, то сразу стопятьсот.

"Хорошо. Могу я узнать хотя бы, где я?"

[Вы перенеслись в королевство Саньлэ, в то время, когда Шэнь Цинцю ещё был Сяо Цзю.]

"...??!!"
"Система, что это за непредусмотренное дополнение мира?"

Он готов был поклясться, что ничего подобного в оригинальном романе не было, даже в заброшенных автором в угоду основному сюжету ветках.

Система помалкивала. Шэнь Юань оглядывался кругом. Ну и что он тут должен делать?

Отредактировано Shen Qingqiu (2021-04-26 20:45:43)

+4

42

[icon]https://i.imgur.com/76dBKUl.jpg[/icon]— slavic folklore —
https://i.imgur.com/gElqGYx.jpg
прототип: эдуард лимонов, николай комягин; что? да

koschei the deathless [кощей бессмертный]
неумирающий дед, хтоническое прошлое, подстилка режима, по гороскопу — эхо москвы
пожалуйста, впишите его куда-нибудь к вгтрк

бессмертный это, конечно, преувеличение,
злата осталось не так много, зато чахнешь ты по-старому: дряблое тело, дряхлые руки, тремор, затянутый в пиджак; марья скучает по войне, которой не осталось, кощей — по тому, о чём почти все забыли (и что никак, сука, не умирает).

царевны в сказках постепенно измельчали, красть их, наверное, никакого удовольствия — так по крайней мере думает марья; ей нравилось болтать с кощеем — как с артефактом, доставшимся из прошлого, которое она застала кое-как и на периферии. с приходом царевичей всё ведь пошло по пизде, верно?

кощей знает, что марье нужно (правда, делиться он изначально ничем не собирался). безопасное пространство, обозначенное чужой несвободой — довериться легко, когда говоришь с полумёртвым телом в двенадцати цепях; кощей бравирует мерзостью, угрозами, первые три года, говорят — самые тяжёлые. марье не мерзко и не страшно — любопытно.
в конце-концов, кощей о своих секретах рассказывает вообще каждой пленнице. интересно, блять, почему.

сейчас марья, конечно, смеётся, будто ничего и не было — ни ужаса, ни стыда, так, занятное приключение в подземном царстве, вошли-вышли. сейчас, конечно, не страшно — она уже ничего не боится, потому что везде была; кощея ей почти жалко, и марья думает: помогу.
в понедельник на работу просыпается непривычно лёгкое тело.
— ты так похож, — марья улыбается искренним злорадством, — на кладмена.


дополнительно:
1) не вижу кощея как фигуру однозначно патриархальную, потому что он больше про хтоническое (это не отменяет того, что он же и про старую власть, воровство плохо прибитых к полу женщин итд итп). мне нравится, что они с марьей связаны с колдовством и тем, что уже в прошлом в случае марьи смотрю на матриархат, разумеется, плюс, все эти заигрывания с динамикой власти и переходом из роли жертвы в роль злодея (и так ещё сто раз) дают основу для бондинга. какого рода — решать не одной мне, всякие детали намеренно опускаю, чтобы не навязывать, а обсуждать.
в классический абьюз вас тем более не зову, это скучно. с учётом всратого бэкграунда, мне кажется, можно и на взаимное уважение претендовать, но будут нюансы™.
2) долго думала, к какой умирающей отрасли его вписать, и тв отлично подходит. можно взять вгтрк, потому что чем ближе к нерукопожатности и пропаганде скреп, в которые сами не верят, тем лучше; плюс, марья до недавнего времени тоже работала на вгтрк, так что получится ещё и красиво. если вам по душе что-то ещё — на тв не настаиваю.
3) эту интеракцию вижу в том числе и как взаимную проверку на прочность, потому в качестве реанимации сюжета с десятилетним заточением кощея в подземелье придумала тВиСт с заключением его в молодое тело. а) марья думает, что это забавно, а ей по жизни скучновато и нужен постоянный стимул; б) ну смешно же он дед а тут николай комягин смешно же да ну как нет; в) марья и правда считает, что помогает, потому что какое тв ты ебанулся все уже в интернете молодость це бесценный опыт, от которого кощей непонятно зачем отказывается, а тут уже отказаться не получится, придётся приобретать.
приходите смиряться с тем, что в 21 веке ни кощеям, ни моревнам места на самом деле нет, а адаптироваться у них никогда не получалось - и никогда не хотелось. выводить это во что-то заунывное не предлагаю, но этот бэкграунд мне кажется очень важным. зато вариантов того, как с этим работать, просто дохуя.
посты небольшие, буквы любые, всё по взаимному согласию.
лимонов потому что не дугин

пример игры;

Глаза горбуна, плотные, как бусины, залитые воском, ощупывают Шилова, Прасковью, свежевыкрашенную стену за ними. Время, до этого момента скучающее и податливое, вдруг ожесточается, высыхает в леску, на которую можно успеть нанизать тысячу мыслей и возможных решений. Действий — ни одного. Прасковья стоит, вооружившись заученной с прошлой ночи решительной позой, нагло смотрит куда-то вперёд, не на Лигула, а так, сквозь него, так даже сверху вниз ни на кого смотреть не нужно — просто пренебрегаешь чужим существованием, потому что имеешь право.

Ритуал почтения, затянувшийся на несколько секунд, растворяется в чужой жадности. У Лигула наверняка есть план, подозрение, затаённая ещё с детства обида. Тартар, конечно, учит переступать через это всё, не проживая, а складируя в груди, пока одним утром ты уже не сможешь подняться наверх. Вот и сейчас, конечно, чего ждать. Хватай, потом разберёшь, что проглотил:
— Соскучилась?

Прасковья улыбается. Все знают, что карлик всех ненавидит. Карлик знает, что его ненавидят все. До чего приятное, понятное место.
Точно не по тебе.

Следующую неделю она думает, насколько сильна вера Шилова. Или то, что она могла бы назвать верой — продержит ведь его что-то то время, что Прасковья будет делать большие глаза и ворковать Лигулу проклятия, пока его глаза не замылятся. Может, Шилова кормит безразличие человека, который двадцать лет не видел ничего хорошего и теперь отказывается даже смотреть. От этих мыслей Прасковья тоже злится — в основном потому, что, наверное, не ей это исправлять.

А она бы хотела.
Это тоже злит.

Чтобы позлить Витеньку, затею во время последнего обсуждения она назвала отпуском с приятными бонусами. Смотри, все в плюсе. Я отдыхаю от нищей Москвы. Ты отдыхаешь от меня. С Зигей, правда, пришлось кого-то оставить, и тут Шилов забеспокоился; а после шутки о том, что за Шиловым можно и не возвращаться, ничего не сказал, даже не обернулся (мерзкая, мерзкая манера). В этот момент Прасковья ощутила глухую нежность — так, наверное, престарелые супруги в российских сериалах к концу каждой серии готовы убить друг друга, но спустя полчаса хронометража обнуляются, как полицейский, сознание которого смазано взяткой. Все в плюсе.

— Ничего страшного, голубушка! — может, во рту у Лигула наждачка, может, ею выложена вся ротовая полость, а язык дёргается внутри, как сражённый бессонницей пленник.
Вечно эти его голубушка, дорогуша, сладкая, хорошая, такая, сякая — слипаются все в елейном говоре, варятся в нём, как в масле, потом прилипают к тебе почти что намертво. Карлик уже вышел из комнаты, а ты весь липкий. Прасковья никогда не любила эту манеру, но закрывала глаза, пока выписывали коктейльные вишни и скорая смерть Лигула казалась неизбежной. К чему его менять, если всё равно умрёт.

Прасковья сидит в его приёмной, смотрит на чернильное пятнышко, оставшееся у стола года с 2000 — знакомое, почти сентиментальное; новую привычку Лигула щёлкать языком даже тогда, когда всем в комнате очевидно, что он ни о чём не думает, не узнаёт. Странное дело, конечно — стоило дистанцироваться, и не осталось ничего, кроме периодического омерзения. Раньше было душнее, иногда даже страшно.
— Ну ты и вымахала. Быстрее чужих детей растут только долги нашего тувинского отделения.

Она вспоминает тряпку в груди, приглушённые голоса, ледяные руки Шилова — Лигул на днях сказал, что это всё было, конечно, ради её блага. И вообще он был вынужден — внизу все связаны по рукам и ногам, не Эдем всё-таки. Прасковья отвернулась, потому что манер от неё и не ждут, и быстро переварила желание разворотить грудную клетку, чтобы проверить, на месте ли эйдос.
Может, после очередного убийства свет от них отвернётся.

Она предлагает казнить Шилова: без особой бравады, тихо, мирно, в знак дружбы и возрождения сотрудничества с Тартаром. Хочется предложить Лигулу корзинку с домашними колбасками, но есть подозрение, что отсылку он не оценит. Можно даже сегодня казнить, говорит Прасковья, не разбавляя монотонный голос интонациями — вдруг ещё кто решит, что она этого ждёт. Выйдет подозрительно. Лигул, конечно, отказывается, зато не препятствует визиту.
Ты же знаешь, что я люблю злорадствовать.

Внизу уже не так хорошо, как прежде. Прасковья окидывает горестным взглядом почти-её-владения, сражённые, как и все дорогие сердцу места, временем и коррупцией. Назовите хотя бы одно заведение в России, продержавшееся дольше лет десяти — не сможете.
— Думаю, можно уже сегодня, — на Шилова она старается не смотреть.
Пальцы, сжимающие воображаемый лёд, холодеют.

+11

43

— the scum villain's self-saving system —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1907/326974.jpg
прототип: original&art;

yue qingyuan [юэ цинъюань]
заклинатель, глава школы Цанцюн
"За Шэнь Цзю и Цанцюн стреляю в упор"

Шисюн, кажется, мы задолжали друг другу разговор. Сколько ещё ты будешь спускать мне с рук всё, закрывая глаза буквально на все выходки и прикрывая перед другими, рискуя своей безупречной репутацией. Настолько, что с любого, кто рядом с тобой, снимут самые страшные обвинения, и отпустят на свободу. Ты не потребуешь объяснений, просто ринешься, закрывая собой, под тысячу стрел. Ты столько раз спрашивал, почему я так несправедливо жесток к этому бедному ребёнку. Жизнь вообще жестокая штука, но только ли поэтому? Если бы мы оба не были такими гордыми, возможно ли, чтобы всё было по-другому? Шисюн, приди, спаси меня, спаси мою душу.

Приглашаю в альтернативу оригинального "Пути гордого и бессмертного демона", в которой один единственный разговор может изменить ход истории. Приглашаю, конечно, не только разговоры разговаривать и чаи гонять. Люблю и организовываю экшен. Кроме меня у нас есть Бинхэ (Бин-гэ!), который задаст жару, и ещё мы кроссимся с другими кастами Мосян.
Кроме Шэнь Цзю играю попаданца Шэнь Юаня и веду параллельно личный сюжет с циклами перерождений. Есть предложение раскрыть тему того, куда делся Шэнь Цзю, когда его место занял другой, и в особенности того, как это отразилось на всех на хребте Цанцюн, когда выяснилась правда.


дополнительно:
В общем, приходите играть, как видите, сюжетных и личных планов полно. Размер постов значения не имеет. По личным предпочтениям — третье лицо, максимальная грамотность. По скорости договоримся, я могу подтормаживать, легко пинаюсь, чаще всего на связи.

пример игры;

Шэнь Цинцю с такой силой сжал веер, что костяшки пальцев побелели, но лицо оставалось спокойным, и даже ресницы не дрогнули. Пока ему хватило первого, быстрого взгляда, когда Бинхэ только вошёл. Его появление действительно оказалось неприятным сюрпризом, но было ожидаемо. Так что у лорда пика Цинцзин сейчас куда меньше вопросов, чем у тех, кому он сказал о том, что его лучший ученик сгинул пять лет назад. Разве что, может быть, удивительно стремительный карьерный взлёт в другой школе и смещение старого главы, о чём до сих пор никто не слышал.

Непринуждённым жестом Шэнь раскрыл веер, скрывая от других то, что он хотел сказать Бинхэ, слегка повернувшись в его сторону и скосив глаза.
— Для учителя самый большой успех, которого он может достичь — это успех его ученика, который превзошёл учителя.
Затем он прямо посмотрел на Бинхэ, одним взглядом давая понять, что не обманывается.

Тучи сгущались. Не один Бинхэ с интересом поглядывала на горного лорда. В их обмене любезностями кто-то мог увидеть скрытый подтекст. Захват власти и распространение влияния на другую школу через своего ученика — идея не такая уж фантастическая в мире заклинателей. Вот только каким бы амбициозным ни был Шэнь Цинцю, но не имел к этому прямого отношения. Просто перспективный — он и в Бездне самый перспективный.

— Лорд Шэнь, не вы ли говорили, что Ло Бинхэ погиб?

Возможно, всё-таки лучше было бы, будь здесь сам глава школы Цанцюн. Юэ Цинъюань мог не утруждать себя объяснениями, и никто не вправе был с него их требовать. Шэнь Цинцю, понимая, куда ветер дует, должен был попытаться вывести себя из-под удара, хотя бы репутационного.

— Всё так.
Опустив веер, он повернулся к тому, кто задал неудобный вопрос.
— После падения в Бесконечную Бездну не выживет и сильнейший заклинатель, и до сих пор неизвестно ни об одном таком случае. Бинхэ — мой лучший ученик, и теперь я должен признать, что он обладает уникальным талантом, к которому, как бы не гордился, я не имею отношения, как учитель.

Кажется, Бинхэ успешно подавлял свою демоническую ауру, но всё равно, несмотря на улыбку и плавные речи, его взгляд производил гнетущее впечатление. Навели ли слова Шэня кого-нибудь на мысль о том, что на самом деле стоит за всем этим?

— Глава Ло, а что старый глава дворца Хуаньхуа? Передал ли с вами какое-нибудь сообщение?

Что ж, по-видимому, по крайней мере кто-то из присутствующих, хоть и принял предложенную версию, но попытался ненавязчиво поинтересоваться насчёт подробностей, что обошли стороной почтенное заклинательское сообщество. Шэнь снова раскрыл веер, этот вопрос был адресован не ему.

Отредактировано Shen Qingqiu (2021-05-02 01:34:14)

+3

44

—the scum villain's self-saving system —
https://i.imgur.com/lj98mL5.jpg
прототип: оригианл;

mobei [мобэй]
моя жена! шутка (не шутка)

не верю, что на эту акцию кто-то придет, потому скажу так - просто хочу видеть твою задницу здесь. будешь моей любимой женой. вместо ша хуалинь. можешь приводить своего хомяка, но все мы знаем, что я единственная твоя любовь и это без вариантов. просто отпускаю тебя развлечься.
к ноге, короче.
возвращайся
будем вместе готовить (месть, конечно), а потом ждать, когда она остынет.


дополнительно:
ты красивый, я красивый, ты богатый, я богатый.

от ло бинхэ;

Ло Бинхэ вальяжно вошел в зал, поправляя меч на поясе. Атмосфера была несколько напряженной — многих волновала резкая смеша власти во дворце Хуан Хуа. Впрочем, Ло Бинхэ было все равно, что их волновало. Он испытывал к ним лишь отвращение. Ненависти большинство из них были просто не достойны. Кроме одного. Ло Бинхэ перевел взгляд на учителя. Прикрыв глаза, он улыбнулся, почти с нежностью.

— Горный лорд Шэнь Цинцю, не ожидал вас здесь встретить, — его слова текли словно густой сладкий мед. То, что этот мед привлечет пчел, которые зажалят несчастного слушателя до смерти — это уже второе дело, — Разве это не сбор для глав школ? — он чуть склонил голову, не переставая улыбаться.

Только слепой не увидит, что Шэня всегда уязвляло, что в собственной школе он лишь второй. На самом деле Бинхэ этому радовался. Не только потому, что уже успел обогнать бывшего учителя в должности (впрочем, не только в этом), но и потому что его навязчивого друга не было рядом. Этот Юэ вызывал у Бинхэ все тоже стойкое отвращение. Всегда милый на людях, он позволял Шэнь Цинцю избивать своих учеников. Лицемерие, достойное восхищение.

Бинхэ улыбнулся, обдумывая возможность срезать ему лицо. Будет очень метафорично.

Но об этом позже.

— Я созвал сюда всех, кого посчитал достаточно сильным, — сказал какой-то старик. Какой-то. Бинхэ кинул на него короткий взгляд. Учитель и глава какой-нибудь секты. Без разницы. Но, видимо, организатор этой встречи.

— Вот как. Понятно, — согласился Бинхэ, — в таком случае, полагаю, нужно представиться. Я — новый глава школы Хуань Хуа, Ло Бинхэ, — Бинхэ сложил руки кольцом и поклонился.

Заклинатели зашептались. Бинхэ только коротко хмыкнул. Как и всегда, крысы, любящие слухи. Ничего нового.

Бинхэ сел за столик, выбрав тот, что поближе к учителю. Мельком он осмотрел его. Шэнь Цинцю совсем не изменился — все тот же взгляд, все тот же веер, все та же осанка. Бинхэ, несмотря на все, что чувствовал к нему, вполне мог назвать его красивым. Конечно, измазанное кровью, его лицо станет еще прекраснее. Если Бинхэ решит ему его оставить.

— Горный лорд все также любит чай? — спросил Бинхэ, усмехнувшись и склонив голову, — А вы совсем не изменились...кажется, за пять лет, вы так ничего и не достигли. Какая досада, учитель. — Бинхэ засмеялся ласковым звонким смехом и пригубил немного из чашки. Чай оказался совершенно безвкусным.

Отредактировано Luo Binghe (2021-05-08 14:30:01)

+2

45

— qian qiu / thousand autumns —
или shan he jian xin

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1907/376276.jpg
прототип: original&art;

shen qiao [шэнь цяо]
мастер боевых искусств, бывший глава вершины Сюаньду и лидер секты

Великий герой и лучший ученик легендарного Ци Фэнге, Шэнь Цяо, настоящий даос, достоин восхищения. Мастер Шэнь, моё восхищение абсолютно искреннее, и когда слава о вас достигла другого конца Поднебесной, я, конечно же, захотел познакомиться с вами лично. Ведь, как было сказано, Трактат Солнца ("Стратегия Багрового Ян") привлечёт многих. Другие им прикрываются, чтобы добыть артефакт, являющийся всего лишь примитивным орудием. Тот, кто ищет Бессмертия, знает настоящую цену Трактату.

Шэнь Цинцю также тщеславен, как и многие. Шэнь Юань искренен в своём поиске. Встреча любого из них с таким человеком, как Шэнь Цяо, станет поворотным моментом на этом пути. Приглашаю в межфэндом с "Системой".


дополнительно:
Буду бескомпромиссно честен, хоть и очень жду Шэнь Цяо в игру, вам понадобится знание первоисточника (новелла "Тысяча осеней" - в процессе перевода/дуньхуа "Сердце меча Шаньхэ" - онгоинг) и кое-какое владение темой даосизма, на этом построена история. Заверяю, речь не идёт об уровне мастера-даоса для ролочки, всего лишь более или менее атмосферные посты. Я сам не волшебник и только учусь. \(٥⁀▽⁀ )/
А вот размер постов значения не имеет. Приходите играть, не обещаю заиграть до смерти, сам в меру активен ("в меру" скорее в меньшую сторону ), генерирую идеи и экшен. Если сойдёмся и понравимся друг другу, я бы хотел сыграть для вас Янь Уши, если вы понимаете, о чём я.

пример игры;

Шэнь Цинцю с такой силой сжал веер, что костяшки пальцев побелели, но лицо оставалось спокойным, и даже ресницы не дрогнули. Пока ему хватило первого, быстрого взгляда, когда Бинхэ только вошёл. Его появление действительно оказалось неприятным сюрпризом, но было ожидаемо. Так что у лорда пика Цинцзин сейчас куда меньше вопросов, чем у тех, кому он сказал о том, что его лучший ученик сгинул пять лет назад. Разве что, может быть, удивительно стремительный карьерный взлёт в другой школе и смещение старого главы, о чём до сих пор никто не слышал.

Непринуждённым жестом Шэнь раскрыл веер, скрывая от других то, что он хотел сказать Бинхэ, слегка повернувшись в его сторону и скосив глаза.
— Для учителя самый большой успех, которого он может достичь — это успех его ученика, который превзошёл учителя.
Затем он прямо посмотрел на Бинхэ, одним взглядом давая понять, что не обманывается.

Тучи сгущались. Не один Бинхэ с интересом поглядывала на горного лорда. В их обмене любезностями кто-то мог увидеть скрытый подтекст. Захват власти и распространение влияния на другую школу через своего ученика — идея не такая уж фантастическая в мире заклинателей. Вот только каким бы амбициозным ни был Шэнь Цинцю, но не имел к этому прямого отношения. Просто перспективный — он и в Бездне самый перспективный.

— Лорд Шэнь, не вы ли говорили, что Ло Бинхэ погиб?

Возможно, всё-таки лучше было бы, будь здесь сам глава школы Цанцюн. Юэ Цинъюань мог не утруждать себя объяснениями, и никто не вправе был с него их требовать. Шэнь Цинцю, понимая, куда ветер дует, должен был попытаться вывести себя из-под удара, хотя бы репутационного.

— Всё так.
Опустив веер, он повернулся к тому, кто задал неудобный вопрос.
— После падения в Бесконечную Бездну не выживет и сильнейший заклинатель, и до сих пор неизвестно ни об одном таком случае. Бинхэ — мой лучший ученик, и теперь я должен признать, что он обладает уникальным талантом, к которому, как бы не гордился, я не имею отношения, как учитель.

Кажется, Бинхэ успешно подавлял свою демоническую ауру, но всё равно, несмотря на улыбку и плавные речи, его взгляд производил гнетущее впечатление. Навели ли слова Шэня кого-нибудь на мысль о том, что на самом деле стоит за всем этим?

— Глава Ло, а что старый глава дворца Хуаньхуа? Передал ли с вами какое-нибудь сообщение?

Что ж, по-видимому, по крайней мере кто-то из присутствующих, хоть и принял предложенную версию, но попытался ненавязчиво поинтересоваться насчёт подробностей, что обошли стороной почтенное заклинательское сообщество. Шэнь снова раскрыл веер, этот вопрос был адресован не ему.

+1

46

— grishaverse —
https://64.media.tumblr.com/b37482bea61da0377e53fe96ad42133b/b573c7fc91be28da-41/s500x750/11a5864c2847f27ec392a225dc03affb5d39beec.gifv
прототип: louis garrel, darren criss, young gaspard ulliel or other;

david kostyk [давид костик]
гриш, субстанциал, член Триумвирата Гришей

Давид,
пишу тебе, чтоб достучаться до твоего внимания, ведь я опять не могу поймать твой взгляд.

Скажи, это же дикость - оставлять тебе записку на рабочем месте, когда мы спим в одной постели.

Ты будто пытаешься вернуться в прежнюю жизнь. Я вижу, я чувствую, как тебе опостылели многочисленные советы и военные собрания. Ты хочешь, как раньше, с головой пропадать в работе. Но мы не можем позволить себе былую жизнь. Остается только принять и идти дальше.
Все смотрят на нас с тобой, как на символ единства орденов гришей. И только мы знаем, что идеальная картинка пошла трещинами. Ты стараешься это игнорировать, я едва сдерживаю эмоции. Сколько мы продержимся? И есть ли в этом смысл?
Мы могли бы любить, как раньше, только на расстоянии. Эти идеализированные чувства, черты характера, которые мы додумывали. Ты серьезен и умен, а не холоден и фанатичен. Я, пожалуй, весела и беззаботна, а не нарцисстична, в вечном поиске внимания и одобрения. Да, война изменила нас, но наша суть, самые глубокие страхи и убеждения никуда не сгинули. И лишь теперь мы начали замечать их друг в друге. 

Давид. Каждый раз, когда я пытаюсь заговорить с тобой о тяжелом - ты обнимаешь меня и отвечаешь, что устал.
Давай, наконец, все обсудим?


дополнительно:
Начну с того, что мое видение истории - не аксиома. Все, что было после канона книг, можно обсуждать и менять по взаимной договоренности (со мной достаточно просто договориться). Я готова и в хеппи-энд, и в лютое стекло, и даже разойтись, как в море корабли, если мы решим так повернуть сюжет. Для меня первостепенен не сам пейринг, а история персонажей и достаточно открытый финал. Давид и Женя - люди кардинально разные, и только большая воля автора смогла сделать из них счастливую семью. Мне кажется, на самом деле они бы много конфликтовали и притирались друг к другу после окончания войны.
Внешность так же обсуждаема, как и история. Я готова практически на любой Ваш выбор, единственное - хотелось бы оставаться в концепции "высокий худощавый брюнет", потому что Давиду этот образ идет как нельзя лучше.
Каст у нас большой и очень (ну ооочень) классный. Как писала Инеж: "состоящий из абсолютно отзывчивых людей". Вас ждет добрая половина персонажей, у нас есть что играть, Триумвират нужен сейчас, как никогда. Мы бы очень хотели, чтоб Вы были знакомы с книгами, но если что-то не успели дочитать - мы с радостью подскажем и поспойлерим (кратко и не очень).
Жду сильно.

пример игры;

Все хорошо.
Нет, правда, все хорошо.
В княжестве тихо и весело. Люди работают, гуляют, пьют и любят друг друга. Вопросы решаются вовремя, мужиков не забирают на битвы, погода шепчет.
Вдоль замка бездельно проходятся стражники с пиками наперевес. Кони пасутся в густой траве, два черных волка выжидают среди деревьев. Они чувствуют — что-то не ладится. Но знать это — лишь их участь.
Советники лениво обсуждают дела насущные, вливают в себя свежее поспевшее вино. Мервин отдыхает в своих покоях, храп разносится по гулким коридорам.
Все хорошо...
Дейдра с такой силой сжимает ткань корсета у груди, что белеют костяшки пальцев. Она, как прилежная ученица, любит, чтоб все было четко и согласовано. Ее день распланирован за нее еще до рождения, жизнь протекает ровно так, как ей должно.
И теперь, когда обычное солнечное утро ломает пополам ужасная тревога, княжна теряется. У нее все валится из рук, щемит сердце, а мысли занимает одно имя — Эскель.
Она еще не знает, что произошло, но чувствует — что-то непоправимо плохое. Неохотно ложится спать, с трудом проваливается в черный морок. И там, не справившись с чем-то невообразимо большим и старым, как мир, тонет-тонет-захлебывается в бурных водах.
Дейя просыпается в слезах.
Наутро за завтраком брат кидает на нее косые взгляды. Выглядит княжна ужасно, и он учтиво интересуется:
— Все хорошо?
Ком встает поперек горла.

Все было бы хорошо, если бы не это чертово Предназначение, что связало ее с человеком, которого она не знала. Было бы, коль ему б нашлось дело до своих слов, которые, видимо, чуть больше двадцати лет назад не имели большого веса. Но уж теперь ничего хорошего во всем этом нет.
Дейдра знала, что Эскель погиб, и что-то в тот день в ней тоже умерло. Никто в королевстве не оставил без внимания настроения княжны. Когда все вокруг тихо да гладко, остается лишь обсуждать в корчмах, почему рука Адемейн уже который раз тянется к черным платьям.
Она и сама не знала.
Делала все, что могла, чтоб держаться на плаву.

Дни шли, тревога отступала сама собой и на сердце становилось легче.
Она не сразу осознала, не сразу додумалась, что все еще не кончено. Разобраться в этих странных чувствах было тяжело, при том, что они были при ней с рождения. Намертво вплетены под кожей, под ребрами, а дальше уж где — узнала бы Сабрина при вскрытии, да вот только не посчастливилось ей.
Княжна надела красное платье, и люд вздохнул с облегчением.
А через недели две или три, с трудом уладив все дела, надела тяжелые добротные ботинки, походный плащ, собрала быто и навьючила лошадь.
Пожалуй, для правительницы она была слишком эмоциональной, раз решила оставить все дела на своего брата, чтоб найти едва живого ведьмака.
Хотя, поговаривают, была княжна проклятой. А уж тем проклятым что только в голову не ударит.
Ну вы знаете.

***

Дейдра находит то, что искала, поздно утром, в забытой богами деревушке на краю земли. Чуть дальше шагнешь — там уже живут драконы и людям места нет.
Эскель стоит во дворе какого-то дома, возится то ли с дровами, то ли с сеном — издалека не видно. Княжне чудно видеть ведьмака в простой одежде и без мечей. Она внимательно следит за ним с минуту, а после решается подойти.
Странно, что местные мужики не знают никакого Эскеля да про ведьмаков ничего не слышали. И правда, ей не кажется, деревушка будто не в этом мире находится. Далекая. Потерянная. Замкнувшаяся сама в себе.
Она, пожалуй, могла бы идти обратно, да только жаль проделанной дороги. Сердце уже давно как спокойно, и это видно — ведьмак дышит здоровьем, живее половины здешних кишлачников. Но теперь ее пробирает любопытство, что же мог забыть охотник на монстров в таком тихом селе.
Себя ли?

— Эскель! — окликает негромко, но уверенно. Близко не подходит, будто чувствует, что это не ее территория и ей здесь могут быть не рады.
Волки, оставшиеся неподалеку, незримые глазам здешних, тяжело дышат и выжидают.
Ведьмак поворачивается, но как-то медленно, будто вовсе не свое имя слышит. Взгляд ее мгновенно падает на шрам, пересекающий почти все лицо.
Она тут же камнем врастает в землю и не может пошевелиться, даже вздохнуть. В уголках глаз зарождается что-то очень жгучее и стреляет в самый кончик носа.
"Это сделала я", — даже не догадывается, точно знает, и оттого ей становится так плохо, так противно от своего естевства, что нет сил держать это в себе.
Но она старается. И уже слегка дрогнувшим голосом добавляет:
— Я боялась... что ты погиб.

Отредактировано Genya Safin (Вчера 11:54:02)

+8

47

— grishaverse —
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1903/896213.gif http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1903/28239.gif
прототип: freddy carter;

kaz brekker [каз бреккер]
лейтенант банды Отбросов Кеттердама, человек

Каз Ритвельд. Мальчишка, желающий начать с братом новую жизнь в прекрасном городе.
Мальчишка, переживший чуму Королевской Леди, спасшийся с баржи Жнеца, используя тело брата как поплавок.
Мальчишка, научившийся выживать.

Хладнокровный, безжалостный, сосредоточенный, смышленый не по годам. Он отстраивал свою империю «кирпичик за кирпичиком», желая лишь одного – уничтожить главаря Грошовых Львов, что когда-то стал причиной смерти его брата.

Только он не ожидал, что со временем обрастет важными инвестициями - людьми, готовыми пойти за ним на край света. Или во Фьерду, например. Не ожидал, что азартный игрок и стрелок по совместительству станет ему другом, а девочка-сулийка не только принесет пользу, но и поможет ему отыскать путь назад. К Казу Ритвельду. Мальчику, которому не нужны были перчатки. И который знал, что значит любить.


дополнительно:
Мы играем не по сериалу, хотя Каз там показан очень даже хорошо) Желательно знание канона: хотя бы первой книги («Шестерка воронов»), про вторую, если вы не против спойлеров, расскажем, цитатами закидаем.
У нас есть кое-какой сюжет и большие планы на игру. У меня есть большие планы на игру и развитие отношений (обо всем подробно расскажу, покажу, проведу по эпизодам). Персонаж, как вы понимаете, в пару. Отборное стекло в подарок)
Ждем всем кастом в гостевой с примером поста.

пример игры;

— Я могу помочь тебе.
Именно эти слова сорвались тогда с ее уст, пока она стояла в тени коридора Зверинца, ожидая, когда незнакомый юноша выйдет из кабинета Танте. Да, Инеж следила за всеми посетителями ненавистной женщины, да, подслушивала, и нет, ее совесть никак не комментировала эти поступки. Используя любые лазейки, девушка потянулась за последней. Все клиенты рано или поздно проговариваются. Некоторые даже рассказывают о своих делах, уверенные, что животные, за которых они заплатили, не только никому ничего не расскажут, но и ничего не поймут. И всю эту информацию Гафа могла и хотела выдать молодому интересующемуся человеку, внимательному к деталям.

Тогда он ничего не произнес. А на следующий день заведение павлина осталось позади.

— Нет, — качает головой, зная, что Каз никогда не угадывает, а всегда знает о намерениях своих подопечных. Секунду назад Инеж и правда подумывала о пятой гавани и поменяла курс своих мыслей ровно тогда, когда юноша задал вопрос.

— Никакой связи с Воронами, Отбросами... с тобой, — девушка всмотрелась в черты лица Бреккера, словно запоминая, хотя его образ навсегда остался четким в сознании с того самого момента, когда он ее выкупил, — я смогу организовать побег так, чтобы нас ни в чем не заподозрили, — говорит уверенно, искренне веря в свои силы и возможности. И в силу собранных сбережений, конечно же. Придется вытряхнуть абсолютно все, чтобы подкупить капитана одного из судов, находящихся вне их владений.

— Каз, — как никогда ей хочется подойти  ближе, разрушить эту невидимую стену, возводимую им в отношении любого собеседника, положить руку поверх оголенной ладони, но все, на что решается – вновь напомнить о своем несокрушимом упрямстве, — все пройдет отлично. Где-то там девушка, сделавшая то, что не смогла когда-то я. И так же как ты помог мне, я хочу помочь ей, — делает шажок в сторону окна, еще один, — уже завтра мы вместе забудем об этом недоразумении, а пока – я все сделаю сама, — порывистый ветер доносит последние слова, пока собранное тело девушки ускользает от взгляда.

Она действительно смогла найти шуханку. Со второго раза. Девушка, облаченная в мужскую одежду, забилась в угол между мусорными баками недалеко от третьей гавани. Надо отдать ей должное – спряталась она там, где ее будут искать в самую последнюю очередь – рядом с правительственным районом. Джу – таковым было ее имя – набросилась на Инеж со столовым ножом. Гафа была готова к такому выпаду, поэтому легко парировала удары, уворачиваясь, не вытаскивая собственные клинки. Понадобилось много времени и немалая доля терпения, чтобы убедить Джу, что Инеж пришла помочь. Татуировки Заверинца у сулийки больше не было, но зато неровный шрам от того места, где она находилась, казалось, внушил шуханке доверие.

Передвигаться по крышам было бы выгоднее, но и опаснее. Никаких отсылок к Отбросам, Инеж даже лица своего не показывала, оставаясь инкогнито для беглянки. Никаких лишних слов, просто горячее обещание, что она сделает все возможное, чтобы вывезти ее из города.

Все складывалось на удивление хорошо. Гафа то и дело озиралась по сторонам, опасаясь окриков незнакомцев и людей в форме. Ночь хорошо укрывала двух девушек, направлявшихся к ближайшему порту. В скором времени отчаливало сразу три торговых судна, и с капитаном одного из них Инеж говорила долго, вкрадчиво и добавила к весу своих слов тяжелый мешочек со всеми накопленными ею крюге. Расставаться с этими деньгами было невероятно легко.

— Слушай меня внимательно, — берет ладони Джу в свои, поглядывая ей за спину – погони пока нет, охрана Зверинца еще не добралась до этого порта, но им нужно спешить, — ты отправишься в Равку, и там тебя уже никто не будет искать...
— Поплывем вместе? – обрывает шуханка, вцепившись ледяными пальцами в руки Инеж.

— Я... не могу, — «не могу бросить его», — здесь есть еще незавершенные дела, — обходит девушку и подталкивает ее в сторону судна, — а тебе точно нужно бежать.

Но Джу не двигается с места. В ее поведении что-то меняется, что-то неуловимое, но осязаемое. Она поджимает губы, пряча руки в карманах длинного пальто, и яростно качает головой, приговаривая «нет, нет, мне страшно».

— Возьми себя в руки, — Гафа не сдерживается и хватает ее за локти, и тут шуханка резко подается вперед, округляя глаза от страха.

Острая боль пронзает живот. Инеж отшатывается, ошеломленно осматривая рукоятку ножа, торчащую из ее тела. Отдаленно замечает, что на ней выгравировано павлинье перо.

— Почему?.. – превознемогая боль, хватается за Джу (так ли ее зовут на самом деле?), но встречает лишь пустоту, тихо оседая на мокрый пирс.

— Мне сказали, что ты обязательно придешь, — голос беглянки дрожал, видимо, она отчасти сожалела о своем поступке, — и пообещали больше выходных, если я сделаю то, что сделала.

Прерывисто дыша, лежа на холодной мостовой, сулийка прикрыла глаза. Дополнительные выходные от клиентов Зверинца. Ради такого действительно можно пойти на убийство. Под ладонями пульсирующим потоком собиралась кровь, а в мыслях крутилось лишь одно – Каз был прав. Он был прав.

Отредактировано Inej Ghafa (Вчера 11:59:43)

+5

48

— shingeki no kyojin —
https://i.imgur.com/XwLozyI.png
прототип: да кого хотите, только бы не слишком конвенционально красивая девочка была;

pieck finger [пик фингер]
носительница титана-перевозчика, почётная элдийка, лирическая героиня каждого второго трека митски и просто лучшая девочка фандома (по факту)

это не осознание неожиданное; это никогда осознанием неожиданным не было. пик знает: она настолько полезная, что на зубах скрипит. отпечатывается на черепе, отзывается зудом под кожей. удобная - страшно моргнуть.

выборы даются ей легко, потому что кто-то всегда закрывает одну из дверей. она не хочет, чтобы её отцу было плохо (это естественное, это само собой; она любит его, и кроме него у неё никого нет), она не хочет, чтобы умирал кто-то ещё (внутри титана тепло и тянет собственными запахами, она чувствует себя совсем маленькой и невероятно уставшей, хочет провалиться в сон на все оставшиеся ей годы, не хочет больше пытаться устоять на ногах), она не хочет увидеть в списках погибших кого-то ещё близкого - это не выбор, на самом деле, если альтернатива отнимает последнее человеческое, но у неё нет времени, чтобы задумываться ещё и об этом.

кто-то всегда ведёт её за руку, и она каждый раз оказывается не против - не из природного равнодушия, но потому что она считает: дни в календаре, часы на стенах, оставшиеся ей месяцы. складывает: двадцать четыре плюс двадцать четыре плюс сорок восемь плюс двадцать четыре. сбивается, числа выходят не те, и какая разница, думает устало, если она проводит в титане половину из них, а всё оставшееся время пытается отчаянно вспомнить, как ходить без костылей и разговаривать с людьми нормально. какими должны выходить звуки, как нужно класть язык.

она устала.
пар, куски мяса, цепляющиеся за лицо, тепло, обволакивающее нежно и сжирающее её время до обглоданных костей.
она не испытывает отвращения, но это не её тело.

улыбаться не слишком сложно: она тренируется на марлийских мальчиках (они без ума от неё, и она знает, в чём дело, и это не беспокоит её слишком; считает: минус три года, минус ещё тринадцать месяцев, десяток дней, сотня разбитых часов, она устала, у неё болят ноги, она не помнит, что нужно делать, чтобы они двигались правильно), она тренируется на зике (он хлопает её по плечу, добавляет гордо: как и ожидалось! - и это приятно по-своему, это значит, что у неё есть своя планка, это значит, что она полезная, она выгрызла эту роль чужими зубами и присвоила себе). она тренируется на порко - на нём почему-то выходит особенно легко.

они хорошие люди. по большей части. они убивают людей. с этим легко смириться.
пистолет ощущается в руках непривычно только первый десяток минут - её тело (её тело) всё ещё помнит, как стрелять, её тело всё ещё знает, что делать, когда дьявол поднимает голову и смотрит тяжело в ответ.

страшно хочется закрыть глаза и спрятать лицо в ладонях.
она выдыхает - тяжело и почему-то по-прежнему не сдаваясь.

она устала.
она устала.
слова больше не передают это.


дополнительно:
я женщина простая, и мне хватило двух с половиной взаимодействий в манге, чтобы понять, что вот эту динамику я хочу видеть, развивать и тыкать палкой в любом варианте, потому что они ещё не славные, but the potential, think about the potential. хочу ли я пейринг? да, но, честное слово, не настаиваю. большие планы на сюжет в гордом одиночестве не строю, но хочу игнорировать канон до последнего, поэтому никаких смертей под колоссами, uh-huh, хочу впихнуть ханджи в постканон формата 139, в любой другой постканон, в любое другое развитие сюжетки тоже. пик классная, пик чудесная, и если вы не будете лепить из неё просто славную девочку, сводящуюся к поддержке, я оторву вас с руками.
личное пожелание: давайте моего душевного спокойствия ради притворимся, что пик не около двадцати одного, а она всё-таки постарше и поближе возрастом к зику - то, что это может быть не так, как-то вообще прошло мимо меня в процессе просмотра-чтения, а потом я столкнулась с суровой реальностью фандомных хэдканонов. из информации о себе: писать стараюсь не слишком много и порядка слов 400-700, могу больше, но тогда вам придётся ждать меня долго. от птицы-тройки отвыкла, зато хуярю курсив, где не надо, ну и лапслок больше жалую, но мне не сложно пользоваться заглавными буквами. люблю выливать на соигроков свои абсолютно тупорылые хот тейки и аухи и приносить плейлисты/ассоциации/КАРТИНКИ ИЗ ТВИТТЕРА/етц, так что будьте готовы, ай гес? связаться со мной можно через гостевую или телегу по первому требованию.

из остального:

пик ❤️ перезвони ❤️

пример игры;

Она напоминает ему Мадока особенно сильно, если смотреть снизу вверх.

Корона давит на голову в той же степени, что и её руки на шею — иногда ему снится, как она выжимает из него жизнь старательно и медленно, непременно глядя в глаза; чаще, конечно, — поцелуи в угол губ и арбалеты у горла. Каждое утро его обязательно от себя тошнит и путаются пальцы в алых мантиях.

Проходит три месяца, и этот год начинает казаться ему вечностью.

Кардан смотрит в улыбающиеся глаза Локка, и ему кажется: видит насмешку. Решает: отлично, пускай хоть кому-то здесь будет весело, - топит эту мысль в вине и не смотрит больше в его сторону. Никасия целует ему ладони, но не остаётся с ним дольше необходимого и всегда теперь первая отводит взгляд в сторону. Выносить это оказывается не слишком сложно.

Таракан объясняет ему, куда нужно смотреть и на что обращать внимание; Таракан объясняет ему, как двигаться не нужно, и он наблюдает, смотрит, конечно, но чаще - всё равно на Джуд и как она скалит зубы его страже и повторяет заученное (Верховный король не в настроении; Верховный король плохо себя чувствует; Верховный король может только огрызаться в ответ и прятать хвост под расшитой золотом и кровью тканью), смеётся лающе, прячет руки в чужие карманы - не слишком удачно, но Таракан усмехается полным острых зубов ртом и говорит довольно: в этот раз вышло лучше. Кардан что-то чувствует.

Часть его не против, в самом деле: он ожидал Балекина с ладонями немного мягче, но получает в итоге только связанные за спиной руки и каждую бутылку из королевских запасов - как же приятно, он тянет, что смертные изволят исполнять хотя бы часть обещанного. Она не отвечает.

Смотрит на него с прежним безразличием, и ему кажется - с чем-то ещё, он знает, что с чем-то ещё, но это всё больше тянет на игру света, и он топит и это на дне зеленоватой бутылки тоже. Не развлекается больше с чернилами и поломанными перьями - испытывать к ней ненависть в теории проще, если смотреть на неё постоянно, но он вместо этого чувствует себя уязвимым и жалким. Вместо ненависти чувствует что-то ещё. Джуд прячет руки в карманы камзола и думает, что он не видит — не знает, — Джуд на него вообще не смотрит трезво (запах эльфийских фруктов и кислого вина в воздухе) - исключительно с подозрением или распахнутыми широко от страха глазами. Он наблюдает сквозь полуприкрытые веки и отражения в зеркалах и усмехается себе злобно: он всё равно никому не расскажет, и осознание этого обжигает ему горло. Давит на лёгкие.

Она убила Валериана, и его почти удивляет собственное безразличие по этому поводу. Она может убить и его тоже, но вряд ли станет. Утешает себя этим, думает об улыбке на губах Локка.

От неё несёт потом и чем-то приторным. Вязнет на языке. Кардан больше не задумывается об этом.

Могла бы сказать доброе утро.

— Как скоро, ты думаешь, они решат, что ты спрятала под кроватью мой труп? — тянет гласные и улыбки, смотрит на неё сквозь полуопущенные ресницы. В самом деле не хочет сегодня вставать с постели. — Ты даёшь им такие удачные поводы ворваться сюда с мечами и объявить себя предательницей короны, мне даже ничего не нужно делать.

Она засыпает в его присутствии - это почти рядом с ним.
Сильнее неё он ненавидит только себя самого за мысли об этом.

[status]still standing[/status][icon]https://i.imgur.com/SDHq9i4.png[/icon]

Отредактировано Hange Zoe (Сегодня 00:16:40)

+8

49

— dead by daylight —
http://forumupload.ru/uploads/001a/6d/57/2/791274.png
прототип: whatever floats your boat;

the trickster (ji-woon hak) [трикстер]
вечный к-поп

так тяжело существовать среди посредственности, не правда ли?

цена таланта ни много ни мало — вложенная в раскрученное имя сына жизнь отца, последние семейные сбережения, стёртые голосовые связки и морально истощённая команда. он так привык идти до конца, он так привыкнет идти по головам.

чиун — чуть пресытившийся зверёк, никогда не довольный достаточно, чтобы наконец отстать от этого грёбанного мира. совершенству нет предела, как и нет предела человеческой любви. чиун пьёт жадными глотками и ему всегда мало. наркотик — слишком пошлое, изъезженное слово для абсолюта восхищения, что вызывает привыкание. для него это естественно, как пробежка по утрам, как брошенное "привет" тренеру по вокалу. это необходимо, как маленький прилив серотонина от количества лайков под анонсом концерта. десять правил жизни по эсквайру: если посредственность вполне сносна, когда говорит кратко и по делу, то эйфорию следует изредка разбавлять рутиной.

юнчин свято верит, что подняла его из грязи. отряхнула, дала красивое имя, выставила нарядную фигурку прямо под свет софитов. чиун до поры до времени играет по правилам и с этим раскладом не спорит. спорить, в общем-то, не о чем — оба в сути не правы, оба страдают делюзиями в равной степени, чтобы видеть лишь себя в центре стремительно зарождающейся вселенной. группа, к которой приставляют ныне главную звёздочку, взлетает на глазах: свежо, модно, молодёжно. пугающе. чиун скачет по сцене в пёстрых шмотках, на нём эти ужасные розовые штаны в облипку, а изо рта льётся чужая агония и предсмертный хрип — поёт складно, поёт так, будто и впрямь верит, от первого лица. непривычная к чему-то, кроме попсовой стерильности в пастельных оттенках, толпа заходится в воплях. это ласкает слух. но со временем даже этого становится недостаточно.

понятия личного времени не существует, жёсткая дисциплина. чиун не заложник идеала, он смиренно позволяет себе им быть и восседает где-то наверху — только чего-то не хватает. полного контроля, должно быть? в целом плевать на цвет шмоток и виски под единичку до тех пор, пока сцена позволяет разойтись в зашкаливающем адреналине. чего ему не хочется, так это делить эйфорию на пятерых. пожар в студии оказывается весьма кстати, не правда ли? ты ведь этого хотел, не правда ли? чиун застаёт и вопли, и запах горелой кожи. чиун стоит там и всё видит, лично заклинившие двери не открывает. давая показания полиции, он искренне плачет. ему жаль, ему, чёрт возьми, так жаль — чудовищный несчастный случай, но он продолжит дело группы в знак уважения к бывшим друзьям и коллегам. запах горелой плоти набивается в нос вместе с едва различимой прелостью тумана, на вкус лучше любого мишленовского ресторана. чиун становится героем чартов, узником личной трагедии. фанатки любят пожёстче, чиун учится любить резать вдоль.

сэмпловые эксперименты, опасно граничащие со снаффом; получасовые видео на ютубе с разбором карьерного взлёта и падения; отец, не узнающий талантливого мальчика, которого когда-то воспитывал. последний удар — расторгнутый лейблом контракт. юнчин, скрестившая руки на груди. она осуждает его, она боится его. он рвано выдыхает, сцена не из приятных. он думает: разберётся. он обязательно всем всё докажет, не проронив при этом ни единого слова. теперь он умеет и так. туман скользит за его затылком, обволакивает его пальцы — это приятный отстранённый холод, спокойный, как кладбищенский ветерок.

юнчин боится особенно сильно, когда он заносит нож над её головой. позволить умереть сразу — максимум благодарности, на которую способен чиун. ублюдские сравнения её воплей с последними аккордами вот-вот хлынут из его рта. туман набивается в клочья, похожий на грязную сахарную вату. туман проникает в его уши, давит на барабанные перепонки, через мгновение от его прежнего мира не останется ни звука.

он слышит лишь туман и туман говорит: добро пожаловать домой.


дополнительно:
честно сказать, ситуация примерно такая: если к остальным биографиям манов я ещё способна испытывать однозначное сочувствие или отвращение, то трикстер — просто очень смешное животное ✨ и это прекрасно ✨. доподлинно неизвестно в какой момент метомем про корейца с ножами превратился в серьёзную заявку, но энивей люблю и ненавижу (в игре и вне её). моя интерпретация сущности воистину для сильных духом. но если вкратце, то я позволила себе видоизменить её способы влияния на бедняг, пожираемых (гет ит? параллели.) в туман. это не про богощупальца в небе, это про буквально живой организм (мыслящий, коммуницирующий, испытывающий эмоции), который ищет способы паразитировать на вселенной более продуктивно. с лёгкой руки позволяю ей брать образы из памяти убийц, чтобы теребить ту самую точку ж тьму внутри. соу, предлагаю блуждать по метоснам (такая ли уж случайность тот самый пожар в студии?), тыкать пределы человеческой жестокости и играть в полуденный ужас. буду рада примеру поста в личку, буду рада обсуждать и развивать.

пожалуйста, только не трюкач

пример игры;

Задержи дыхание. Прижми ладонь ко рту, передвигайся тихими плавными шагами до тех пор, пока не отойдёшь на безопасное расстояние. На сколько хватит сил — мозг сигнализирует о недостатке кислорода головокружением; высокое атмосферное давление — и ты в западне собственного неповоротливого уставшего тела; зиму в горах на своих двоих не пережить, к осени стоит перемещаться ближе к равнинам; берегись крутых склонов и шатких камней, запасись водой впрок, не доверяй каждому указателю — кто-то любит плохие шутки. Если сможешь заснуть,
[indent] ВСТРЕТЬ ЕЁ НА БЕРЕГУ.
Простые инструкции к выживанию.

Сэм должен помнить об этом. Лу — не должна.

Иногда она вскакивает посреди ночи: она слышит, как ревут, топают и воют существа, колотят в их дверь. Но у них нет никакой двери и существ он не встречал с момента, когда всё закончилось. Но с тех пор Сэм понимает, что стал отцом очень необычного ребёнка. Он с трудом сдерживает желание выбросить кипу, которое легкомысленно болтается сначала у него, а затем, годами позже, у неё на поясе. Весточка с той стороны, самый последний сувенир. Лу не понимает происхождения этого, забавного и странного в её понимании, предмета, а он готов сделать всё, чтобы она никогда не поняла.

В основном они оседают в предгорьях. Лу развлекается тем, что отыскивает маленькие пещеры, или груды камней, и устраивает среди них импровизированное убежище — ночевать в таких невозможно, но она старательно стаскивает туда палки, листья и всё, из чего Сэм может показательно красиво развести костёр. Вид огня, по её мнению, добавляет красок в их монохромные путешествия. Сэм изредка натыкается на бункеры оставшихся выживальщиков: они с опаской выходят на открытый свет, но что-то в их взгляде меняется всякий раз, когда они встречают человека в форме курьера вне социального буфера хиральной голограммы. Так он налаживает сеть первобытно-общинного обмена: мелкие услуги за еду, тёплую одежду и инструменты. Если он может заснуть,
[indent] НАЙДИ ЕЁ, СЭМ.

Громче всего ветер воет по ночам. К утру тишина возвращается — а вместе с ней ощущение выскобленной черепной коробки. Сэм больше не уходит на берег, невнятные обрывки снов волокут за собой лишь череду образов, которые хаотично отбирает подсознание. Мир вокруг него замер с того самого момента, не несущий в себе никакой цели; то ли жадно ворующий, то ли скрупулёзно добирающий в ладони остатки неположенного времени.

Если бы он мог, то спросил бы у неё. Спросил что? Он так долго шёл и он безумно устал. Рано или поздно, думал он, путь закончится. Но тропа не сворачивает, на горизонте — ничего общего с местом, в которое он хотел бы вернуться. Зачем? Зайди за грань конечной точки, начни понимать: она оставила нас ни с чем. Не просто она. А-м-е-л-и-я. Прекрати бояться её имени, просто произнеси его. Она оставила им мир в искусственно поддерживаемом сознании, в коме, в бреду; в нём они будут беспомощно барахтаться, хлопать ртами, будто рыбы, выброшенные на берег; изредка откликаться на призраков прошлого, замершие в позиции вечного ожидания.

Когда-то давно Сэм уже обманул себя, предположив, что она — лишь жертва фатальной ошибки. Такое же проклятие дитя, ни живое, ни мёртвое. Обманывает ли Сэм себя теперь, предполагая, что Амелия знала куда больше, чем он когда-либо будет в состоянии себе вообразить? Окинь беглым взглядом весь мир, всмотрись в самую его суть. Испугайся. Сделай два шага вперёд. Ошибись. Начни партию заново.

Если бы он мог, он бы--

Лу расталкивает его таким же глухим, серым рассветом. Кипу подрагивает в такт её резвым движениям. Вот в чём кроется недоумённое разочарование Сэма: Столица пришлась ей по нраву. В ней возвышаются интересные бетонные коробки, которых она никогда раньше не видела. И люди, которые радуются ей, словно самому важному, особенному гостю. Лу действительно особенная — Сэм не хочет, чтобы Бриджес считали это своим достоянием. Достижением. Своим средством.

Но Дэдмен, он, разумеется, никогда не спрашивает разрешения. Он просто решает, что курьер, пропавший на шесть лет со своим ББ, — нечто вроде замятой истории, покрывшейся пылью ровно настолько, чтобы считать собственную авантюру не такой уж преступной: Сэм, друг мой, ты цел! Дэдмен нравится Сэму именно тем, что ему достаточно самых банальных подтверждений о хорошем самочувствии, чтобы искренне радоваться за других.

Столица изменилась. Столица осталась прежней. Так действует пустота, предотвращая всякие попытки воспринимать действительность, как нечто, которое можно изменить. Дайхардмэну — Сэм одёргивает собственную память: Джону Блейку Макклейну, нынешнему президенту Объединённых Городов — хватило самообладания не перестраивать кабинет, однако убрать все портреты напоминающие о. Ком? Спрашивать врёт ли себе президент, первой публичной речью полностью отрекшийся от лжи, для Сэма не имеет никакого смысла. Врал ли он себе, когда исполнял её приказы? Врал ли он себе, когда единственный раз ослушался? Если он может спать по ночам,
[indent] ВЕРНИ ЕЁ.

Последняя просьба, говорит Джон. Дружеское одолжение. Побудь с нами ещё немного. Ты же помог Хиггсу тогда, помнишь? Он оказался полезен. Не могу сказать ничего, кроме этого, уж извини. В любом случае, сейчас на счету каждый человек. Но я пойму, если ты вдруг решишь--

Сэм не против. Он позволяет оставить Лу наедине с ними, забрав с собой переговорный маячок.

Его воротит от чувства притворной безопасности. Контакт с — и его воротит от формулировки — живущим миром расслабляет его. Это значит, что когда на него — на них — обрушатся новые удары, он не будет к ним готов. Его дочь ещё слишком мала, чтобы понять, что такое Бриджес. Но она достаточно впечатлительна, чтобы поверить словам человека, открытого каждому — снявшего маску, отринувшего ложь, рассуждающего о будущем. Не сумевшем толком похоронить фантомов прошлого. Хорошего солдата, Джона Блейка Макклейна.

Он этого не допустит.

Столица, замершая в полумареве очередного пустого рассвета. Этой ночью Сэм спит, не видя снов. Зато теперь он точно знает, куда направляется. Что-то про тонкую линюю антиматерии, что-то про давно забытую вражду, насильно рождённую во имя её успеха. Что-то про человека, зашедшего во лжи себе слишком далеко. Однако Сэм не может отрицать, что выжить после выстрела в висок — большая удача. В этом кроется ирония, как и желание жить в решении пустить себе пулю в голову.

Где-то в глубине души он малодушно ожидает, что голос, когда-то давно вызывавший целый шквал ревущего отчаяния внутри, сотворит нечто подобное и сейчас. Сможет привести его в чувство, врезать хлёсткую пощёчину. Выстроить понятную связь, упорядочить хаос: он тебе враг, они — друзья. Но ни одного задетого нерва, никакого удара по сочувствию. Сэм достаёт Хиггса из его же личного ада и приносит в мир очередное достижение Бриджес по сжиганию трупов.

— Некрозис, — резюмирует Сэм, кивая на тело. — Лучше поторопиться, крематорий близко.

Маяк. Связь. Кто-то дёргает за нейроны в голове — на миг Сэму кажется, что это тот, кого он очень ждёт. Кто может ответить ему. Если бы он мог, он бы-- Всё ведёт к смерти, взывает к медленному гниению. Должен ли он говорить об этом прямо? Но одолжение, напоминает себе Сэм. Дружеская просьба. Туда и обратно, ничего сверхъестественного. Ему просто нужны припасы в дорогу.

— Чем ты теперь занимаешься?

Сэм не слепой, даже если наручники заменяют чем-то более благородным. Что-то про пользу обществу, выстраивание Америки заново. Что-то про каждый важен. Сэм травит в себе желание ждать честные ответы на заданные вопросы, но. Если Хиггс может спать по ночам, то
[indent] кого он видит?

Отредактировано The Entity (Сегодня 00:23:49)

+10

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»




Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » вечные акции » разыскиваем повсюду